Водолазы ЭПРОНа

Наследники легендарного ЭПРОНа. К 100-летию Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота.

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена истории аварийно-спасательной службы ВМФ и её современному состоянию, позволяющему решать задачи по предназначению.

Summary. The paper focuses on the history of the Navy emergency and rescue service and its current condition, which allows it to accomplish missions as intended.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

 

ШАЙХУТДИНОВ Дамир Габдулхатович — начальник Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота, капитан 1 ранга

КРАМОРЕНКО Андрей Вячеславович — начальник научно-исследовательского управления Научно-исследовательского института спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», капитан 1 ранга, доктор технических наук

ОВЧИННИКОВ Алексей Викторович — начальник научно-исследовательского управления Научно–исследовательского института спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия», капитан 1 ранга, кандидат технических наук

 

НАСЛЕДНИКИ ЛЕГЕНДАРНОГО ЭПРОНА

К 100-летию Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-Морского Флота

 

Задача спасания человеческих жизней на море, оказания помощи кораблям, терпящим бедствие, и подъёма затонувшего имущества возникла одновременно с началом мореплавания, однако в России государственной системы организации аварийно-спасательного дела не было вплоть до начала ХХ века. Спасательные общества, разрозненные ведомственные подразделения и отдельные частные организации в целом справлялись с периодическими аварийно-спасательными работами до тех пор, пока их количество резко не возросло в ходе Первой мировой и Гражданской войн. Советская власть, поставившая задачу построения новой России на основе национализации и централизованного управления, сознавая необходимость возрождения нарушенного войнами мореплавания и разорённого портового хозяйства, обратила внимание на комплекс образовавшихся проблем и подошла к их решению на государственном уровне. 5 января 1921 года постановлением Совета народных комиссаров все работы по подъёму затонувших кораблей на Чёрном море были сосредоточены в Наркомате по морским делам с учреждением Управления по судоподъёму1. Управлению передавались все судоподъёмные средства независимо от их принадлежности, а личный состав, занятый работами по подъёму судов, считался состоявшим на военной службе. Это постановление положило начало созданию Аварийно-спасательной службы Военно-Морского Флота. Процесс продолжался весь 1921 год. В феврале в ведение Наркомата по морским делам были переданы работы по судоподъёму на Балтийском, Баренцевом и Белом морях, в апреле в Петрограде была создана Центральная водолазная база2.

Новая экономическая политика и попытка перевода деятельности государственных учреждений на самоокупаемость под жёстким государственным контролем привели к учреждению в 1923 году легендарной Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН), с которой вплоть до начала Великой Отечественной войны было связано интенсивное развитие судоподъёмного, водолазного и спасательного дела в нашей стране. Личный состав ЭПРОНа комплектовался из лиц начальствующего и рядового состава резерва ВМС РККА по контракту со сроком службы не менее чем два года. Дисциплина и внутренний порядок поддерживались в соответствии с уставами РККА. Личный состав ЭПРОНа носил военно-морскую форму, но без знаков различия. При объявлении мобилизации ЭПРОН подлежал немедленной передаче в Наркомат Военно-Морского Флота, что и произошло 22 июня 1941 года, в первый день Великой Отечественной войны. Приказом наркома ВМФ от 2 июня 1942 года ЭПРОН был переименован в Аварийно-спасательную и судоподъёмную службу Военно-морского флота, а с упразднением судоподъёмных отрядов в конце 1943 года служба приобрела название, которое носила многие годы — Аварийно-спасательная служба Военно-морского флота.

Спасатели Военно-морского флота внесли весомый вклад в достижение победы в Великой Отечественной войне. Была оказана помощь 1505 повреждённым кораблям и судам суммарным водоизмещением 1 987 335 т, были подняты 1691 потопленных кораблей и судов суммарным водоизмещением 727 244 т3.

Судоподъём оставался приоритетной задачей Аварийно-спасательной службы ВМФ вплоть до 1956 года. Были подняты 2700 кораблей и судов суммарным водоизмещением 1 953 880 т. Высокая минная опасность и большой общий износ кораблей и судов за годы войны являлись источником повышенной аварийности. За первое послевоенное пятилетие Аварийно-спасательной службой была оказана помощь 824 кораблям и судам суммарным водоизмещением 1 277 218 т4. Необходимость устранения минной опасности потребовала выполнения беспрецедентного объёма работ, связанных с поиском на дне акваторий военно-морских баз, гаваней и портов мин, торпед, артиллерийских снарядов и других боеприпасов. По планам 1949—1952 гг. аварийно-спасательная служба Черноморского флота должна была обследовать на предмет наличия взрывоопасных предметов 42 млн м2 дна акваторий, а аварийно-спасательная служба Балтийского флота — 30 млн м2. Все вышеперечисленные работы производились в условиях острой нехватки сил и средств. Разрушенная войной страна не могла выделять достаточные средства на развитие Аварийно-спасательной службы. Количество судов, несмотря на огромный масштаб стоявших задач, с 1949 по 1950 год увеличилось незначительно, с 208 до 234 единиц, причём это произошло только за счёт переоборудования трофейных плавсредств.

Успешному решению сложных задач послевоенного периода способствовало создание научной составляющей Аварийно-спасательной службы. 3 января 1945 года был создан Научно-исследовательский институт аварийно-спасательной службы, внесший неоценимый вклад в развитие техники и технологии выполнения поисково-спасательных, водолазных, глубоководных и судоподъёмных работ, которому в 2020 году исполнилось 75 лет (ныне — НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия»).

Создание океанского ракетно-ядерного флота, основой которого стали атомные подводные лодки, потребовало изменения качественных и количественных требований к аварийно-спасательному обеспечению боевых сил флота. В строй вошли сотни новых судов, построенных крупными сериями: 23 спасательных судна подводных лодок проектов 527 и 532, оснащённых глубоководными водолазными комплексами, спасательными колоколами, рабочими и наблюдательными камерами, 19 спасательных буксирных судов проектов 733с, 712, 714 и 1452, способных действовать в дальней морской зоне, 112 противопожарных судов проектов 1893 и 1993, а также 90 противопожарных катеров проектов 364 и 14611, оснащённых помимо лафетных стволов мощными водоотливными средствами, 112 водолазных ботов проектов 522 и 535, более 200 рейдовых водолазных катеров проектов 376 и 1415. В конце 1960-х годов в состав Военно-Морского Флота вошло уникальное судоподъёмное судно проекта 530. Водолазы уверенно освоили работы на глубинах до 160 м методом кратковременных погружений5.

В 1979 году Аварийно-спасательная служба Военно-Морского Флота была переименована в Поисково-спасательную службу, которой были дополнительно приданы функции поисково-спасательного обеспечения полётов космических аппаратов. В 1980-е годы её судовой состав пополнился двумя спасательными судами проекта 537, носителями обитаемых подводных аппаратов и глубоководных водолазных комплексов, двумя океанскими спасательными буксирами проекта 5757. Эти суда были самыми крупными в мире в своём классе. На смену спасательным колоколам пришли глубоководные аппараты проектов 1837, 1855, 18270. Их носителями стали не только надводные суда проектов 536 и 537, но и две спасательные подводные лодки проекта 940, оснащённые глубоководными водолазными комплексами. С борта подводной лодки-лаборатории проекта 1840 водолазы Военно-Морского Флота в 1982 году установили национальный рекорд глубины водолазного спуска, равный 306 м, освоив прогрессивный метод насыщенных погружений. Сил и средств было достаточно, чтобы удовлетворять потребности океанского Военно-Морского Флота Советского Союза, в состав которого в 1991 году входили 171 атомная и 114 дизель-электрических подводных лодок, 5 авианесущих кораблей, 33 крейсера, 221 эсминец и сторожевой корабль6.

Сокращение Военно-Морского Флота, произошедшее на рубеже ХХ и XXI вв., в полной мере коснулось и Поисково-спасательной службы. Но, несмотря на трудности переходного времени, удалось сохранить кадровый состав и суда основных классов, ставших фундаментом современной Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морского флота. Сейчас её состояние характеризуется в первую очередь обновлением судового состава. В строй вступили головное спасательное судно подводных лодок нового поколения проекта 21300 «Игорь Белоусов» с усовершенствованным спасательным глубоководным аппаратом проекта 18271, спасательные буксирные суда новых проектов 745М, 22870 и 02980, рейдовые водолазные катера проектов 23040 и 14157, многофункциональные катера проектов 23370 и 23370М. Подразделения Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морского флота оснащаются мобильными модулями для оказания помощи аварийным подводным лодкам, лежащим на грунте, рабочими и осмотровыми телеуправляемыми необитаемыми подводными аппаратами, автономными необитаемыми подводными аппаратами, современным водолазным оборудованием, мощными водоотливными средствами МКВ-1000 и ВСА-500.

Современным спасателям Военно-Морского Флота есть чем гордиться. В 2014 году на Черноморском флоте на входном канале в озеро Донузлав был поднят большой противолодочный корабль «Очаков» длиной 173 м, затопленный во время крымских событий7. Это была самая крупная судоподъёмная работа в нашей стране за постсоветский период, достойное продолжение традиций легендарного ЭПРОНа и спасателей военных лет. В 2017—2018 гг. спасатели Ленинградской военно-морской базы выполнили работы по расчистке гаваней Кронштадта от затонувших судов в рамках подготовки к проведению главного военно-морского парада8. Были подняты 10 судов, включая две учебно-тренировочные станции УТС-287 и УТС-142 на базе подводной лодки проекта 613 и тральщика проекта 254, остовы гидрографического судна ГС-388, морского буксира МБ-162, пассажирского катера ПСК-1519, трёх деревянных базовых тральщиков. В 2018 году на Чёрном море в морских условиях было испытано новое спасательное снаряжение подводника ССП-М. Водолазы-испытатели НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» вышли в нём из лежащей на грунте на глубине 40 м подводной лодки. Впервые это было сделано по новой для Российской Федерации технологии — без дыхательного аппарата, что существенно упростило и ускорило выход подводников в аварийных условиях, увеличив эффективность их спасения. В 2017 и 2018 гг. на Тихоокеанском флоте при освоении глубоководного водолазного комплекса ГВК-450 спасательного судна «Игорь Белоусов» последовательно были обновлены национальные рекорды глубины водолазных спусков. Водолазы в морских условиях методом насыщенных погружений вышли в водную среду на глубину сначала 317, а затем 416 м, тем самым предыдущий рекорд 1982 года был превышен на 110 м9.

Безусловно, погружения водолазов Военно-морского флота на большие глубины выполняются не ради рекордов. Так, во время рекордного спуска водолазы выполнили практическую работу по подключению воздушных рукавов к макету эпроновской выгородки подводной лодки, показав способность решать задачу оказания помощи лежащей на грунте аварийной подводной лодке на предельных глубинах. В 2017 году спасательное судно «Игорь Белоусов» в ходе совместной подводно-исследовательской экспедиции Министерства обороны Российской Федерации и Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество» выполнило водолазное обследование потопленной в годы Второй мировой войны американской подводной лодки «Херринг», обнаруженной в российских территориальных водах возле острова Матуа Курильской гряды. В 2019 году на Балтийском флоте была обследована погибшая во время Великой Отечественной войны вместе с экипажем подводная лодка Щ-308. Водолазами с помощью необитаемых телеуправляемых аппаратов её корпус был очищен от опутывавших обрывков рыболовных тралов, что позволило установить на дне мемориальную доску, обозначившую погибшую подводную лодку как военное захоронение10.

Связь между поколениями спасателей особенно ощущается, когда работы в разные годы производятся на одной и той же акватории. В 1956—1957 гг. в Севастопольской бухте был поднят линкор «Новороссийск». В конце 2019 года в Южной бухте Севастополя в течение 5 дней была поднята затонувшая при аварии плавдока ПД-16 списанная подводная лодка Б-380 проекта 641Б11. Ее буксировка к месту утилизации производилась над местом подъёма линкора. Даже внешне поднятая лодка, буксировавшаяся на понтонах, и линкор в окружении понтонов были похожи.

Спасатели Военно-морского флота участвуют в работах, связанных с аварийными происшествиями не только на флотах, но и на морских объектах Министерства обороны, а также на объектах других министерств и ведомств Российской Федерации. В 2011 году специалисты по судоподъёму и водолазы НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» и 328-го Экспедиционного аварийно-спасательного отряда (ЭАСО) СпН ВМФ принимали участие в подъёме на Куйбышевском водохранилище дизель-электрохода «Булгария», разработав технический проект подъёма и выполнив работы по остропке затонувшего судна12. В 2016 году спасатели Черноморского и Северного флотов, 328-го ЭАСО СпН ВМФ и специалисты НИИ спасания и подводных технологий ВУНЦ ВМФ «Военно-морская академия» участвовали в работах в Адлере на месте крушения самолёта Ту-154Б-2, упавшего в море13.

Высокий профессиональный уровень спасателей Военно-морского флота ежегодно подтверждается на учениях, в том числе международных. В 2019 году спасатели Тихоокеанского флота в Жёлтом море приняли участие в российско-китайском учении по поиску и спасанию на море, а спасатели Северного флота на акватории Баренцева моря — в аналогичном российско-норвежском учении «Баренц-2019». Ещё одним убедительным достижением стала победа российской сборной команды водолазов Военно-Морского Флота на конкурсе профессионального мастерства «Глубина-2019», проходившем в исламской Республике Иран в рамках ежегодных Международных армейских игр14.

Служба поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морского флота, имеющая продолжительную и славную историю, встречает свой 100-летний юбилей в готовности достойно выполнить задачи по своему предназначению.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Постановление Совета Народных Комиссаров от 5 января 1921 года «О сосредоточении всех работ по подъёму кораблей в Наркомате по морским делам в Управлении по судоподъёму на Чёрном море». Сборник Постановлений ЦК ВКП(б) и СНК Союза ССР. М.: Заготиздат, 1941.

2 Голубев В.Г., Молчанов В.А., Фокин А.П. и др. Спасатели Военно-морского флота (спасение на море, судоподъём и водолазное дело России). СПб., 1999. С. 31.

3 Там же. С. 126, 127.

4 Там же. С. 136.

5 Павлов А.С. Военные корабли СССР и России 1945—1995 гг.: справочник. Вып. 3. Якутск, 1995. С. 180—184, 200—204.

6 Там же. С. 20—95.

7 Краморенко А.В., Асминин В.В. Подъём большого противолодочного корабля «Очаков» // Морской сборник. 2015. № 5. С. 56—63.

8 Краморенко А.В., Архипов А.А., Асминин В.В. Аварийно-спасательное обеспечение Главного военно-морского парада в 2017 году // Морской сборник. 2018. № 3.

9 Уколова К. 416 метров ниже уровня моря // Красная Звезда. 2019. 1 февраля.

10 Отчёт о проведении работ на пл «Щ-308» с использованием ТНПА «Тайгер-1Т». СПб.: НИИ СиПТ ВУНЦ ВМФ «ВМА», 2019. 62 с.

11 Асминин В.В., Краморенко А.В., Шайхутдинов Д.Г. Экстренный подъём списанной подводной лодки Б-380 // Информационный сборник СПАСР ГШ ВМФ. 2020. Вып. 32(68).

12 Звягинцев А.Н., Краморенко А.В., Краморенко М.В. Участие специалистов ВМФ в операции по подъёму «Булгарии» // Морской сборник. 2011. № 10.

13 Краморенко А.В., Асминин В.В., Кучеров Е.В., Тарануха Е.В. Поисково-спасательные работы на месте крушения самолёта Ту-154Б-2 на рейде Адлер // Информационный сборник СПАСР ГШ ВМФ. 2017. Вып. 29(65). С. 30—47.

14 Отчёт о работе исследовательской группы на мероприятиях международного конкурса по водолазному многоборью «Глубина-2019». КИШ, Исламская Республика Иран. 2019. 136 с.