Древнерусские мечи

К предыстории балканского похода русского князя Святослава

image_pdfimage_print

Аннотация: В статье исследуются события, предшествовавшие Русско-болгарской войне конца 960-х годов. Выясняются цели, которые преследовала Византийская империя, вовлекая русов в конфликт на Балканах. Приводятся новые аргументы в пользу предположения об имевших место русско-византийских столкновениях в Крыму, подтолкнувших греков к переговорам с князем Святославом в 967 году.

Summary. This article explores the events having preceded the Russian-Bulgarian War of the late 960s, investigates the goals of the Byzantine Empire, involving Russes into the conflict in the Balkans. The new arguments are presented in favour of occurring Russian-Byzantine clashes in the Crimea that propelled the Greek side to the negotiations with Prince Svyatoslav in 967.

КОРОЛЁВ Александр Сергеевич — докторант кафедры истории России Московского педагогического государственного университета, кандидат исторических наук, доцент

(Москва. E-mail:koryuz@mail.ru)

«ЗАКЛЮЧИЛ МИР С РУСАМИ… И УСЛОВИЛСЯ С НИМИ ВОЕВАТЬ БОЛГАР»

К предыстории балканского похода русского князя Святослава

 

В мае 927 года со смертью воинственного царя болгар Симеона Великого завершился долгий период болгаро-византийских войн, в ходе которых болгарские войска не один раз стояли под стенами Константинополя, угрожая существованию империи ромеев (так называли себя византийцы, считавшиеся наследниками римлян). Несмотря на успехи болгар, противостояние с Византией было явно им не по силам — Болгарское царство было экономически разорено бесконечными войнами, население десятками тысяч бежало из страны, болгары голодали. Поэтому в октябре 927 года сын и преемник Симеона молодой болгарский царь Пётр заключил мирный договор с Византией, продиктовав ромеям унизительные для них условия: признание за Петром царского титула, независимость болгарской церкви, выплата византийцами ежегодной дани. Этот договор на 40 лет обеспечил мир между двумя государствами. Однако, внешне безупречно соблюдая мирные условия, Византия все эти годы не могла смириться с унижением, втайне способствуя ослаблению потенциального противника и выжидая удобного случая для нанесения удара по Болгарии, для которой время мира стало периодом упадка — роста сепаратизма окраин, расцвета движения еретиков-богомилов, нескончаемых мятежей, кровавых набегов кочевников-венгров. К концу 960-х годов тогдашний император Византии Никифор Фока (963—969) пришёл к выводу, что настал момент для начала решительных действий — лакомый плод Болгария, что называется, созрел. Но сорвать его император решил чужими руками, используя русов и их воинственного князя Святослава. В августе 968 года русское войско напало на Болгарию. Для болгар это событие стало началом полувековой войны с иностранными захватчиками — первоначально с русами, а потом, собственно, с ромеями, спустя несколько лет выставившими русов из Болгарии — войны, завершившейся для болгар национальной катастрофой — поглощением их страны Византией.

Древнерусские мечи
Древнерусские мечи

В «Повести временных лет» (ПВЛ) есть приписываемая русскому князю Святославу фраза о том, что ему хотелось бы жить в Болгарии, в городе Переяславце-на-Дунае, «яко ту вся благая сходятся: от Грекъ злато, паволоки, вина и овощеве разноличныя, изъ Чехъ же, изъ Угорь сребро и комони, из Руси же скора и воскъ, медъ и челядь»1. На первый взгляд это явно указывает на захватнические намерения Святослава в Болгарии. О том, что русов на Балканы пригласила византийская сторона, ПВЛ молчит. А вот византийский автор второй половины X века Лев Диакон в своей «Истории» сообщает, что император Византии Никифор Фока возвёл в высокое достоинство патрикия некого «Калокира, мужа пылкого нрава и во всех отношениях горячего, и отправил его к тавроскифам, которых в просторечии обычно называют росами, с приказанием распределить между ними врученное ему золото, количеством около пятнадцати кентинариев, и привести их в Мисию (Болгарию. — А.К.) с тем, чтобы они захватили эту страну»2. Калокир прибыл к Святославу, завязал с ним дружбу, «совратил его дарами и очаровал льстивыми речами», а затем уговорил выступить против болгар3. В хронике византийца Иоанна Скилицы (конец XI в.) про Калокира сообщается, что он был сыном херсонского протевона (городского старшины)4.

Разумеется, Святослава нельзя рассматривать в роли византийского наёмника. Значительной суммы в 15 кентинариев (это более 450 кг золота) было всё же недостаточно для найма той армии, которую согласно Диакону в августе 968 года Святослав повёл на болгар (60 тыс. «цветущих здоровьем мужей», и это «кроме обоза»)5. Переданные через Калокира деньги могли быть скорее подарком от византийского императора русской знати6. И хотя Святослав, несомненно, появился на Балканах как союзник Византии, у него, как понятно из летописного текста, были здесь свои интересы. Лев Диакон пишет, что Калокир во время переговоров со Святославом затеял самостоятельную игру и уговорил русского князя «собрать сильное войско и выступить против мисян (болгар. — А.К.) с тем, чтобы после победы над ними подчинить и удержать страну для собственного пребывания, а ему помочь против ромеев в борьбе за овладение престолом и ромейской державой. За это Калокир обещал ему огромные, несказанные богатства из царской сокровищницы»7. Получается, что Святослав с самого начала был вполне самостоятелен и враждебен не только по отношению к Болгарии, но и к Византии, ведя одновременно войну и с греками, и с болгарами? Текст ПВЛ как будто подкрепляет это предположение, сообщая, как Святослав сразу же после начала войны с болгарами «взя городъ 80 по Дунаеви… емля дань на грьцƀх»8. Видимо, Святослав сходу прошёл сквозь всю Болгарию, хотя направление его движения не вполне ясно — придунайские области составляли лишь незначительную часть этой страны. Непонятно также, почему он начал брать «дань» с византийцев. Это летописное сообщение сомнительно, поскольку преувеличивать успехи русов на начальном этапе военной кампании не стоит. Диакон сообщает, например, что ещё осенью 969 года византийский император Никифор Фока, стремившийся сохранить видимость нейтралитета в русско-болгарском конфликте, отправил в Болгарию посольство, возглавляемое патрикием Никифором Эротиком и епископом Евхаитским Филофееем9. Судя по всему, византийские послы застали дела в Болгарии в большом расстройстве — болгарский царь Пётр был тяжело болен. Он умер 30 января 970 года — спустя несколько месяцев после появления в его столице — Великом Преславе патрикия Никифора и епископа Филофея. Следовательно, к этому времени русы ещё не заняли болгарскую столицу, находившуюся в Северо-Восточной Болгарии, всего в ста километрах от г. Доростола, к которому войска Святослава подошли практически сразу после высадки в устье Дуная летом 968 года. Значит, русы заняли только территорию нынешней Добруджи. Этому предположению вовсе не противоречит сообщение в ПВЛ о 80 городах на Дунае, якобы захваченных Святославом. То были города в придунайской области Северо-Восточной Болгарии10. Но почему именно 80? Скорее всего, это какой-то поэтический, фольклорный способ передачи информации о значительном числе взятых русским князем городов11. Приобретение же Добруджи являлось крупным успехом русов. Расположенный здесь г. Доростол был важным политическим, военно-административным, торговым и церковным центром Нижнего Подунавья (резиденцией болгарского патриарха). Овладение дунайской областью давало и массу торговых преимуществ — как раз тех, о которых грезил русский князь согласно летописному повествованию. Возможно, по соглашению с византийцами русы должны были занять именно Добруджу. Лишь к весне 970 года Святослав отступил от достигнутых с Никифором Фокой договорённостей — русы, выйдя за пределы Добруджи, заняли столицу Болгарского царства, разорили провизантийски настроенный город Филиппополь, жестоко расправившись с его оставшимися в живых жителями. Русы начали наступление и на территорию собственно Византийской империи — весной—летом 970 года опустошили Фракию, а осенью — Македонию. Это был решительный поворот в русско-византийских отношениях, который объясняется тем, что накануне описанных событий, кроме болгарского царя Петра, ушли из жизни ещё два правителя, стоявшие у истоков войны на Балканах: 11 июля 969 года в Киеве умерла мать Святослава княгиня Ольга, стремившаяся к установлению дружественных отношений с ромеями, а в ночь с 10 на 11 декабря в Константинополе заговорщики, возглавляемые императрицей Феофано и её любовником полководцем Иоанном Цимисхием (будущим императором), убили мужа Феофано императора Никифора Фоку. По мнению византийских хронистов, активные боевые действия ромеев против русов относятся к правлению Иоанна Цимисхия (969—976)12. В связи с этим интересно замечание арабского автора начала XI века Яхьи Антиохийского относительно войны Цимисхия со Святославом: «И дошло до Цимисхия, что русы, с которыми Никифор заключил мир и условился насчет войны с болгарами, намереваются идти на него и воевать с ним и мстить ему за (убиение) Никифора. И предупредил их Цимисхий и отправился против них»13. Относительно же информации об интригах Калокира следует отметить: в отличие от Льва Диакона Иоанн Скилица сообщал, что измена византийского посла относится ко времени после прихода к власти Иоанна Цимисхия и захвата русами Преслава14. Учитывая, что до начала 970 года столкновений между Русью и Византией не происходило, следует согласиться с мнением историков М.Я. Сюзюмова и С.А. Иванова о том, что до гибели Никифора Фоки Калокир и не помышлял о выступлении против Константинополя, и лишь получив сообщение об убийстве императора, «решил при опоре на Святослава поднять мятеж и захватить власть. Это тем более вероятно, что Калокир, возведённый Никифором в сан патрикия, считался его приверженцем и не мог надеяться на успех своей карьеры при Цимисхии, убийце Никифора. Более убедительным представляется, что версия о начальном этапе действий Калокира, изложенная Львом, исходила от официальных кругов правительства Иоанна Цимисхия. Реальные истоки интриг Калокира следует искать в недовольстве военной аристократии по поводу расправы над Никифором и возведения на престол его убийцы»15. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Повесть временных лет (ПВЛ) / Подг. текста, пер., статьи, коммент. Д.С. Лихачёва. СПб., 1996. С. 32.

2 Лев Диакон. История / Пер. М.М. Копыленко. М., 1988. С. 36, 37.

3 Там же. С. 43, 44.

4 Там же. С. 121. Херсон — фема Византийской империи в Крыму.

5 Там же. С. 44; Об оплате труда наёмников византийцами см.: Чертков А. Описание войны великого князя Святослава Игоревича против болгар и греков в 967—971 гг. М., 1843. С. 152; Знойко Н. О посольстве Калокира в Киев // Журнал Министерства народного просвещения. 1907. № 4. С. 243—245.

6 Лев Диакон. Указ. соч. С. 183. Комм. 26.

7 Там же. С. 44.

8 ПВЛ. С. 31.

9 Лев Диакон. Указ. соч. С. 45.

10 Державин Н.С. Славяне в древности. М., 1946. С. 202.

11 См. возможные объяснения: Дринов М.С. Южные славяне и Византия в X веке. М., 1879. С. 96; Лонгинов А.В. Мирные договоры русских с греками, заключенные в X веке. Одесса, 1904. С. 89; Погодин А.Л. История Болгарии. СПб., 1910. С. 44; Шахматов А.А. Разыскания о древнейших русских летописных сводах. СПб., 1908. С. 122; Карышковский П.О. О мнимом болгарском источнике древнейших русских летописных сводов // Труды Одесского Государственного университета. Т. 144. Серия исторических наук. Вып. 4. 1954. С. 179.

12 Лев Диакон. Указ. соч. С. 55 и далее.

13 Розен В.Р. Император Василий Болгаробойца: Извлечения из летописи Яхьи Антиохийского. СПб., 1883. С. 180, 181.

14 Лев Диакон. Указ. соч. С. 121, 122; Чертков А. Указ. соч. С. 43.

15 Лев Диакон. Указ. соч. С. 188. Комм. 8. Ранее об этом уже писал П.О. Карышковский. См.: Карышковский П.О. О хронологии русско-византийской войны при Святославе // Византийский временник. М., 1952. Т. 5. С. 138. Прим. 1.