Командиры морской авиации

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о причинах и условиях зарождения и развития высшего образования командного состава морской авиации в Военно-морской академии СССР.

Summary. The article describes reasons and conditions of the origin and development of the higher education of the Naval Aviation Commanders in the Naval Academy of the USSR.

Воинское обучение и воспитание 

ВАБИЩЕВИЧ Галина Эдуардовна — научный сотрудник 12 НИО (исторический) Центра (научно-исследовательского проблем развития и функционирования Военно-Морского Флота) Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова», соискатель учёной степени кандидата наук

(г. Санкт-Петербург. E-mail: marcell-wacc@inbox.ru).

 

Командиры морской авиации

 

Морская авиация отечественного Военно-морского флота зародилась в 1910 году и, пройдя горнило Первой мировой войны (1914—1917), стала одним из основных родов сил ВМФ. Так было на протяжении всей её столетней истории. Но в период 1920—1935 гг. авиация командованию флота подчинялась в оперативном отношении, а организационно входила в состав Рабоче-крестьянского Красного Военно-воздушного флота (Главвоздухофлота), позднее переименованного в ВВС РККА1. Функции подготовки кадрового состава всей авиации были возложены на Управление ВВС РККА, поэтому большинство морских авиаторов высшее образование получали в Академии Воздушного флота имени Н.Е. Жуковского в Москве (с 1925 г. Военно-воздушная академия РККА)2.

Но в силу специфики морской авиации организовать замкнутую систему подготовки командных кадров изолированно от флота было невозможно. Уже в 1921 году начальник Главвоздухофлота К.В. Акашев обратился в Управление морских учебных заведений РККФ с письмом (№ 674/310 от 17 января 1921 г.), содержавшим просьбу о предоставлении пяти вакансий для слушателей-авиаторов в Военно-морской академии (ВМА) в Петрограде. Акашев считал полезным «установление тесной связи между авиацией, с одной стороны, и всеми родами оружия, с другой», он нуждался в высококвалифицированных сотрудниках своего аппарата, разбирающихся в проблемах флота3.

Руководство ВМА этот вопрос решило положительно. В 1921—1922 гг. наряду с другими красными командирами флота были приняты 11 морских лётчиков4 на подготовительный курс ВМА (выпуски 1926 и 1927 гг.) и ещё трое — на основной курс (выпуски 1923 и 1924 гг.). Авиаторы обучались вместе со всеми слушателями по единым программам, включавшим авиационные дисциплины цикла тактики. Лекции читали лучшие учёные и преподаватели академии того времени: Леонид Георгиевич Гончаров (свойства оружия), Борис Борисович Жерве (стратегия), Михаил Александрович Петров (боевая деятельность флота) и другие. Занятия проводили сначала Георгий Сергеевич Скрягин5, а затем Иван Николаевич Дмитриев6.

В 1925 году на основании приказа РВС СССР № 986 от 30 сентября 1925 года при военно-морском факультете ВМА было учреждено первое специальное авиационное подразделение — Академические курсы высшего и старшего комсостава морской авиации со сроком обучения 8 месяцев. Набор слушателей производился Управлением ВВС РККА из числа командиров морской авиации, имевших военно-морское образование. Курсы давали специальную, оперативную, общественно-политическую и военно-морскую подготовку, необходимую для строевого и оперативного руководства соединениями морской авиации. Руководил курсами И.Н. Дмитриев7.

В том же году приказом РВС СССР № 1136 от 14 ноября 1925 года при ВМА были учреждены Высшие морские академические курсы (с 1927 по 1931 г. — Курсы усовершенствования высшего начсостава РККФ). На них в числе прочих обучались и морские лётчики — командиры соединений, выдвинувшиеся во время Гражданской войны. С 1 ноября 1926 года был введён новый штат академии, где в учебном отделе появилась должность заведующего курсом морской авиации (из числа штатных преподавателей)8.

По мере развития авиации расширялся и круг решавшихся ею задач. Авиационная техника и вооружение, примеры взаимодействия авиации с остальными силами ВМФ наиболее объёмно освещались на военно-морском факультете, где готовили командиров надводных и подводных кораблей, командиров и начальников штабов береговых частей ВМФ. Например, в планах 1925/26 учебного года на авиацию отводилось 122 часа (2,15 проц.) из общего количества 5670 часов учебного времени на всех трёх курсах, в т.ч.: «тактические свойства воздушных сил» — 80 часов; в «общей тактике» — 42 часа9. В связи с началом активного освоения авиацией минного и торпедного оружия появилась необходимость создать авиационный учебный кабинет при факультете военно-морского оружия, что и было сделано в 1927 году10.

По программе тактики и свойствам авиационного оружия слушателям рекомендовались учебные пособия профессора Военно-морской академии М.А. Петрова: «Боевое применение воздушных сил в морской войне»11, «Морская тактика. Боевая деятельность флота», «Морская тактика. Бой» и другие. Среди остальных авторов следует выделить профессора Военно-воздушной академии Н.А. Яцука12 и его фундаментальный труд «Тактика воздушного флота»13. В общем, отдельные направления военно-авиационной науки были проработаны достаточно глубоко и представлялись актуальными на текущий период времени. Однако насущной потребностью стало комплексное решение проблем морской авиации и их отражение в учебном процессе при подготовке командного состава флота. Можно привести строки из книги «Морская авиация», которую сам автор, А.И. Ханов14, считал первой попыткой дать военно-морским учебным заведениям «материал, отвечающий запросам современности»: «Полных и вполне исчерпывающих источников по морскому воздушному флоту мы до сего времени не имеем»15.

К началу 1930-х годов в стране обозначился значительный прогресс промышленного производства, что позволило неуклонно наращивать силы флота, который стал испытывать кадровый голод. Правительство прикладывало значительные усилия к укреплению Вооружённых сил и подготовке их кадрового состава. В 1930 году впервые был организован приём в Кремле в честь выпускников военных академий, куда были приглашены и выпускники ВМА. В начале 1931 года Военно-морская академия успешно прошла проверку комиссией Реввоенсовета СССР. Приказом РВС СССР № 18 от 14 февраля 1931 года ей было присвоено имя народного комиссара по военным и морским делам К.Е. Ворошилова. С 1 сентября 1931 года были введены новые расширенные штаты, где в составе тактического цикла 29 декабря 1931 года была образована кафедра тактики Военно-воздушных сил, которую возглавил С.Э. Столярский16.

Морской лётчик Станислав Эдуардович Столярский являлся участником Первой мировой и Гражданской войн, имел большой опыт службы на высших командных должностях морской авиации. В 1927 году он стал выпускником академии, а через два года окончил адъюнктуру при ней17. Первая его теоретическая работа по обобщению опыта действий морской авиации совместно с речной флотилией была опубликована ещё в 1921 году18. С.Э. Столярский был не просто отличным специалистом, но энтузиастом и настоящим созидателем.

Другой преподаватель кафедры — морской лётчик Иван Фёдорович Киреев, тоже участник Гражданской войны, окончил академию в 1926 году19. В июле 1933 года коллектив кафедры пополнил Василий Дмитриевич Авсюкевич, выпускник Академических курсов при ВМА 1927 года, известный красный командир и комиссар, опытный руководитель и педагог20.

У сотрудников вновь созданной авиационной кафедры ВМА имени К.Е. Ворошилова, в первую очередь у её руководителя С.Э. Столярского впереди было много работы. А начал он с научного исследования истории становления морской авиации, которое увидело свет в 1932 году21. Однако в рамках целевых установок военно-морского факультета (в 1935 г. переименован в командный факультет) основные усилия кафедры прилагались к развитию учебно-методической базы тактики ВВС. В 1932 году Столярский издал работу «Обеспечение средствами ВВС тактического использования манёвренных соединений подводных лодок». Всего до 1940 года им были подготовлены и изданы около 40 научных работ разного объёма.

9 октября 1932 года РВС СССР своим постановлением определил целевые установки подготовки кадров в Военно-морской академии: «Основное внимание всех факультетов академии сосредоточивается на вопросах боевой подготовки подводного флота совместно с надводным флотом, авиацией и береговой обороной и на овладении искусством нанесения противнику мощного сосредоточенного (комбинированного) удара с использованием всех наличных средств подводных лодок и тяжёлой авиации в особенности»22.

В планах 1933/34 учебного года на тактику ВВС отводилось уже 340 часов (3,61 проц.) из общего количества 9408 часов учебного времени на всех трёх курсах ВМА23. На кафедре создавались новые учебники и наглядные пособия, а для практических занятий, решения тактических задач и военно-морских игр использовались интерактивные макеты военно-морских баз, гидроаэродромов, модели кораблей и самолётов. Для ознакомления слушателей с новыми образцами авиационной техники в академию приглашались лекторы, учёные из других учреждений: Остехбюро, Учебного комбината Гражданского воздушного флота и других24.

В целом до 1938 года Военно-морскую академию и Академические курсы при ней окончили более 30 морских авиаторов. Среди выпускников наиболее известны: Борис Борисович Лобач-Жученко (1923), Александр Михайлович Якимычев (1926), Вальтер Карлович Бергстрем (1926), Станислав Эдуардович Столярский (1927), Василий Дмитриевич Авсюкевич (1927), Август Оттович Букан (1927), Михаил Михайлович Сергеев (1929), Александр Васильевич Цырулёв (1930), Василий Николаевич Калмыков (1933)25.

До 1938 года подготовка руководящего офицерского состава с законченным академическим образованием в основном производилась в ВВА РККА имени Н.Е. Жуковского, где на командном факультете имелось небольшое «морское отделение». Слушатели, до 14 человек лётчиков и летнабов, готовились по особой программе для замещения командных должностей морской авиации. Стажировку они проходили в управлениях и штабах соединений и частей ВВС флота26. Но этого было недостаточно, поэтому в Военно-морской академии имени Ворошилова периодически формировались курсовые группы специально для дополнительной морской подготовки слушателей Академии имени Н.Е. Жуковского. Такие курсы, например, были организованы в период 20 апреля — 10 июля 1933 года27.

По мере совершенствования авиационной техники и вооружения росли возможности авиации для ведения вооружённой борьбы на море. В то же время всё сильнее чувствовался разрыв между системой подготовки в учебных заведениях ВВС РККА и нуждами флота. На самом высоком уровне командование Морских сил неоднократно поднимало вопрос о возвращении морской авиации в своё полное подчинение. Это было необходимым условием для достижения более тесного взаимодействия между авиацией и флотом. Переломным стал 1935 год, когда Политбюро ЦК ВКП(б) и Совет Труда и Обороны приняли программу развития морской авиации и её перевооружения до 1938 года. В 1935 году при Управлении Морских сил РККА был вновь создан отдел морской авиации и введена должность помощника начальника Морских сил по авиации, на которую был назначен морской лётчик комбриг В.К. Бергстрем.

На основании директивы начальника Штаба РККА № 3/19656 от 5 августа 1935 года все авиачасти, соединения и учреждения морской авиации, входившие в состав флотов и флотилий, с 17 августа 1935 года были изъяты из ведения начальника Управления ВВС РККА и переданы в подчинение начальника Морских сил РККА (через командующих флотами и флотилиями)28. Своим приказом № 059 от 4 мая 1937 года заместитель наркома обороны, начальник Морских сил РККА флагман флота 1 ранга В.М. Орлов ввёл в действие «Временное наставление по боевому применению Морской Авиации 1937 г.». Этот важный документ закрепил статус морской авиации как «специального рода морской вооружённой силы», входящего в состав Морских сил РККА.

По постановлению ЦИК и СНК СССР от 30 декабря 1937 года, объявленному приказом НКО СССР № 5 от 8 ноября 1938 года, был образован Народный комиссариат Военно-Морского Флота СССР. Отдел морской авиации Управления ВМС РККА был переформирован в Управление морской авиации ВМФ (УМА). Временно исполняющим обязанности начальника ВВС ВМФ был назначен комбриг Ф.Г. Коробков. Формирование собственного управления в составе Наркомата ВМФ позволило приступить к созданию самостоятельной системы подготовки авиационных кадров для флота. При неуклонном росте количественного и качественного состава авиации ВМФ29 и всё возраставших требованиях к уровню образования лётного и технического состава, особенно командного, это стало насущной задачей. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 С марта 1920 г. началась затянувшаяся до апреля 1924 г. реорганизация морской авиации, в ходе которой она была подчинена Главному управлению Рабоче-крестьянского Красного Военно-воздушного флота Республики (ГУ РККВВФ, или Главвоздухофлот). В то время понятие «морская авиация» почти отождествлялось с гидроавиацией, а все сухопутные силы авиации по определению сразу же вошли в состав Военно-воздушного флота. Гражданская война практически уничтожила потенциал, наработанный гидроавиацией во время Первой мировой войны, и поставила её на грань исчезновения. Так что хотя эта реорганизация подрывала «генетические связи» морской авиации с флотом, но в то время она была целесообразной.

2 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 1581. Л. 6.

3 Там же. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 116. Л. 15.

4 Там же. Д. 120. Л. 250.

5 Скрягин Г.С. — морской лётчик (1915), участник Первой мировой и Гражданской войн, окончил Морскую академию (1920) и оставлен в ней адъюнктом по авиации. Умер в 1923 г. // РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 218. Л. 42.

6 Дмитриев Иван Николаевич — опытный моряк, во время Русско-японской и Первой мировой войн командовал кораблями и соединениями. В 1911 г. одним из первых в России окончил Офицерскую школу авиации с присвоением звания военный лётчик. В 1916 г. вернулся в авиацию, руководил Управлением морской авиации ВМФ (1917—1920). С начала 1920-х гг. преподавал в морских вузах // РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 218. Л. 472.

7 РГА ВМФ. Ф. Р-1. Оп. 1. Д. 1188. Л. 35, 41.

8 Там же. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 561. Л. 16.

9 Программы Военно-морского факультета: на 1925—26 год. Л.: Тип. В.Т.А., 1925. С. 1, 75, 89.

10 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 525. Л. 19—22; Д. 594. Л. 6. На факультете оружия торпедистов и минёров для авиации готовили и до, и во время, и после Великой Отечественной войны.

11 Петров М.А. Боевое применение воздушных сил в морской войне: пособие для командного состава РККА. М.: Авиаиздательство, 1925. 172 с.

12 Яцук Николай Александрович — выпускник Николаевской морской академии (1908), военный и морской лётчик, участник Первой мировой и Гражданской войн, учёный, педагог ВВА имени Н.Е. Жуковского (1922—1930), оставивший богатое теоретическое наследие. Подробнее см.: Дёмин А.А., Емелин А.Ю. О жизни и деятельности Николая Александровича Яцука — инженера, исследователя, лётчика и теоретика военной авиации // Из истории авиации и космонавтики: сборник. 1998. № 72. С. 95—116.

13 Программы Военно-морского факультета: на 1925—26 год. С. 89.

14 Ханов Александр Иванович — выпускник Военно-морской академии (1927), участник Первой мировой и Гражданской войн, морской лётчик. После 1931 г. работал на руководящих должностях в гражданской авиации // РГА ВМФ. Ф. Р-2192. Оп. 2. Д. 8305.

15 Ханов А.И. Морская авиация. М.: Госвоениздат, 1932. С. 5.

16 Столярский исполнял эти обязанности со времени создания кафедры. Но по какой-то причине официальное назначение на должность состоялось только в июле 1935 г. Хотя ещё в 1933 г. начальник военно-морского факультета П.А. Трайнин обращался с соответствующим ходатайством к начальнику штаба ВМА РККА // РГА ВМФ. Ф. 352. Оп. 1. Д. 998. Л. 65.

17 РГА ВМФ. Ф. Р-2192. Оп. 5. Д. 3136; Ф. Р-402. Оп. 2. Д. 42. Л. 11.

18 Столярский С.Э. Применение гидроавиации для совместных действий с речной военной флотилией. М.: Госиздат, 1921. 31 с.

19 РГА ВМФ. Ф. Р-2192. Оп. 2. Д. 602. Л. 85.

20 Там же. Ф. Р-352. Оп. 6. Д. 3; Ф. Р-34. Оп. 11. Д. 22.

21 Столярский С.Э. Краткий исторический очерк развития и организации Морской Авиации в России с 1911 г. до начала 1918 г. Л.: ВМОЛА имени К.Е. Ворошилова (Кафедра ВВС и ПВО), 1932. 27 с.

22 Алхименко А.П., Волощенко Э.В. [и др.] Военно-морская академия (краткая история). 2-е изд., испр. и доп. Л.: ЦКФ ВМФ, 1991. С. 79.

23 РГА ВМФ. Ф. Р-352. Оп. 1. Д. 977. Л. 58.

24 Там же. Д. 998. Л. 30, 49.

25 Там же. Д. 177. Списки слушателей, окончивших академию.

26 Зенкин А.И. Материалы к НИР «История ВМОЛА». Авиационная специальность. Л., 1965. С. 149—169. Академич. библиотека, инв. № Ф 241988.

27 Приказы по ВМА имени Ворошилова. Приказ № 111/112 от 20 апреля 1933 г. и № 159 от 10 июля 1933 г.

28 РГА ВМФ. Ф. Р-61. Оп. 4. Д. 8. Л. 2.

29 Так именовалась морская авиация с 1 января 1939 г.