Организация мундирного обеспечения в русском Военно-морском флоте в первой четверти ХVIII века

image_pdfimage_print

ИЗ ИСТОРИИ ТЫЛА ВООРУЖЁННЫХ СИЛ

Данченко Владимир Георгиевич — старший научный сотрудник Государственного музея «Эрмитаж», кандидат исторических наук

(E-mail: visitorservices@hermitage.ru)

Организация мундирного обеспечения в русском Военно-морском флоте в первой четверти ХVIII века

Мундирное, как и вещевое обеспечение военных моряков на начальном этапе формирования российского военно-морского флота занимало далеко не первое место среди многочисленных других проблем. Большинство связанных с ним вопросов решалось то личными порученцами ПетраI, то возглавлявшими административные структуры (Поместный, Владимирский судный, Разрядный, Новгородский приказы, Государев Шатёр) чиновниками, то лицами, выполнявшими определённые, иногда разовые, миссии.

Основное внимание уделялось собственно «корабельному» строению и его материально-техническому снабжению, а также своевременному формированию и отправке на верфи команд «работных людей» и мастеров. С учётом того, что значительную часть экипажей кораблей и гребных судов составляли отправленные на морскую службу солдаты, то неудивительно, что в условиях войны, нехватки финансов и как следствие дефицита сукна, красителей и соответственно уже готового форменного платья облик большинства «морских служителей» в первые годы становления российского флота мало чем отличался от внешнего вида пехоты и кавалерии. Тем не менее опредёленная часть экипажей, иностранцы и русские, была одета не только в кафтаны, но и в бостроги, голландские морские куртки, имевшие распространение во многих странах. Бостроги, в основном, закупались за границей, и лишь небольшая часть их «строилась» на месте. Со временем вещевое снабжение (мундирное в том числе) личного состава кораблей, судов и морской пехоты стало предметом постоянной заботы флотской администрации.

В номенклатуре дел Воинского морского, учреждённого в 1698году, а также образованного чуть позже Адмиралтейского приказов, в которых было сосредоточено управление «морскими силами» и организация их снабжения, имеются лишь отдельные упоминания об отправке «мундирных припасов» на суда и корабли. Более предметно этим вопросом занимались две канцелярии — Ингерманландская и Ингерманландская мундирная1. Первая из них, головная, образованная в 1704году и известная в то время как Семёновская приказная палата, являла собой учреждение приказной формации, в компетенцию которого входили финансово-податные, административные и хозяйственные вопросы. Кроме того, данное ведомство, возглавляемое А.Щукиным, ведало мундирным «строением» и обеспечением. Его агенты занимались организацией подрядов на закупку и доставку сукна, красителей, готового платья, заключали договоры с портными, кожевенных дел мастерами, сапожниками.

Изначально основные усилия Ингерманландской канцелярии были направлены на удовлетворение нужд армии, однако с учётом возрастающей роли флота (главным образом с увеличением количества судов разных классов и соответственно численного роста личного состава экипажей) стали ориентироваться и на обеспечение мундирного довольствия корабельных служителей. Этому также способствовало то обстоятельство, что флотскими делами активно занимался глава администрации столь значимого ведомства петербургский губернатор А.Д.Меншиков. В его распоряжении находилась и собственная команда гребцов, имевшая не только полный комплект мундирного довольствия, но даже сверх того.

Должностным лицам Ингерманландской канцелярии (число их было невелико) вменялось в обязанности формировать обозы с обмундированием и амуницией, а также обеспечивать их охрану. Для этого привлекались солдатские команды во главе с обер-офицерами (иногда сержантами и капралами) армии и флота. Канцелярские чиновники занимались и устройством «магазейнов», куда вещевые «припасы» помещались на определённый срок. Туда от Адмиралтейства командировались подразделения «морских служителей», в том числе и корабельных солдат, которые находились «у роздачи» форменного платья и снаряжения.

Существовавшая самостоятельно от главного ведомства Ингерманландская мундирная канцелярия также уделяла внимание обеспечению флотских чинов соответствующей экипировкой. Приоритетной при этом считалась организация отправки необходимого числа бострогов, кафтанов, штанов и прочего на корабли, а также контроль за их качеством и соответствием установленным образцам2. Персонал канцелярии помимо того привлекался к закупке сукон нужных цветов, а также заключению подрядных сделок на пошив собственно форменной одежды. В помощь чиновникам направлялись офицеры и нижние чины армейских частей и морской пехоты, способные посодействовать при случае своевременному выполнению подрядных обязательств.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.26. Оп. 2. Д.7. Л. 15—24; Юхт А.И. Русская промышленность и снабжение армии обмундированием и амуницией // Полтава. Сб. статей к 250-летию Полтавского сражения. М., 1959. С.210—216; Данченко В.Г. Участие администрации А.Д. Меншикова в решении военных и военно-морских вопросов в начале ХVIII века // От Нарвы к Ништадту. Петровская Россия в годы Северной войны. Сб. статей. СПб., 2001. С. 30, 31.

2 РГАДА. Ф.26. Оп. 2. Д.7. Л. 24—26.