Военно-инженерное и техническое обеспечение охраны границы в 1918—1941 гг.

Военно-инженерное и техническое обеспечение охраны границы в 1918—1941 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье исследуется особенности Военно-инженерного и технического снабжения погранвойск в 1918—1941 гг.

Summary. The article considers the features of military engineering and technical supply of the Border Troops in 1918–1941.

 

Национальная безопасность

 

Терещенко Владимир Васильевич — ведущий научный сотрудник Центрального пограничного музея ФСБ России, кандидат исторических наук, член Союза писателей России

 

«Снабжение пограничной охраны… производится на основаниях, установленных для Красной армии»

 

Военно-инженерное и техническое обеспечение

охраны границы в 1918—1941 гг.

 

С первых дней установления в России (ноябрь 1917 г.) советской власти первоочередной задачей для неё стало укрепление государственных рубежей. Одним из приоритетных направлений было формирование пограничных округов (ПО). Причём создавать их заново приходилось в условиях разрухи в народном хозяйстве. Трудности возникали на каждом шагу: не хватало оружия, боеприпасов, транспортных средств и многого другого. В связи с этим Совет народных комиссаров (СНК) РСФСР декретом от 28 мая 1918 года возложил на военное ведомство снабжение округов всем необходимым для их эффективной деятельности1. Два с половиной месяца спустя (15 августа 1918 г.) он внёс уточнение в документ, объявив, что «снабжение пограничной охраны предметами артиллерийского, инженерного довольствия производится на основаниях, установленных для Красной Армии» и что «отпуск перечисленных предметов производится по требованиям… управлений округов пограничной охраны»2. И всё же ввиду слабой базы органов снабжения пограничные округа получали очень скудные средства. Так, в январе 1919 года 2-й район 1-го (Петроградского) округа имел: пулемётов «Максим» — 2, винтовок — 400, патронов — 20 000, шашек — 111, телефонных аппаратов — 40, легковых автомобилей — 2, строевых лошадей — 50. В целом к концу месяца в 1-м округе, как примерно столько же и в других, насчитывалось 2553 винтовки, 7 пулемётов, 288 лошадей3.

Сложная военно-политическая обстановка и начавшаяся Гражданская война не позволили создать стройную систему военно-инженерного и технического обеспечения сухопутных и морских рубежей. Только с передачей охраны границы сперва в ведение Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), затем Государственного (позже Объединённого государственного) политического управления (ГПУ — ОГПУ) положение начало постепенно улучшаться. С созданием 27 сентября 1922 года Отдельного пограничного корпуса (ОПК) войск ГПУ укомплектование пограничных округов снаряжением и необходимыми техническими средствами временно возлагалось на военное ведомство. Опорой ему в его деятельности явилось постановление Совнаркома СССР (от 27 июля 1923 г.) об отводе земельных участков для инженерно-технического оборудования границ, строительства кордонов, взводных и ротных помещений и конюшен. 4 мая 1923 года Совет труда и обороны (СТО) разрешил ГПУ произвести очистку от лесных массивов полосы, непосредственно примыкавшей к границам сопредельных государств. Вдоль порубежной линии начали прорубать просеки шириной в 15 саженей (около 32 м)4, устанавливать наблюдательные будки, снабжать ПО простейшими сигнальными устройствами (ракетницами, хлопушками, трещотками).

11 декабря 1922 года вышло «Положение об Отдельном погранкорпусе войск ГПУ». В статье 21-й главы V («О техническом оборудовании границы») указывалось на необходимость устройства кордонов, установки вышек для наблюдательных постов (НП), оборудования караульных помещений, «проведения патрульных дорог».

Первоначально внедрение инженерно-технических средств в округах на охраняемых участках сводилось к устройству примитивных заграждений (настилов из сухих сучьев, завалов, препятствий из оплетённых проволокой деревьев), в какой-то мере затруднявших движение нарушителей границы. Но со временем «отражение проблемы» в официальных документах (Временный устав службы пограничной охраны ОГПУ — 1924, Временный устав — 1927) перевоплощалось в практические дела. Так, более конкретно стал решаться вопрос об обеспечении ПО вооружением, правда, в малых количествах. К примеру, Сибирский округ в 1924 году располагал 20 пулемётами «Льюис», 288 револьверами «Наган», 850 компасами и 4205 ручными гранатами. Вместе с тем, как сообщало его командование, не имелось «положенных по штату легких пулеметов, не все заставы ими снабжены». Из Западного округа докладывали, что винтовки, находившиеся на вооружении частей, старые и все «с негодными стволами», а имевшиеся пулемёты «Максим» для пограничной службы «непригодные», требуют замены на пулемёты «Льюис»5. Не лучшим образом обстояли дела в других ПО. Учитывая подобное неблагополучие, ОГПУ направило (1925 г.) в Туркестанский и Западный округа по 1000 драгунских винтовок, Дальневосточный — 1200. Кроме того, были заказаны 165 пулемётов «Льюис», 2000 револьверов «Наган» и 791 бинокль. К 1927 году все пограничные части округов были вооружены новыми винтовками, гранатами и на 70 проц. новыми пулемётами (Льюиса, Гопкинса, Дегтярёва)6.

В 1920-е годы оборудование границы проводилось, как уже отмечалось, с помощью подручных средств. В округах устраивали лесные завалы на тропах, «волчьи ямы», прокладывали скрытые тропы, возводили хворостяные заборы, вырубали просеки, выставляли засеки. Так, начальник войск Украинского пограничного округа Н.М. Быстрых докладывал (1925 г.), что 4-метровая пограничная полоса «всюду готова, 15-ти саженная погранполоса в Волынской губернии очищена на 30 проц., на остальных участках очистка 15-ти саженной полосы выполнена на 100 проц.»7. В 7-м Кингисеппском пограничном отряде Ленинградского округа с мая 1925 года стали применяться две прожекторные станции, которые обслуживали 35 человек.

Стационарное размещение вдоль государственной границы пограничных отрядов, комендатур и застав потребовало более 1000 служебных и подсобных зданий. Поэтому с весны 1924 года в ПО развернулось строительство пограничных застав. Они оборудовались по типовым проектам стоимостью в 8—10 тыс. рублей8; к 1928 году в основном всех пограничников обеспечили жильём.

Инженерное оборудование границы ещё более усилилось в 1930-е годы. Только в начале этого периода Советское правительство выделило для технической оснащённости ПО 6,5 млн рублей, хотя значительная доля этой суммы тратилась по-прежнему на «примитивные» работы. В отдельных отрядах, например, начали запасаться песком, которым на одной из застав Белорусского пограничного округа засыпали всю дорогу, шедшую вдоль границы. В Дзержинском отряде этого же ПО у реки Неман с участием колхозников села Лунино, проложивших несколько борозд на лугу, образовалась вдоль почти всего фланга заставы вспаханная полоса шириной. Благодаря ей был задержан нарушитель границы. Таким образом, в 1932 году здесь впервые была сооружена контрольно-следовая полоса (КСП; тогда она называлась контрольно-вспаханная или контрольная)9. Подобная ей появилась в мае этого же года и в Закавказском округе (на участке Нахичеванского отряда)10. Вскоре КСП оборудовались повсеместно путём вспахивания 4-метровой полосы вдоль границы до состояния, позволявшего заметить отпечатки следов нарушителя. Затем они стали создаваться в более широких размерах (до 8—10 м). При их помощи в Белорусском ПО в 1938 году были задержаны 48,5 проц. нарушителей, в Азербайджанском за 6 месяцев 1939-го — 10, только в одном отряде Украинского округа (1940 г.) — 2411.

В 1930-е годы серьёзное внимание уделялось строительству деревянных наблюдательных вышек и использованию оптических средств наблюдения, что значительно повысило эффективность службы пограничных нарядов. В 1939 году в Азербайджанском ПО помимо КСП (365,3 км) были устроены 39 скрытых НП, 42 — НП, проделаны 10,2 км просек, возведены проволочные заграждения УПЗ-1 и УПЗ-2 на протяжении 12,1 км, завалы на 1100 м12. Вместе с тем на совещании начсостава округа (январь 1940 г.) отмечалось: ещё не изжито «пренебрежительное отношение» к техническому оборудованию границы; на заставах имеется всего по 2—3 бинокля; «контрольно-вспаханная полоса вполне себя оправдала, но нужны трактора, а не буйволы». В феврале 1941 года заместитель наркома НКВД СССР генерал-лейтенант И.И. Масленников отмечал, что в Карело-Финском округе до августа 1940-го вообще «не уделялось внимания» столь важной проблеме. Так, в 1-м пограничном отряде округа при протяжённости участка в 256 км было прорублено за весь этот год 3,5 км просек, поставлено проволочного забора 2,5 км, выставлена лишь одна наблюдательная вышка, имеется только два НП, подготовлено 2,1 км КСП. В Приморском и Хабаровском ПО нет КСП вовсе; в 58-м и 59-м пограничных отрядах при плане постройки по 15 наблюдательных пунктов имеется… 1, а проволочных заграждений здесь из 33,4 км — 1,9 км, и из 10 км — 1,2 км соответственно13.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Из истории войск ВЧК и пограничной охраны. 1919—1921 гг. М., 1958. С. 312.

2 Пограничные войска СССР. 1918—1928. М., 1973. С. 100.

3 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 18278. Оп. 1. Ед. хр. 3. Л. 14.

4 Из истории советских пограничных войск. 1921—1927 гг. М., 1963. С. 259.

5 Центральный пограничный музей ФСБ России (ЦПМ ФСБ РФ). Ф. ДНВ-1340. С. 42, 58, 66.

6 Там же. С. 45, 46.

7 Там же. С. 59.

8 На страже границ Отечества. История пограничной службы, М.: Граница, 1998. С. 352.

9 ЦПМ ФСБ РФ. Ф. ДНВ-1340. С. 59.

10 Пограничник. 1957. № 3. С. 43.

11 Центральный пограничный архив ФСБ России (ЦПА ФСБ РФ). Ф. 58. Оп. 6768. Д. 7. Л. 23.

12 РГВА. Ф. 40930. Оп. 2. Ед.хр. 349. Л. 28, 35, 37, 47, 53.

13 ЦПМ ФСБ РФ. Ф. Д-086. С. 2, 3.