Офицерский состав телеграфной роты с личным составом телеграфных карет 1904 г.

Организация управления и связи в высших звеньях управления Русской армии к началу Первой мировой войны

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья освещает сложившуюся к началу Первой мировой войны структуру высших звеньев управления и связи в Русской армии в военное время.

Summary. The article deals with the structure of higher levels of wartime control and signal communications in the Russian army, which turned out before the First World War’s beginning.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

 

Жарский Анатолий Петрович — старший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат военных наук (191180, Санкт-Петербург, Дворцовая пл., д. 10)

ШЕПТУРА Владимир Николаевич — профессор кафедры военного искусства Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник, кандидат военных наук, доцент

(Москва. Тел.: 8-495-438-99-45)

 

Организация управления и связи в высших звеньях управления Русской армии к началу Первой мировой войны

 

Начальник Главного управления почт и телеграфов В.Б. Похвиснев
Начальник Главного управления
почт и телеграфов
В.Б. Похвиснев

Накануне Первой мировой войны взгляды командования Русской армии на организацию управления и связи формировались с учётом опыта Русско-турецкой (1877—1878 гг.) и Русско-японской (1904—1905 гг.) войн. Время между Русско-японской и Первой мировой войнами стало важным периодом всестороннего развития армии, совершенствования вооружения, организационной структуры войск и управления ими1.

В апреле 1912 года был высочайше утверждён новый Устав полевой службы. Его первый раздел полностью посвящён управлению войсками, глава IV этого раздела — «поддержанию непрерывной связи» в бою (операции). Накануне войны, в июле 1914 года было введено в действие и новое Положение о Полевом управлении войск в военное время (далее — Положение).

В соответствии с ним в угрожаемый период с началом отмобилизования основные организационные единицы насчитывавшей 1423 тыс. человек Русской армии — корпуса, состоявшие из двух пехотных и одной кавалерийской дивизий (в 12 военных округах были 37 армейских корпусов, не считая гвардейского и гренадерского2), должны были объединяться в высшие войсковые соединения, как тогда именовали оперативные и оперативно-стратегические объединения3, — армии в составе двух и более корпусов.

«Несколько армий, предназначенных для достижения одной стратегической цели и действовавших на определённом фронте, — как сказано в Положении, — объединялись в ещё более высокие войсковые соединения, образуя армии данного фронта». Не входившие в состав фронта армии получали наименование отдельных. Во главе фронтов и отдельных армий стояли главнокомандующие, армий — командующие. Для управления армиями фронта и отдельной армией с началом мобилизационного развёртывания формировались полевые управления, в армиях — их штабы4.

Полевые управления, как правило, создавались на базе штабов военных округов. Так, полевое управление Северо-Западного фронта было сформировано Варшавским военным округом, возглавил армии фронта командующий войсками округа генерал от кавалерии Я.Г. Жилинский. Полевое управление Юго-Западного фронта с началом войны было развёрнуто на базе управления Киевского военного округа, главнокомандующим назначен генерал от артиллерии Н.И. Иванов.

Положение о полевом управлении предусматривало создание Ставки Верховного Главного командования во главе с Верховным главнокомандующим, который «облекался чрезвычайной властью» и был подотчётен только императору.

Главным органом руководства войсками был штаб Верховного главнокомандующего. Он состоял из управлений5 генерал-квартирмейстера, дежурного генерала и военных сообщений. Если на ТВД были силы флота, в состав штаба могло включаться военно-морское управление. Начальник штаба был первым заместителем Верховного главнокомандующего, к исполнению обязанностей которого в случае его смерти или болезни приступал немедленно «до принятия решения государем».

На управление генерал-квартирмейстера, игравшее в штабе исключительно важную роль, возлагались задачи сбора и обработки сведений о неприятеле, расположении, действиях и обеспеченности высших соединений, непосредственно подчинённых Верховному главнокомандующему, разработка оперативных вопросов, связанных с планированием и проведением операций на ТВД6, организация службы связи и руководство ею7, вопросы по службе офицеров Генерального штаба. В Положении подчёркивалось, что «генерал-квартирмейстер является первым помощником начальника штаба», в случае его гибели или болезни приступает к исполнению обязанностей начальника штаба.

На дежурного генерала возлагалось комплектование личным составом. В его распоряжении также находился комендант главной квартиры — единого неэшелонируемого пункта управления Ставки ВГК с подчинённым ему конвоем Верховного главнокомандующего.

Начальник военных сообщений при Верховном главнокомандующем должен был руководить эксплуатацией всех железнодорожных, шоссейных и водных путей сообщения, в его распоряжении также находились все общегосударственные почтово-телеграфные средства связи на ТВД.

Полевое управление главнокомандующего армиями фронта включало штаб (в составе управлений генерал-квартирмейстера, дежурного генерала и военно-морского, если главнокомандующему были подчинены силы флота), а также управление главного начальника снабжений в составе управлений — военных сообщений, начальников артиллерийского снабжения, инженерного снабжения, санитарной части фронта, ветеринарной части фронта, интенданта армий фронта, главного казначея и главных начальников (командующих) военных округов, находившихся в районе армий фронта8.

Начальник штаба армий фронта был первым заместителем главнокомандующего, генерал-квартирмейстер — его первым помощником9. Задачи управлений генерал-квартирмейстера, дежурного генерала и начальника военных сообщений штаба армий фронта были аналогичны задачам соответствующих управлений штаба Ставки ВГК.

Места размещения Ставки ВГК и полевого управления армий фронта, именовавшиеся главными квартирами10, представляли собой единые неэшелонируемые пункты управления.

Штаб армии включал отделы генерал-квартирмейстера, дежурного генерала и этапно-хозяйственный. Пункт управления армией был единым и назывался её штаб-квартирой11.

Описание предназначения отделов генерал-квартирмейстера и дежурного генерала в Положении указывает статьи, регламентировавшие деятельность соответствующих управлений вышестоящих штабов.

Этапно-хозяйственный отдел выполнял в рамках армии те же задачи, что во фронте управление главного начальника снабжений, — ведал тылом и военными сообщениями армии.

Ставка вопросами тыла не занималась. Эти задачи были во фронте возложены на главного начальника снабжений армий фронта, а в армии — на начальника этапно-хозяйственного отдела штаба армии. В соответствии со статьёй 146 Положения о полевом управлении войск в военное время12 кандидатуры на должности главных начальников снабжений армий фронтов в мирное время рассматривал император по представлению начальника Генерального штаба, с объявлением мобилизации они утверждались Указом Правительствующему сенату13.

Опыт Русско-японской войны показал исключительно важную роль системы связи в операции. Она была закреплена в Полевом уставе (1912), статья 25 которого требовала от всех командиров поддерживать прочную связь: в глубину — между непосредственными начальниками и подчинёнными (связь командования) и по фронту — с соседними частями (соединениями) в каждом роде войск и между соседними частями разных родов войск (связь взаимодействия)14.

Военному руководству России накануне войны не удалось прийти к единому мнению об основополагающих принципах организации связи. Это подтверждает острая дискуссия об организации «связи командования» на страницах «Известий императорской Николаевской академии Генерального штаба» в 1912 году15. Возобладал принцип «снизу вверх». Один из теоретиков военной связи того периода М.Д. Бонч-Бруевич в труде «Разведывание. Охранение. Связь» обосновывал это тем, что, организуя связь «сверху вниз», вышестоящее командование будет сковывать инициативу подчинённых. По его мнению, старший начальник должен был сообщать местоположение своего штаба, а младший — обеспечивать с ним связь16.

Подчёркивая необходимость и важность связи взаимодействия, устав вместе с тем не давал никаких конкретных указаний о порядке её организации. Поэтому некоторое время после начала войны организация связи взаимодействия во фронтах и армиях обеспечивалась по-разному («справа налево» — от правого соседа к левому или наоборот — «слева направо», либо в соответствии с указаниями генерал-квартирмейстера).

Главным требованием к военной связи была непрерывность17. Её предполагалось достичь комплексным применением технических и подвижных средств связи18. По характеру сообщений и оконечных устройств техническая связь делилась на телеграфную и телефонную, а в зависимости от линейных средств и способов распространения сигналов — на проводную, «искровую» (радиосвязь) и оптическую.

В высших звеньях управления основным видом связи была телеграфная. Она использовалась для передачи документов и прямых переговоров. Телефонная связь Ставка — фронт — армия в основном использовалась для внутренней связи на пунктах управления (в главных квартирах фронтов, штаб-квартирах армий). Радио предполагалось применять только при невозможности использования проводных средств, соблюдая при этом правила обмена с обязательным шифрованием передаваемых оперативных документов.

В качестве подвижных средств (летучей почты) предполагалось применять аэропланы, автомобили, мотоциклистов, велосипедистов, конных посыльных и голубей.

Связь в высших звеньях управления планировалось организовать силами и средствами как общегосударственной сети, так и войсковых подразделений связи военного ведомства, выделявшихся в оперативное подчинение управления генерал-квартирмейстеров из состава инженерных войск.

Основой системы связи Ставки, фронтов и армий должен был стать так называемый полевой телеграф, который в соответствии с планом мобилизационного развёртывания армии создавался на ТВД силами и средствами Главного управления почт и телеграфов (ГУПиТ) Министерства внутренних дел Российской империи.

Офицерский состав телеграфной роты с личным составом телеграфных карет 1904 г.
Офицерский состав телеграфной роты
с личным составом телеграфных карет
1904 г.

К 1914 году у ГУПиТ были разветвлённая (особенно в европейской части страны) сеть постоянных воздушных линий связи (ПВЛС) и 19 стационарных радиостанций. В соответствии с Почтово-телеграфным уставом 1912 года государство было разделено на 30 почтово-телеграфных округов19. В населённых пунктах были почтово-телеграфные конторы, подразделявшиеся в зависимости от числа жителей и административной значимости города на 6 разрядов, и почтово-телеграфные отделения. Всего к началу войны в составе этих округов были 17 493 почтово-телеграфных учреждения, в которых работали 47 503 служащих. Протяжённость проводных линий связи к началу войны составляла более 208 тыс. км20.

Использование общегосударственной сети связи в интересах оборонного ведомства регламентировалось соответствующими приложениями к Положению о полевом управлении войск в военное время. Приложение № 6 представляло собой Положение о почтово-телеграфных учреждениях на театре военных действий21; № 7 — о полевой телефонной сети22, № 8 — о рабочих колоннах связи23, № 9 — о военных курьерах24 (определяло порядок организации фельдъегерско-почтовой связи на ТВД).

С началом отмобилизования по согласованию с начальником Генерального штаба начальник ГУПиТ был обязан приступить к формированию структур «полевого телеграфа». При этом вся общегосударственная сеть связи на театре военных действий передавалась в распоряжение военного командования, из чиновников почтово-телеграфных округов в соответствии с мобилизационным планом формировались почтово-телеграфные отделы управлений военных сообщений Ставки, армий, фронтов и отделения этапно-хозяйственных отделов армий25. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 См.: Военные реформы 1905—1912 гг. / Советская военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 1976. Т. 2. С. 262, 263.

2 Бескровный Л.Г. Армия и флот России в начале XX в. М.: Наука, 1986. С. 11, 19.

3 Называть высшими соединениями армейские и фронтовые объединения было принято в РККА вплоть до Великой Отечественной войны.

4 Положение о Полевом управлении войск в военное время. СПб.: Военная типография Екатерины Великой, 1914. С. 1.

5 Там же. С. 1.

6 В последующем в РККА управление генерал-квартирмейстера стало именоваться оперативным управлением.

7 Положение о Полевом управлении… С. 7.

8 В советский период эта должность стала называться — начальник тыла.

9 Положение о Полевом управлении… С. 14.

10 Там же. С. 8, 17.

11 Там же. С. 59.

12 Там же. С. 18.

13 Главному начальнику снабжений фронта были подведомственны финансы, торги, заготовки и закупки, реквизиции.

14 Устав полевой службы. СПб.: Военная типография, 1912. С. 14.

15 См., например: Жарский А.П., Шептура В.Н. и др. Подготовка офицеров-связистов в Академии Генерального штаба. История и современность. М.: ВАГШ ВС РФ, 2014. С. 19.

16 Бонч-Бруевич М. Разведывание. Охранение. Связь. Киев: типография Киевского военного округа, 1909. С. 187, 188.

17 Там же. С. 160.

18 Устав полевой службы. С. 222.

19 Почтово-телеграфные округа: Архангельский (Архангельская, Олонецкая губернии и Кречетовское почтовое отделение Новгородской губернии); Варшавский (Варшавская, Плоцкая, Петроковская, Калишская, Келецкая и Радомская губернии); Виленский (Виленская, Ковенская, Сувалкская губернии, Докшицкая почтово-телеграфная контора Минской губернии и Боровское почтовое отделение Курляндской губернии); Владикавказский (Ставропольская и Черноморская губернии, Терская, Дагестанская и Кубанская области); Гродненский (Гродненская, Ломжинская, Холмская и Люблинская губернии); Екатеринославский (Екатеринославская и Полтавская губернии); Забайкальский (Забайкальская область); Иркутский (Иркутская, Енисейская губернии и Якутская область); Казанский (Казанская, Нижегородская и Симбирская губернии); Кишинёвский (Бессарабская и Подольская губернии); Киевский (Киевская, Волынская и Черниговская губернии); Минский (Минская и Могилёвская губернии); Московский (Московская, Владимирская и Тверская губернии); Одесский (Херсонская и Таврическая губернии); Омский (Тобольская губерния и Акмолинская область); Орловский (Орловская, Калужская и Тульская губернии); Пермский (Пермская, Уфимская и Вятская губернии; Приамурский (Амурская, Камчатская, Приморская и Сахалинская области); Рижский (Курляндская, Лифляндская и Эстляндская губернии); Ростовский (область Войска Донского); Самарский (Самарская и Оренбургская губернии, Тургайская область;) Петроградский (Петроградская, Тверская и Новгородская губернии); Саратовский (Саратовская, Астраханская губернии и Уральская область); Смоленский (Смоленская и Витебская губернии); Тамбовский (Тамбовская, Пензенская и Рязанская губернии); Тифлисский (Тифлисская, Кутаисская, Эриванская, Бакинская и Елисаветпольская губернии); Томский (Томская губерния и Семипалатинская область); Туркестанский (Сыр-Дарьинская, Самаркандская, Ферганская, Семиреченская и Закаспийская области); Харьковский (Харьковская, Курская и Воронежская губернии); Ярославский (Ярославская, Вологодская и Костромская губернии).

20 Сети проводной и радиосвязи в тот период расширялись быстрыми темпами. Так, для строительства в Москве, на Ходынке, и в Красном селе под Петербургом двух сверхмощных по тому времени (300 кВт) радиостанций для связи со странами Антанты русским инженерам компании РОБТиТ потребовалось всего 100 дней.

21 Приложения к Положению о полевом управлении войск в военное время. СПб.: Тип. Императорской Николаевской военной академии, 1914. С. 44—78.

22 Там же. С. 78—85.

23 Там же. С. 85—89.

24 Там же. С. 89—91

25 Там же. С. 44—46.