Миссия в Канджут. Памирские экспедиции Б.Л. Громбчевского в Большой игре

image_pdfimage_print

На рубежах Российской империи

 

Рудницкий Артём Юрьевич — заместитель директора Историко-документального департамента МИД России, доктор исторических наук (Москва. E-mail: artem-rud55@yandex.ru)

 

Миссия в Канджут

 

Памирские экспедиции Б.Л. Громбчевского в Большой игре

Большая игра — соперничество России и Великобритании в Центральной Азии в XIX — начале XX века — яркий эпизод в истории международных отношений. Нас по-прежнему волнуют острые перипетии противостояния великих держав, славные дела легендарных путешественников, дипломатов и разведчиков. Один из них — Бронислав Людвигович Громбчевский, прославившийся своими памирскими экспедициями. В советское время о нём вспоминали реже, чем о Н.М. Пржевальском, Г.Е. Грумм-Гржимайло, Г.Н. Потанине, В.А. Обручеве и других землепроходцах, хотя вклад Громбчевского в исследование Центральной Азии и упрочение там российских позиций не менее значителен. Возможно, причиной было его участие в Гражданской войне на стороне белых и эмиграция. В последние десятилетия историки чаще вспоминают о Громбчевском, но многое о его жизни и деятельности ещё предстоит узнать.

Он был патриотом России (чему не мешало его польское происхождение), одним из немалого числа сынов Речи Посполитой, писателей, поэтов и мыслителей, которые честно служили государству Российскому, приумножали его богатство и славу.

Громбчевский родился в 1855 году в семейном поместье Крепшты в Ковенской губернии. Его отец участвовал в восстании 1863 года и был сослан в Сибирь. Вернулся больным чахоткой и вскоре умер. На имущество семьи наложили секвестр, пришлось переехать в Варшаву. Там Громбчевский учился в гимназии, затем поступил в Горный институт в Петербурге, но гражданская профессия его не привлекала. Не завершив обучение, в 1873 году поступил в лейб-гвардии Кексгольмский гренадерский полк и в 1875 году сдал экзамен на первый офицерский чин. Но в гвардии ему остаться не удалось (не хватало средств), и в 1876 году подпоручик по своей просьбе получил назначение в штаб Туркестанского военного округа. На решение отправиться в Среднюю Азию повлияла клятва отцу: ничего не делать во вред Польше, и если нести военную службу, то подальше от родного края, чтобы не пришлось участвовать в подавлении очередного восстания.

В то время Российская империя, пережив неудачи Крымской войны, активизировала свою внешнюю политику, в том числе в Средней Азии, что встретило резкое противодействие Великобритании и дряхлевшего Китая. Обе державы часто координировали свои действия, нацеленные против России. Главными в этой связке, несомненно, были англичане. Не сумев воспрепятствовать «среднеазиатскому маршу» русских, Лондон озаботился проблемой безопасности своих индийских владений и прилагал максимум усилий, чтобы не пустить Россию дальше на юг.

Одним из источников напряжённости в российско-английских отношениях была ситуация в Афганистане. Подталкиваемые англичанами афганцы постоянно устраивали вооружённые провокации на границе. В 1885 году дело дошло до крупного столкновения, в результате которого афганские части были наголову разбиты. После этого центр тяжести Большой игры сместился на северо-восток в сторону Памира. Господство над ним открывало возможности для распространения влияния на Восточный Туркестан (Кашгарию) и позволяло приблизиться к Индии со стороны Средней Азии.

На севере Памир граничил с занятой русскими Ферганской областью, а на юге соприкасался с принадлежавшим англичанам Кашмиром. Своеобразным буфером между Россией и Англией служили расположенные на южных склонах Гиндукуша припамирские ханства (эмираты) Вахан, Шугнан, Рошан и некоторые другие «княжества», включая Читрал, Нагар и Канджут1. Эти крохотные деспотии больше всего были озабочены сохранением своей относительной самостоятельности, зависевшей от «правильного» выбора покровителя — великой державы. Тамошние жители и их правители всё чаще обращали взоры к России. Они устали от мздоимства китайских чиновников, произвола и жестокости афганцев, действовавших с подачи англичан, и надеялись, что под властью «Великого Белого царя» им будет легче сберечь свои культуру, традиции и обычаи.

В 1883 году англичане дали «отмашку» своему ставленнику афганскому эмиру Абдур Рахман-хану на захват Вахана, Шугнана и Рошана. Одновременно китайцы по согласованию с Лондоном начали занимать Восточный Памир. Британский политический агент и разведчик капитан Ф. Янгхазбенд предвещал, что столкновение «между двумя смертельными врагами» — Россией и Англией будет «жестоким, выдержанным и неотступным», а «наградой победившему будет не менее, чем господство над Азией»2.

В те годы Памир был практически неизвестен европейцам. Чтобы покорить его, нужны были первопроходцы, разведчики, которых немало нашлось среди российских и британских участников Большой игры. Они стремились осваивать новые земли, совершать научные открытия, верили, что несут азиатским народам блага цивилизации, помогают избавиться от средневековых режимов, препятствовавших социальному, культурному и техническому прогрессу.

К этой когорте принадлежал и Громбчевский. Боевой офицер, он производил впечатление на окружающих выправкой, большой физической силой и выносливостью. Янгхазбенд и другие англичане называли его — «грозный Громбчевский». Британская «Таймс» писала о нём как о «человеке гигантского роста и геркулесовского телосложения», который прошёл через Памир «с небольшим казачьим конвоем, посетил Гунзу и Нагар и появился в местности, отстоящей на несколько переходов от Гилгита»3.

Громбчевский был ординарцем М.Д. Скобелева, князя Ф.К. Витгенштейна, участвовал в завоевании Хивы и Коканда, Алайском походе и взятии Самарканда. В 1880 году стал помощником начальника Маргеланского уезда4, в 1885-м — старшим чиновником по особым поручениям при военном губернаторе Ферганской области. Быстро завоевал репутацию блестящего знатока Средней Азии, в совершенстве овладев узбекским, таджикским и персидским языками. От своего дяди С. Гроса, ученого-натуралиста и орнитолога, унаследовал интерес к изучению природы, этнографии и истории. Как член Комиссии по делимитации границы с Китаем исследовал Кашгарию и пограничные районы Тянь-Шаня, пустыню Такла-Макан, долину Яркендарьи. По результатам почти четырехмесячной экспедиции подготовил три служебные записки, опубликованные военным издательством Нового Маргелана: «Отчёт о поездке в Кашгар и Южную Кашгарию в 1885 г.», «Очерк китайских войск, укреплений и административного устройства Кашгарии» и «Очерк системы административного управления Кашгарии»5. Они сразу обратили на себя внимание чётким изложением фактов и глубиной анализа.

За кашгарскую экспедицию Императорское Русское географическое общество (ИРГО) наградило Громбчевского серебряной медалью. Его председатель великий князь Константин Николаевич обратил внимание на путешественника. С большой теплотой относился к нему вице-председатель общества — знаменитый учёный, академик П.П. Семёнов-Тян-Шанский.

В 1886 году Громбчевский отправился в очередной поход, посетил Центральный Тянь-Шань, бассейн Нарына, истоки Сырдарьи. После него поступил на астрономический факультет Петербургского университета, занимался в Пулковской обсерватории, затем вернулся в Среднюю Азию. Он полюбил этот край, мечтал об исследовании новых земель и их присоединении к России.

Несмотря на таланты и успехи Громбчевского, его военная карьера продвигалась медленно. В 1885 году он получил лишь чин поручика, а, например, служивший вместе с ним у Скобелева А.Н. Куропаткин был уже генералом в Главном штабе. Но Громбчевский видел в своём положении большие плюсы: «Меня привлекала возможность свободно бродяжничать по всему белу свету, а не добиваться новых званий и окладов»6.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Канджутом и Гунзой в XIX в. в России называли княжество Хунза. Ныне входит в состав Пакистана.

2 Юнгхазбанд. Нашествие русских в Индию. Перевод с английского Генерального штаба подполковника Десина. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии. Вып. LIII. СПб.: Военно-учёный комитет Главного штаба, 1893. С. 215.

3 The Times. 1891. October 17. Цитируется по служебному переводу Азиатского департамента МИД России. См.: Архив внешней политики Российской империи (АВП РИ). Ф. 147 («Среднеазиатский стол»). Оп. 485. 1890—1892. Д. 864. Л. 78.

4 Маргелан — административный центр Ферганской области. После завоевания Коканда русские выстроили рядом Новый Маргелан. Там располагался штаб Туркестанского военного округа.

5 Отчёт о поездке в Кашгар и Южную Кашгарию в 1885 г. старшего чиновника особых поручений при Военном губернаторе Ферганской области поручика Б.Л. Громбчевского. Н. Маргелан, 1886.

6 Gen. Bronisław Grąbczewski. Na sluzbie rosyjskiej. Warszawa, 1926. S. 18.