ОРДЕН ПОЛКОВОДЦА

image_pdfimage_print

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

КОЛОМНИН Сергей Анатольевич — редактор — член редколлегии журнала «Ориентир», полковник запаса

(Москва. E-mail: interangola@mail.ru)

ОРДЕН ПОЛКОВОДЦА

Обнаружена награда, принадлежавшая М.И. Кутузову

«Ко мне прислал Государь гофмаршала поздравить

с Георгием первого класса… Теперь украшать меня уже нечем»1

Из письма М.И. Кутузова жене. 10 декабря 1812 г.

В год 200-летия Отечественной войны 1812 года мы вспоминаем героев, совершивших подвиги на поле брани и отмеченных за это соответствующими наградами. Среди них — генералы и офицеры, получившие высшие боевые награды — Георгиевские кресты разных степеней. Но так сложилось, что сегодня в музеях России орденских знаков М. Кутузова, П. Багратиона, М. Барклая-де-Толли, Я. Кульнева, Н. Раевского и многих других прославленных русских военачальников 1812 года практически нет. И даже у коллекционеров подлинных наград времён Отечественной войны 1812 года — единицы, так что найти по прошествии двух веков орденский знак того времени — редкая удача. И она нам улыбнулась: обнаружена одна из подлинных наград, принадлежавших ранее фельдмаршалу М.И. Кутузову — большой крест ордена Св. Георгия.

Главным препятствием в вопросе определения собственника орденских знаков, в частности, периода Отечественной войны 1812 года и Заграничных походов русской армии 1813—1814 гг., является их полная обезличенность. У российских императорских орденов, во-первых, не имелось нумерации, и определить, кому и когда был вручён тот или иной знак, невозможно. Во-вторых, у одного и того же знака ордена могло быть несколько владельцев. Дело в том, что в Российской империи все ордена (знаки)2 являлись собственностью государства в лице Кавалерской Думы, а с 1798 года — созданного императором Павлом I Орденского Капитула. Именно Павел I ввёл неукоснительное правило, согласно которому после смерти награждённого знаки орденов следовало возвращать в Капитул3. Этот регламент действовал в России с XVIII до первой половины XIX века.

Кроме того, в этот период, при награждении более высокой степенью ордена, младшая обязательно снималась и сдавалась в Капитул, откуда её заново можно было выдать следующему награждённому4, так что в собственности кавалера могли находиться только знаки какой-то одной степени ордена. Однако обязательной сдаче после смерти награждённого подлежали лишь золотые и серебряные орденские кресты, а также золотая цепь ордена Св. Андрея Первозванного. Другие знаки орденов — шитые звёзды и ленты за малой ценностью не сдавались. При этом хорошо сохранившиеся кресты предназначались для выдачи новым кавалерам, «ветхие и порченные» направлялись сначала «в починку», после чего также использовались для новых выдач. Непригодные к повторному использованию сдавались на Монетный двор для переплавки, а тот выплачивал Капитулу стоимость извлечённого из них золота и серебра. Эти средства шли на заказ новых орденских крестов и знаков.

Что касается наград М.И. Кутузова, то в своё время в отношении их судьбы развернулась серьёзная полемика. Так, в 1995 году была фактически официально выдвинута версия, что все ордена великого полководца после его смерти якобы бережно хранились сначала у второй дочери Кутузова Анны Михайловны (по мужу — Хитрово), затем у её потомков, а после революции 1917 года родственники полководца выбросили награды в Фонтанку, чтобы те не достались большевикам. Эта версия была озвучена в сентябре 1995 года на серьёзной научной конференции, посвящённой 250-летию со дня рождения фельдмаршала5.

Между тем эта гипотеза не выдерживает никакой критики. Обратимся к сохранившимся в архивах документам Орденского Капитула. Они гласят, что после смерти М.И. Кутузова, последовавшей 16(28) апреля 1813 года, в Капитул были отправлены пять принадлежавших ему орденских знаков, а именно «кресты орденов: Св. Апостола Андрея, Св. Анны 1-го класса ветхие, Св. Георгия 1-го класса и Св. Владимира 1-й степени годные к употреблению, и командорственный Св. Иоанна Иерусалимского крест»6. Вместе с тем отмечалось, что сданы далеко не все принадлежавшие М.И. Кутузову награды: «оный кавалер имел сверх вышеозначенных орденов кресты ордена Св. Георгия 2-го класса и Св. Александра Невского, равно и цепь ордена Св. Апостола Андрея, которые в Капитул не доставлены…»7. Документ датирован 8 октября 1813 года*.

Чиновники Капитула ревностно относились к своей службе и приступили к поиску недостающих орденских знаков полководца. Соответствующие запросы были направлены и родственникам Михаила Илларионовича. Переписка «о доставлении невнесённых орденов» велась на протяжении целого года. И только к концу 1814-го часть недостающих наград в Капитул сдал зять Кутузова, действительный статский советник Фёдор Петрович Опочинин, женатый на младшей дочери фельдмаршала Дарье. На заседании Капитула от 30 декабря 1814 года слушалось письмо Ф.П. Опочинина, с которым он «препровождает в Капитул недоставленные прежде орденские знаки генерала-фельдмаршала князя Михаила Ларионовича Голенищева-Кутузова-Смоленского: цепь ордена Св. Апостола Андрея к употреблению годную и крест Св. Александра Невского ветхий»8. Однако остался несданным крест ордена Св. Георгия 2-го класса. Опочинин объяснил это тем, что принадлежавший М.И. Кутузову «крест Св. Георгия 2-го класса, в прошедшую 1813-го года кампанию был возложен на одного из господ генералитетов» (т.е. генералов. — С.К.)9.

Надо заметить, что во время боевых действий в армии существовала практика выдачи орденских знаков без сдачи предыдущих в Капитул. Но к этому должны были быть серьёзные причины. Возникает вопрос, почему главнокомандующий не вернул в Капитул свой крест 2-го класса сразу после награждения его первой степенью этого ордена в декабре 1812 года? Ведь М.И. Кутузов знал о награждении его крестом первой степени ордена Св. Георгия ещё до прибытия императора Александра I в Вильно, о чём писал жене 10 декабря 1812 года: «Ко мне прислал Государь гофмаршала поздравить с Георгием первого класса»10. Так что времени вернуть крест второй, младшей степени, в Капитул, полученный ещё 18 марта 1792 года** за разгром турецкой армии Юсуф-паши при Мачине, у него имелось предостаточно.

Кстати, большие кресты ордена Св. Георгия 1-го и 2-го классов по размерам и качеству изготовления совершенно одинаковы и взаимозаменяемы. Разница состояла только в месте ношения на мундире: крест высшей степени крепился к широкой георгиевской ленте у бедра, а «крест второго класса» носился на узкой георгиевских цветов шейной ленте (крест третьей степени также носился на шее, но по размерам был меньше, отсюда — «большой» и «малый» георгиевские кресты). В принципе, Кутузову при объявлении императорского рескрипта могли бы оставить и старый крест, вручив только широкую наплечную ленту. Но момент был слишком торжественный и значимый, чтобы мелочиться: впервые в российской истории появлялся полный кавалер высшего военного ордена Св. Георгия! Так что в Вильно император вручил Кутузову новый большой крест Св. Георгия 1-й степени. Это подтверждается и документами: 23 декабря 1812 года Капитул на своём заседании принял решение о внесении фельдмаршала в список кавалеров ордена Св. Георгия 1-го класса с 12 декабря (дата вручения ордена) с одновременным исключением его из списка кавалеров этого ордена 2-го класса и «о необходимости отнестись» к нему по вопросу «о доставлении в Капитул креста сего ордена 2-го класса»11. Это очень важный момент. Почему Кутузов нарушил правила орденского Капитула? Возможно, он тогда же, в декабре 1812 года передал крест новому кавалеру? Но Опочинин утверждал, что принадлежавший Кутузову крест Св. Георгия 2-го класса, «был возложен на одного из господ генералитетов» только в 1813 году. Безусловно, Кутузов не собирался его присваивать. Тогда остаётся предположить только одно — фельдмаршал приберёг его для одного из своих приближённых из числа «новоиспечённых кавалеров». <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 М.И. Кутузов. Сб. документов. Т. IV. Ч. 2. М.: Воениздат, 1954. Письма жене.

2 Термин «орденские знаки» включает в себя все знаки, из которых состояла та или иная степень российского императорского ордена: ленту, орденскую звезду, крест, а также золотую цепь ордена Св. Андрея Первозванного (такой знак имелся только у этой награды). В таком же значении часто употребляется и термин «орден», т.е. как награда.

3 21-й пункт «Установления для Кавалерских российских орденов» гласил: «По смерти Кавалеров разных наименований знаки оных долженствуют быть возвращены Канцлеру Орденскому, который о получении их Нам доносит». Установление для Кавалерских Российских Орденов, изданное в 5-й день апреля 1797 г. СПб., 1797. Пункт 21; ПСЗРИ. Собр. 1. Т. XXIV. № 17908.

4 Там же.

5 Интернет-ресурс: http://medalirus.narod.ru.

6 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 496. Оп. 1. Д. 799. Л. 523 об., 524.

7 Там же. Д. 797. Л. 608, 609

8 Там же. Д. 800. Л. 840 об.

9 Там же.

10 М.И. Кутузов. Сб. документов. Т. IV. Ч. 2.

11 РГИА. Ф. 496. Оп. 1. Д. 797. Л. 608, 609.

* Далее все даты приводятся по старому стилю.