ОСОБЕННОСТИ ОБЕСПЕЧЕНИЯ «МУНДИРНЫМ ПЛАТЬЕМ» ЧИНОВ РУССКОГО ФЛОТА В СЕРЕДИНЕ ХVIII ВЕКА

image_pdfimage_print

МУНДИР ОТЕЧЕСТВА

ДАНЧЕНКО Владимир Георгиевич — старший научный сотрудник Государственного музея «Эрмитаж», консультант Геральдического совета при Президенте РФ, кандидат исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: geralddan@mail.ru)

Особенности обеспечения «мундирным платьем» чинов русского флота в середине ХVIII века

О форме одежды «адмиралтейских и морских служителей» российского флота «осьмнадцатого» века известно весьма немногое. В основном это связано с тем, что информация о ней извлекалась за редким исключением из высочайших указов, предписаний военно-морского ведомства, учредительных, уставных документов, которые часто фиксировали то, во что должны были быть одеты матросы и офицеры лишь в указанный период. Между тем сведения о том, как реально менялось (и менялось ли вообще) «мундирное платье» чинов плавсостава и морской пехоты не всегда были востребованы, поскольку составляли обширное делопроизводство многочисленных структурных подразделений Адмиралтейств-коллегии и часто не пользовались должным вниманием.

Определённая трудность в выявлении данных, которые помогли бы более полно представить облик морских и адмиралтейских служителей, начиная со времён Петра Великого и до реформ Александра I, заключается ещё и в том, что эти данные зачастую сосредотачивались в учреждениях, имевших к ним косвенное отношение и переходивших из одного административного подчинения в другое.

Немалый интерес представляют бумаги, накопленные в мундирной конторе при Адмиралтейств-коллегии, то есть в делопроизводстве структуры, непосредственно связанной с изготовлением форменного платья для личного состава российских военно-морских сил1. Хотя объём сохранившегося делопроизводства невелик, находящиеся в нём документы, дополняющие наше представление о форменном костюме «морских служителей» ХVIII века, весьма ценны. Условно их можно разделить на три части: петровских времён, середины столетия, начала царствования Екатерины II.

С точки зрения степени изученности морского форменного костюма менее всего известен период правления императрицы Елизаветы Петровны (1741—1761 гг.). А ведь при ней были учреждены мундиры для личного состава основанного в это время Морского шляхетского кадетского корпуса; в 1745 и в 1748 гг. на официальном уровне произошли определённые изменения в облике офицеров и нижних чинов корабельных и судовых экипажей. В частности, офицерам предписывалось носить белый кафтан с зелёным отложным воротником и обшлагами с тремя пуговицами, зелёный камзол, штаны белого цвета. В качестве основного знака различия, как и ранее, использовали золотой галун, который в зависимости от чина мог нашиваться на кафтан или камзол в два ряда (адмиралы) или в один (штаб-офицеры) ряд. У обер-офицеров обшивки галуном вообще не было.

Что же касается нижних чинов, то в 1748 году также была введена система знаков различия, определявшихся количеством рядов позумента. Так, на кафтанах шкиперов 3 ранга, штурманов и мичманов (в унтер-офицерском звании) воротники обшивались в один ряд, а обшлага — в четыре; подштурманы, шкиперы и боцманы имели на обшлагах три ряда, боцманматы, шхиманматы и корабельные писари — два, баталеры, квартирмейстеры и писари — один позумент.

Форменная одежда упомянутых чинов, а также матросов в это время претерпела определённые изменения: первым из них, в частности, полагались канефасные мундирные бостроки с сермяжной подкладкой и с зелёными воротником и обшлагами; мичманы (в унтер-офицерском чине), шкиперы 3 ранга и штурманы имели обер-офицерский мундир; все остальные получали зелёный кафтан с таким же подбоем, с белыми воротником и обшлагами, а также белый камзол.

Перечисленные виды далеко не ограничивали гардероб экипажей судов и кораблей. Помимо них по-прежнему бытовали на флоте и другие «мундирные припасы», например, кафтаны нижних чинов, в том числе и артиллеристов, чулки, сермяжные и тиковые бостроки и прочее. Кроме того, на галерном флоте использовали как шляпы, так и шапки с разноцветными околышами (принадлежность к определённой дивизии). В это флотское разнообразие свою лепту вносили и уже известные административные структуры, прежде всего мундирная контора, оказывавшая заметное влияние на облик корабельных и судовых экипажей. Её функции были самые разнообразные, отчасти повторявшие компетенции контор подрядной и генерал-кригс-комиссара. Так, протоколы за 1752 и 1754 гг. фиксируют действия конторских служителей по найму портных и закройщиков, выплату им жалованья, отправку на корабли и суда «мундирных припасов», сведения о заключении подрядов с «торговыми людьми» на поставку кафтанов и бостроков, шляп и пуговиц.

Одной из основных сфер деятельности этого ведомства являлся приём сукон или готовых мундиров и распределение их по «магазейнам». Особое внимание обращалось на соответствие утверждённым им же образцам присланных «припасов». За этим следили или контролёры, представлявшие мундирную и контролёрскую, реже подрядную конторы, или сопровождавшие прибывший груз офицеры или унтер-офицеры с привлечением в случае надобности вахтёров и хозяев «магазейнов».

Номенклатура присылавшихся мундирных предметов или необходимых для их пошива материалов содержалась в соответствующей ведомости, или «табели», где подробно расписывались их количество и размеры. Данные тщательного осмотра посылались в контору генерал-кригс-комиссара при Адмиралтействе, где принимались решения о распределении всего необходимого по швальням, «магазейнам», непосредственно по кораблям. Поступавшие в мундирную контору вещи должны были быть соответствующим образом опечатаны и иметь надлежащие бирки. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Более подробно см.: Российский государственный архив военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 187. Оп. 1. Мундирная контора при Адмиралтейств-коллегии. Д. 23—31.