Роль генерала от кавалерии П.А. Плеве в Лодзинской операции

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье освещено участие в Лодзинской операции генерала от кавалерии П.А. Плеве (1850—1916).

Summary. The article shows the participation of General of Cavalry P.A. Plehve (1850—1916) in the Lodz operation.

ДЕНИСЕНКО Алексей Андреевич — аспирант кафедры истории России XIX — начала XX века Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

(Москва. E-mail: denisenko_alek@mail.ru).

 

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ «НОВОГО ТАННЕНБЕРГА»

Роль генерала от кавалерии П.А. Плеве в Лодзинской операции

 

Наиболее известной победой немецкой армии над русскими войсками в Первой мировой войне является победа в битве при Танненберге в августе 1914 года, в ходе которой была окружена и уничтожена более половины 2-й армии генерала от кавалерии А.В. Самсонова. Воодушевлённые этой викторией, германские генералы стремились повторить успех. Новый шанс провести окружение российских войск немцы получили в ноябре того же года во время Лодзинской операции (29 октября — 6 декабря). По единодушному мнению русских участников войны, значительную роль в срыве «нового Танненберга» сыграл генерал от кавалерии Павел Адамович Плеве.

Его участие в данной операции в отечественной историографии подробно не представлено. Хотя в монографии А.В. Олейникова1, посвящённой пяти малоизвестным русским полководцам Первой мировой войны, обстоятельно изложены биография генерала и его деятельность в ходе войны, но Лодзинская операция описана схематично.

Цель данной статьи — более подробно воссоздать те события Лодзинского сражения, в которых действовала 5-я армия генерала от кавалерии П.А. Плеве, и выявить его подлинную роль в данной операции2.

Лодзинская операция — логическое продолжение Варшавско-Ивангородской операции (15 сентября — 26 октября 1914 г.). Сражение за Варшаву и Ивангород задумывалось немецким командованием как контрнаступление австро-германских войск с целью оттеснения русских армий на восточный берег р. Вислы, чтобы обезопасить от их вероятного вторжения Центральную Германию. Однако русские войска сумели удержать эти города и, получив численный перевес, в начале октября смогли на ряде участков форсировать реку. Первоначально германское командование отвело свои войска на рубеж рек Равка и Пилица, в 70 км от Варшавы, всё ещё надеясь переломить ситуацию. Когда же это не удалось, был отдан приказ отступать за линию границы. Чтобы максимально замедлить движение русских армий, впервые в столь широком масштабе разрушались шоссейные и железные дороги, уничтожались мосты, переправы и средства связи. 18 октября германские войска ушли за линию границы3.

С началом войны генерал от кавалерии П.А. Плеве возглавил 5-ю армию. Изначально она входила в состав Юго-Западного фронта, действовавшего против Австро-Венгрии, но в ходе Варшавско-Ивангородской операции была передана в состав Северо-Западного фронта (командующий генерал от инфантерии Н.В. Рузский). 5-я армия активно участвовала во втором этапе операции, переправившись на западный берег Вислы, между Варшавой и Ивангородом. К 17 октября — тогда директивой Ставки Верховного главнокомандующего русской армией великого князя (вел. кн.) Николая Николаевича (Младшего) преследование германских войск было приостановлено с целью восстановления инфраструктуры и подтягивания тылов — 5-я армия соседствовала на севере со 2-й армией (генерал от кавалерии С.М. Шейдеман, ставший командармом после смерти генерала А.В. Самсонова) Северо-Западного, а на юге — с 4-й армией (генерал от инфантерии А.Е. Эверт) Юго-Западного фронта. Начальником штаба 5-й армии был генерал-майор Е.К. Миллер.

Контрнаступление австро-германских войск в ходе Варшавско-Ивангородской операции сорвало разработанный русской Ставкой сентябрьский план вторжения в Силезию. Теперь, после отступления германских войск с рубежа рек Равка и Пилица на запад, Ставка снова вернулась к идее глубокого вторжения в Германию. В возможность последнего поверил Верховный главнокомандующий вел. кн. Николай Николаевич, принявший добровольный отход противника за его поражение. Командующий германским Восточным фронтом (с 19 октября) генерал-полковник П. фон Гинденбург вспоминал: «В стане неприятеля уже слышалось ликование. По всей видимости, там германское поражение было уже свершившимся фактом»4. Поэтому 20 октября Ставка издала директиву о предстоящем наступлении в Силезию — между Вислой и Судетскими горами — силами 1, 2, 5-й армий Северо-Западного фронта и 4-й и 9-й армий — Юго-Западного.

Из-за разрушения отступившими германцами всей дорожной инфраструктуры русские войска медленно подтягивались к линии государственной границы. Общее наступление было намечено на 1 ноября, поэтому с 20 октября 2-я и 5-я армии оставались на достигнутых рубежах, восстанавливая дороги, организовывая тылы и получая пополнения5. 5-я армия занимала рубеж Петроков — Пржедборж6 и состояла из трёх пехотных корпусов (I Сибирский, XIX и V армейские — с севера на юг) и полутора кавалерийских дивизий (5-я Донская казачья дивизия и Туркестанская казачья бригада).

Чтобы не допустить вторжения русских войск в Познань, немецкие стратеги решили с рубежа Нижней Вислы нанести фланговый удар по 2-й русской армии, окружить её в районе Лодзи и уничтожить. Для этого 9-я германская армия генерала от кавалерии А. фон Макензена с 24 октября быстро перебрасывалась железными дорогами с фронта Ченстохов — Велюнь в междуречье Варты и Вислы (Ярочин — Торн)7.

Германские войска должны были стремительным ударом отбросить неприятеля от Влоцлавска и занять левый берег Вислы до Ловича, чтобы не допустить переправу находившейся на правом берегу реки 1-й русской армии8 на помощь 2-й. Чтобы скрыть от противника свои намерения, германское командование организовало на границе завесу из ландверных частей и кавалерии. Эта мера имела успех — в период подготовки перегруппировка германцев не была обнаружена, и только штаб   2-й русской армии подозревал о сосредоточении немцев в районе государственной границы между Вислой и Вартой9.

Германское командование осознавало, что располагает недостаточными силами. С Западного фронта оно получило лишь кавалерию, поэтому для усиления 9-й армии генерал П. фон Гинденбург и его начальник штаба генерал-майор Э. Людендорф задействовали войска 8-й армии, оборонявшей Восточную Пруссию, а также гарнизоны крепостей Познань, Бреслау и Торн, из которых были сформированы три сводных корпуса10. Общая численность 9-й германской армии достигала 280 тыс. человек при 1440 орудиях. Численность задействованных в Лодзинской операции русских войск была следующей: 1-я армия — 123 тыс. человек при 440 орудиях, 2-я — 158 тыс. при 540 орудиях и 5-я — 85 тыс. при 320 орудиях11.

Операция началась 29 октября, когда 9-я германская армия перешла в наступление. За пять дней боёв немцы оттеснили правофланговые корпуса 2-й русской армии и получили необходимое для манёвра пространство. К вечеру 3 ноября ударная группа 9-й армии уже развернулась на рубеже рек Бзура и Нера — от Орлова до Домбе. Таким образом, германцы вклинились между 1-й и 2-й русскими армиями и разорвали тактическую связь между ними. Вечером 3 ноября П. фон Гинденбург дал указание А. фон Макензену приступить к окружению 2-й русской армии.

Тем временем штаб 5-й армии выполнял директиву Ставки от 20 октября — о глубоком вторжении в Германию. 1 ноября армия двинулась вперёд и достигла линии Щерцов — Сульмержице — Новорадомск — Плавно. 5-я кавалерийская дивизия вела бои северо-восточнее Ченстохова, а Туркестанская бригада осуществляла разведку в направлении на Велюнь12. К полудню 2 ноября войска I Сибирского и XIX армейского корпусов вышли к Варте на участке Осяков — Дзялошин, и их авангарды переправились через реку. Левофланговый V армейский корпус полностью переправился на западный берег Варты и готовился оказать 4-й армии помощь в штурме Ченстохова13.

Но после 14 ч 2 ноября14 пришла директива штаба Северо-Западного фронта, в соответствии с которой 5-я армия должна была изменить направление своего движения в пол-оборота направо (на северо-запад) — на рубеж Верушев — Бржезины (который находился строго на запад от участка Осяков — Серадзь на реке Варта)15. Согласно плану генерала Рузского по отражению наступления 9-й германской армии от 1-й и 2-й армий требовалось нанесение встречного удара. Однако план не соответствовал обстановке и не был выполнен.

Осознав это, командующий Северо-Западным фронтом в 3 ч ночи 3 ноября разослал в армии новую директиву: 5-я армия должна отступить на северо-восток, на линию Пабянице — Петроков и выделить в резерв фронта V армейский корпус16. Директивой штаба фронта предписывалось в течение 3 ноября достигнуть линии Ласк — Каменьск, а в течение 4 ноября — Пабянице — Петроков17. К тому моменту войска 5-й армии удалились от линии Ласк — Каменьск на 55—60 км, и это расстояние необходимо было преодолеть по осеннему бездорожью за одни сутки. Фактически этот форсированный переход осуществить было невозможно, но П.А. Плеве утвердил директиву штаба фронта и предписал 5-й армии к концу 3 ноября выйти на линию Вильковия (южнее Ласка) — Каменьск18. Для прикрытия разрыва между 5-й и 4-й армиями Плеве оставил 5-ю Донскую казачью дивизию. Этот манёвр остался незамеченным для германского командования19.

Тем не менее и второй план генерала Рузского не отвечал изменившейся обстановке и должен был быть изменён, чтобы избежать удара германцев во фланг 2-й и 5-й армий. Поэтому в ночь с 3 на 4 ноября командующий Северо-Западным фронтом издал новую директиву (третий план): 1-я армия должна была наступать по левому берегу Вислы на противника, а 2-я — развернуть к нему фронтом все свои корпуса. 5-я армия двумя корпусами (XIX армейский и I Сибирский) должна была выйти к линии Ласк — Пабянице, прикрывая тыл 2-й армии (V корпус по-прежнему двигался на Петроков для отправки по железной дороге в резерв штаба фронта)20.

В очередной раз 5-й армии предстояло переменить направление движения и форсированным маршем достичь новых рубежей, чтобы компенсировать штабу Северо-Западного фронта время, потерянное им на первом этапе германского наступления. Как и ожидалось, к исходу 3 ноября корпуса армии не смогли выйти в назначенные районы (Вильковия — Каменьск). Бóльшая часть войск достигла их только поздно ночью и к утру 4 ноября, а отставшие части I Сибирского корпуса — лишь к 17 ч21.

Помимо значительного расстояния другие трудности (тяжёлые песчаные дороги, местами болота, многочисленные переправы через реки) привели к утомлению войск, поэтому им давалось время для отдыха и сна22. С получением новой директивы войска выполняли её только после достижения назначенного ранее рубежа. В результате на некоторое время 5-я армия утратила монолитность, и её части разновременно выходили на новые рубежи развёртывания (Ласк — Пабянице)23. Поэтому генерал Плеве предписал войскам начать наступление на следующий день, 5 ноября, но только после окончания сосредоточения всех сил XIX армейского и I Сибирского корпусов24. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Олейников А. В. Успешные генералы забытой войны. М., 2014.

2 Все даты даны по старому стилю.

3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2019. Оп. 1. Д. 95. Л. 4—6; Гинденбург П. Из моей жизни. М., 2013. С. 112; Гофман М. Война упущенных возможностей. М.; Л., 1925. С. 47.

4 Гинденбург П. Указ. соч. С. 113.

5 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 95. Л. 20—23; Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Ч. 2. М., 1923. С. 115.

6 1 ноября штаб 5-й армии прибыл в Петроков из Томашова.

7 Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М., 2014. С. 86.

8 Командующий — генерал от кавалерии П.-Г.К. фон Ренненкампф.

9 Корольков Г.К. Лодзинская операция. М., 1924. С. 19, 20.

10 Гофман М. Указ соч. С. 56.

11 Лодзинская операция. Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914—1917 гг.). М., 1936. С. 15.

12 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 95. Л. 67—69.

13 Там же. Л. 80, 81.

14 Корольков Г.К. Указ. соч. С. 56.

15 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 95. Л. 75—78.

16 Там же. Л. 89, 90, 92—95.

17 Корольков Г.К. Указ. соч. С. 59.

18 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 95. Л. 89, 90; Корольков Г.К. Указ. соч. С. 59, 64.

19 Корольков Г.К. Указ. соч. С. 65, 69.

20 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 95. Л. 110—113.

21 Там же. Л. 119—122.

22 Там же. Л. 123.

23 Там же. Л. 121, 122.

24 Там же. Л. 114.