Генерал А.В. Шварц — инженер-фортификатор Российской империи

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается об уникальной судьбе заслуженного военного инженера русской армии, полного Георгиевского кавалера, генерал-лейтенанта А.В. Шварца; раскрывается его роль в организации фортификационной системы обороны Российского государства, развитии теоретических основ данного направления военно-инженерной науки.

Summary. The article describes a unique fate of the honoured military engineer of the Russian army, Full St. George Holder, Lieutenant-General A.V. Schwartz; explores his role in organisation of the fortification system of defence of the Russian state, development of theoretical foundations of this direction of military engineering science.

ИЗ ИСТОРИИ ФОРТИФИКАЦИИ

 

СИЗОНЕНКО Александр Иванович — ведущий научный сотрудник Института Латинской Америки РАН, доктор исторических наук, профессор

(Москва. E-mail: davydov@ilaran.ru).

 

«СЧИТАЮ КРЕПОСТИ ЭЛЕМЕНТОМ, СОВЕРШЕННО НЕОБХОДИМЫМ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБОРОНЫ ГОСУДАРСТВА»

Генерал А.В. Шварц — инженер-фортификатор Российской империи

 

В современной военной историографии редко упоминается имя генерала А.В. Шварца, участника Русско-японской и Первой мировой войн, кавалера множества императорских боевых наград, авторитетного инженера-фортификатора с международным именем, преподавателя ведущих российских и зарубежных военных академий, автора монументальных научных трудов по долговременной фортификации.

Восстановить этот исторический пробел позволили сохранившиеся документы личных архивов, переданные автору статьи издателем и редактором печатного органа русской эмиграции в Буэнос-Айресе «Вестник объединения кадет Российских кадетских корпусов в Аргентине» И.Н. Андрушкевичем.

Выходец из дворян Екатеринославской губернии Алексей Владимирович Шварц родился в 1874 году. С юных лет решив стать военным инженером, окончил с отличием Николаевское инженерное училище и Николаевскую инженерную академию. С началом Русско-японской войны в звании капитана военный инженер А.В. Шварц находился в действующей армии, был активным участником обороны Порт-Артура. В ходе боёв молодой офицер проявил личное мужество при отражении штурмовых атак японских войск и талант военного инженера, организовав работы по проектированию и строительству оборонительных сооружений. Его заслуги при обороне Порт-Артура были отмечены орденом св. Георгия 4-й степени: «за построение, под огнём неприятеля, моста через горжевой ров форта № 3 и за успешное ведение минных и контр-апрошных работ против головы японской сапы, чем значительно задержал движение неприятеля, направлявшегося на сказанный форт».

После окончания Русско-японской войны А.В. Шварц продолжил службу в Приамурском военном округе. В 1907 году заслуженный офицер-фронтовик, получивший академическое военно-инженерное образование и бесценный опыт боевых действий, приглашается преподавателем в Николаевскую инженерную академию, становится членом военно-исторической комиссии при Генеральном штабе по описанию Русско-японской войны, членом Главного крепостного комитета Военного министерства. В тот же период А.В. Шварц начинает активно публиковаться в российских военных журналах по военно-инженерной тематике, вводится в состав редколлегии российской «Военной энциклопедии». Основным лейтмотивом его выступлений и публикаций являются настойчивые требования укрепления крепостных сооружений на западной границе России.

С началом Первой мировой войны, в августе 1914 года полковника А.В. Шварца назначили комендантом Ивангородской крепости*. Более года он умело и мужественно руководил обороной предварительно укреплённой по его инженерным планам цитадели, успешно отражая атаки немецких войск. Героические и грамотные действия осаждённого гарнизона не остались без внимания Верховного командования. Ивангородский комендант был произведён в генерал-майоры и награждён Георгиевским оружием. Кроме того, заслуги А.В. Шварца высоко оценил Николай II, побывавший в крепости осенью 1914 года. «Как мне приятно смотреть на вас, — сказал ему император, — на вашем лице отражается чувство исполненного долга».

В ноябре 1915 года генерал-майор Шварц был направлен на Кавказский фронт комендантом Карсской крепости. После Февральской революции назначен начальником Главного военно-технического управления с присвоением звания генерал-лейтенант.

После событий Октября 1917 года большевистское правительство, остро нуждавшееся в квалифицированных военно-инженерных кадрах, предложило авторитетному генералу пополнить руководящий состав создававшейся Красной армии. Но, верный своим монархистским убеждениям, А.В. Шварц отказался от этого предложения. Воспользовавшись имевшимися документами уроженца Екатеринослава, он отбыл в Киев, но по прибытию уклонился от продолжения военной службы на Украине. В конце 1918 года генерал-инженер перебрался в Одессу, где принял предложение французских интервентов стать военным генерал-губернатором города и командующим дислоцированными там русскими войсками. Но это назначение не было согласовано с командованием Добровольческой армии. Руководство белогвардейского движения на Юге России не признало нового генерал-губернатора. В августе 1919 года вместе с оставившими Одессу французами отбыл в Константинополь и генерал А.В. Шварц.

Повторив ставший к тому времени традиционным для десятков тысяч белоэмигрантов транзит «исхода из России» Константинополь — Италия (или Балканы) — Франция, семья Шварцев обосновалась в Париже. Бывший генерал подрабатывал в местной прессе, его жена — Антонина Васильевна — кройкой и шитьём. В известной мере помогли связи, оставшиеся после Одессы: в парижских кругах сочли воспоминания экс-коменданта Ивангородской крепости полезными для французских офицеров и инженеров. Один из французских генералов предложил А.В. Шварцу посетить Метц в целях детального ознакомления с расположенными там немецкими военными сооружениями и выработки по результатам поездки профессионального заключения.

При этом верный монархической присяге бывший царский генерал не оставлял надежды вернуться в Россию в составе добровольческих освободительных сил и свергнуть ненавистный большевистский режим. Его единомышленниками стали русские эмигранты — племянник известного деятеля времён Александра II графа Лорис-Меликова Г. Лорис-Меликов, генералы Носков, Палицын, бывший командир Гвардейского корпуса Безобразов. Был разработан план создания вооружённых отрядов из числа бывших русских пленных, находившихся тогда в Германии. Шварцу предлагалось возглавить эти воинские формирования. Изменение политической обстановки и советско-германское сближение помешали осуществлению этих прожектов.

В воспоминаниях А.В. Шварца имеется немало интересных зарисовок о российских генералах, оказавшихся в Париже после краха Белого движения, — Деникине, Палицыне, Щербачёве. Жизнь на чужбине для многих из них была далеко не сладкой. Так, Палицын — бывший представитель Николая II при высшем французском командовании настолько нуждался, что ходил с судками в благотворительное общество за даровым супом.

Тем временем, воодушевлённый успехом своей монографии об обороне Ивангородской крепости, Шварц засел за новую научную работу по фортификации: у него созрела идея написать в последующем более фундаментальный труд «Прошлое и настоящее долговременной фортификации и её применение для обороны государства». «В то же время, — вспоминал Шварц, — я собирал и изучал всё, что появлялось в военной литературе по вопросу о роли крепостей в минувшей войне и о причинах быстрого падения большинства из них. Это изучение привело меня к убеждению, что идея, настойчиво пропагандируемая в печати, что крепости в современных условиях войны не могут оказывать длительного сопротивления, и поэтому являются бесполезными, совершенно неверна, что причины быстрого падения крепостей в Бельгии, Франции и России не в неспособности сопротивляться, а, главным образом, в несоответствии крепостной техники с прогрессом осадных средств, и в неспособности командного состава оборонять их. Придя к такому заключению, я решил выступить в защиту крепостей, потому что считаю их элементом, совершенно необходимым для организации обороны государства. Тогда я взялся за составление нового труда и, чтобы обосновать мои идеи на фактах, собрал большое количество документальных данных». По полноте собранной фактуры и глубине проведённого анализа эта работа по сей день является едва ли не единственным монументальным трудом, посвящённым крепостям, в мировой военной литературе.

В те же дни у Шварца состоялась примечательная встреча с начальником генерального штаба Французской армии генералом Эдмоном Буа. Вот как описывал А.В. Шварц прошедшее рандеву: «В момент, когда я переступил порог кабинета, Буа встал и быстро направился навстречу мне, потом остановился и поклонился мне почти до пола. Удивлённый, я быстро подошёл к нему и невольно спросил: “Мой генерал, что такое?” А он ответил: “Это в Вашем лице я благодарю Россию за то, что она спасла Францию”. Затем мы обнялись и поцеловались, и, усадив меня, он объяснил мне, что своим наступлением на Восточную Пруссию (в 1914 г.) русские оттянули туда значительные немецкие силы из Франции и дали французам возможность выиграть сражение на Марне, что заставило немцев отступить. Таким образом, французы выиграли время, чтобы пополнить снаряжение армии артиллерией и снарядами, без чего бы французская армия не могла бы продолжать войну. Таково было мнение начальника Французского Штаба о роли России в Мировой войне».

Однако президент Франции Пуанкаре не дал своего согласия на новую белую интервенцию. «Это, — отмечал впоследствии генерал-эмигрант, — была моя последняя попытка борьбы с большевизмом».

Крах военно-политических планов восстановления российской монархии позволил А.В. Шварцу полностью сосредоточиться на научном и литературном творчестве. Началась работа над фундаментальной рукописью «Роль России в Великой войне». Предполагалось, что французские партнёры примут в ней активное участие, помогут с переводом, будут способствовать изданию и распространению научной монографии в европейских странах. Принять участие в подготовке рукописи изъявили желание не только видные деятели военной эмиграции генералы Палицын, Миллер, Ростовцев, но и знаменитые русские писатели Куприн и Бунин. Но отсутствие должного финансирования не позволило осуществить этот масштабный проект.

* Ивангородская крепость находилась на берегу Вислы близ города Демблин (тогдашняя часть Польши, входившая в состав Российской империи).