Московская битва. Нетрадиционный взгляд

image_pdfimage_print

Фролов Михаил Иванович — вице-президент Академии военно-исторических наук, доктор исторических наук, профессор

(196240, Санкт-Петербург, ул. Костюшко, д. 24)

Московская битва. Нетрадиционный взгляд

В отечественной и западной историографии единодушно отмечается большое влияние победы советских войск под Москвой на ход и исход войны с Германией. Однако в принципиальной оценке её военно-политического и международного значения имеются расхождения, которые, по мнению ряда отечественных и немецких историков, принижают её вклад в победу в войне с фашизмом, исключая её из числа сражений, приведших к коренному перелому в ходе Великой Отечественной и всей Второй мировой войны. По мнению автора, точка зрения о том, что поражение немецких войск под Москвой явилось началом коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны и всей Второй мировой войны, объективно отражает значение Московской битвы.

6 сентября 1941 года Гитлер издал директиву № 35 о наступлении на Москву — проведении операции, получившей наименование «Тайфун». О её подготовке главное командование сухопутных войск вермахта дало указание 17 сентября. Осуществляя этот план, 30 сентября немецко-фашистские войска перешли в наступление, которое должно было завершиться овладением Москвой. Тем самым, как рассчитывало военно-политическое руководство Третьего рейха, победа над СССР будет одержана до наступления зимы.

Для достижения этих целей группа армий «Центр» была усилена. К началу наступления на Москву она имела свыше 1 млн 800 тыс. человек, свыше 14 тыс. орудий и миномётов, 1760 танков, 1390 самолётов.

Противнику противостояли Западный, Резервный и Брянский фронты, в которых насчитывалось 1 млн 250 тыс. человек, 7600 орудий и миномётов, 900 танков и 667 самолётов. Таким образом, группа армий «Центр» превосходила противостоявшие ей советские войска в людях в 1,4 раза, в орудиях и миномётах — в 1,8 раза, в танках — в 1,7 раза, в боевых самолётах — в 2 раза1.

Принципиально соотношение сил не изменилось и тогда, когда советские войска перешли в контрнаступление. Группа армий «Центр» к началу декабря 1941 года превосходила их в личном составе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,8 раза, в танках — в 1,5 раза и только в самолётах уступала им в 1,6 раза2.

Эти данные показывают несостоятельность утверждения немецких историков о будто бы многократном превосходстве советских войск в силах и средствах во время контрнаступления под Москвой.

В результате контрнаступления под Москвой Красная армия отбросила противника на 100—250 километров на запад, освободила от захватчиков свыше 11 тыс. населённых пунктов, в том числе 60 городов.

В отечественной исторической науке до середины 1980-х годов господствовала точка зрения на события ноября 1942 года — ноября 1943 год как года коренного перелома. Она была высказана И.В. Сталиным и повторена в тезисах ЦК КПСС к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции. На её основе оценивались события Великой Отечественной войны в работах по истории Второй мировой войны, учебниках и энциклопедиях3. Отметим, что этой точки зрения и в настоящее время придерживаются абсолютное большинство российских историков.

В середине 1980-х годов отечественные историки А.М. Самсонов и О.А. Ржешевский высказали обоснованный ими тезис о том, что событием, положившим начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны, всей Второй мировой войны, была Московская битва4. Их подержали Д.М. Проэктор и А.Н. Мерцалов.

Весьма весомый аргумент в подтверждение суждения о победе под Москвой как коренном переломе в ходе войны высказал В.А. Анфилов. Он пишет о беседе с Г.К. Жуковым, в которой маршал подчеркнул, что «начало коренного поворота в ходе войны положила битва под Москвой»5. Сам Г.К. Жуков писал: «В битве под Москвой было положено начало крупному повороту в ходе войны»6.

Историческое место битвы под Москвой нельзя оценить, не учитывая той драматической обстановки, которая сложилась к осени 1941 года непосредственно на советско-германском фронте. Красная армия оказалась далеко не в полной мере готовой к борьбе с таким мощным противником, как фашистская Германия, обрушившим на СССР удар колоссальной силы. Немецко-фашистские войска продвинулись в пределы Советского Союза от 850 до 1200 км. Территория, занятая врагом, превышала 1,5 млн квадратных километров. На ней до войны проживали 74,5 млн человек. По данным Генерального штаба РККА, безвозвратные потери действующей армии за второе полугодие 1941 года составили почти 3 млн 138 тыс. человек (что составляло более 65 проц. всей численности Красной армии и Военно-морского флота)7. Миллионы советских людей оказались в оккупации.

В период битвы под Москвой сложилось тяжёлое положение и для других стран антигитлеровской коалиции. В результате нападения на базу США в Пёрл-Харборе и начавшегося наступления японских вооружённых сил на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии агрессоры захватили огромную территорию — 4,2 млн квадратных километров с населением более 200 млн человек, вышли на подступы к Аляске, Индии и Австралии. Командующий вооружёнными силами США на Дальнем Востоке генерал Д. Макартур незадолго до капитуляции своего гарнизона на Филиппинах, обращаясь к войскам, констатировал: «Сложившаяся международная обстановка показывает, что ныне надежды цивилизации неразрывно связаны с действиями Красной армии, её доблестными знаменами»8.

Разгром немецко-фашистских армий под Москвой имел огромное военно-политическое и международное значение. Он оказал большое влияние на весь ход Великой Отечественной и Второй мировой войны, положил, как уже отмечалось, начало коренному перелому в войне. Основание для этого даёт не только учёт обстановки, сложившейся в это время на фронтах Второй мировой войны, но прежде всего военный фактор. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Великая Отечественная без грифа секретности. Книга потерь. Новейшее справочное издание / Сост. Г.Ф. Кривошеев, В.М. Андроников, П.Д. Буриков, В.В. Гуркин. М., 2009. С. 93.

2 Там же. С. 99.

3 Балашов В.А., Юрченков В.А. Историография Отечественной истории. 1917— начало 90-х гг. Учебное пособие. М., 1994. С. 170.

4 Самсонов А.М. Вторая мировая война. Очерк важнейших событий. М., 1985; Ржешевский О.А. Предисловие / Ширер У. Взлёт и падение третьего рейха. Т. 2. М., 1991.

5 Интервью с В.А. Анфиловым. Маршал Жуков: «Не дай бог, если бы мы дрогнули…». Российская газета. 1994. 10 декабря.

6 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. 10-е изд., доп. по рукописи автора. Т. 2. М., 1990. С. 268.

7 Гриф секретности снят. Потери Вооружённых сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М., 1993. С. 139, 141. Процент безвозвратных потерь от предвоенной численности Красной армии и Военно-морского флота подсчитан автором.

8 Цит. по: Ржешевский О.А. Указ. соч. С. 14, 15.