От портного до краскома

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о советском военном деятеле Е.А. Щаденко, его участии в революционных событиях 1905—1907 гг. и 1917 г., Гражданской войне, обороне Царицына, формировании 1-й и 2-й Конных армий, непростых отношениях с С.М. Будённым и К.Е. Ворошиловым.

Summary. The article tells about the Soviet military figure Ye.A. Shchadenko, his participation in the revolutionary events of 1905-1907 and 1917, the Civil War, the defence of Tsaritsyn, formation of the 1st and 2nd Cavalry Armies, uneasy relations with S.M. Budyonny and K.Ye. Voroshilov.

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

 

ЛАЗАРЕВ Сергей Евгеньевич — кандидат исторических наук (Орловская обл., д. Малая Куликовка. E-mail: lasarev2009@yandex.ru)

ГУЛЯЕВ Алексей Александрович — студент заочного отделения 3-го курса исторического факультета Московского педагогического государственного университета

(Москва. E-mail: Krzyzanovsky.1917@yandex.ru)

 

ОТ ПОРТНОГО ДО КРАСКОМА

 

Чем дальше уходят от нас события Гражданской войны в России, тем труднее становится вспоминать её участников. Конечно, знаковые фигуры с обеих сторон, такие, например, как К.Е. Ворошилов, С.М. Будённый, А.И. Деникин, барон П.Н. Врангель, до сих пор, что называется, на слуху, а вот десятки других имён практически стёрлись из памяти, и найти их можно разве лишь в специальных военно-исторических публикациях да в архивах. К последним относится и Е.А. Щаденко, немало сделавший для становления на юге России советской власти и формирования её Вооружённых сил. Правда, в широких массах он и при жизни был не очень известен, оставаясь как бы в тени С.М. Будённого и К.Е. Ворошилова. Более того, за ним прочно закрепился образ малограмотного ретрограда, не разбиравшегося в военном деле и имевшего лишь один «талант» — личную преданность И.В. Сталину и К.Е. Ворошилову. Авторы предлагаемой вниманию читателей статьи попытались сломать сложившиеся стереотипы и показать своего героя в ином свете, по крайней мере на этапе его становления как военного деятеля, участия в Гражданской войне и в годы первого мирного десятилетия.

Ефим Афанасьевич Щаденко родился 12 сентября 1885 года в станице Каменской Донской области (ныне г. Каменск-Шахтинский Ростовской области)1. Однако, по мнению его земляка С.И. Мигулина, местом рождения Е.А. Щаденко могла быть Курнаково-Липовская волость Донецкого округа Области войска Донского, ныне с. Курнаково-Липовка Тарасовского района Ростовской области2. Его отец, Афанасий Сидорович Щаденко, занимался, как тогда говорили, чёрной работой, возил воду, вывозил с дворов мусор и т.п., а мать была подёнщицей3. Известно также, что Щаденко-старший сильно злоупотреблял спиртным4.

По воспоминаниям земляков, Ефим рос бойким, добрым и отзывчивым, проявлял находчивость и изобретательность в детских играх. В возрасте 8—9 лет его отдали в церковно-приходскую школу. Учился он прилежно по всем предметам, кроме «Закона Божия». О преподавателе этого предмета Ефим писал сатирические стишки и рисовал на классной доске его карикатуры, так что нет ничего удивительного, что Е.А. Щаденко успел окончить лишь два класса церковно-приходской школы. Примечательно, что впоследствии он с таким общеобразовательным багажом успешно учился в Военной академии.

Впрочем, и два года учёбы в церковно-приходской школе для Ефима даром не прошли. Его как человека грамотного охотно взял к себе хозяин так называемой портняжной мастерской некто Шапошников, откуда он перешёл в мастерскую Курепкина, поскольку тот выпускал более квалифицированных портных. Здесь, кроме обучения профессии портного, мальчик учился жить. Так, видя постоянное пьянство мастеров, к чему добавлялось и пьянство отца, подросток сделался убеждённым трезвенником. Это сохранилось на всю жизнь5.

По окончании учёбы у Курепкина Ефим перешёл в мастерскую Макарова, где он организовал первую забастовку. Кончилась она тем, что Ефиму Афанасьевичу пришлось покинуть родные пенаты и уехать на Кавказ6. За несколько лет он побывал в Ростове-на-Дону, в Баку, в Пятигорске, где в апреле 1904 года вступил в объединённую организацию социал-демократов7.

Первая русская революция 1905—1907 гг. застала его в г. Баку: он работал в мастерской Наугольнева, затем перешёл в более крупную мастерскую Тумаева. Здесь Щаденко возглавил борьбу рабочих за улучшение условий труда, организовал забастовку, которая длилась около двух месяцев, и требование работников о девятичасовом рабочем дне хозяину пришлось удовлетворить8. Здесь, пожалуй, следует сказать, что куда бы ни забросила судьба Ефима Афанасьевича, он не изменял полученной профессии портного. Так что в крупных рабочих коллективах работать ему не доводилось. Тем не менее искусство агитации масс, видимо, было у него в крови.

Так, вернувшись в 1906 году в Каменскую, он организовал маёвку. Из воспоминаний её участника: «Хорошо сохранилось в памяти организованное Ефимом Афанасьевичем первомайское собрание. Собралось нас человек тридцать—сорок. На берегу р. Северный Донец9, между дамбой и левадой; выставив охрану, Ефим Афанасьевич просто, понятно и толково обрисовал значение первомайских демонстраций пролетариата в борьбе его за свержение самодержавия и капитализма»10.

Осенью 1906 года Е.А. Щаденко приехал в г. Владикавказ, где устроился работать в мастерскую Позина. Поступив на учёт местной большевистской организации, он организовал в портновских мастерских и Апшеронском полку несколько подпольных кружков11. В январе 1907 года их деятельность активизировалась, пришлось даже снимать конспиративную квартиру. Кроме того, Е.А. Щаденко организовал в портновских мастерских союз «Игла», который регулярно проводил забастовки.

Опираясь на созданные подпольные кружки и портновскую «Иглу», Ефим Афанасьевич организовал на Базарной площади массовое открытое первомайское собрание, вернее, митинг. Прибывший заместитель губернатора попросил рабочих разойтись, те согласились, но после того, как дослушают выступавшего в тот момент Е.А. Щаденко. Однако проводившие собственный митинг черносотенцы осуществили провокацию, завязалась массовая драка. После этих событий Е.А. Щаденко как организатору митинга угрожал арест. Пришлось скрываться: через г. Ростов-на-Дону он бежал в Каменскую. Без Ефима Афанасьевича кружки в портновских мастерских во Владикавказе фактически развалились, а в июне 1907 года был разогнан и союз «Игла»12.

Неудачи не сломили молодого революционера. 20 августа 1907 года под его непосредственным руководством в большинстве сапожных мастерских станицы Каменской произошли забастовки. Вышедших на улицы забастовщиков разогнали, а организаторов арестовали. Подвергся аресту и Е.А. Щаденко, но на очной ставке его никто не выдал, и Ефим Афанасьевич был освобождён13.

Но самым ярким событием в дореволюционной истории Каменской, связанным с именем Е.А. Щаденко, стало создание им в 1907 году первого Каменского товарищества портных, работавшего по принципу коммуны. В него вошли четыре частные мастерские, хозяева которых разорились. «Это товарищество на практике наглядно показало возможность организации труда без хозяев», — писал позже земляк Ефима Афанасьевича П. Ерёменко14. Е.А. Щаденко использовал товарищество в интересах революции: вёл среди портных агитацию, устраивал чтения марксистской литературы. Не удивительно, что вскоре он попал в поле зрения полиции, вновь пришлось скрываться. В 1908 году Е.А. Щаденко уехал на станцию Кавказская, а на следующий год по распоряжению окружного атамана генерала Макеева полиция закрыла товарищество15.

На станции Кавказская Ефим Афанасьевич, работая в швейной мастерской, вёл революционную агитацию среди работников депо16. Летом 1910 года его постигло личное горе — умерла мать, а вскоре и отец. Е.А. Щаденко продолжал революционную деятельность, организовывал демонстрации и стачки, выпуск листовок, за что в 1913 году был осуждён к двум годам содержания в крепости17.

Первую мировую войну Е.А. Щаденко в числе других политзаключённых встретил в тюрьме г. Армавира (Краснодарский край). По соседству с тюрьмой располагался запасной драгунский кавалерийский дивизион, в котором нёс службу старший унтер-офицер С.М. Будённый. Трудно сказать, что побудило драгун на этот поступок, но с началом войны, в августе 1914 года они разогнали тюремную стражу и выпустили заключённых. Так Е.А. Щаденко, оказавшись на свободе, познакомился с С.М. Будённым. Удивительно, но никакого наказания драгуны не понесли — их попросту отправили на фронт18.

Февральская революция 1917 года застала Е.А. Щаденко в родной станице, где он развернул широкую агитацию за идеи большевистской партии. Авторитет среди земляков и предыдущая кипучая деятельность сделали своё дело: Каменская организация Российской социал-демократической рабочей партии, изгнав из своих рядов «приспешников буржуазии», в августе 1917 года избрала новое руководство во главе с Ефимом Афанасьевичем и получила новое название: «Каменская организация Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков)» (РСДРП(б))19. Но Е.А. Щаденко занимался не только партийной работой. Он организовывал профсоюзы, кооперативно-промысловые артели, создавал полковой, батальонные и ротные солдатские комитеты в 237-м запасном пехотном полку20. В дни Октябрьской революции Ефим Афанасьевич находился в Петрограде в качестве делегата Второго Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, проходившего 7—9 ноября 1917 года, на котором было создано первое советское правительство — Совет Народных Комиссаров (СНК)21.

По возвращении в Каменскую Е.А. Щаденко организовал из рабочих и ремесленников, а также шахтёров близлежащих районов отряды Красной Гвардии, а когда в станицу стали прибывать казаки-фронтовики, развернул работу по их «большевизации». И в том, что именно в станице Каменской 10 января 1918 года состоялся съезд представителей фронтовых казачьих полков, на котором был избран казачий Военно-революционный комитет во главе с Ф.Г. Подтёлковым и М.В. Кривошлыковым, провозгласивший на Дону советскую власть, есть немалая доля и его труда.

В мае—июне 1918 года красногвардейцы Каменской приняли боевое крещение. Им пришлось отступать из родных мест вдоль железной дороги к Царицыну, отбиваясь от немцев и казаков П.Н. Краснова. В ходе этих боёв Е.А. Щаденко получил ранения в руку и плечо22. В районе станицы Тацинской Ефим Афанасьевич собрал красногвардейцев и предложил идти с ним по волостям Донецкого округа для организации крестьян и беднейшего казачества на борьбу за советскую власть. Согласились не все. Е.А. Щаденко заявил, что трусы могут оставаться. Из воспоминаний одного из красногвардейцев, ушедших с Ефимом Афанасьевичем: «Дойдя до Карпово-Обрывской, тов. Щаденко собрал всех крестьян, стал проводить митинг. Крестьяне заявили ему: “Давай оружие, и мы будем защищать Советскую власть в своём селе”. На это своего согласия т. Щаденко не дал и добавил: “Нужно организоваться воедино и защищать общие интересы пролетариата и беднейшего крестьянства, а не одно своё село. Какой тут нейтралитет и защита вашего села? Ведь придут паны — Ефремов, Греков, Хохлачёв — и сведут с вами расчёты за взятую у них скотину и землю!”. После этого митинга был заметен перелом в настроениях крестьян, в результате чего в наш отряд вступило человек 200. Потом тов. Щаденко поехал по остальным сёлам, расположенным по направлению [станицы] Скосырской»23.

Здесь удалось сформировать целый отряд: одних только крестьян насчитывалось в нём до 2,5 тыс. человек. Но чтобы пробиться в станицу Морозовскую, этих сил оказалось недостаточно. Из-за острого дефицита патронов затяжные бои с белыми грозили поражением. Моральное состояние красногвардейцев падало. Внезапно на помощь пришла неизвестная кавалерия. Вскоре, однако, выяснилось, что эта кавалерия оказалась тоже красногвардейской: её Е.А. Щаденко несколько ранее сформировал из жителей «волостей Грековой, Ефремо-Степановской, Большинской и Голово-Килитвинской»24. Соединившись с кавалеристами, отряд Щаденко с боями проложил себе путь в станицу Морозовскую, далее — к Царицыну.

Здесь 23 июня 1918 года из частей 3-й и 5-й Украинской армий, а также красногвардейских отрядов Донецкого и Морозовского округов была образована группа К.Е. Ворошилова, задачей которой стала оборона Царицына. Е.А. Щаденко принимал активное участие в этих боевых действиях, в ходе которых он вновь встретился с С.М. Будённым, командовавшим бригадой, включённой в состав Особой кавалерийской дивизии, близко познакомился с К.Е. Ворошиловым и И.В. Сталиным. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Автобиография Е.А. Щаденко. См.: Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 37461. Оп. 1. Д. 1. Л. 16.

2 Мигулин С.И. Щаденко Ефим Афанасьевич // Сыны земли Каменской в истории страны. М.: Изд-во ООО «Эль Гранде», 2013. С. 90—92.

3 Воспоминания И.П. Ткачёва о Е.А. Щаденко. См.: РГВА. Ф. 37461. Оп. 1. Д. 156. Л. 25.

4 Письма Е.А. Щаденко к жене и родственникам. См.: Там же. Д. 128. Л. 73, 73 об.

5 Воспоминания И.П. Ткачёва о Е.А. Щаденко. Л. 25 об., 26; Воспоминания Е. Кац о Е.А. Щаденко. См.: Там же. Л. 14; Автобиография Е.А. Щаденко. Л. 16.

6 Воспоминания М.И. Щаденко о Е.А. Щаденко. См.: Там же. Л. 56.

7 Анкета для старых большевиков и ветеранов революции. 12 декабря 1931 г. // См.: Там же. Д. 1. Л. 36.

8 Воспоминания М.И. Щаденко о Е.А. Щаденко. Л. 57.

9 Правильнее — Северский Донец.

10 Воспоминания П. Ерёменко о Е.А. Щаденко. См.: РГВА. Ф. 37461. Оп. 1. Д. 156. Л. 31.

11 Воспоминания М.И. Щаденко о Е.А. Щаденко. Л. 57.

12 Воспоминания Е. Кац о Е.А. Щаденко. Л. 12.

13 Воспоминания И.П. Ткачёва о Е.А. Щаденко. Л. 27; Воспоминания М.И. Щаденко о Е.А. Щаденко. Л. 57 об.

14 Воспоминания П. Ерёменко о Е.А. Щаденко. Л. 31.

15 Там же.

16 Воспоминания М.И. Щаденко о Е.А. Щаденко. Л. 58.

17 Личное дело депутата Верховного совета СССР Ю.П. (Юхима Панасовича) Щаденко. См.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-7523. Оп. 1. Д. 423. Л. 18.

18 Будённый С.М. Пройденный путь. Кн. 1. М.: Воениздат, 1959. С. 12, 13.

19 Воспоминания П. Ерёменко о Е.А. Щаденко. Л. 31 об.

20 Воспоминания И.П. Ткачёва о Е.А. Щаденко. Л. 27 об.

21 Письма Е.А. Щаденко И.В. Сталину. См.: РГВА. Ф. 37461. Оп. 1. Д. 141. Л. 3.

22 Учётно-послужная карта Е.А. Щаденко. См.: Там же. Ф. 40895.

23 Воспоминания Д. Попова о Е.А. Щаденко. См.: Там же. Ф. 37461. Оп. 1. Д. 156. Л. 4, 5.

24 Там же. Л. 5—7.