Место и роль Управления кадров ЦК ВКП(б) в области военного строительства накануне Великой Отечественной войны

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о деятельности Управления кадров Центрального комитета Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (УК ЦК ВКП(б)) по вопросам укрепления оборонного потенциала СССР и работы с высшим командно-начальствующим составом Красной армии в 1939 — начале 1941 г.

Summary. The paper describes the work of the Personnel Directorate in the Central Committee of the All-union Communist Party (of Bolsheviks) in matters of strengthening the Soviet defense potential and work with senior officers of the Red Army in 1939 and early 1941.

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

ТАРАСОВ Сергей Анатольевич — заместитель начальника научно-исследовательского отдела Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации, подполковник

 (Москва. E-mail: satar79@mail.ru).

«Есть целый ряд вопросов армейского строительства не разрешённых»

Место и роль Управления кадров ЦК ВКП(б) в области военного строительства накануне Великой Отечественной войны

 

В настоящее время многими отечественными исследователями уделяется пристальное внимание изучению проблем военного строительства в Советском Союзе накануне и в ходе Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. К решению данных вопросов в те напряжённые годы были привлечены все органы государственного и военного управления страны. На повышение обороноспособности Советского государства направлялись огромные усилия всех слоёв общества. Особо пристальное внимание этому процессу уделяла Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков).

Следует отметить, что характерной чертой функционирования СССР являлось наличие однопартийной системы, при которой партия большевиков своими структурами пронизывала весь государственный аппарат, а её центральные органы держали под своим неослабным контролем все стороны жизни Страны Советов. На протяжении 30-х годов XX века на пленумах ЦК ВКП(б) и заседаниях его политбюро рассматривались многие проблемы, связанные с подготовкой страны к возможно предстоящей войне.

Для оперативного решения кадровых вопросов в деле государственного строительства и развития народного хозяйства страны, в т.ч. и в сфере обороны, при Центральном комитете ВКП(б) в 1939 году было создано Управление кадров1, которое занималось изучением и распределением партийных, советских и хозяйственных работников, высших командных кадров Красной армии и Военно-морского флота, а также решением текущих административных и хозяйственных вопросов. Начальником управления был утверждён секретарь ЦК ВКП(б) Георгий Максимилианович Маленков.

Структура Управления кадров была определена решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 31 марта 1939 года, согласно которому в его состав входили отделы по разным секторам экономики, транспорта, связи, науки и образования, внутренних дел, судебных и прокурорских органов, внешней политики (всего 45 отделов), инспекторская группа и архив. Одни из первых мест занимали отдел, курировавший армию (отдел кадров Народного комиссариата обороны2) и отдел, решавший кадровые вопросы в Военно-морском флоте. Заведующим отделом кадров Наркомата обороны и одновременно одним из заместителей начальника Управления кадров был утверждён Н.П. Листков3.

В дальнейшем были созданы отделы кадров Военно-воздушных сил Красной армии и Гражданского воздушного флота (ВВС КА и ГВФ), станкостроения, миномётного вооружения и по строительству.

В таком виде структура Управления кадров существовала до 1946 года, когда решением Секретариата ЦК ВКП(б) от 12 июня была произведена организационная перестройка его аппарата за счёт объединения небольших отделов в более крупные. Одновременно были созданы два новых отдела: отдел подготовки и переподготовки партийных и советских кадров и учётный отдел. Таким образом, взамен имевшихся 50 отделов Управление стало состоять из 354.

В 1948 году решением политбюро от 10 июля «О реорганизации аппарата ЦК ВКП(б)» в целях улучшения работы по подбору кадров и по проведению в жизнь партийных решений существовавшие управления, в т.ч. Управление кадров, были упразднены и вместо них созданы отделы, в задачу которых входили подбор кадров по соответствующим отраслям и проверка исполнения решений ЦК и правительства, в связи с чем функции по распределению кадров, осуществлявшиеся ранее Управлением кадров, передавались во вновь создававшиеся отделы5.

Таким образом, за период своего существования с 1939 по 1948 год Управление кадров ЦК ВКП(б) занималось решением самого широкого спектра вопросов, затрагивавших все сферы жизни тогдашнего советского общества и все отрасли и направления социально-экономического и политического развития страны. Однако приоритетным направлением было обеспечение управленческих структур и руководящих органов государства необходимыми кадрами, способными грамотно и своевременно решать ставившиеся перед ними задачи.

В настоящей статье мы постараемся осветить деятельность одного из важнейших структурных подразделений Управления кадров — выше упоминавшегося отдела кадров Народного комиссариата обороны (НКО) накануне Великой Отечественной войны.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) хранятся ряд дел, позволяющих понять специфику деятельности отдела кадров НКО за период с 1939 по начало 1941 года. При их изучении мы видим, что круг решавшихся вопросов был достаточно широким, но их все объединяло то, что они в той или иной степени затрагивали сферу военного строительства и повышения обороноспособности страны.

Так, согласно архивным документам личный состав отдела в указанный период активно привлекался к проведению приписки военными комиссариатами руководящих работников партийных комитетов к различным воинским частям Красной армии. Сложность заключалась в том, чтобы соблюсти «правильность использования приписываемых» в случае мобилизации и избежать негативных моментов, когда «партработники, имеющие большой опыт партийно-политической работы и политическую подготовку», предназначались местными органами военного управления к использованию на второстепенных должностях, «которые с успехом могут и должны быть замещены менее подготовленными товарищами, не из числа руководящих партработников»6.

Другой весьма важной задачей, к решению которой привлекался отдел кадров НКО в течение лета—осени 1940 года, были составление и обобщение списков лиц политического и начальствующего состава Красной армии (в т.ч. состоявшего в запасе), владевших литовским, латышским и эстонским языками для последующего их использования в работе на территориях прибалтийских государств, присоединённых в тот период к СССР7.

С мая 1940 года пристальное внимание руководства ЦК ВКП(б) было привлечено к проведению курсов военной переподготовки руководящих партийных работников (в первую очередь заведующих военными отделами партийных комитетов различного уровня). Контроль данного процесса со стороны Управления кадров ЦК был возложен на отдел кадров НКО.

При организации указанных курсов были вскрыты ряд недостатков и упущений со стороны должностных лиц Наркомата обороны, ответственных за этот процесс.

Так, на курсах, организованных на территории Горьковской области (занятия начались с 25 мая 1940 г.), в первые две шестидневки в связи с неорганизованностью в работе учебного отдела наблюдалась некоторая хаотичность в работе, поскольку «расписание занятий составлялось с опозданием, темы занятий курсантам не объявлялись, и никто из курсантов не знал, чем будут заниматься завтра». Позже ситуацию удалось выправить и наладить нормальный учебный процесс.

Другим недостатком было то, что командно-начальствующий состав Наркоматом обороны на данные курсы был назначен с большим опозданием (к 15 мая было лишь 43 проц., к началу занятий — 81 проц. от необходимой списочной численности) и по морально-деловым качествам оказался весьма посредственным (особенно на уровне командиров взводов и рот). Многие из назначенных офицеров не имели достаточного «опыта работы в РККА» и для преподавания на данных курсах были подготовлены слабо. Так, «из 20 командиров взводов — 14 человек в феврале и марте 1940 г. досрочно выпущены из пехотных училищ, ранее в РККА не служили; два человека в 1939 г. окончили шестимесячные курсы младших лейтенантов; один человек осенью 1939 г. окончил 3-х месячные курсы начсостава запаса; один человек в 1931 г. окончил полковую школу, в 1939 г. был призван из запаса командиром взвода и в мае 1940 г. назначен командиром взвода на курсы»8.

Ощущалась и нехватка учебных пособий и литературы. Отпущенное курсам по табелям учебное оружие — два станковых и два ручных пулемёта на 500 человек — не обеспечивали организацию нормальных занятий по изучению материальной части этого оружия и подготовку курсантов к боевым стрельбам. В результате большинство взводов изучали станковый и ручной пулемёт только по наставлениям или, нарушая инструкции, разбирали с учебной целью боевые пулемёты.

Определённые претензии были предъявлены и к «качеству» самих курсантов, направленных на прохождение военной переподготовки. В связи с тем, что партийные работники на курсы посылались без предварительного медицинского освидетельствования, выяснилось, что часть из них по состоянию здоровья не могла заниматься строевой и физической подготовкой. У ряда курсантов вообще были выявлены такие серьёзные заболевания, как туберкулёз лёгких, функциональные пороки сердца, суставной ревматизм, грыжи. Порядка 35—40 человек имели болезнь желудка или кишечника и нуждались в диетическом питании9.

Были выявлены и определённые трудности с обеспечением курсантов нательным и постельным бельём, его своевременной стиркой и заменой.

С целью исправления ситуации заведующий отделом кадров НКО Листков в справке на имя секретаря ЦК ВКП(б) и одновременно руководителя Управления кадров Центрального комитета партии Маленкова рекомендовал ряд мер следующего характера: замена ряда наиболее слабых командиров-преподавателей на более подготовленных, назначение на курсы руководителей огневой подготовки и обеспечение каждой роты учебными ручными и станковыми пулемётами, снабжение курсов необходимым количеством вещевого имущества. Отдельно целесообразным считалось «поручить Политуправлению Красной армии в перерыве между первой и второй очередью курсов собрать начальников курсов и проработать с ними программу, штаты и табеля материального обеспечения всех курсов руководящих партработников»10.

Следует подчеркнуть, что курсы переподготовки руководящих работников партийных комитетов, аналогичные вышеописанным в Горьковской области, были организованы и в других регионах страны (в частности: в Кронштадте, в г. Пушкин Ленинградской обл., в Курской обл.), и занятия проводились в несколько потоков по различным направлениям (в т.ч. и военно-морской тематике).

Из архивных документов видно, что работа сотрудников отдела кадров НКО УК ЦК ВКП(б) не прошла даром. Постепенно в организации и функционировании курсов отмечалась положительная динамика. Критические замечания и предложения руководства Наркомата обороны (в первую очередь заместителя наркома обороны армейского комиссара Л.З. Мехлиса) были рассмотрены и приняты меры к устранению выявленных недостатков.

Отдельной темой в деятельности исследуемых нами кадровых органов было наведение порядка в деле учёта военнослужащих, погибших и пропавших без вести в ходе Советско-финляндской войны 1939—1940 гг., выдачи их семьям соответствующих документов для начисления пенсий и получения единовременных пособий.

Толчком к этому послужило обращение секретаря Калининского обкома ВКП(б) Абрамова на имя Маленкова, в котором на примере 6-го лыжного батальона, сформированного в области в ходе войны, ставились вопросы о выяснении судьбы добровольцев-лыжников, не вернувшихся из зоны боёв, и выдачи их семьям подтверждающих гибель документов11. На неоднократные запросы военного отдела Калининского обкома ВКП(б) и областного военного комиссариата в адрес штаба Ленинградского военного округа, бюро потерь при Народном комиссариате обороны и начальника Генерального штаба РККА командарма 1 ранга (Маршал Советского Союза с 7 мая 1940 г.) Б.М. Шапошникова удовлетворительных ответов получено не было.

В свою очередь, в адрес местного обкома ВКП(б) и облвоенкомата поступали письма и жалобы от семей погибших и пропавших без вести добровольцев-лыжников о назначении пенсий и выдаче единовременных пособий, поскольку отделы социального обеспечения «выдают пособия и назначают пенсии только тем семьям погибших военнослужащих, которые имеют удостоверения от войсковых частей». Ситуация осложнялась тем, что по окончании боёв некоторые части и подразделения были расформированы, а уцелевший личный состав демобилизован или переведён в другие части.

Ввиду всего изложенного Калининский обком ВКП(б) просил разрешить следующие вопросы: кем будет организована выдача удостоверений погибших или пропавших без вести военнослужащих, в т.ч. и в случае, если «войсковые части, в которых они служили, распущены, а людской состав демобилизован»12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 На XVIII съезде ВКП(б), состоявшемся в Москве 10—21 марта 1939 г., были внесены изменения в Устав партии, согласно которым в составе ЦК создавалось Управление кадров. См.: Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898—1986). Т. 7. 1938—1945. М., 1985. С. 90.

2 В некоторых документах, направлявшихся в адрес заведующего отделом кадров НКО Управления кадров ЦК ВКП(б), указанный отдел для краткости именуется как «Отдел оборонных кадров» (см., например: Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф.17. Оп. 127. Д. 40. Л. 52) или «Военный отдел» (см., например: там же. Д. 41. Л. 105).

3 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 1220. Л. 106—108.

4 Там же. Ф. 4. Оп. 5. Д. 264. Л. 99—119.

5 Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 1071. Л. 27, 28.

6 Там же. Оп. 127. Д. 39. Л. 7—12.

7 Там же. Л. 13—70.

8 Там же. Л. 86.

9 Там же. Л. 89.

10 Там же. Л. 90.

11 Указанный лыжный батальон согласно данным Калининского обкома ВКП(б) потерял более 90 проц. личного состава. Из 784 добровольцев-лыжников с Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. вернулись всего около 70 человек.

12 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 127. Д. 40. Л. 39, 39 об.