Достать образец немецкого секретного противогаза

image_pdfimage_print

Неизвестное из жизни спецслужб

Васильев Владимир Васильевич — кандидат исторических наук, доцент

(Москва. E-mail: vasilev.vl@list.ru)

«ДОСТАТЬ ОБРАЗЕЦ НЕМЕЦКОГО СЕКРЕТНОГО ПРОТИВОГАЗА»

Достижения в развитии химического оружия в годы перед Второй мировой войной стимулировали и развитие средств противохимической защиты, прежде всего противогазов как войскового, так и гражданского применения. Эти работы широко велись в странах Западной Европы и в Советском Союзе, создавшем ряд НИИ и организаций химического профиля, в том числе Военно-химический трест1 (Вохимтрест), включавший в себя 12 предприятий, занимавшихся производством взрывчатых веществ (ВВ), противогазов, целлюлозы и другой военной продукции. Совершенно естественно, что отечественные научно-исследовательские учреждения и промышленные предприятия нуждались в зарубежном опыте, информация о котором поступала в основном по каналам военной разведки. Возможно, это покажется странным, но бо́льшая часть сведений о европейских достижениях в области средств противохимической защиты в середине 1930-х годов приходила из Чехословакии.

Чехословацкий противогазовый опыт попал в поле зрения военной разведки ещё в середине 1920-х годов, когда в Разведывательное управление Штаба РККА поступили некоторые сведения о разработках Военно-химического института Чехословакии, который в то время являлся органом контроля и приёмки военно-химического имущества, изготавливавшегося чехословацкими заводами. И в первой половине 1930-х годов противогазовые разработки этой страны оставались для IV (разведывательного) управления Штаба РККА и советских НИИ военно-химического профиля одними из наиболее интересных. Так, не позднее 13 февраля 1934 года Научно-исследовательский химический институт (НИХИ) РККА получил из IV управления Штаба РККА очередной образец чехословацкого противогаза с целью выявления у него сильных и слабых сторон в боевых условиях. Здесь следует сказать, что в СССР существовала практика последовательных либо параллельных испытаний тех или иных изделий в разных научно-исследовательских учреждениях страны, что позволяло более объективно оценивать образцы. Поэтому чехословацкий противогаз после предварительных испытаний в НИХИ был переправлен в Научно-исследовательский институт сорбционной техники (НИИСТ) Военно-химического треста (ВХТ) Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ) СССР для дальнейшего исследования. Там занимались чехословацкой новинкой довольно долго, а отчёт, как это и полагалось, прислали снова в НИХИ. Судя по дальнейшей переписке, военные химики остались недовольны работой коллег из НИИСТ ВХТ, сообщая в Разведуправление, что их отчёт хотя и имеет практический интерес и хорошо оформлен, «но, к сожалению, страдает рядом упущений, в некоторой мере обесценивающих проделанную работу: а) в отчёте отсутствуют указания на сопротивление дыханию противогаза в целом и фильтра в частности; б) …недостаточно полно изучен активированный уголь и не приведены сравнительные данные нашего древесного угля в тех же условиях; в) совершенно отсутствует техническая оценка образцов. В дальнейшем при изучении образцов следует руководствоваться “Программой полного исследования иностранных противогазов”, утверждённой НТО [Научно-техническим отделом] ВОХИМУ [Военно-химического управления]»2. Хотя данная программа в российских архивах пока не обнаружена, упоминание о ней указывает на то, что Военно-химическое управление Красной армии уделяло большое внимание новым конструкциям зарубежных противогазов, включая войсковые, поэтому установило строгий порядок их исследования соответствующими НИИ. Остаётся непонятным, почему ни в НИХИ РККА, ни в НИИСТ ВХТ в данном случае этими документами не руководствовались. Возможно потому, что усилиями разведорганов противогазы чехословацкого производства довольно часто поступали в эти организации, и представленный образец особого интереса не вызвал.

О материалах, накопившихся в Разведуправлении РККА по чехословацким противогазам и другим разработкам Военно-химического института Чехословакии, С.П. Урицкий, в то время начальник Разведывательного управления РККА, в январе 1937 года направил сообщение трём адресатам: наркому обороны К.Е. Ворошилову; секретарю Военно-технического бюро (ВТБ) при Военной комиссии СНК СССР комбригу С.В. Петренко-Лунёву; начальнику Химического управления (ХУ) РККА Я.М. Фишману. Военные химики так оценили полученное: «Материал представляет большую ценность… Столь систематического описания в нашем распоряжении ещё никогда не было. Материал ценен тем, что подтверждает правильность путей развития военно-химического дела у нас. Ряд пунктов и разделов представляют практический интерес, и данные о них после проверки будут перенесены в нашу практику»3. Эти слова свидетельствуют о том, сколь большое значение имела работа военной разведки в создании отечественных средств противохимической защиты.

Чтобы облегчить поступление своей информации к представителям заинтересованных организаций, ведомство Урицкого издало, пусть и секретный, но всё же доступный справочник «Военно-химическое дело в Чехословакии», в котором, в частности, указывалось, какой завод что производит: фабрика «Фатра» (маски и гофрированные трубки); фабрики «Техна» и «Хема» (противогазовые коробки и их снаряжение); Грушовский химический завод (активированные угли) и т.д. «Не исключена возможность, — говорилось в справочнике, — что фабрики “Виктория” и “Горак” наряду с производством гражданских образцов производят также боевые противогазы»4.

По заданию Химического управления военной разведке удалось добыть образцы противогазов фирм «Фатра», «Хема» и «Виктория». Изучив их, советские специалисты сделали вывод, что они представляют большой интерес, особенно противодымный фильтр противогаза фирмы «Хема», «превосходящий в 10 раз по своей мощности фильтр нашего боевого противогаза. Необходимо воспроизвести этот фильтр и наладить его массовое изготовление»5. Практически аналогичной оказалась оценка противодымных фильтров, использовавшихся фирмами «Фатра» и «Виктория». Наша промышленность тогда таких фильтров производить не умела, так что полученная информация принесла большую пользу.

Интерес к противогазам чехословацкого производства со стороны военной разведки особенно усилился после оккупации Чехословакии германскими войсками в марте 1939 года. Отныне все заводы Чехословакии (Протекторат Чехия и Моравия) стали работать в интересах вермахта. О том, насколько продуктивно работали эти заводы, какую противогазовую продукцию получала Германия в предвоенные годы, свидетельствует, например, спецсообщение Разведуправления Генштаба Красной армии «О направлении развития вооружённых сил Германии и изменениях в их состоянии», датированное 11 марта 1941 года. В нём, в частности, говорилось: «В течение 1940 г. военно-химическая промышленность Протектората работала с полной нагрузкой. Грушовский химический завод общества “Карбо-Норит-Юнион” на первое полугодие 1940 г. поставил 150 тонн активированного угля для противогазов. Выработка активированного угля на заводе “Хема” к концу первого полугодия доведена до 38 т в месяц… Для снабжения германской армии противогазами заводы фирмы “Хема” и “Фатра” работают с полной нагрузкой. Противогазовые фильтры для этих заводов поставляет фирма “Экгарт” (завод в г. Хотенбори, Чехия). Производительность завода 10—12 тыс. противогазовых фильтров в сутки… По гражданской линии даны специальные указания по строительству убежищ с обязательным оборудованием в них противохимической защиты. Население Германии в обязательном порядке приобретает противогазы»6. Кроме всего прочего, все эти данные указывали на то, что Германия готовится к скорой войне, причём с применением химического оружия.

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В 1934 г. Вохимтрест официально назывался Всесоюзным трестом снаряжения и взрывчатых веществ Главного военно-мобилизационного управления Наркомтяжпрома СССР.

2 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 37967. Оп. 5. Д. 1364. Л. 78.

3 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 8433. Оп. 5. Д. 196. Л. 31.

4 РГВА. Ф. 37967. Оп. 1. Д. 730. Л. 65; ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 5. Д. 199. Л. 44.

5 ГА РФ. Ф. 8433. Оп. 5. Д. 196. Л. 39.

6 1941 год: В 2 кн. / Сост. Л.Е. Решин [и др.]; под ред. В.П. Наумова. Кн. 1. М.: Междунар. фонд «Демократия», 1998. С. 756.