Квартирмейстерская часть в 1812 году

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена деятельности одного из органов военного управления вооружёнными силами Российской империи — Свите Его Императорского Величества по квартирмейстерской части. Рассматриваются вопросы её организационной структуры и комплектования, функциональных обязанностей и подготовки офицеров накануне и в период Отечественной войны 1812 года.

Summary. The paper looks at the work of a military command and control body in the Russian Empire, the Quartermaster Retinue of His Imperial Majesty, examining its organizational structure and staffing, functional duties and training of officers on the eve of and during the Patriotic War of 1812.

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

НАЗАРЯН Елена Анатольевна — научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: sarlen@list.ru). 

«Проводили войска с расторопностию и неустрашимостью…»

Квартирмейстерская часть в 1812 году 

Накануне Отечественной войны 1812 года и в ходе ведения боевых действий важную роль в системе центрального военного управления играла Свита Его Императорского Величества (Е.И.В.) по квартирмейстерской части. В конце XVIII — начале XIX века этот оперативный орган, созданный в 1796 году, ещё не в полной мере отвечал вызовам времени, что показал опыт Итальянского и Швейцарского походов А.В. Суворова.

Квартирмейстеры, занимавшиеся в мирное время в основном съёмкой местности и составлением карт, не принимали участия в боевой подготовке войск, не имели связи с действующими армиями и, следовательно, в период боевых действий не могли в должной мере выполнять свои обязанности по разведыванию дорог, передвижению сил и средств, выбору мест их стоянок и др. Например, офицеры квартирмейстерской части в корпусе генерал-лейтенанта А.М. Римского-Корсакова, находившегося в Швейцарии, имели весьма низкий уровень подготовки, отсутствовал должный контроль со стороны корпусного штаба за перемещением и расположением войск. Прямым следствием этого стало одно из самых жестоких поражений русской армии в XVIII веке, печально известное как Вторая битва при Цюрихе (14—15(25—26) сентября 1799 г.)1.

В 1810 году управляющим Свитой Е.И.В. по квартирмейстерской части (генерал-квартирмейстером русской армии) был назначен генерал-майор и генерал-адъютант князь П.М. Волконский (именно он после Тильзитского мира был отправлен во Францию для изучения устройства французской армии и её генерального штаба)2. При его деятельном участии была создана канцелярия управляющего квартирмейстерской частью, упорядочено чинопроизводство квартирмейстеров, установлены регламенты прохождения службы, чётко распределены специальные предметы занятий офицеров Свиты, особенно в мирное время. Остро встали и вопросы комплектования, т.к. Свита состояла частично из офицеров, ранее служивших в Генеральном штабе, а в основном — из офицеров армейских полков и даже других ведомств, которым недоставало необходимых математических и топографических знаний для выполнения своих функций.

С целью решения накопившихся организационных и кадровых проблем под руководством П.М. Волконского в его канцелярии были составлены документы, регламентировавшие деятельность Свиты. Это были «Руководство к отправлению службы чиновникам дивизионного генерал-штаба»3 и Положение «О должности офицеров квартирмейстерской части, находящихся при корпусах и дивизиях в мирное время».

Реорганизация квартирмейстерской части имела целью максимально приспособить её структуру к решению всё возраставшего объёма задач, связанных с обороноспособностью государства, теснее увязать деятельность квартирмейстеров с повседневной жизнью войск, их нуждами, с общими проблемами военного строительства. По инициативе П.М. Волконского была создана канцелярия управляющего квартирмейстерской частью, разделены функции Дежурства армии и квартирмейстерской части. Офицеры Свиты Е.И.В. получили в 1811 году преимущества перед армейскими офицерами (в один чин). При квартирмейстерской части было организовано обучение колонновожатых. Структурно Свита Е.И.В. стала включать: управляющего квартирмейстерской частью с его канцелярией, генерал-квартирмейстеров (в армиях), обер-квартирмейстеров (в корпусах), квартирмейстеров (в дивизиях).

27 января 1812 года было утверждено новое «Учреждение военного министерства», согласно которому квартирмейстерская часть исключалась из общей структуры Военного министерства. В нём оставалось только второстепенное подразделение — Собственное Е.И.В. депо карт, преобразованное в военно-топографическое депо, на которое возлагались отдельные квартирмейстерские задачи (составление донесений о военных действиях, разработка проектов наступательных и оборонительных войн). Отчасти такое положение дел объяснялось позицией самого военного министра генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли, который ещё в 1810 году утверждал, что «квартирмейстерский департамент — составная часть армии», т.е. принадлежит не к центральному военному управлению, а к строевому4. По его мнению, названный департамент должен был состоять под особым руководством военного министра, как и Депо карт, но не входить в число департаментов Военного министерства. Свита Е.И.В. по квартирмейстерской части подчинялась непосредственно императору.

С января 1812 года большинство офицеров квартирмейстерской части были направлены в действующую армию, где они вошли в управление начальника Главного полевого штаба. Квартирмейстерская часть в тот период состояла их двух отделений: 1-е отделение осуществляло сбор сведений о театре войны (карты, описания, таблицы, записки об опыте прежних войн, съёмки в тылу армии); 2-е отделение занималось составлением диспозиций, производило рекогносцировки, руководило движением и расквартированием войск, выбором и укреплением позиций, составляло ежедневные доклады о ходе военных действий, готовило свод общих представлений к наградам за военные отличия, вело секретную переписку5.

К началу 1812 года в состав Свиты входили 10 генералов, 58 штаб-офицеров, 99 обер-офицеров. Сохранился документ, показывающий, что в феврале 1812 года во 2-ю Западную армию были назначены 38 офицеров квартирмейстерской части, а именно: 1 генерал, 7 штаб- и 30 обер-офицеров, а также 3 колонновожатых6.

С начала наполеоновской агрессии и до вступления войск в Дрисский лагерь исполняющим должность (и.д.) генерал-квартирмейстера 1-й Западной армии был генерал-майор Семён Александрович Мухин 1-й. Однако по распоряжению Александра I от 18 июля 1812 года его направили в Санкт-Петербург для управления Депо карт7. После совета в Дриссе и.д. генерал-квартирмейстера 1-й Западной армии стал 35-летний полковник Свиты Е.И.В. по квартирмейстерской части Карл Фёдорович Толь, имевший весьма высокий авторитет среди военных8. По прибытии М.И. Голенищева-Кутузова к армии 17 августа 1812 года Толь стал и.д. генерал-квартирмейстера соединённых 1-й и 2-й Западных армий, а затем и генерал-квартирмейстером. За отличие при Бородине он был награждён орденом Св. Георгия 4-го класса. К.Ф. Толь пользовался полным доверием главнокомандующего. По утверждению А.И. Михайловского-Данилевского, без него не проводился ни один военный совет, не принималось ни одно стратегическое решение. При М.И. Голенищеве-Кутузове состоял и генерал-майор Пётр Михайлович Волконский — начальник Свиты Е.И.В. по квартирмейстерской части.

Генерал-квартирмейстером 2-й Западной армии был генерал-майор Михаил Степанович Вистицкий 2-й, возглавлявший управление квартирмейстерской частью до 1810 года. Именно при нём для отбора офицеров-квартирмейстеров был введён особый экзамен. После назначения Кутузова главнокомандующим Вистицкий стал генерал-квартирмейстером соединённых 1-й и 2-й Западных армий, но вскоре уступил эту должность полковнику Толю9. С 24 августа 1812 года и.д. генерал-квартирмейстера 2-й Западной армии был назначен подполковник Свиты Е.И.В. по квартирмейстерской части Михаил Яковлевич Хоментовский 2-й. Во время Бородинского сражения, когда были ранены главнокомандующий 2-й Западной армией генерал от инфантерии П.И. Багратион и начальник главного штаба армии генерал-майор Э.Ф. Сен-При, подполковник Хоментовский остался старшим по армии. После взятия неприятелем Семёновских флешей именно он устраивал войска левого фланга у д. Семёновское и участвовал в отражении атак неприятеля. За отличие в Бородинском сражении был удостоен чина полковника10.

Генерал-квартирмейстером 3-й Западной армии являлся полковник барон Фёдор Васильевич Тейль ван Сераскеркен — участник Русско-прусско-французской войны 1806—1807 гг., Русско-шведской войны 1808—1809 гг., профессиональный разведчик, «в награду заслуг, оказанных в разных сражениях» 26 мая 1813 года произведён в генерал-майоры11. Впоследствии занимал должность посла Российской империи в Неаполитанском королевстве, Ватикане, США и Португалии.

Во время Отечественной войны 1812 года наиболее громкую известность в армии приобрели такие офицеры квартирмейстерской части, как И.И. Дибич, К.Ф. Толь, Ф.Ф. Довре, М.Я. Хоментовский, Р.Е. Ренни, П.И. и А.И. Нейдгардты, С.А. Данненберг, М.Н. Гартинг, Н.Н. и М.П. Муравьёвы, Л.А. и В.А. Перовские, Ф.Ф. Берг, Ф.Ф. Шуберт и другие. Во многом их усилиями Свита Е.И.В. на деле заняла место главного вспомогательного органа высшего военного управления и командования вооружёнными силами России. Среди квартирмейстеров — участников Отечественной войны 1812 года можем назвать: поручика барона Людвига Франца Ксавье фон Зедделера, в будущем главного редактора первой военной русской энциклопедии — «Военного энциклопедического лексикона»; и.д. обер-квартирмейстера в 1-м резервном кавалерийском корпусе подполковника Свиты Е.И.В. Карла Филиппа Готтлиба фон Клаузевица — известного военного теоретика, автора трудов «О войне» и «1812»; военного историка, обер-квартирмейстера 6-го пехотного корпуса поручика Ивана Петровича Липранди и др.

В квартирмейстерской части служило большое количество офицеров иностранного происхождения — 17,8 проц. от общего числа квартирмейстеров. Большинство из них были родом из немецких земель, прежде всего из Пруссии, а также выходцы из французского и шведского дворянства. Выходцев из остзейских дворян — 8 проц., из остзейских баронов — 3 проц., из польских дворян — 2,8 проц. В армии даже ходила шутка: для того чтобы поступить в квартирмейстерскую часть, достаточно быть иностранцем и ни в коей мере не владеть русским языком12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Глиноецкий Н.П. История русского Генерального штаба. Т. I. 1698—1825 гг. СПб., 1883. С. 163.

2 Столетие военного министерства. 1802—1902. Главный штаб: исторический очерк возникновения и развития в России генерального штаба до конца царствования императора Александра I включительно. Т. IV. Ч. I. Кн. 2. Отд. 1. СПб., 1902. С. 271.

3 Руководство в отправлении службы чиновникам дивизионного генерал-штаба. СПб., 1811.

4 Столетие Военного Министерства: исторический очерк развития военного управления в России / Сост. Н.А. Данилов. Т. 1. СПб., 1902. С. 166, 167.

5 Полное собрание законов Российской империи. Т. XXXII. № 24975. С. 49.

6 Глиноецкий Н.П. Указ. соч. С. 242.

7 Отечественная война 1812 года и Освободительный поход русской армии: энциклопедия. Т. 2. М.: РОССПЭН, 2012. С. 546.

8 Михайловский-Данилевский А.И. Император Александр I и его сподвижники в 1812, 1813, 1814, 1815 годах. Т. 2. СПб., 1845. С. 12.

9 Глиноецкий Н.П. Указ. соч. С. 258.

10 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 489. Оп. 1. Д. 7055. Л. 2.

11 Безотосный В.М. Разведка и планы сторон в 1812 г. М.: РОССПЭН, 2005. С. 203.

12 Целорунго Д.Г. Русские офицеры — участники Бородинского сражения: историко-социологическое исследование. М.: Калита, 2002. С. 78.