Особое совещание по обороне государства во главе военно-экономической мобилизации России в 1915—1917 гг.

image_pdfimage_print

Special meeting on the state’s defence, which was at the head of military-economic mobilisation in Russia of 1915-1917

Аннотация. В статье представлена эволюция органов военно-экономической мобилизации России в годы Первой мировой войны. Особое внимание уделено деятельности Особого совещания по обороне государства.

Summary. The article presents the evolution of the organs of military-economic mobilisation of Russia during the First World War. Special attention is paid to the activities of the Special Meeting on defence of the state.

ЭКОНОМИКА И ВООРУЖЁННЫЕ СИЛЫ

 

АЛЕКСЕЕВ Тимофей Владимирович — профессор кафедры социально-экономических дисциплин Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, полковник запаса, доктор исторических наук, доцент

(Санкт-Петербург. E-mail: timofey1967@mail.ru)

 

«НИЧТО НЕ ДОЛЖНО ОТВЛЕКАТЬ МЫСЛИ, ВОЛЮ И СИЛЫ ОТ ЕДИНОЙ ТЕПЕРЬ ЦЕЛИ — ПРОГНАТЬ ВРАГА ИЗ НАШИХ ПРЕДЕЛОВ»

Особое совещание по обороне государства во главе военно-экономической мобилизации России в 1915—1917 гг.

 

Россия вступила в Первую мировую войну без плана военно-экономической мобилизации1. 4 сентября 1914 года был принят закон, который обязал частные предприятия выполнять военные заказы в первоочередном порядке и освободил производителей от ответственности за невыполнение прочих обязательств. В случае уклонения владельца от военных поставок предприятие могло быть принудительно изъято в распоряжение правительства, сырьё и материалы реквизированы2. 17 октября 1914 года постановление правительства определило порядок контроля Военного и Морского министерств за ходом выполнения их заказов3.

Правительство предприняло меры регулирования снабжения промышленности и железнодорожного транспорта топливом и металлами, обеспечения промышленности рабочей силой, организации закупок предметов снабжения армии за границей, финансирования крупных частных предприятий, привлечённых к выполнению военных заказов. Но все эти мероприятия проводились разрозненно, без плана, создававшиеся при этом регулирующие органы ограничивались межведомственными совещаниями, не занимались налаживанием производства.

К концу 1914 года армия столкнулась с серьёзной нехваткой предметов артиллерийского снабжения (снарядов, винтовок, патронов и др.). Военно-политическое руководство страны всё отчётливее понимало необходимость экстраординарных мер для решения проблем снабжения войск. Инициатива исходила из Ставки Верховного главнокомандующего (ВГК).

В январе 1915 года была учреждена Особая распорядительная комиссия по артиллерийской части (ОРК), председателем которой стал генерал-инспектор артиллерии великий князь Сергей Михайлович, его помощником — комендант Кронштадтской крепости генерал-лейтенант А.А. Маниковский, чуть позже (в мае 1915 г.) назначенный начальником Главного артиллерийского управления (ГАУ).

ОРК по положению о ней предназначалась «для установления действительной связи между действующей армией и органами, ведающими изготовлением и снабжением предметами артиллерийского имущества». На ОРК возлагалась обязанность «всеми мерами способствовать обеспечению действующей армии предметами артиллерийского снабжения»4. Но для решения этих задач у ОРК не было необходимых полномочий. Несмотря на великокняжеский статус председателя комиссии, он был поставлен в зависимое положение от военного министра. Сохранялся прежний порядок заготовительных операций через Военный совет, который вызывал справедливые нарекания за чрезвычайный бюрократизм и неоперативность.

Главная проблема заключалась в разрозненности структур, причастных к организации снабжения действующей армии. Работа Ставки ВГК, Совета министров и министерств, в особенности Военного министерства и его довольствующих управлений, ГАУ и ОРК координировалась крайне слабо, исключительно на уровне личных контактов руководителей.

Объективно оценил роль и место ОРК в системе снабжения армии бывший министр торговли и промышленности С.И. Тимашев, заметив, что «сношения второстепенных чинов военного ведомства с отдельными заводчиками не разрешат задачи в намеченном объёме», было «необходимо образование высокоавторитетного учреждения, которое быстро обсуждало бы возникающие вопросы и принимало безотлагательные меры к их разрешению»5.

Идея создания чрезвычайного полномочного органа витала в правительственных, общественных и промышленных кругах, но к решительным мерам приступили только после того, как стала отчётливой угроза катастрофы: весной 1915 года армия столкнулась с острейшим кризисом обеспечения вооружением, он стал главной причиной так называемого великого отступления.

Важную роль в выработке решения об учреждении нового органа сыграл долгие годы проработавший в министерстве торговли и промышленности специалист в области рабочего законодательства В.П. Литвинов-Фалинский. Он стал связующим звеном между военным министром генералом от кавалерии В.А. Сухомлиновым, крупным бизнесом и оппозиционными думскими кругами, выразителем интересов которых был председатель Госдумы М.В. Родзянко6.

В марте 1915 года Родзянко предложил Верховному главнокомандующему великому князю Николаю Николаевичу составить комитет из представителей Думы, промышленности, ГАУ и других ведомств7. 12 мая 1915 года во время очередной поездки в Ставку с В.П. Литвиновым-Фалинским и представителями финансово-промышленных кругов А.И. Путиловым и А.И. Вышнеградским Родзянко встретился с императором8.

Николай II дал согласие на учреждение нового органа, о комплектовании которого 13 мая Верховный главнокомандующий направил военному министру телеграмму9. Круг его задач был обрисован следующим образом: «Для успешного развития поставки снарядов, орудий, патронов и ружей вам предоставляется право привлечения к работе всех частных заводов до реквизиции их запасов и станков включительно, право испрошения и незамедлительного открытия кредитов и, в случае признания совещанием необходимости, отпуска безвозвратных ссуд на оборудование новых мастерских и заводов»10. Тем самым был дан старт военно-экономической мобилизации всей промышленности России.

Первое заседание нового органа — «Особого совещания, образованного по Высочайшему повелению, по усилению артиллерийского снабжения действующей армии» состоялось 14 мая 1915 года под председательством военного министра Сухомлинова. Как видно из названия, первоначально предполагалось ограничить его компетенцию артиллерийским снабжением11, но утверждённое 7 июня 1915 года положение о совещании изменило название, отразив в нём более разноплановую задачу: «Особое совещание для объединения мероприятий по обеспечению действующей армии предметами боевого и материального снабжения»12. Оно получило исключительный статус: «Никакое правительственное место или лицо не даёт Особому совещанию предписаний и не может требовать от него отчётов. Особое совещание подвергается ответственности не иначе, как по усмотрению Государя Императора»13.

Усиления государственного регулирования в интересах обороны требовали не только промышленность, но и другие отрасли экономики. В июле 1915 года Госдума рассмотрела несколько законопроектов о чрезвычайных органах и приняла ряд законов, утверждённых императором Николаем II 17 августа 1915 года. Они предусматривали создание системы экстраординарных органов — четырёх особых совещаний: для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства (сокращённо именовалось Особым совещанием по обороне государства); по топливу при Министерстве торговли и промышленности; по перевозкам при Министерстве путей сообщения; по продовольственному делу при Министерстве земледелия14.

На Особое совещание по обороне государства положение о нём возложило высший надзор за деятельностью всех оборонных предприятий, содействие их переустройству и созданию новых, распределение и контроль выполнения военных заказов на русских и иностранных заводах15. Председатель совещания — военный министр обладал правом приостанавливать выполнение решений других совещаний16. Тем самым было закреплено приоритетное место этого органа в системе особых совещаний и создана возможность для их совместной работы.

Совету министров отводилась роль арбитра и окончательной инстанции для разрешения конфликтов. С июля 1916 года координирующие функции выполняло возглавлявшееся его председателем Особое совещание для объединения всех мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла17.

Особое совещание по обороне государства возглавляли военные министры генералы от инфантерии А.А. Поливанов (до 15 марта 1916 г.), Д.С. Шуваев (до 3 января 1917 г.), М.А. Беляев (до конца февраля 1917 г.), военный и морской министр Временного правительства А.И. Гучков (со 2 марта до 5 мая 1917 г.), инженер, политический деятель П.И. Пальчинский (с 1 июня до 25 октября 1917 г.).

В состав совещания входили представители Госсовета и Госдумы, министерств, Всероссийских земского и городского союзов18, Центрального военно-промышленного комитета с правом совещательного голоса. Решения принимал председатель совещания после обсуждения с его членами или без предварительного обсуждения19.

Основные органы Особого совещания по обороне государства (по состоянию на конец 1916 г.) представлены на схеме. Его деятельность носила многоплановый характер и постоянно корректировалась по мере изменения военно-экономических задач. Постепенно, преимущественно по функциональному признаку складывалась структура совещания. В неё входили комиссии и комитеты, а также районные заводские совещания — исполнительные органы на местах, созданные при местных уполномоченных председателя Особого совещания в целях объединения деятельности заводов и более полного использования их возможностей для нужд обороны. Под контролем заводских совещаний находились работавшие на оборону предприятия в пределах соответствующих районов, на которые была разделена вся территория России20. Местными исполнительными органами Особого совещания были также районные эвакуационные и районные реквизиционно-оценочные комиссии.

Впервые была предпринята попытка планирования заготовительной деятельности довольствующих управлений военного ведомства, спланированы три заготовительные кампании в соответствии с ориентировочными сроками предполагавшегося окончания военных действий: 1 июня 1916 года, 1 июля 1917 года и 1 июля 1918 года. Исходными данными стали нормы снабжения, количество расчётных единиц (подразделений, частей, соединений) и новых формирований родов войск, которые планировалось создать, сведения о типах и убыли в ходе боевых действий предметов довольствия, мощностях производивших их предприятий.

Большое внимание Особое совещание уделяло созданию условий для перевода предприятий на производство продукции военного назначения, прежде всего их финансированию. Приоритетным способом стало предоставление льготных авансов без гарантийного обеспечения. Предполагалось, что гарантией должна быть способность предприятия выполнить военный заказ. Для выдачи аванса заказчик (довольствующее управление военного ведомства) должен был собрать сведения о технической готовности предприятия к выполнению заказа, его портфеле заказов и полученных ранее от казны денежных средствах, а в случае организации нового производства — изучить подробную смету предстоявших работ21. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Военно-экономическая мобилизация — перевод экономики страны с мирного на военное положение в целях удовлетворения потребностей в вооружении, военной технике и других средствах для строительства Вооружённых сил и ведения боевых действий.

2 Особые журналы Совета министров Российской империи. 1909—1917 гг. 1914 год. М.: РОССПЭН, 2006. С. 282.

3 Там же. С. 423.

4 Архив Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВ и ВС). Ф. 12. Оп. 47/1. Д. 1. Л. 10.

5 Там же. Д. 20. Л. 114.

6 Министр торговли и промышленности в 1915—1917 гг. В.Н. Шаховской писал: «Совершенно ясно, что вся эта комбинация была инспирирована Литвиновым-Фалинским, являющимся своим человеком у Родзянки и состоявшим в самых близких отношениях с Сухомлиновым». См.: Шаховской В.Н. Sic transit gloria mundi («Так проходит мирская слава»). 1893—1917 гг. // Русское возрождение. 1997. № 1(66). С. 157.

7 Крупина Т.Д. Политический кризис 1915 г. и создание Особого совещания по обороне // Исторические записки. 1969. Т. 83. С. 63.

8 Куликов С.В. Бюрократическая элита Российской империи накануне падения старого порядка (1914—1917). Рязань: НРИИД, 2004. С. 54.

9 Крупина Т.Д. Указ. соч. С. 63.

10 Журналы Особого совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства (ЖОСО). 1915 год. М., 1975. С. 537.

11 Журнал № 1 Особого совещания… Заседание 14 мая 1915 г. // ЖОСО. 1915 год. С. 1, 2.

12 Положение об Особом совещании для объединения мероприятий по обеспечению действующей армии предметами боевого и материального снабжения // ЖОСО. 1915 год. С. 527.

13 Там же.

14 Сидоров А.Л. Экономическое положение России в годы первой мировой войны. М.: Наука, 1973. С. 90—93.

15 Там же. С. 89, 90.

16 Подряды и поставки по военному ведомству / Сост. В.И. Бакланов. Петроград, 1916. С. 429.

17 Особые журналы Совета министров Российской империи. 1909—1917 гг. 1916 год. М.: РОССПЭН, 2008. С. 308.

18 Всероссийский земский союз помощи больным и раненым воинам и Всероссийский союз городов — общероссийские организации, созданные в 1914 г. с целью помощи в организации тыла для ведения войны. См.: Земский и городской союзы / Советская историческая энциклопедия: В 16 т. (СИЭ) М.: Советская энциклопедия, 1964. Т. 5. Стб. 675.

19 «Особые совещания» // Военная энциклопедия: В 8 т. (ВЭ) М.: Воениздат, 2002. Т. 6. С. 173.

20 ЖОСО. 1915 год. С. 252, 591, 592.

21 Журнал № 11 подготовительной комиссии по артиллерийским вопросам. Заседание 6 октября 1915 г. // Архив ВИМАИВ и ВС. Ф. 13. Оп. 87/2. Д. 17. Л. 32.