Боевое охранение выдвигается на танкоопасное направление

Оборона Моздока в августе 1942 года

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассматриваются малоизвестные факты оборонительных действий советских войск на подступах к Моздоку в августе 1942 года, в результате которых город был оставлен советскими войсками, что дало возможность противнику продвинуться в направлении на Малгобек.

Summary. The paper looks at little-known facts about the defensive activity of the Soviet troops at the approaches to Mozdok in August 1942, after which the city was abandoned by the Soviet troops and the enemy managed to advance toward Malgobek.

КАРТАШЕВ АНДРЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ — начальник центра изучения истории медицины и общественного здоровья, профессор кафедры общественного здоровья, организации здравоохранения и медицинской информатики Ставропольского государственного медицинского университета, полковник запаса, доктор исторических наук, доцент

 

ОБОРОНА МОЗДОКА В АВГУСТЕ 1942 ГОДА

 

Широкое освещение в истории Великой Отечественной войны получила Моздок-Малгобекская оборонительная операция Северной группы войск Закавказского фронта, длившаяся с 1 по 28 сентября 1942 года, исход которой оказал существенное влияние на срыв планов противника по захвату Грозненского и Бакинского нефтяных районов и на ход битвы за Кавказ в целом1. В тени её остались бои за г. Моздок и на его подступах, проходившие с 18 по 25 августа 1942 года.

Моздок — город, расположенный на левом берегу р. Терек, второй по величине в Республике Северная Осетия — Алания, с 1937 по 1944 год он находился в составе Орджоникидзевского (с 1943 г. — Ставропольского) края у административной границы с Северо-Осетинской АССР. В 1939 году в нём проживали более 19 тыс. человек.

После того как немецкие войска захватили Кавказские Минеральные Воды, 40-й танковый корпус вермахта начал наступление вдоль горного хребта. Потерпев неудачу под Нальчиком, немецкое командование выбрало для нового удара направление на  Моздок. Именно сюда устремились 13-я танковая дивизия (тд) генерал-майора Герра и 3 тд генерал-майора Брайта. Одновременно из района Элисты к Моздоку двигались 111-я пехотная дивизия генерал-майора Рюкнагеля и 370-я пехотная дивизия генерал-майора Клеппа, входившие в состав 52-го армейского корпуса2.

С воздуха действия корпуса прикрывала 3-я группа 52-й истребительной эскадры, которой командовал майор Голлоб (МакГоллоб). В его дневнике есть такая запись: «21 августа 1942 года: Минеральные Воды. 3-я танковая дивизия идёт сегодня через Аполлонскую и Советскую на восток, чтобы ударом с севера на Моздок захватить плацдарм за Тереком». 22 августа наступавшие соединения 40-го танкового корпуса находились в районе Эдиссия, в 40 км севернее Моздока3.

Взятие города обеспечивало немцам выход на перевал Терского хребта и дальнейшее продвижение на Грозный и Орджоникидзе. Далее открывался путь к Махачкале и Баку. Поэтому в обороне советских войск в предгорьях Кавказа город Моздок имел ключевое значение.

К обороне Моздока готовились части 11-го гвардейского стрелкового корпуса (гв. ск), командир — гвардии генерал-майор К.А. Коротеев. Распоряжением штаба 9-й армии 9 августа корпусу были подчинены 24-й мотоотряд майора Корнеева (бывшей 24-й армии) в составе четырёх мотострелковых рот и 1-е Ростовское артиллерийское училище (4 батареи, всего 16 орудий) (РАУ), которые занимали рубеж обороны Будённовск, Архангельское, Воронцово-Александровское. Вместе они составили передовой отряд корпуса.

Следует заметить, что 11 гв. ск начал формироваться 3 августа 1942 года в районе Орджоникидзе на основании директивы Ставки ВГК № 994139 от 31 июля 1942 года и директивы заместителя НКО СССР № орг/2/2421. В его состав были включены три стрелковые бригады (сбр). 8-я отдельная гвардейская стрелковая бригада была сформирована в октябре 1941 года в г. Грозном как 4-я манёвренная воздушно-десантная бригада (мвдбр). Командир — гвардии подполковник Павел Иванович Красовский. В течение 9 месяцев личный состав занимался боевой подготовкой. За это время был трижды пройден (повторён) курс трёхмесячной программы ускоренной подготовки Воздушно-десантных войск Красной армии. 28 июля 1942 года бригаде было торжественно вручено Боевое знамя. К моменту выступления на фронт бригада насчитывала 3300 человек личного состава в четырёх парашютных батальонах, миндивизионе,  развед-самокатной, зенитно-пулемётной, сапёрно-подрывной ротах и роте связи, хорошо оснащённых автоматическим, противотанковым и миномётным вооружением.

На основании приказа командующего СКВО № 00394 от 4 августа 1942 года 4 мвдбр была переименована в 8-ю отдельную стрелковую бригаду с присвоением ей звания гвардейской и введена в состав 11 гв. ск 9-й армии Северной группы войск Закавказского фронта4.

9-я отдельная гвардейская стрелковая бригада начала своё формирование 13 октября 1941 года в Сталинграде как 5-я манёвренная воздушно-десантная бригада. 29 июля 1942 года приказом наркома обороны 5 мвдбр была переформирована в 9-ю гвардейскую стрелковую бригаду и вошла в состав 11 гв. ск. К моменту вступления в первый бой в ней насчитывались 3689 бойцов и командиров. Командир бригады — гвардии подполковник Иван Афанасьевич Власов5.

10-я гвардейская стрелковая бригада была сформирована в основном из состава 4-го запасного воздушно-десантного полка 6 августа 1942 года в г. Орджоникидзе. Не окончив полностью стадию формирования, бригада 6 августа заняла оборону на рубеже Верхний Наур, Бено-Юрт. Командиром бригады был назначен гвардии полковник Сергей Михайлович Бушев. К началу боёв личный состав бригады прошёл лишь законченную одиночную подготовку бойца6, т.е. этапы боевого слаживания подразделений и бригады в целом пройдены не были.

Здесь, под Моздоком, бригады 11 гв. ск получили боевое крещение. Не окончив формирования, 8 августа 11 гв. ск получил задачу занять оборону по южному берегу Терека в районе Моздока. Войдя в состав 9-й армии, корпус перекрывал направление главного удара противника.

6 августа 8 гв. сбр заняла полосу обороны по рубежу: южный берег р. Терек в районе Стодеревской (12 км восточнее Моздока), Графский (на севере от Моздока), Сухотский (20 км западнее Моздока). Эта линия напоминала дугу, огибавшую город с севера. Фронт оборонительной полосы достигал 36 км. Кроме того, он был увеличен на 10—12 км за счёт создания тет-де-пона (мостовых укреплений для охраны переправ) в г. Моздоке силой в один батальон. Оборона строилась по принципу создания взводных опорных пунктов и ротных узлов сопротивления. Эшелонирование обороны в глубину достигалось путём выделения резервов и расположения их в глубине оборонительных районов батальонов. Один батальон (3-й), усиленный четырьмя 45-мм орудиями, оборонял тет-де-пон Моздока. Позднее с прибытием 10 гв. сбр, занявшей оборону правее, а затем 9 гв. сбр, занявшей оборону левее, фронт оборонительной полосы 8-й бригады сократился до 25 км.

В системе обороны 11 гв. ск и всей 9-й армии 8 гв. сбр находилась на важнейшем направлении, обороняя Моздок и перекрывая доступ противнику через Терек с крупным железобетонным мостом, а также единственную здесь шоссейную дорогу, ведущую от Моздока через Терский хребет (с малгобекской нефтью) и Ачалукские ворота к городу Орджоникидзе7.

Оборудование позиций соединениями и частями 11 гв. ск продолжалось около 10 дней. В ходе фортификационных работ выявлялись и устранялись недочёты в организации системы огня, строительстве оборонительных сооружений, в тактической подготовке командиров взводов и рот8.

Тем временем немецкие войска продвигались по направлению к Моздоку. Вечером 17 августа 1942 года голова колонны 13 тд находилась у станицы Саблинской (Александровский район), на одной линии с охранением левого фланга 40-го танкового корпуса.

18 августа передовые отряды советских войск, оборонявшиеся в районе Левокумское, Буденновск и Воронцово-Александровское (ныне Зеленокумск), вступили в бой с частями  52-го армейского корпуса противника9.

Запись в журнале боевых действий 11-го гвардейского стрелкового корпуса гласит: «С 18.08.42 г. противник повёл наступление на Будённовск, Воронцово-Александровское. Передовой отряд после ожесточённого боя отошёл на рубеж Полтавский, Привольный, Молоканский. За 18.08.42 г. Ростовское артиллерийское училище уничтожило 12 танков, две бронемашины, 15 автомашин и до 300 солдат и офицеров противника. К 21.08.42 г. РАУ и 24-й мотоотряд заняли рубеж: Медведев, Русский-1, Русский-2, Губжоков и 7-я рота 8-й гв. сбр — Дементьевский»10.

21 августа разведгруппы противника, действовавшие на направлении Будённовск, Грозный, где оборонялись части 9-й армии, вышли на рубеж Махмут-Мектеб (Нефтекумский р-н), Березкин (юг Курского р-на).

22 августа 9-я армия передовыми отрядами вела бой с противником силой до двух пехотных дивизий на рубеже Авалов (ныне микрорайон с. Серноводское), Графский, Русский-1, Русский-2 (все селения на юге Курского района). Противник силой до двух пехотных дивизий (предположительно 430 и 111 пд) теснил отряды майора Корнеева и Ростовского артиллерийского училища в направлении Моздока. Отряд противника в составе свыше 30 танков с десантами автоматчиков прорвал фронт обороны передовых отрядов на рубеже Графский, Русский-1 и к 23.00 вышел на северную окраину Моздока11.

Маршал А.А. Гречко в книге «Битва за Кавказ» отметил, что передовые отряды Северной группы войск были малочисленны, их действия носили в основном разведывательный характер. Такими силами было невозможно сдержать наступление танков врага. Поэтому эти отряды с тяжёлыми боями отошли к Моздоку и присоединились к своим главным силам12.

По мере продвижения к Моздоку сопротивление советских войск возрастало. Поэтому немецкое командование провело усиление своей группировки в этом районе. С нальчикского и прохладненского направлений, где противник потерпел неудачу, немецкое командование сняло часть сил (23 тд) и бросило их в район севернее Моздока, где к этому времени 370 и 111 пд, усиленные танками, теснили передовые отряды 11 гв. ск (отряд майора Корнеева и РАУ) с рубежа р. Кума в направлении на Моздок. К 23 августа 23 тд противника вышла в район Авалов, Русский и оттуда совместно с частями 370 и 111 пд повела наступление на Моздок.

Противник сделал попытку овладеть Моздоком с ходу, но, получив сильный отпор его защитников, начал окружать его. С направления разъезда Осетинский наступали до 20 танков, которые были рассеяны огнём бронепоезда № 20 под командованием капитана С.Н. Бородавко. С разъезда Луковский и станции Луковская наступали до 22 танков, одновременно противник действовал небольшими группами танков и автоматчиков с направления Веселовская. Ценой больших потерь вражеским войскам удалось к исходу дня занять вокзал, станцию Луковскую и просочиться отдельными танками и автоматчиками в Моздок. Утром 23 августа противник нанёс удар по советским войскам, оборонявшим город. Наступление на этом участке он организовал тремя колоннами: правый отряд — 30 танков и батальон пехоты; средний отряд — 15 танков и до батальона пехоты; левый отряд — 40 танков и два батальона пехоты. К 14.00 отряды вышли на канал имени Ленина в районы Дементьевский, Русский, Графский13.

Упорный бой завязался на рубеже высот перед хутором Русский-2, где враг сосредоточил до 40 танков и автомашины с пехотой неустановленной численности. Танки и пехота стали обходить левый фланг РАУ. Бой продолжался в течение двух с половиной часов. В центре обороны РАУ танки прорвали фронт и вышли в тыл. Начальник училища комбриг М.Д. Румянцев принял решение на отход. В результате боя на этом рубеже были подбиты 10 немецких танков, одна бронемашина, один мотоцикл, уничтожены до 200 солдат и офицеров противника. Однако передовой отряд советских войск отошёл на южный берег реки Терек, и немецкие танки стали проникать в город.

К полудню 23 августа силы 3-й танковой дивизии противника, сбив передовой отряд 11-го корпуса с рубежа Русский-1, Русский-2, вышли к северной и северо-восточной окраинам Моздока.

В боях 23 августа особо отличились 7-я рота 3-го батальона и бронепоезда № 19 и 20, которые в неравной борьбе, лишённые возможности маневрировать, погибли, уничтожив до 18 танков. В течение ночи на 24 августа прорвавшиеся группы противника были выбиты из города14.

Вот как описывает бой танков с бронепоездами, произошедший в Моздоке 23 августа 1942 года, немецкий источник.

«Осторожно продвигался 4-й батальон 6-го танкового полка дальше по Моздоку. Фельдфебель Тевоц на своём танке приблизился на 300 метров к первым домам. И в этот момент из города вышел бронепоезд. Не успел Тевоц указать цель, как наводчик направил уже ствол орудия на неё. Внезапно из поезда ударили вспышки пламени.

“Цель — бронепоезд! Огонь!” — прокричал фельдфебель. Пушка его танка типа IV посылала в бронепоезд снаряд за снарядом. Это был сигнал! Теперь уже и другие танки вступили в борьбу бронированных гигантов. Бронепоезд бил из своих орудий по танкам 1-го батальона, а те ему отвечали. Озабоченно вращались бронированные башни ползшей вперёд бронированной змеи. Клубы пара и паровозного дыма скрыли яростное чудовище, когда снарядом танкового орудия был разбит тендер. Затем сразу последовало попадание в вагон с боеприпасами. Со страшным грохотом бронепоезд взорвался. Вместе с ним погиб и его отважный экипаж …

Западнее 2-й танковый батальон 6-го танкового полка боевой группы Вестхофена в 16.00 вышел к окраине города. Преодолев противотанковые заграждения, танки 2-го батальона вместе с искусно действующей пехотой вступили в бой. В это время со станции Новогеоргиевская пришёл второй бронепоезд. Его встретили немецкие танки, а он вынудил их переключиться на себя с прежнего противника. Бой был такой же, как и с первым бронепоездом. Его также решили пушки немецких танков. Когда были подбиты оба паровоза и танки уже добивали обездвиженный состав, вдруг появился третий бронепоезд. Снова стали бить танковые пушки. На них злобно огрызались 76-мм и 127-мм орудия, заставлявшие танковые экипажи 2-го танкового батальона майора Франка предельно сконцентрироваться. И снова военное счастье оказалось на стороне немцев. Взорвался вагон с боеприпасами, и в тот же момент поезд повторил судьбу своих предшественников. Танки Франка пошли вперёд, довершили разрушительную работу и стали ждать следовавших за ними гренадеров. С наступлением темноты к ним присоединился 2-й батальон 394-го мотопехотного полка, занявший оборону южнее железнодорожной линии»15.

Однако экипажи бронепоездов нанесли значительный ущерб наступавшему противнику. В приказе по войскам Северной группы войск от 18 сентября 1942 года отмечалось, что командир бронепоезда капитан Степан Николаевич Бородавко и его комиссар политрук Георгий Романович Абрамов, павшие смертью храбрых, проявили образец выполнения воинского долга, личной храбрости и отваги. За свой подвиг оба они посмертно были удостоены орденов Ленина. Всему личному составу бронепоездов была объявлена благодарность.

23 августа погиб в бою за Моздок военком роты ПТР 3-го гвардейского стрелкового батальона 8 гв. сбр политрук Аршак Шамирович Амбарцумян. В критический момент боя, когда погиб расчёт ПТР младшего сержанта Луценко, комиссар лёг за ружьё и меткой стрельбой уничтожил один немецкий танк. В одиночку он продолжал вести огонь по противнику до тех пор, пока не пал смертью храбрых. Посмертно политрук был награждён орденом Красного Знамени16.

Потеряв до 10 танков, несколько автомашин с пехотой, 3 бронемашины, 4 мотоцикла, до роты мотопехоты убитыми и ранеными, противник был вынужден отойти и приступить к подготовке более планомерного наступления против небольшого гарнизона, оборонявшего Моздок.

В этот день 3-й батальон, оборонявший тет-де-пон, потерял убитыми 8, ранеными 15 человек, одну 45-мм пушку, 3 противотанковых ружья и один станковый пулемёт.

С утра 24 августа противник бросил на Моздок до 65 танков и полк мотопехоты. Весь день и в ночь на 25 августа шёл ожесточённый бой. Всю тяжесть удара противника принял на себя гарнизон города в составе 3-го стрелкового батальона 8 гв. сбр, усиленного батареей противотанковых пушек и пулемётным взводом.

На северную группу батальона были направлены до 15 танков и около батальона автоматчиков противника. В результате первой схватки противнику ворваться в город не удалось. Встретив упорное сопротивление с фронта, он решил захватить переправу с флангов. Для этого бросил автоматчиков и 16 танков, которые обошли её северо-восточнее и вышли к мосту. Сильным огнём гитлеровцы сумели повредить систему подрыва моста. Командир сапёрной роты попытался восстановить её, но произошёл взрыв от детонации, которую вызвал очередной взорвавшийся снаряд, и мост рухнул.

Встретив ожесточённое сопротивление, противник в ряде мест неоднократно повторил атаки. Так, например, окружив 9-ю роту, он не смог её уничтожить до конца боя. 11-ю роту атаковал шесть раз и только путём обхода, угрозой окружения потеснил её.

Ценой больших потерь противнику удалось вклиниться в систему обороны и просочиться в город. Бои шли до поздней ночи. Пользуясь превосходством в живой силе и многократным перевесом в технике, он подавил ещё две 45-мм пушки, несколько ПТР и пулемётов. К ночи, неся большие потери, противник блокировал ряд опорных пунктов и начал уничтожать их поодиночке.

В сложившейся обстановке командир 11 гв. ск 25 августа в 3.30 отдал приказ оставить Моздок. До командира батальона он дошёл через час, когда стало светать. Довести приказ до всего состава батальона не удалось, т.к. связи с блокированными точками не было. К назначенному времени форсирования р. Терек на берегу собрались около 400 человек. По разработанному плану отход продолжался под прикрытием 7-й роты. В 8.30 противник заметил переправу и огнём артиллерии и миномётов начал разрушать плавсредства. Переправа продолжалась вплавь. При этом несколько человек утонули, ряд плотиков были разбиты, а оружие, находившееся на них, затонуло. Прорвавшиеся к берегу танки противника рассеяли по южной окраине Моздока не успевших переправиться бойцов. Часть из них переправилась на южный берег Терека с наступлением темноты. Судьба остальных осталась неизвестной. Для поддержания переправы с южного берега р. Терек были подтянуты 3-я рота и взвод станковых пулемётов. К этому времени стала отходить 1-я рота 1-го батальона, которая на своём пути встретила автоматчиков и танки противника, прорваться через них к переправе не смогла и двинулась в район взорванного моста. Воспользовавшись остатками повисших труб, 25 человек сумели переправиться, остальные в бою с танками и пехотой противника погибли или были рассеяны.

Потери в 8-й бригаде составили: уничтожены огнём артиллерии и раздавлены танками РПД — 10, 45-мм пушек — 3, ППШ — 22, миномётов 50-мм — 3, миномётов 82-мм — 14, СВТ — 10, утонули: миномётов 50-мм — 4, РПД — 8, ПТР — 3, СВТ — 214, ППШ — 30, станковых пулемётов — 1.

Потери в личном составе: убиты 46 человек, ранены 84, пропали без вести 244 (из них большинство погибли).

Схема Моздок-Малгобекской оборонительной операции (сентябрь 1942 г.)
Схема Моздок-Малгобекской оборонительной операции (сентябрь 1942 г.)

Личный состав 3-го батальона, несмотря на превосходство сил и техники противника, стойко отражал атаки его пехоты и танков. Многие бойцы и командиры проявляли мужество и отвагу. Три танка подбило орудие комсомольца Михайличенко, один танк — орудие комсомольца Иванова. Гвардии сержант Луценко, подпустив танки противника на близкое расстояние, двумя выстрелами из ПТР подбил два танка, но сам погиб смертью героя. Гвардии красноармеец Деревяк, несмотря на сильный огонь противника, проник в расположение врага, поджог заложенные сапёрами фугасы и, отбиваясь автоматным огнём, убил четырёх фашистов. Получив четыре ранения, превозмогая боль, переплыл через р. Терек. Сержант Ширяев, переодевшись в форму убитого немца, съездил на мотоцикле в расположение врага, провёл там тщательную разведку и привез командованию бригады ценные сведения. Гвардии красноармеец Кудинов — боец 1-й роты 1-го батальона после выбытия из строя командира взвода взял на себя командование и, несмотря на окружение автоматчиками противника, не растерялся, поднял взвод в атаку, с боем вывел его из окружения, при этом лично уничтожил 9 фашистов, вынес с поля боя всю материальную часть и раненых. Гвардии красноармеец Рыковский — боец 8-й роты 3-го батальона, подпустив вражеский танк на 20—25 м, поразил его противотанковой гранатой. Заметив второй надвигавшийся танк, броском второй гранаты подбил и его. Из своего автомата уничтожил трёх мотоциклистов. Один из немцев подкрался к окопу Рыковского и бросил туда гранату. В один миг Рыковский практически на лету схватил её и бросил обратно — немец разлетелся на куски.

По результатам боёв за город Моздок командир 8-й гвардейской стрелковой бригады сделал следующие выводы: 1) несмотря на численное превосходство и технически более мощное оснащение, враг не смог сразу сломить оборону частей 8 гв. сбр и занять г. Моздок; 2) на опыте этих боёв личный состав бригады обрёл большую уверенность в том, что можно бить врага, нанося ему большие потери меньшими силами; 3) политико-моральное состояние бойцов и командиров бригады находится на высоком уровне17.

Как уже было отмечено, 9 гв. сбр занимала оборону слева от 8-й бригады. Против неё действовали до 48 танков и рота автоматчиков. В течение первого дня боёв один из батальонов вёл напряжённый бой с танками и пехотой противника, в результате которого уничтожил 6 танков и до роты пехоты. В том бою отличились политрук Минаев, сержанты Жираков, Карухин, красноармеец Даладеков. На второй день противник снова перешёл в наступление на участке обороны 3-го стрелкового батальона ротой пехоты и четырьмя танками. С большими потерями для противника наступление было остановлено. В том бою отличился заместитель политрука Титов, взявший на себя командование ротой вместо выбывшего из строя командира18.

В журнале боевых действий 11 гв. ск в тот день было записано: «1. Командиры и красноармейцы — гвардейцы мужественно и стойко дрались с численно превосходящим противником. 2. Недостаточно умело была организована оборона в городе. Баррикады не были созданы на улицах, дома не были приспособлены к обороне. 3. Переправа гарнизона была организована плохо, ею никто не руководил и не оборонял, вследствие чего батальон понёс большие потери, особенно в технике. 4. Со стороны противника во взятии г. Моздок участвовало до 65 танков и полка пехоты 3-й ТД»19.

За период боёв за Моздок 11 гв. ск уничтожил до 500 солдат и офицеров, 17 танков, плюс 18 танков были уничтожены бронепоездами. Младший лейтенант Никитин из противотанкового ружья сбил самолёт Ме-109. Захваченный в районе Павлодольской пленный показал, что в боях за Моздок со стороны противника участвовали 3-я танковая дивизия в составе одного танкового полка (65 танков), до полка мотопехоты, одного мотоциклетного батальона и одного артиллерийского полка.

25 августа 1942 года Моздок был оставлен частями Красной армии. Бои переместились к югу, на территорию Чечено-Ингушетии и Кабардино-Балкарии. Таким образом, весь северный берег Терека от Ищерской до Прохладного (значительный участок южной границы Ставропольского края) оказался в руках врага.

По итогам боёв за Моздок командование Закавказского фронта в лучшую сторону выделило действия отряда майора Корнеева и Ростовского артиллерийского училища, которые, войдя в соприкосновение с противником на рубеже Покойное, Будённовск, Прасковея, Орловка, Архангельское, Воронцово-Александровское, с 18 по 22 августа отходили с боями, задерживаясь на отдельных промежуточных рубежах, в направлении Моздока. Упорное сопротивление этих отрядов заставило противника действовать осторожно, выжидая подхода основных сил, что давало нашим войскам выигрыш во времени20.

К сожалению, в списках награждённых комбрига М.Д. Румянцева и гвардии майора Корнеева обнаружить не удалось. Но ряд командиров и бойцов 11 гв. ск награды всё же получили. Орденами Красной Звезды за оборону Моздока были награждены гвардии капитан Д.Г. Коваленко — командир батальона 8 гв. сбр, военный комиссар батальона Г.Я. Фельдман, командир 7-й роты того же батальона гвардии старший лейтенант А.Д. Куренков, красноармеец М.А. Корниленко и ефрейтор Н.А. Плясов21.

Подводя итог, следует отметить, что бои на подступах к Моздоку развернулись с 18 августа 1942 года. Непосредственная оборона города велась с 23 по 25 августа. Советские войска, несмотря на превосходство противника в живой силе и технике, действовали стойко и упорно, проявляя мужество, героизм и бесстрашие. После довольно быстрого захвата юга Ростовской области и северной части Ставрополья под Моздоком, так же как и на Кавказских Минеральных водах, противник получил мощный отпор, сила которого продолжала возрастать вплоть до остановки врага в районе г. Малгобека, в 30 км южнее Моздока, что позволило впоследствии войскам Закавказского фронта провести одну из важнейших операций битвы за Кавказ — Моздок-Малгобекскую оборонительную операцию.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См., например: Януш С.В. Войсковые операции Советской Армии в битве за Кавказ. Ставрополь: Кн. изд-во, 2005. С. 293—332.

2 Гречко А.А. Битва за Кавказ. М.: Воениздат, 1967. С. 103.

3 Тике В. Марш на Кавказ: битва за нефть 1942—1943 гг. М.: Эксмо, 2005. С. 166.

4 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 1783. Оп. 1. Д. 15. Л. 106.

5 Там же. Ф. 276. Оп. 811. Д. 152. Л. 36.

6 Там же. Ф. 51. Оп. 932. Д. 144. Л. 1—3.

7 Там же. Ф. 1783. Оп. 1. Д. 15. Л. 80, 80 об.

8 Там же. Ф. 835. Оп. 1. Д. 11. Л. 1.

9 Гречко А.А. Указ. соч. С. 103.

10 ЦАМО РФ. Ф. 835. Оп. 1. Д. 11. Л. 2.

11 Там же. Ф. 47. Оп. 1063. Д. 192. Л. 153—159.

12 Гречко А.А. Указ. соч. С. 103.

13 ЦАМО РФ. Ф. 47. Оп. 1063. Д. 192. Л. 160, 225.

14 Там же. Ф. 835. Оп. 1. Д. 11. Л. 2—3.

15 Тике В. Указ. соч. С. 168, 169.

16 ЦАМО РФ. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 982. Л. 7, 11, 13, 15.

17 Там же. Ф. 1783. Оп. 1. Д. 15. Л. 80 об.—81 об.

18 Там же. Ф. 276. Оп. 811. Д. 152. Л. 36, 36 об.

19 Там же. Ф. 835. Оп. 1. Д. 11. Л. 3—4.

20 Там же. Ф. 47. Оп. 1063. Д. 499. Л. 51.

21 Там же. Ф. 33. Оп. 682524. Д. 982. Л. 7—9.