Подводная лодка проекта 667А

От «Тучи» до «Омнибуса»

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье представлен ретроспективный анализ опыта и основных проблем создания и совершенствования боевых информационно-управляющих систем подводных лодок ВМФ СССР в 1950—1980-е годы.

Summary. The paper gives a retrospective analysis of the practice and main problems involved in the creation and improvement of combat submarine information control systems in the Soviet Navy in the 1950s—1980s.

 

Развитие средств автоматизации управления подводными лодками в 1950—1980-е годы

 

Широкое использование вычислительной техники подняло процессы автоматизации управления подводными лодками и надводными кораблями ВМФ на качественно новый уровень, способствовало созданию корабельных систем управления принципиально нового класса — боевых информационно-управляющих систем (БИУС) — комплексов электронно-вычислительной аппаратуры и других технических средств, предназначенных для автоматизированной выработки рекомендаций по управлению корабельным оружием и маневрированию в целях наиболее эффективного использования боевых и технических возможностей корабля1.

История создания БИУС неразрывно связана с деятельностью руководства ВМФ, прежде всего главнокомандующего Военно-морским флотом — заместителя министра обороны СССР (в 1956—1985 гг.) Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова2. Профессионал широких государственных взглядов, чутко реагировавший на всё новое в науке и военно-морской технике, он сразу оценил перспективы использования вычислительной техники в Военно-морском флоте. Без поддержки главнокомандующего острые дискуссии сторонников и противников БИУС в научном сообществе и центральном аппарате ВМФ могли закончиться не в пользу БИУС3.

С.Г. Горшков
С.Г. Горшков

В соответствии с постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 28 ноября 1955 года «О неотложных мерах по развитию вычислительной техники в Вооружённых силах», подготовленным и принятым по инициативе и при участии академика Академии наук СССР, заместителя министра обороны СССР по радиолокации инженер-адмирала А.И. Берга4, Вычислительному центру (ВЦ) № 2 Министерства обороны СССР (на правах научно-исследовательского института ВМФ) была поставлена задача провести научно-исследовательские работы по обоснованию создания на основе вычислительных машин системы управления Военно-морским флотом, систем управления для подводных лодок и надводных кораблей5.

На начальном этапе обеспечение создания и внедрения корабельных БИУС было поручено 7 отделу (автоматики, телемеханики и вычислительной техники) Радиотехнического управления (РТУ) ВМФ, созданному во второй половине 1950-х годов. Помимо телемеханики отдел обеспечивал заказы и поставки вычислительной техники общего назначения Министерству обороны, а также курировал деятельность ВЦ № 2.

Для подготовки специалистов по вычислительной технике в ВМФ были созданы специальные курсы — краткосрочные (семимесячные) при Военно-морской академии и двухгодичные при Всесоюзном заочном энергетическом институте (ВЗЭИ).

Исследования привели к выводу: автоматизация процессов управления боевой деятельностью кораблей ВМФ может развиваться только на основе цифровой вычислительной техники. Будучи универсальным инструментом для преобразования и обработки информации, одна цифровая вычислительная машина (ЦВМ) может решать задачи разных классов. Работы 1956—1957 гг. показали необходимость исследования возможностей многоцелевого использования ограниченного количества ЦВМ для автоматизации процессов боевого управления подводными лодками6.

Возможности создания БИУС были обоснованы в 1958—1960 гг. научно-исследовательскими работами коллективов ВЦ № 2 и Морского научно-исследовательского института № 17 (МНИИ-1) Государственного комитета по судостроению (ГКС) (с 1960 г. — Центральный морской научно-исследовательский институт — ЦМНИИ, ныне — АО «Концерн “Моринформсистема-Агат”»)8. В результате была обоснована идея создания системы, способной комплексно обрабатывать информацию из различных корабельных источников и представлять её в наглядном виде командиру подлодки (ПЛ), а также решать весь комплекс задач управления боевой деятельностью корабля с применением различных видов оружия.

Основоположниками создания такой системы были офицеры ВЦ № 2 под научным руководством начальника отдела капитана 1 ранга И.А. Семко (впоследствии начальник 24-го Научно-исследовательского института ВМФ, контр-адмирал) и начальника лаборатории капитан-лейтенанта И.А. Чеботарёва (впоследствии капитан 1 ранга, доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии).

Основоположники создания системы.

Как показали исследования, применение БИУС вместо специализированных систем управления снижает массогабаритные характеристики оборудования, повышает надёжность решения задач за счёт уменьшения количества аппаратуры и межприборных связей, значительно сокращает время цикла управления, упрощает снабжение систем запасными частями, повышает эксплуатационные показатели системы управления и улучшает условия работы операторов системы.

Итогом теоретической и экспериментальной работы стало тактико-техническое задание (ТТЗ) на разработку БИУС «Туча».

Дальнейшая судьба разработки зависела от того, будет ли эта тема включена в новое постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о создании систем и приборов с использованием вычислительной техники для Вооружённых сил на очередную пятилетку. Проект плана научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) для включения в постановление должен был получить одобрение Морского научно-технического комитета Главного штаба ВМФ (с 1966 г. — Научно-технический комитет ВМФ, с 1992 г. — Морской научный комитет9). На его заседание были приглашены начальники заказывающих управлений и научно-исследовательских институтов ВМФ. Защита тематики ВЦ № 2 была поручена представителю 7 отдела РТУ ВМФ капитану 3 ранга Д.Л. Сидоренко. На основе аргументации ВЦ № 2 были обоснованы преимущества установки на подлодке одной (единой) комплексной системы и принято решение включить в план НИОКР работы по созданию БИУС для подводных лодок10.

К 1960 году были определены две первые в кораблестроительной программе 1960-х годов подлодки, автоматизацию процессов боевого управления на которых предстояло обеспечить с помощью БИУС, — ракетный подводный крейсер стратегического назначения (РПКСН) проекта 667А и многоцелевая атомная ПЛ проекта 705 — первая в СССР комплексно автоматизированная ПЛ с сокращённой численностью экипажа.

Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 30 мая 1960 года проектирование БИУС «Туча» для РПКСН проекта 667А было поручено МНИИ-1 ГКС. Институт обладал опытом создания разнообразных корабельных систем управления, обычных для того периода, без применения средств цифровой вычислительной техники (ЦВТ) и ЦВМ военного назначения. Главным конструктором БИУС «Туча» был назначен Р.Р. Бельский, лауреат Сталинской премии, опытный специалист, главный конструктор ряда корабельных систем. К её разработке подключились все основные подразделения института. Во втором квартале 1961 года был разработан и успешно защищён эскизный проект БИУС «Туча», через год — технический проект.

Невысокие характеристики элементной базы 1960-х годов (полупроводников, ферритов) не позволили обеспечить одновременное решение всех задач, возлагавшихся на БИУС «Туча». Выход был найден введением различных режимов работы системы. В каждом она решала только задачи соответствующего этапа боевой деятельности ПЛ.

Информация о тактической обстановке и результаты решения задач выводились на устройства наглядного отображения пульта управления (в обиходной лексике подводников — «командирский пульт»), на котором были сосредоточены все органы управления, необходимые командиру для управления ПЛ и применения всех видов оружия. Штурман решал навигационные задачи с пульта, расположенного в штурманской рубке.

В 1963 году была завершена разработка рабочих чертежей, другой конструкторской документации на БИУС «Туча», и все приборы поставочного образца БИУС для ПЛ «К-137» проекта 667А запустили в производство.

На этом этапе создателям системы пришлось преодолеть большие трудности и решить немало сложных проблем. В их числе — задачи комплексной отладки специального математического обеспечения11 (СМО) и соответствующего программного обеспечения системы. Из-за нехватки опыта, ограниченных сроков, отсутствия систем автоматизации программирования (все программы писали вручную в системе команд ЦВМ на огромных полотнах) и скудости вычислительной базы основные из этих задач пришлось решать после монтажа БИУС на стенде. Вопреки всем трудностям монтажа, регулировки и наладки системы на головном РПКСН проекта 667А «К-137» в ноябре 1967 года на нём были успешно завершены государственные испытания БИУС «Туча». В 1968 году приказом министра обороны СССР система была принята на вооружение ВМФ12.

БИУС «Туча» впервые в ВМФ объединила разрозненные контуры управления оружием и техническими средствами в единую систему централизованного управления. Её созданием были решены основные проблемы внедрения на корабли ВМФ средств цифровой вычислительной техники и комплексной автоматизации. Положительные результаты государственных испытаний и последующей эксплуатации БИУС «Туча» полностью подтвердили правильность выбранного Военно-морским флотом направления автоматизации процессов управления оружием и техническими средствами корабля.

Ещё более сложные задачи пришлось решать при создании БИУС «Аккорд» для комплексно автоматизированной подводной лодки проекта 705. Трудности проектирования были вызваны более жёсткими ограничениями веса и габаритов системы (по весу в 4 и по объёму в 3 раза меньше БИУС «Туча»), более значительным по сравнению с БИУС «Туча» объёмом реализуемых задач вследствие повышенных требований к степени автоматизации, а также параллельной разработкой новой системы и всего сопрягаемого с ней оборудования.

Создание БИУС «Аккорд» входило в комплекс важнейших разработок, обеспечивавших проектирование ПЛ проекта 705, под общим научным руководством одного из основателей отечественной атомной промышленности, директора Института атомной энергии (ныне Национальный исследовательский центр «Курчатовский институт»13) академика А.П. Александрова (в 1975—1986 гг. — президент Академии наук СССР)14. Научное руководство созданием систем управления ПЛ проекта 705, которые должны были обеспечить её комплексную автоматизацию, было возложено на академика В.А. Трапезникова, директора Института автоматики и телемеханики Академии наук СССР15 (ИАТ, с 1969 г. — Институт проблем управления АН СССР, ныне — ИПУ имени В.А. Трапезникова Российской академии наук16).

В структуре оборудования, предназначенного для комплексной автоматизации ПЛ проекта 705, условно можно обозначить две многофункциональные части. Первая — БИУС и сопряжённые с ней радиоэлектронные средства наблюдения и связи, навигационный комплекс и системы, обеспечивающие применение оружия. Вторая часть — комплексная система управления техническими средствами (КСУ ТС), включающая подсистемы автоматического и дистанционного управления главной энергетической установкой, электроэнергетической системой, общекорабельными системами, а также систему централизованного контроля и документирования параметров и событий.

Постановка задачи на проектирование системы комплексной автоматизации ПЛ проекта 705, элементом которой была БИУС «Аккорд», способствовала созданию подлодки и предотвратила возражения оппонентов, аналогичные тем, с которыми пришлось столкнуться при создании БИУС «Туча».

Разработку БИУС «Аккорд» выполняло Специальное конструкторское бюро завода имени Кулакова в Ленинграде, впоследствии — Центральное конструкторское бюро (ЦКБ) «Полюс», в тесном содружестве с учёными и специалистами по вычислительной технике ИАТ АН СССР. Главным конструктором БИУС «Аккорд» был назначен лауреат Сталинской и Ленинской премий кандидат технических наук А.И. Буртов. Организация проектирования системы была схожа с применённой при создании БИУС «Туча». Научно-технический контроль (НТК) разработки «Аккорда» вёл 24-й Научно-исследовательский институт ВМФ (24 НИИ) ВМФ17 с участием других НИИ ВМФ. Руководителем группы НТК был капитан 3 ранга А.А. Чехальян. Научно-технический контроль разработки средств ЦВТ вели Л.М. Горенштейн и В.С. Ростовцев. Выполнение требований к математическому обеспечению системы контролировали сотрудники института А.В. Лоскутов, Ю.А. Попов, В.С. Чернов, И.А. Станишевский.

А.И. Буртов

В соответствии с планами строительства и испытаний головной подлодки проекта 705 «К-64» государственные испытания БИУС «Аккорд» завершились в 1971 году, на вооружение ВМФ систему приняли в 1974 году.

Появление нового класса военной техники — боевых информационно-управляющих систем — потребовало провести в ВМФ ряд крупных организационных мероприятий.

В Высшем военно-морском училище радиоэлектроники (ВВМУРЭ) имени А.С. Попова в 1960 году была организована кафедра электронно-вычислительных машин и индикаторных устройств, в 1962 году состоялся первый выпуск офицеров — специалистов по телемеханике и вычислительной технике и начата подготовка специалистов по применению электронных вычислительных машин и автоматизации управления силами флота18. В 1963 году в ВВМУРЭ имени А.С. Попова был организован факультет электронно-вычислительной техники. Соответствующие учебные дисциплины ввели в Военно-морской академии, Высших специальных офицерских классах и других учебных заведениях ВМФ; в Кронштадте организовали военный техникум для подготовки специалистов среднего звена по вычислительной технике.

В экипажи подлодок, на которых предполагалась установка БИУС, были введены штатные электронно-вычислительные группы (два офицера и мичман), в штабах флотов, соединений и объединений — должности помощников флагманских специалистов радиотехнической службы по вычислительной технике.

Поскольку первые выпуски вычислителей 3 факультета ВВМУРЭ имени А.С. Попова были малочисленными, РТУ ВМФ подготовило директиву главкома ВМФ, в соответствии с которой все выпускники этого факультета направлялись для службы только на подлодки, а вычислительные группы надводных кораблей комплектовались офицерами, окончившими гражданские учебные заведения.

Появление БИУС потребовало корректировки учебных программ учебных центров ВМФ, занимавшихся комплексной подготовкой экипажей подлодок. В них вводились новые штатные должности преподавателей и инструкторов. РТУ ВМФ заказывало и поставляло учебные комплекты БИУС «Туча» в ВВМУРЭ имени А.С. Попова, учебные центры ВМФ и Северного флота. Были инициированы НИОКР по разработке комплексных тренажёров, их тематика закреплена за 24 НИИ ВМФ.

Продолжалась подготовка к созданию БИУС для новых проектов подводных лодок. В соответствии с планом основных работ в области военного кораблестроения, утверждённым в 1965 году постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР, было разработано тактико-техническое задание на создание БИУС «Узел» для дизель-электрических подлодок проекта 641Б. Её разрабатывал коллектив Ленинградского конструкторского бюро Научно-производственного объединения «Позитрон» во главе с лауреатом Государственной премии, доктором технических наук, профессором Ф.Г. Старосом19. Он был назначен главным конструктором БИУС.

В 1971 году БИУС «Узел» под шифром МВУ-110 была принята на вооружение подводных лодок проекта 641Б. Её создание стало техническим прорывом. За счёт использования в системе микроэлектроники значительно уменьшены габариты, объём, вес и энергопотребление и во много раз увеличены функциональные и эксплуатационные возможности относительно систем, которые разрабатывали в то время в Министерстве судостроительной промышленности (МСП). Принципиально новые технические решения позволили создать БИУС, которая нашла широкое применение на дизель-электрических подлодках не только отечественного ВМФ, но и военно-морских сил других стран.

Одна из особенностей создания первых БИУС подводных лодок («Туча», «Аккорд», «Узел») состояла в том, что сотрудники 24 НИИ ВМФ не только занимались научно-техническим контролем работ в промышленности, но и были разработчиками алгоритмов информационных и расчётных задач из состава СМО БИУС. В разработке алгоритмов СМО БИУС участвовали и все другие научно-исследовательские институты ВМФ.

По современным представлениям первые БИУС подлодок стали полноценными интегрированными системами, комплексно решавшими широкий круг задач управления боевой деятельностью и применения всех видов оружия ПЛ. БИУС была на подлодке единственной системой с цифровой обработкой данных в условиях отсутствия средств вычислительной техники в других корабельных комплексах и системах.

Несмотря на все решения об автоматизации процессов управления с использованием БИУС, в 1960—1970-х годах в промышленности и ВМФ шла борьба сторонников централизованных систем управления на перспективных ПЛ и их противников, выступавших за специализированные системы.

Проектирование БИУС показало несостоятельность возражений против централизованных систем и возможность преодоления трудностей. Тем не менее сторонники специализированных систем управления постоянно подвергали БИУС критике. Представители промышленности обосновывали свои претензии трудностями создания БИУС как больших систем. Не возражая против БИУС как таковых, разработчики стремились максимально упростить их структуру, в основном за счёт сокращения задач, исключения оценки эффективности, многовариантности. В ряде случаев это удавалось и подрывало престиж систем управления многоцелевого назначения.

Было и третье мнение об идеологии создания систем управления для подлодок, выдвинутое Институтом проблем управления (ИПУ) АН СССР во главе с академиком В.А. Трапезниковым, поддержанное разработчиком БИУС «Аккорд» ЦКБ «Полюс» и 1 НИИ ВМФ. Автоматизацию каждой подлодки предлагалось реализовывать на основе иерархической централизованной системы управления (ЦСУ), включавшей координирующий командирский контур управления, а также системы управления комплексами оружия и вооружения (функциональные контуры управления).

Во всей ЦСУ предполагались как глубокая унификация технических, конструктивных решений, пультов управления, так и централизованная организация создания ЦСУ. Командирский и функциональные контуры управления должны были проектировать и изготавливать на основе общего технического задания на ЦСУ и частных технических заданий на разработку функциональных контуров.

К сожалению, несмотря на схожесть предложенных подходов, ИПУ АН СССР и 24 НИИ ВМФ в то время не смогли выработать единую концепцию создания систем управления для подлодок ВМФ.

Определяющим для дальнейшего развития БИУС подлодок стал 1969 год. По результатам совещания, посвящённого вооружению подлодок системами управления, под руководством заместителя главнокомандующего ВМФ инженер-адмирала П.Г. Котова было принято совместное решение ВМФ и МСП от 27 декабря 1969 года о создании мощных цифровых систем управления в составе навигационного и ракетного комплексов. Соответствующие подсистемы были исключены из состава БИУС, хотя по оценкам специалистов того времени никогда прежде и в последующие годы конструкторы и промышленность не были настолько готовы к проектированию общекорабельных АСУ, как в тот период. Реализация в БИУС соответствующих задач не встретила бы ни технических, ни организационных трудностей.

Первой системой, на которой сказались результаты принятого решения, стала БИУС второго поколения для новых РПКСН проекта 667Б, ТТЗ на которую было разработано в 1965 году. На этих ПЛ устанавливался новый ракетный комплекс с повышенной точностью и значительно большей дальностью стрельбы по сравнению с ракетным комплексом РПКСН проекта 667А. Изменилось и торпедное вооружение. Это потребовало замены навигационного комплекса более совершенным и разработки новой навигационно-связной системы.

Макет БИУС «Туча»

Значительно возросло число задач, которые должна была решать БИУС нового ракетного подводного крейсера. Элементная база, объём памяти и быстродействие БИУС «Туча» не обеспечивали реализацию возросших требований к системе. Для РПКСН проекта 667Б потребовалась разработка новой БИУС «Туча-Б»20. Согласование ТТЗ на эту систему с более чем двумя десятками организаций заняло около двух лет. В апреле 1967 года ТТЗ было утверждено. Разработка БИУС «Туча-Б» была поручена ЦНИИ «Агат». Главным конструктором стал В.В. Стрыгин.

Первоначально, на этапах разработки эскизного и технического проектов, БИУС «Туча-Б» проектировалась по аналогии с БИУС «Туча» как единая система для решения всего объёма задач, в т.ч. управления ракетной стрельбой. После решения руководства МСП и ВМФ от 1969 года систему «Туча-Б» разделили на две автономные — БИУС «Алмаз» и ракетную боевую управляющую систему (РБУС) «Альфа-3», обеспечивавшую применение ракетного оружия. Отход от принципа построения единой корабельной системы, решавшей весь комплекс задач управления стрельбой как ракетным, так и торпедным оружием вёл к увеличению массогабаритных характеристик аппаратуры.

БИУС «Алмаз» создавали на базе новинки того времени — ЦВМ «Азов» с более высокими техническими характеристиками (быстродействием, объёмами памяти и надёжностью).

В последующем, в 1971—1976 гг. на базе БИУС «Алмаз» и РБУС «Альфа-3» с полным сохранением архитектуры и подавляющей части программного обеспечения были спроектированы системы для подводных ракетных крейсеров проектов 667АМ, 667БД и 667БДР. Некоторые отличия этих систем от базовых были вызваны частичным изменением состава вооружения РПКСН, потребовавшим изменения функциональных задач и частичной модернизации приборов сопряжения.

БИУС многоцелевых ПЛ (проектов 671РТ «Ладога» и 670М «Радуга») в тот период создавало ЦКБ «Полюс» на основе технических решений, реализованных в БИУС «Аккорд», от которой они отличались составом задач, соответствовавшим отличиям в вооружении, а также отсутствием требований комплексной автоматизации кораблей.

С начала 1970-х годов стали постепенно проявляться отрицательные последствия принятой решением ВМФ и МСП системы автоматизации подлодок. Стали появляться тенденции дальнейшей децентрализации управления созданием в «разрешённых» упомянутым решением ракетном и навигационном комплексах подсистем со своими ЦВМ. Широким фронтом велись работы по обоснованию автономных схем управления в средствах освещения обстановки, связи и др.

С 24 НИИ ВМФ сняли и вместе со штатными должностями передали в 14 НИИ ВМФ функции обоснования и научно-технического сопровождения разработки БИУС многоцелевых подлодок, а также работы по задачам обработки информации и управления торпедной стрельбой в БИУС ракетных ПЛ. Таким образом, в ВМФ сложилась необычная ситуация: одна организация была ответственной за автоматизацию подлодок, но лишённой сил и возможностей для этого, а другая выполняла эту работу, не отвечая за результаты в целом. Это не способствовало качеству научно-технического сопровождения опытно-конструкторских работ (ОКР) по созданию БИУС для подлодок новых проектов.

Ещё более кардинально был решён вопрос с ЦКБ «Полюс». Задачи проектирования БИУС с него сняли, состав соответствующих подразделений передали в ЦНИИ «Гранит».

Проектирование всех БИУС для подлодок постройки 1970-х годов было возложено на ЦНИИ «Агат». Ряд БИУС для атомных ПЛ стали разрабатывать под шифром «Омнибус» и отнесли к третьему поколению систем этого класса. Работы вели под общим научно-техническим руководством главного конструктора Э.В. Рыкова и его первого заместителя А.И. Трояна.

В 1970-е годы ЦНИИ «Агат» работал над созданием восьми модификаций БИУС «Омнибус». Их предполагали создавать на унифицированных приборах и математическом обеспечении, отличавшихся от проекта к проекту на 35 проц. по аппаратуре и на 5—30 проц. по составу программного обеспечения. Базовой системой ряда «Омнибус» была принята БИУС для многоцелевой ПЛ проекта 671РТМ.

Качественные изменения состояли в разработке принципиально новых задач СМО БИУС. Они должны были обеспечивать подготовку и наглядное отображение данных, необходимых командиру ПЛ для оперативной оценки обстановки и принятия целесообразных решений на маневрирование и применение оружия в реальных условиях боевой деятельности.

Научно-технический контроль разработки БИУС «Омнибус» и «Омнибус-9» для подводных лодок проектов 941 и 949 был поручен 24 НИИ ВМФ, БИУС «Омнибус-РТМ» для подводной лодки проекта 671РТМ — 14 НИИ ВМФ.

Начиная с этапа эскизного проектирования трёх проектов БИУС, сказывалась раздробленность групп научно-технического контроля единого ряда систем для всех проектов подводных лодок третьего поколения. Ситуация усугубилась в 1976 году, когда в 24 НИИ ВМФ был создан Центр специального математического обеспечения, основным назначением которого стала разработка тактических и математических постановок задач для автоматизированных систем управления ВМФ, в т.ч. для БИУС подлодок. С того момента ответственность за специальное математические обеспечение всех БИУС ряда «Омнибус» возлагалась на 24 НИИ ВМФ, а за разработку БИУС «Омнибус-РТМ» в целом — на 14 НИИ ВМФ.

К 1978 году и в ВМФ, и в МСП стало ясно, что такая организация проектирования и контроля работ может привести к недопустимому затягиванию сроков изготовления опытных образцов БИУС «Омнибус». В ВМФ были приняты радикальные меры по объединению подразделений, занятых различными аспектами обоснования и создания БИУС. Во исполнение приказа главнокомандующего ВМФ от 27 ноября 1978 года 24 НИИ ВМФ принял от 14 НИИ ВМФ весь комплекс работ и исследований по тематике БИУС. В 24 НИИ ВМФ было создано специальное подразделение — управление корабельных автоматизированных систем управления (АСУ).

В соответствии с распоряжением руководства ВМФ работы по созданию БИУС ряда «Омнибус» для атомных подлодок 3-го поколения вели в рамках военно-научного сопровождения (ВНС). В группы ВНС были включены сотрудники 24 НИИ и других научно-исследовательских учреждений ВМФ.

Чтобы не срывать сроки сдачи подлодок, руководство МСП и ВМФ приняло ряд совместных решений о поэтапной сдаче задач СМО БИУС. Они сыграли положительную роль. В апреле 1983 года разработанные БИУС с полным программным обеспечением успешно выдержали государственные испытания на головных подлодках проектов 949, 671РТМ, 941 и после них были приняты на вооружение ВМФ. В следующие два года были успешно завершены государственные испытания БИУС ряда «Омнибус» для подводных лодок ещё пяти проектов.

Одновременно с их созданием модернизировалась БИУС «Узел» для дизель-электрических подлодок. В 1984 году после успешных государственных испытаний был принят на вооружение улучшенный вариант БИУС «Узел» (МВУ-110М) для ПЛ проекта 877.

Анализ опыта создания и эксплуатации БИУС подводных лодок 1-го, 2-го и 3-го поколений показал: традиционный подход к автоматизации процессов управления на ПЛ вступил в противоречие с требованиями времени и условиями боевых действий на море. Достижения науки и техники значительно расширяют возможности и позволяют повысить степень автоматизации процессов управления подводными лодками, усовершенствовать математическое обеспечение их автоматизированных систем управления, широко внедрять методы и способы моделирования боевых действий подлодок.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробнее см.: Боевая информационно-управляющая система (БИУС) // Военная энциклопедия (ВЭ) в 8 т. Т. 1. М.: Воениздат, 1997. С. 495; Боевая информационно-управляющая система // Портал Министерства обороны РФ: http://encyclopedia.mil.ru.

2 См.: Горшков // ВЭ. Т. 2. М.: Воениздат, 2004. С. 463; Горшков // Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ): https://bigenc.ru.

3 Кириллин С.Н., Старцев Г.В. и др. Роль центральных органов ВМФ в создании корабельных БИУС и их внедрении на флотах // Страницы истории создания информационно-управляющих систем АПЛ (в воспоминаниях ветеранов НПО «Агат» и ВМФ): сборник статей. СПб.: Политехника-сервис, 2014. С. 30—39.

4 Берг // ВЭ. Т. 1. С. 435.

5 70 лет дорогой побед и свершений. М.: Оружие и технологии, 2012. С. 238—279.

6 Лоскутов А.В. Теоретические исследования в ВМФ по созданию БИУС РПКСН проекта 667А // Страницы истории создания информационно-управляющих систем АПЛ… С. 41—45.

7 Новиков Е.С. Теоретические и экспериментальные исследования в обеспечение создания боевых информационно-управляющих систем подводных лодок // Роль российской науки в создании отечественного подводного флота. М.: Наука, 2008. С. 473. Интернет-ресурс: http://elib.biblioatom.ru.

8 История создания // Сайт АО «Концерн “Моринформсистема-Агат”»: https://www.concern-agat.ru.

9 Хитриков В.А., Шитиков Е.А. Научно-технический комитет ВМФ: история создания и его роль в организации кораблестроения // Интернет-ресурс: https://flot.com.

10 Сидоренко Д.Л. Работы в ВМФ и промышленности по созданию БИУС «Туча» // Страницы истории создания информационно-управляющих систем АПЛ… С. 46—62.

11 Математическое обеспечение автоматизированных систем управления (МО АСУ) — совокупность математических методов, моделей и алгоритмов для решения ряда задач и обработки информации в АСУ с применением вычислительной техники. МО АСУ подразделяют на общее (ОМО) и специальное (СМО). ОМО предназначено для эффективной организации вычислительного процесса и использования технических средств АСУ, обеспечения работы оперативного состава органов управления, организации взаимодействия с другими АСУ, выполнения различных типовых функций обработки входных и выходных сообщений, автоматизации разработки программных изделий. СМО предназначено для повышения эффективности и качества решения задач управления, связанных с оценкой обстановки, планированием использования сил, средств и оружия, организацией выполнения планов (задач), доведением команд, боевых распоряжений, сигналов до управляемых объектов и контролем их выполнения. См.: Военно-морской словарь. М.: Воениздат, 1989. С. 239.

12 Мошков А.А. 60 лет по пути научно-технического прогресса. Ч. 3. Автоматизированные системы управления для ПЛ и НК ВМФ. М.: ФГУП «НПО “Агат”», 2004. С. 124—186.

13 О Центре // Сайт НИЦ «Курчатовский институт»: http://www.nrcki.ru.

14 Александров // БРЭ ЭВ.

15 Алексеев Ю.В., Блинов Ю.П. Корабельные автоматизированные системы управления // Российская наука — Военно-морскому флоту. М.: Наука, 1997. С. 352—356.

16 Проблем управления институт // БРЭ ЭВ.

17 Ныне Научно-исследовательский институт (оперативно-стратегических исследований строительства ВМФ) Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова». См.: Научно-исследовательский институт (оперативно-стратегических исследований строительства ВМФ) ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» // Портал Министерства обороны РФ: https://ens.mil.ru.

18 Бахров С.В. История зарождения и развития факультета БИУС // Сайт «Факультет боевых информационных управляющих систем надводных кораблей и подводных лодок»: http://www.facultet3.narod.ru.

19 Гальперин М. Прыжок кита. СПб.: Политехника-сервис, 2010. С. 214. Интернет-ресурс: http://lit.lib.ru.

20 Сидоренко Д.Л. Указ. соч. С. 46—62.

ЗАХАРОВ Владимир Львович — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (оперативно-стратегических исследований строительства ВМФ) Военного учебно-научного центра Военно-морского флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 1 ранга запаса, кандидат технических наук.

ЗУБОВ Алексей Геннадьевич — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (оперативно-стратегических исследований строительства ВМФ) Военного учебно-научного центра Военно-морского флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 2 ранга запаса.

ЛЯМОВ Геннадий Васильевич — профессор кафедры Военного института (военно-морского политехнического) Военного учебно-научного центра Военно-морского флота «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», капитан 1 ранга запаса, кандидат технических наук, профессор.