Медико-санитарное обслуживание военнопленных на территории Ленинграда и области в 1944—1949 гг.

image_pdfimage_print

ТРАГЕДИЯ ПЛЕНА

Иванов Виктор Александрович — профессор кафедры новейшей истории России Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: saw357@mail.ru)

Ходяков Михаил Викторович — заведующий кафедрой новейшей истории России Санкт-Петербургского государственного университета, доктор исторических наук, профессор

(Санкт-Петербург. E-mail: khodjakov@yandex.ru)

Медико-санитарное обслуживание военнопленных на территории Ленинграда и области в 1944—1949 гг.

В ходе Второй мировой войны по обе стороны фронтов скопилось огромное количество военнопленных, подавляющая часть которых остро нуждалась в медико-санитарном и врачебном обслуживании. Хотя СССР и не являлся подписантом Женевской конвенции 1929 года, он в отношении режима военнопленных руководствовался Гаагской конвенцией 1907 года. Ещё 1 июля 1941 года было утверждено специальное положение о военнопленных: им гарантировались жизнь, безопасность, нормальное питание, раненым и больным — медицинская помощь. Вслед за основным документом были приняты ведомственные нормативно-правовые акты о военнопленных, в том числе и регулирующие их медико-санитарное обслуживание.

По данным Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) НКВД, к осени 1945 года на территории Ленинграда и области были созданы 10 управлений лагерей НКВД с 80 лагерными отделениями, а также шесть рабочих батальонов общей численностью свыше 66 тыс. человек1. В целях медико-санитарного обеспечения военнопленных при УПВИ функционировал санитарный отдел2, состоявший из двух отделений (санитарного и медснабжения), центральной амбулатории, лаборатории, лазарета, аптеки и аптечного склада3. До конца 1949 года структура отдела в зависимости от ситуации частично менялась. К этому времени отдел имел уже не один, а три центральных лазарета на базе бывших лагерей № 339, 254 и 300. В свою очередь, в лагерях создавались санитарные отделения (амбулатория, лазарет, аптека и аптечный склад), а в лаготделениях — санитарные части (амбулатория и лазарет). Организованно разворачивалась и госпитальная сеть. Согласно постановлению ГКО от 4 июня 1945 года из санитарного управления Ленфронта в систему УПВИ были переданы госпиталь Наркомздрава СССР № 3808 (г. Бокситогорск), куда направлялись больные военнопленные из лагерей № 157 и 213, эвакогоспиталь № 1011 (г. Гатчина) и инфекционный госпиталь в Ленинграде4. В июле 1946 года из ЛенВО в систему УПВИ были переданы ещё два специальных госпиталя — № 261 на 600 коек и № 1114 на 1400 коек. В последующем их финансирование и материально-хозяйственное снабжение должно было осуществляться Центральным финансовым отделом (ЦФО) и Главным управлением военного снабжения (ГУВС) НКВД СССР5. Благодаря спецгоспиталям лечение раненых и больных военнопленных значительно улучшилось. Спецгоспитали располагали необходимыми лабораториями и рентгеновской аппаратурой, в них имелись туберкулёзные, терапевтические, хирургические и инфекционные отделения6, производились сложные хирургические операции. В период пребывания в госпитале больным в обязательном порядке проводилась санация полости рта. Госпитализация осуществлялась по нарядам санотдела, для чего выделялся специальный транспорт.

В структуре медико-санитарного обслуживания военнопленных заметное место отводилось центральным лазаретам при управлениях лагерей. К концу 1945 года они имелись повсеместно, причём с достаточно развёрнутой инфраструктурой. Так, в центральном лазарете лагеря № 339 было 300 коек: 150 терапевтических, 100 хирургических и 50 инфекционных. Лазарет лагеря № 157 в мае 1945 года насчитывал 400 коек, а через год — уже около 1100. При этом лазареты располагали санитарными отделениями и необходимой аппаратурой7, а центральный лазарет № 1 (УПВИ УНКВД по Ленинградской области) — даже передвижными зубоврачебными кабинетами и зубопротезными лабораториями8. Центральными лазаретами только в порядке диспансеризации военнопленных за 1946—1949 гг. было сделано более 32 тыс. клинических анализов.

Основной медицинский персонал в медико-санитарных учреждениях УПВИ являлся советским. Но людей не хватало. Так, на декабрь 1945 года при положенных по штату 169 врачах и 337 работниках среднего медперсонала медслужба УПВИ располагала только 119 врачами и 264 сотрудниками среднего медперсонала9.

Доукомплектование штатов медработников шло двумя путями: набирали врачей, отбывавших срок в тюрьмах НКВД10, и использовали медработников из числа самих военнопленных, как это и предписывалось приказом НКВД СССР11. Правда, врачи из числа военнопленных не имели права освобождать своих пациентов от работы, направлять их в госпитали, служить в аптеках. Имелись и некоторые другие ограничения. Что касается выполнения своих профессиональных обязанностей, то здесь они были в основном на равных с советскими коллегами. Росло и их количество. Если в конце 1945 года в системе Ленинградского УПВИ к медико-санитарной работе были привлечены 46 врачей (из них 25 терапевтов и 12 хирургов) и 21 человек среднего медперсонала из числа военнопленных, то в июле 1946 года — уже 69 врачей и 32 специалиста среднего персонала. К июлю 1947 года общее количество немецких врачей и среднего медперсонала увеличилось до 134 человек12. Даже при заметном сокращении контингента военнопленных к началу 1949 года в результате их репатриации (с 1946 по 1949 г. были отправлены на родину около 29 тыс. человек) в системе Ленинградского УПВИ продолжали работать 96 немецких медицинских специалистов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Сборник приказов и директив МВД СССР и распоряжений ГУПВИ МВД СССР по вопросам медико-санитарного обслуживания военнопленных. М., 1946. 196 с.; Отдел специальных фондов Информационного центра ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области (ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО). Ф. 28. Оп. 1. Д. 7. Л. 7.

2 Штатная численность отдела составляла 116 человек.

3 ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО. Ф. 26. Оп. 1. Д. 102. Л. 135.

4 Там же. Ф. 28. Оп. 1. Д. 7. Л. 181.

5 Военнопленные в СССР. 1939—1956. Документы и материалы / Сост. М.М. Загорулько, С.Г. Сидоров, Т.В. Царевская; под ред. М.М. Загорулько. М., 2000. С. 510.

6 Больные с психическими расстройствами с санкции районных психиатров направлялись в психиатрические больницы Ленинграда и области.

7 ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО. Ф. 26. Оп. 2. Д. З. Л. 151; Д. 4. Л. 100—101 об.

8 Внештатные зубоврачебные кабинеты имелись в 16 лагерных отделениях. Штатными и нештатными кабинетами в 1946—1949 гг. было принято свыше 103 тыс. военнопленных, из них почти 17,5 тыс. поставили пломбы, а более 5 тыс. — зубные протезы. Только в зубоврачебном кабинете госпиталя № 1114 в эти годы было принято 17 155 военнопленных и поставлено 9848 пломб. См.: Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 1п. Оп. 18з. Д. 13. Л. 252, 263.

9 В конце 1946 г. по штату не хватало 58 врачей, в конце 1947 г. — 34 врача, в 1948 г. — 7 врачей. Специализация врачей в конце 1945 г. являлась следующей: 80 терапевтов, 12 хирургов, 3 санэпидемиолога, 2 лаборанта, 7 педиатров, 2 отоларинголога, 4 дерматолога, 3 стоматолога, 1 окулист и 4 «прочие специальности». См.: ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО. Ф. 28. Оп. 1. Д. 7. Л. 222.

10 Сегодня трудно определить, нанесла ли передача врачей-заключённых из тюрем НКВД в систему УПВИ ущерб лечебной помощи советским заключённым, хотя в конце октября 1947 г. начальник Главного управления лагерей (ГУЛАГ) МВД СССР генерал-майор Г.П. Добрынин указывал на то, что в тюрьмах Ленинградской области медико-санитарное обслуживание заключённых было поставлено неудовлетворительно.

11 Речь идёт о директиве НКВД СССР № 49 от 27 марта 1945 г. «О передаче заключённых медработников для работы по специальности в лагеря для военнопленных» и № 52 от 2 марта 1946 г. «О максимальном использовании по специальности в лагерях НКВД для военнопленных медицинских работников из числа военнопленных».

12 ОСФ ИЦ ГУВД СПб и ЛО. Ф. 26. Оп. 2. Д. 8. Л. 64—65 об.; Ф. 28. Оп. 1. Д. 7. Л. 222.