История поисков золота английского корабля «Принц»

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследована история поисков английского корабля «Принц», погибшего 2 ноября 1854 года рядом с Балаклавой во время Крымской (Восточной) войны 1853—1856 гг. Уделено внимание легенде о наличии на английском корабле золота. Показан интерес к этой легенде со стороны русских писателей А.И. Куприна и М.М. Зощенко. Описана деятельность отечественных и иностранных экспедиций, пытавшихся обнаружить затонувший корабль и поднять находившийся на нём груз, в том числе французской экспедиции 1875 года и итальянской экспедиции начала XX века. Особое внимание уделено деятельности Экспедиции подводных работ особого назначения (ЭПРОН) в 1923—1925 гг. Сделан вывод о том, что только во второй половине 1920-х годов было доказано отсутствие золота на борту «Принца».

Summary. The paper explores the story of search for the British ship The Prince that perished on November 2, 1854 next to Balaklava during the Crimean (Eastern) War of 1853-1856. It dwells on the legend of gold on board the ship, and shows the interest in the legend on the part of Russian writers A.I. Kuprin and M.M. Zoshchenko. The paper describes activity by domestic and foreign expeditions attempting to discover the sunk vessel and raise its cargo, including the 1875 French expedition and the early 20th century Italian one. Especial attention was given to what the Special Purpose Underwater Work Expedition (EPRON) did in 1923—1925. The author concludes that it was not until the second half of the 1920s that it was proved that The Prince had contained no gold.

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

БОЧАРОВ Алексей Алексеевич — доцент кафедры общественных наук Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого, кандидат исторических наук

СОКРОВИЩА «ЧЁРНОГО ПРИНЦА»: ПРАВДА ИЛИ ВЫМЫСЕЛ?

История поисков золота английского корабля «Принц»

Английский парусно-винтовой транспорт «Принц» («Prince») был спущен на воду 12 апреля 1854 года. Во время Крымской войны 1853—1856 гг. он был включён в состав английского военно-морского флота. С грузом тёплой одежды для английского экспедиционного корпуса в Крыму «Принц» прибыл в Балаклаву, но во время грандиозного шторма 14 ноября 1854 года сорвался с якорей и погиб на скалах у входа в Балаклавскую бухту1.

Британский историк К. Хибберт так описал гибель корабля: «Прекрасный парусно-моторный корабль “Принс”, имевший на борту 150 человек команды, потеряв два главных якоря, пытался удержаться на последнем дополнительном. Капитан опрометчиво приказал рубить мачты, которые, упав за борт, вывели из строя винт. Корабль понесло на скалы, после удара о которые он затонул. Были безвозвратно потеряны 40 тысяч шинелей, огромное количество обуви и другого военного имущества»2.

Во второй половине XIX века возникла легенда о том, что на борту «Принца» якобы находилось золото (монеты или, в другом варианте, слитки), предназначавшееся для выплаты жалованья солдатам и офицерам английского экспедиционного корпуса. Установить происхождение этой легенды, к сожалению, не удалось. Постепенно легенда становилась всё более популярной. Её сторонников не останавливало даже то, что правительственные круги Великобритании, которые должны были быть заинтересованы в подъёме золота, не проявляли внимания к судьбе погибшего корабля.

В воображении сторонников легенды стоимость якобы находившегося на «Принце» золота постоянно росла: с 200 тыс. фунтов стерлингов в первоначальном варианте до нескольких миллионов. Сам же корабль обрёл новое название — «Чёрный принц», звучавшее, видимо, более таинственно и придававшее легенде о золоте некий романтический ореол. Фантастические измышления на эту тему появляются до сих пор. Так, современные авторы пишут: «Его гибель многие годы приковывала внимание морской общественности, т.к. на его борту находилось несколько миллионов фунтов стерлингов в золотых монетах»3.

Что касается истории поисков затонувшего корабля, эти же авторы утверждают: «В период с 1923 по 1926 г. российскими водолазами и приглашёнными японскими специалистами были найдены останки “Принца”, но золотой клад, заваленный обрушившимися скалами, был навечно захоронен»4.

Отчасти в плену легенды о наличии на «Принце» золота оказались даже составители обширного сборника документов по истории ЭПРОНа, вышедшего в 2015 году. Так, в предисловии к нему указано: «На первом этапе ЭПРОН предназначался для обследования и подъёма затонувшего в Крымскую войну английского судна “Чёрный принц”, который, по некоторым данным, перевозил груз золота»5.

Предположение о наличии золота повторяется и в одном из справочных материалов сборника, списке кораблей и судов, упоминаемых в тексте. Согласно нему «Принц», «по непроверенным сведениям, мог перевозить в том рейсе денежное довольствие для английских войск»6.

Труды по истории водолазного дела в России кратко упоминают о работах по поиску затонувшего корабля, не касаясь вопроса о наличии на нём золота7. Не упоминает о поисках «Принца» и юбилейная статья, посвящённая 100-летию Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морского флота8.

Таким образом, можно констатировать, что история поисков затонувшего «Принца» остаётся одной из малоизвестных страниц военно-морской истории и истории водолазного дела. Обратимся к архивным материалам и материалам периодической печати, позволяющим восстановить некоторые события из истории поисков «Принца».

Насколько можно судить, первые попытки поисков затонувшего английского корабля были предприняты в 1870-е годы. В 1875 году было создано французское акционерное общество с целью поиска погибших у берегов Крыма во время обороны Севастополя английских кораблей и подъёма их груза, причём в первую очередь акционеры рассчитывали на подъём «Принца». Автор опубликованного более чем двадцать лет спустя материала в журнале «Русское судоходство», рассказывая о деятельности французов, утверждал, что «Принц» привёз из Англии значительное количество серебряной монеты и 200 тыс. фунтов стерлингов золотом для уплаты жалованья английским войскам в Крыму, причём деньги будто бы были «упакованы в бочки». Французская экспедиция подняла со дна некоторые предметы с погибших кораблей, но обнаружить и обследовать «Принц» ей не удалось9.

В 1896 году некто Пластунов получил разрешение властей осуществить работы по подъёму английских кораблей в районе Балаклавы и рядом с ней. В ходе работ использовался подводный аппарат, созданный изобретателем Заковенко. Он представлял собой подводную камеру, соединённую трубой с баржей, находящейся на поверхности воды, и оборудованную иллюминаторами. «Внутренность её настолько велика, — писал автор журнала “Русское судоходство”, — что в ней могут свободно поместиться 4—5 человек»10. Несмотря на большие расходы (свыше 60 тыс. рублей) и содействие морского ведомства России, поиски не увенчались успехом.

14 апреля 1903 года Герман Молво, представитель итальянской фирмы из Генуи «Общество для подъёмов и работ на больших глубинах воды», обратился к главному командиру Черноморского флота и портов Чёрного моря вице-адмиралу Н.И. Скрыдлову11 с прошением о праве на работы по поиску «Принца» и подъёму с него грузов. В прошении указывалось: «Всем известно, что во время Крымской кампании у входа в Балаклавскую бухту затонуло английское судно, на котором, как говорят, было значительное количество золота. Много было попыток разных предпринимателей извлечь это судно со дна, но все их старания оставались тщетными»12.

Чуть позже Молво по рекомендации юрисконсульта главного командира Черноморского флота и портов обратился с аналогичным прошением в Главное управление торгового мореплавания и портов.

В марте 1904 года водолазный офицер Севастопольского порта лейтенант Медовиков сообщил главному командиру Черноморского флота и портов Чёрного моря, что, «по собранным сведениям, за время водолазных исследований в течение 10 лет Черного моря пришел к полному убеждению, что указанное выше судно действительно имеется, и есть возможность извлечь из него находящееся там золото по примеру таковых же работ, произведенных турками в Синопской бухте»13.

Однако просьбы Молво не были удовлетворены из-за отрицательного отзыва вице-адмирала Скрыдлова, посчитавшего, что поисковые работы будут «загромождать и без того тесную Балаклавскую бухту, между тем как у этой бухты и внутри ее время от времени производятся разные маневры»14.

18 августа 1904 года Молво обратился в Главное управление торгового мореплавания и портов с новым ходатайством, которое на этот раз не встретило возражений со стороны командования Черноморского флота15.

Деятельность итальянской экспедиции отразил писатель А.И. Куприн16 в цикле очерков «Листригоны», посвящённом жизни балаклавских рыбаков. О «Чёрном принце» Куприн впервые упоминает в очерке «Тишина»:

«Думаю также о том, как однажды бурной зимней ночью разбилась о грудь старого чудовища (одной из гор, окружающих вход в Балаклавскую бухту. — Прим. авт.) целая английская флотилия вместе с гордым щеголеватым кораблем “Black Prince”, который теперь покоится на морском дне, вот здесь, совсем близко от меня, со своими миллионами золотых слитков и сотнями жизней»17.

Пребыванию итальянцев в Балаклаве и их попыткам найти затонувший английский корабль Куприн целиком посвятил очерк «Водолазы». Изложенные писателем многочисленные подробности поисковых работ, проводившихся итальянцами в Балаклавской бухте и близ неё, говорят о том, что Куприн был свидетелем этих событий. Так, он упоминает руководителя работ по поискам «Чёрного принца» инженера Джузеппе Рестуччи и водолаза Сальваторе Трама.

Участникам итальянской экспедиции, по данным, полученным штабом Севастопольского порта, удалось найти два затонувших английских судна. Недалеко от входа в Балаклавскую бухту со стороны Георгиевского монастыря ими был обнаружен пароход «Агамемнон», находившийся на глубине 24—28 саженей (1 казённая сажень = 7 английских футов = 84 дюйма = 2,1336 м), а дальше по направлению к Георгиевскому монастырю «Принц» на глубине 34—38 саженей. Проведение водолазных работ встретило препятствия со стороны городского управления Балаклавы. В связи с этим руководство итальянской фирмы предполагало войти в соглашение с местными властями и в дальнейшем предоставить им часть прибыли от продажи поднятых предметов18. Однако поиски в очередной раз не привели к положительному результату.

В 1910 году коллежский асессор Фёдор Молво, сын Германа Молво, возбудил ходатайство перед Министерством торговли и промышленности о выдаче ему или на имя его отца нового разрешения на исключительное право производства работ по подъёму грузов и принадлежностей с затонувших во время Крымской войны у входа в Балаклавскую бухту английских военных судов в течение десяти лет. В 1910 году германские подданные Э. фон Мак и Б. Вульф обратились к коменданту Севастопольской крепости с просьбой разрешить им начать работы по подъёму «Принца», однако их просьба не была удовлетворена19. В том же году с подобной просьбой к начальнику Морских сил Чёрного моря обращался некто М.М. Друганов, проживавший в Петербурге.

Возможностью поисков «Принца» с 1908 года интересовался инженер и кладоискатель В.С. Языков. В 1914 году он получил разрешение на поисковые работы, но помешала война20.

Новый всплеск интереса к судьбе сокровищ, якобы находившихся на борту погибшего английского корабля, произошёл в начале 1920-х годов. Советское государство, оказавшееся в политической и экономической блокаде, отчаянно нуждалось в дополнительных источниках финансирования. Одним из них могли стать ценности, поднятые с затонувших в прошлом кораблей. В 1923 году Языкову, поддержанному Д.А. Карповичем и инженером Е.Г. Даниленко, удалось заинтересовать возможностью подъёма «Принца» начальника Особого отдела ГПУ при НКВД РСФСР Г.Г. Ягоду21.

Созданная с целью поиска «Принца» и других затонувших кораблей Экспедиция подводных работ особого назначения при ГПУ (ЭПРОН) в 1923 году развернула поисковые работы в Балаклаве, надеясь обнаружить и поднять английский корабль. Начальником ЭПРОНа стал чекист Л.Н. Захаров (Мейер). В состав руководства вошли инженеры В.С. Языков, Е.Г. Даниленко, А.З. Каплановский, водолазный специалист Ф.А. Шпакович, врач К.А. Павловский, командир катера А.Н. Григорьев. Первыми водолазами стали Ф.К. Хандюк, Я.Ф. Жуков, В.Т. Сергеев. Были разысканы некоторые участники и свидетели деятельности итальянской экспедиции. Один из них, К.М. Ловягин, возглавлявший в начале ХХ века пограничную стражу в Балаклаве, указал место у входа в бухту, где, как он помнил, итальянцами были подняты со дна три металлические буквы и два ящика22.

Согласно «Общему перечню работ, произведённых ЭПРОН в период с 1923 г. по 1928 г.» работы по поиску «Принца» проводились в районе Балаклавы с перерывами с 29 марта 1923 по 23 ноября 1925 года на глубине от 20 до 50 саженей23.

В поисковых работах использовался глубоководный аппарат «ЕГД», построенный по проекту инженера Е.Г. Даниленко и названный его инициалами. Как свидетельствует «Хронология деятельности ЭПРОН в период с 1923 г. по 1930 г.», в 1923 году с помощью глубоководного аппарата была обследована площадь около 6 кв. миль. В ходе поисков водолазы обнаружили кладбище погибших английских кораблей, подняли много корабельных обломков и до полутора десятков старинных английских якорей24.

Тем не менее ни корпус «Принца», ни якобы находившееся на нём золото найдены не были. В упомянутом документе появилась запись: «В связи с появившимися сомнениями в успехе розыска “Чёрного принца” и наличия на нём золота, дальнейшее существование Экспедиции уже не связывается с работами по “Чёрному принцу”»25.

В 1924 году активизировалась работа по сбору данных у очевидцев прежних поисков «Принца». Были сделаны запросы в Лондон для наведения справок в Британском адмиралтействе о затонувшем золоте и в Рим для получения справки от итальянского инженера Рестуччи26.

Сведений о судьбе этих запросов обнаружить не удалось, но, надо полагать, ответы, если они были получены, оказались отрицательными.

В начале 1926 года между руководством военно-морского ведомства и руководством ОГПУ при СНК СССР разгорелась полемика вокруг вопроса о деятельности ЭПРОНа. Заместитель председателя ОГПУ и начальник его Особого отдела Г.Г. Ягода, курировавший работу Экспедиции подводных работ, в письме на имя заместителя председателя РВС СССР И.С. Уншлихта27 от 18 января 1926 года высказал критическую оценку деятельности ЭПРОНа и даже мысль о возможности расформирования Экспедиции28.

В ответ на это начальник Морских сил РККФ В.И. Зоф29 и его помощник по техническо-хозяйственной части Галкин 20 января того же года направили Уншлихту собственное письмо, разъяснявшее позицию военно-морского руководства относительно использования ЭПРОНа. В нём, в частности, указывалось на особое значение для Экспедиции работ по поиску «Принца»:

«Что же касается целей, для которых Экспедиция была организована, то я должен указать на неправильное освещение этого вопроса в отношении т. Ягода, ибо экспедиция подводных работ на Чёрном и Азовском морях первой и основной своей задачей ставила работы по отысканию и поднятию “Чёрного принца”, затонувшего в Балаклавской бухте в Крымскую кампанию, на котором предполагалось наличие большого запаса золота. Летняя кампания 1923 года Экспедицией исключительно была сосредоточена на этой работе, и только благодаря выявившимся затруднениям по отысканию “Чёрного принца” ЭПРОН прибег к параллельным работам по подъёму других судов в целях облегчения своего тяжёлого материального положения»30.

В январе 1926 года комиссару ЭПРОНа Я.М. Хорошилкину были даны ряд партийных поручений, в числе которых значилось следующее: «Важно установить принадлежность частей корпуса, котлов, машин и пр. найденному у Балаклавы “Принцу”. Поискать в этом отношении что-нибудь новое в Истор. музее и Морск. библиотеке»31.

В ходе подводных работ выяснилось, что корабль, скорее всего, был раздавлен глыбами размытых прибоем скал и погребён под ними. Извлечение остатков судна потребовало бы огромных расходов. Изучение исторических материалов всё больше и больше убеждало в том, что золота на борту погибшего корабля не было. В то же время окончательно идея о поиске и подъёме «Принца» не была оставлена. В качестве концессионера к продолжению работ была привлечена японская фирма «Синкай Когиоссио лимитед», заключившая договор с ЭПРОНом. Привлечение японских специалистов было не случайным. К тому времени японцы имели большой опыт поисков, обследования и подъёма затонувших кораблей. Так, в 1911—1913 гг. японскими водолазами был обследован корпус затонувшего в 1904 году у Порт-Артура русского броненосца «Петропавловск» и извлечены останки нескольких русских моряков32.

Японцы обязывались передать ЭПРОНу после окончания работ всё использовавшееся ими оборудование, а Советскому государству — половину золота, если оно будет найдено33.

Работы японской экспедиции были осуществлены в 1927 году. Однако успехи японцев ограничились находкой нескольких английских монет первой половины ХIХ века. В результате безуспешных поисков японские специалисты пришли к выводу о том, что «корпус корабля разбит в мелкие куски»34.

История поисков «Принца» как в дореволюционный период, так и в 1923—1927 гг. говорит о том, что никто из инициаторов поисков не потрудился достаточно тщательно изучить информацию об обстоятельствах гибели корабля и составе груза, находившегося на нём.

Изыскания с привлечением английских источников, в частности, материалов комиссии парламента Великобритании по расследованию обстоятельств гибели «Принца», были предприняты историком В.И. Самсоновым по поручению Объединения музеев Севастополя уже после завершения деятельности японской экспедиции. Результаты исследования Самсонова, опубликованные в 1928 году в Севастополе в виде брошюры, в дальнейшем выдержали ещё ряд изданий.

Изучение отчёта английской парламентской комиссии 1855 года позволило Самсонову заявить, что в поисках ответа на вопрос о том, что же находилось на корабле, незачем было, «рискуя жизнью, спускаться на сорокасаженную глубину»35.

Самсонов пришёл к выводу о том, что утверждение о наличии на английском корабле в момент его гибели золота не подтвердилось. Согласно показаниям свидетелей, данным английской парламентской комиссии, денежная сумма в размере 60 тыс. фунтов стерлингов находилась на борту «Принца» только до его прихода в Стамбул и была выгружена на берег в турецкой столице. Основной груз пароходофрегата состоял в огромном количестве тёплой одежды. Были на «Принце» также артиллерийские снаряды, медикаменты и водолазные принадлежности36.

В 1936 году к событиям, связанным с гибелью и поисками «Принца», обратился писатель М.М. Зощенко37. В одном из интервью (Литературный Ленинград. 1936. № 41) писатель рассказывал: «Для юбилейного сборника ЭПРОНа я написал большой очерк “Чёрный принц”. Этот исторический очерк — новый для меня жанр. Меня увлёк материал — история о том, как зародилась легенда о миллионах, похороненных якобы в трюмах английского парохода “Чёрный принц” на дне Балаклавской бухты»38.

В другом интервью (Литературная газета. 1937. № 1) Зощенко уточнял, что очерк был задуман в январе 1936 года в связи с приближавшимся 20-летием Октябрьской революции. По неизвестным причинам публикация очерка состоялась не в сборнике ЭПРОНа, а в другом издании — журнале «Юный пролетарий» (1936. № 4, 5, 7, 9).

Следует отметить, что писатель подошёл к вопросу о поиске сведений о затонувшем корабле и его грузе внимательнее и дотошнее, чем технические специалисты, ранее изучавшие эту проблему. После ознакомления с различными источниками Зощенко, так же как несколькими годами ранее В.И. Самсонов, пришёл к выводу о том, что утверждения о наличии на «Принце» золота являются чистейшей легендой.

Работавшая в 2010 году в Балаклаве экспедиция Национальной академии наук Украины подтвердила результаты предшествовавших поисков: корпус корабля, скорее всего, разрушен, золота не обнаружено. Таким образом, в истории с пресловутыми сокровищами поставлена точка, хотя, на наш взгляд, ещё работы ЭПРОНа и исследования В.И. Самсонова и М.М. Зощенко в 1920—1930-х годах убедительно опровергли легенду о наличии золота на затонувшем английском корабле.

Повторим слова В.И. Самсонова, написанные ещё в конце 1920-х годов: «Архивы и книгохранилища перестали быть доступной только для избранных роскошью. Они открыты для всех, кто хочет в них работать и искать ответы на выставляемые жизнью вопросы. При таком положении не может дольше жить и легенда о несметных сокровищах, потонувших на “Чёрном Принце” у Балаклавы»39.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Winfield Rif, Lyon David. The Sail and Steam Navy List: All the Ships of the Royal Navy 1815—1889. London: Chatam Publishing, 2004. P. 243.

2 Хибберт К. Крымская кампания 1854—1855 гг.: трагедия лорда Раглана / Пер. с англ. Л.А. Игоревского. М.: Центрполиграф, 2004. С. 232.

3 Карев В.И., Хаустов А.В. По следам черноморских катастроф: очерки, рассказы. М.: Морские вести России, 2009. С. 5.

4 Там же.

5 ЭПРОН. Документы по истории Экспедиции подводных работ особого назначения при ОГПУ СССР (1923—1931): архивные документы и материалы / Ответ. ред. В.С. Христофоров. М.: Граница, 2015. С. 5.

6 Там же. С. 619.

7 Боровиков П.А. Водолазное дело России: с конца 1930-х годов и до наших дней. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Нептун, 2017. С. 25.

8 См.: Шайхутдинов Д.Г., Краморенко А.В., Овчинников А.В. Наследники легендарного ЭПРОНа: к 100-летию Службы поисковых и аварийно-спасательных работ Военно-морского флота // Военно-исторический журнал. 2021. № 1. С. 59—62.

9 Русское судоходство торговое и промысловое на реках, озерах и морях. 1896. № 169 (апрель). С. 157.

10 Там же. № 176 (ноябрь). С. 145.

11 Скрыдлов Николай Илларионович (1844—1918) — русский военно-морской деятель. Возглавлял Черноморский флот в 1903—1904 и 1906—1907 гг. Подробно см.: Березовский Н.Ю., Доценко В.Д., Тюрин Б.П. Российский императорский флот. 1696—1917: военно-исторический справочник. М.: Русский мир, 1993. С. 215, 216.

12 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 920. Оп. 2. Д. 107. Л. 1.

13 Там же. Л. 20.

14 Там же. Ф. 417. Оп. 1. Д. 2938. Л. 1.

15 Там же. Л. 3.

16 Куприн Александр Иванович (1870—1938) — русский писатель. Одно из наиболее известных произведений — повесть «Поединок» (1905). Сборник «Листригоны» опубликован в 1907—1911 гг.: БСЭ. 3-е изд. Т. 14. М.: Советская энциклопедия, 1973. С. 19.

17 Куприн А.И. Листригоны // Куприн А.И. Река жизни: повести и рассказы. Л.: Лениздат, 1986. С. 571.

18 РГА ВМФ. Ф. 920. Оп. 2. Д. 107. Л. 9.

19 Там же. Л. 12, 12 об.

20 Чикер Н.П. Служба особого назначения: хроника героических дел. М.: Изд-во ДОСААФ, 1975. С. 8.

21 Ягода Генрих Григорьевич (1891—1938) — советский политический и государственный деятель, один из руководителей органов государственной безопасности СССР. С 1918 г. в органах ВЧК. В 1922—1923 гг. начальник Особого отдела ГПУ при НКВД РСФСР. С 1923 г. заместитель председателя ОГПУ при СНК СССР. В 1934—1936 гг. нарком внутренних дел СССР. В 1937 г. арестован и в следующем году расстрелян.

22 РГА ВМФ. Ф. Р-1495. Оп. 2. Д. 1. Л. 38—39.

23 ЭПРОН: документы по истории Экспедиции подводных работ особого назначения при ОГПУ СССР (1923—1931). С. 219.

24 Там же. С. 328.

25 Там же.

26 Там же. С. 329.

27 Уншлихт Иосиф Станиславович (1879—1938) — советский политический и военный деятель, один из создателей органов государственной безопасности СССР. В 1925—1930 гг. заместитель председателя РВС СССР и заместитель народного комиссара по военным и морским делам. С 1930 г. заместитель председателя ВСНХ СССР. В 1933—1935 гг. начальник Главного управления гражданского воздушного флота. С 1935 г. секретарь Союзного Совета ЦИК СССР. Арестован в 1937 г. по обвинению в шпионской деятельности, осуждён и расстрелян в 1938 г. Посмертно реабилитирован. Подробно см.: Кроник А. Иосиф Станиславович Уншлихт (к 85-летию со дня рождения) // Военно-исторический журнал. 1964. № 12. С. 119—121.

28 См.: РГА ВМФ. Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 1. Л. 4—6 об.

29 Зоф Вячеслав Иванович (1889—1937) — советский военный и государственный деятель. В 1924—1926 гг. начальник Морских сил РККА и член РВС СССР. В 1927—1929 гг. председатель Совторгфлота. В 1930—1931 гг. заместитель наркома путей сообщения. С 1931 г. первый заместитель наркома водного транспорта. БСЭ. 3-е изд. Т. 9. М.: Советская энциклопедия, 1972. С. 593, 594.

30 РГА ВМФ. Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 1. Л. 7 об.

31 Там же. Оп. 2. Д. 8. Л. 4.

32 Бочаров А. Страшная находка Сакурая: как были найдены останки погибших на броненосце «Петропавловск» // Родина. 2004. № 1. С. 84—86.

33 Чикер Н.П. Указ. соч. С. 13.

34 РГА ВМФ. Ф. Р-1495. Оп. 1. Д. 2. Л. 24.

35 Самсонов В.И. «Чёрный принц» и его золото (Ураган 2(14) ноября 1854 г. и документальные данные о «Чёрном Принце»). 5-е изд. Севастополь, 1931. С. 20.

36 Там же. С. 20, 21.

37 Зощенко Михаил Михайлович (1895—1958) — русский советский писатель. Автор повестей и рассказов: «Мишель Синягин» (1930), «Возвращённая молодость» (1933), «Голубая книга» (1934), «Керенский» (1937), «Тарас Шевченко» (1939), «Перед восходом солнца» (1943). БСЭ. 3-е изд. Т. 9. С. 594.

38 Цит. по: Зощенко Мих. Уважаемые граждане: Пародии. Рассказы. Фельетоны. Сатирические заметки. Письма к писателю. Одноактные комедии / Издание подготовлено М.З. Долинским. М.: Книжная палата, 1991. С. 74.

39 Самсонов В.И. Указ соч. С. 23.