Генерал В.И. Ромейко-Гурко на Русском фронте в 1914—1917 гг.

image_pdfimage_print

Аннотация. Статья посвящена боевому пути одного из лучших полководцев России в годы Первой мировой войны генерала от кавалерии В.И. Ромейко-Гурко. На основе  широкого круга источников (в том числе ранее не публиковавшихся архивных материалов) рассмотрены основные этапы  боевой и военно-административной карьеры генерала.

Summary. The article is devoted to the combat path of one of the best military leaders in Russia during the First World War Cavalry General V.I. Romeyko-Gourko. On the basis of a wide range of sources (including previously unpublished archival materials) the main stages of combat and military-administrative career of General are considered.

ПЕРВАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Астраханского государственного технического университета, кандидат юридических наук, доктор исторических наук

(г. Астрахань. E-mail: stratig00@mail.ru)

«ОН ОЧЕНЬ РЕШИТЕЛЕН, ТВЁРД ХАРАКТЕРОМ И ЛИБЕРАЛЬНО НАСТРОЕН…»

 

Генерал В.И. Ромейко-Гурко на Русском фронте в 19141917 гг.

 

С июня 1915 года VI армейский корпус В.И. Гурко вошёл в состав 11-й армии (командующий генерал от инфантерии Д.Г. Щербачёв) Юго-Западного фронта. В результате Горлицкого прорыва 19—22 апреля и последующих боевых действий на Галицийском фронте сложилась тяжёлая оперативная обстановка. Для её стабилизации в Галицию начали перебрасывать войска. Постепенно баланс сил был восстановлен: «Среди прочих армейских корпусов Северо-Западного фронта, переброшенных в Галицию в мае, был и мой 6-й армейский корпус. Когда мои войска были сняты с фронта по рекам Бзура и Равка, я на автомобиле поехал в Седлец — корпус перевозился по железной дороге, — чтобы встретиться там с главнокомандующим Северо-Западным фронтом генералом Алексеевым, который направил меня дальше… на город Холм»1.

Командование Юго-Западного фронта решило использовать корпус в многообещавшем ударе во фланг наступавших дивизий группировки германского генерал-полковника  А. фон Макензена (если бы русское командование копило резервы — относительно полнокровные корпуса, перебрасывавшиеся с Северо-Западного фронта, и использовало их для воздействия на фланг вражеской ударной группировки, а не вводило в бой поочерёдно, занимаясь «латанием дыр», ход боевых действий на Русском фронте в 1915 году мог быть иным). Как вспоминал В.И. Гурко, «Щербачёв вполне согласился со сделанным мной предложением воспользоваться свежестью моих дивизий для целей активной обороны, в первую очередь ввиду того, что на линии Днестра в районе Николаева нет ни одной заранее подготовленной позиции, которая позволила бы вести речь об обороне пассивной»2. Вновь под командованием генерала оказалось несколько соединений: VI (4-я и 16-я пехотные дивизии) и XXII (1, 2, 3 и 4-я финляндские стрелковые бригады, в мае развёрнутые в дивизии) армейские корпуса и 82-я пехотная дивизия.

Противник перешёл в наступление: «В середине ночи меня подняли с постели. Звонил начальник одной из приданных мне дивизий (из 22-го корпуса) с вопросом, не разрешу ли я ему отвести его дивизию за Днестр, поскольку получено сообщение о новом продвижении австрийцев, а он уже подготовил и частично укрепил очень выгодную позицию на противоположном берегу реки. Запретив предпринимать что-либо подобное, я, напротив, строжайше приказал ему немедленно самому перейти в наступление и отбросить австрийцев с того малого участка передовой линии, который они могли захватить. В случае необходимости, сказал я ему, он может перебросить свои резервы с левого берега Днестра, тогда как я поддержу его наступление действиями соседних дивизий. Вскоре по­ступило донесение о том, что наше наступление развивается успешно; вперёд пошла Финляндская дивизия… Эти обстоятельства и прибытие свежих частей моего армейского корпуса стали поворотным пунктом наших операций на этом участке фронта… На следующий день начались активные операции, имевшие целью заставить германцев отступить на запад»3. Речь идёт о малоизученном эпизоде на Русском фронте — наступательных боях у Журавино 27 мая — 2 июня 1915 года, когда войска 11-й русской армии нанесли крупное поражение Южной германской армии (в частности, разгромлена 3-я гвардейская дивизия) и взяли в плен до 18 тыс. вражеских солдат и офицеров.

Центральное место в этих успешных действиях (происходивших в основном на безрадостном фоне второй половины кампании 1915 г.) принадлежит оперативной группировке В.И. Гурко: его войска нанесли поражение двум корпусам неприятеля, взяв 13 тыс. пленных, захватив 6 артиллерийских орудий и свыше 40 пулемётов.

В одном из донесений командира 4-й Финляндской стрелковой дивизии отмечалось: «Против дер. Пясечна около 4 часа дня противник под прикрытием 5 бронированных автомобилей, двигавшихся по шоссе, и бронированного поезда перешёл в наступление и потеснил наши части… Удачным огнём двух орудий, выдвинутых в дер. Пясечна, автомобили и поезд были обращены в бегство, а… части 13-го полка вновь перешли в наступление и… заняли северную окраину двора Людвиковка. 1 взвод 13-го полка… окружил 5-ю роту 79-го пехотного австрийского полка, которая в полном составе в числе 125 нижних чинов и 1 офицера сдалась в плен… Два батальона 16-го полка, выдвинутые для овладения Медвеловым лесом, выйдя на южную окраину его, атаковали австрийцев, занимавших дер. Турады, взяли пленных, один пулемёт, много оружия, снаряжения. Другой батальон 16-го полка, продвигаясь в южном направлении, овладел дер. Кукуловцы, где захватил 2 зарядных ящика, много пленных, оружие и проч. В настоящее время 16-й полк… сосредоточивается в Медвеловом лесу. Число взятых им за сегодняшний день пленных выясняется. Частями 4-й пехотной дивизии… взято пленных: 25 мая — 52 нижних чина, 26 мая — 28 офицеров и 884 нижних чина, 27 мая — 3 офицера и 248 нижних чинов, кроме захваченных в плен австрийцев 16-м полком сегодня, 27 мая, в дер. Турады и Кукуловцы, число которых выясняется»4.

Соответственно, только 4-я пехотная дивизия VI армейского корпуса, по неполным данным и лишь за период 25—27 мая, пленила свыше 1,2 тыс. солдат и офицеров противника. Значительны были и трофеи 4-й Финляндской стрелковой дивизии.

Согласно русской официальной сводке в боях 27—28 мая «на левом берегу Днестра, в районе Журавна, неприятель… после упорного боя был нами отброшен за линию железной дороги. В наши руки перешло несколько деревень, причём при взятии селения Букачовцы нами взято 800 пленных с 20-ю офицерами.

В течение 28-го мая геройскими усилиями наших войск значительные силы неприятеля, переправившиеся у Журавно на левый берег Днестра и распространившиеся на весь фронт Журавков — Сивки, отброшены с большими для неприятеля потерями на правый берег.

В упорном бою нами взято 17 орудий, 49 пулемётов, 188 офицеров и до 6500 германцев и австрийцев. В числе пленных имеется сдавшаяся полностью рота прусского гвардейского фузилёрного полка»5. С 26 по 28 мая включительно трофеи составили 348 офицеров, 15 431 нижний чин, 17 орудий и 78 пулемётов6, и значительная их часть приходилась на войска В.И. Гурко.

В последующие дни встречные бои вылились в наступление русских дивизий. 31 мая у Тысменицы и Стрыя были захвачены 1200 пленных с 29 офицерами и семью пулемётами7. 16-й Финляндский стрелковый полк 4-й Финляндской стрелковой дивизии в результате трёхчасового боя 1 июня захватил свыше 600 пленных (среди них 13 офицеров), 2 орудия и 4 пулемёта8. Начальник этой дивизии генерал-майор В.И. Селивачёв отмечал: «Горжусь вами, родные стрелки 16-го полка и пушкари 2-й батареи и взвода 1-й батареи, горжусь вашей блестящей работой и земно кланяюсь вам. Вы доказали вчерашним делом, что, идя рука об руку к достижению одной цели, стрелок и артиллерист — боевые братья, несокрушимые для врага»9.

В боях у Журавно 1—2 июня в общей сложности русские войска захватили 202 офицера, 8544 нижних чина, 6 орудий и 21 пулемёт10.

3 июня отряд Гурко перешёл к обороне — наступательная операция завершилась. Так, в приказе начальника 4-й пехотной дивизии (куда вошли и подразделения 16-й пехотной дивизии) генерал-лейтенанта Г.Г. Милеанта № 32 от 3 июня 1915 года ставились следующие задачи: «1. Наше наступление вчера, 2 июня, в направлении на Стрый увенчалось полным успехом: захвачена масса пленных и трофеев, противник отступил и лишь незначительными частями удерживается на линии Волица — Петничаны — Тейсаров — Пшаны. 2. Ввиду включения в участок обороны 6-го корпуса части позиции у г. Комарно нам приказано дальнейшее наступление прекратить и прочно закрепиться на занятых передовых позициях, продолжая укрепление наших авангардных позиций на линии Рудники — Пясечна — Черница — Деменка Лесна — высота 258… 3. Правее нас 4-я Финляндская [стрелковая] дивизия обороняет участок Угарсберг — Хоруцко — Раделичи, имея передовые части в Иозефсберге и Бильче. Левее Жидачевский отряд генерала Хвостова (командир бригады 69-й пехотной дивизии. — Прим. авт.) обороняет Жидачевскую позицию. Участок вверенного мне отряда ограничивается от участка 4-й Финляндской дивизии ручьём Низаховка, а от участка Жидачевского отряда долиной р. Стрыя»11.

В итоге операции противник был отброшен на правый берег Днестра, а русские войска подошли к г. Стрый (крупному железнодорожному узлу Западной Украины) — до него оставалось 12 км. Журавненская победа вынудила противника свернуть наступление на галичском направлении и заняться перегруппировкой сил. Но сложившаяся обстановка (отход соседних армий как результат Горлицкого прорыва) вынудил русских свернуть победоносное наступление и перейти к обороне.

Главным противником VI, XXII и XVIII армейских корпусов 11-й армии являлись войска армий: Южной германской (корпуса генерал-лейтенанта М. Гофмана (130, 131 и 132-я пехотные бригады), генерала кавалерии В. Маршаля (48-я резервная и 19-я пехотная дивизии, 2/3 3-й гвардейской дивизии)) и 2-й австро-венгерской (V армейский корпус в составе 64-й пехотной бригады и 34-й пехотной дивизии). В официальном австрийском описании боёв у Журавно сообщалось о русском корпусе, защитившем Журавненский плацдарм, и об отброшенных от него собственных войсках (включая гвардию), которые понесли значительные потери12. В бою 27 мая противник, по его же признанию, потерял 2 тыс. человек из состава 3-й гвардейской пехотной и 40-й гонведной пехотной дивизий; к 28 мая 14-я пехотная бригада потеряла до 50 проц. своего состава13. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Гурко В.И. Война и революция в России. Мемуары командующего Западным фронтом 1914—1917. М., 2007. С. 144.

2 Там же. С. 145.

3 Там же. С. 147.

4 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2190. Оп. 1. Д. 65. Л. 348, 348 об.

5 Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты. Воззвания Верховного Главнокомандующего. Донесения: от Штаба Верховного Главнокомандующего, от Штаба Главнокомандующего Кавказской армией, от Морского Штаба. М., 1915. С. 393.

6 Там же. С. 397.

7 Там же. С. 402.

8 РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 69. Л. 147, 147 об.

9 Там же.

10 Год войны… С. 406.

11 РГВИА. Ф. 2190. Оп. 1. Д. 69. Л. 148—149.

12 Цsterreich-Ungarns Letzter Krieg 1914—1918. Bd. II. Wien, 1931. S. 460.

13 Ibid. S. 463.