Фронтовая газета в жизни блокадного города

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье рассказывается о работе коллектива газеты Ленинградского фронта «На страже Родины» в годы блокады Ленинграда.

Summary. The article deals with the activity of the editorial staff of the Leningrad front newspaper Na strazhe Rodiny during the siege of Leningrad.

Великая отечественная война 19411945 гг.

Нехай Руслан Шамсудинович — директор ФГБУ «Центральный военно-морской музей», генерал-майор запаса, кандидат политических наук

(Санкт-Петербург. E-mail: navalmuseum_dm@mil.ru);

Мартынкевич Сергей Антонович — ответственный редактор газеты «На страже Родины» ФГБУ «Редакционно-издательский центр «Красная звезда» МО РФ, полковник запаса

(Санкт-Петербург. E-mail: Redstar-nsr@mil.ru).

 

Фронтовая газета в жизни блокадного города

После парада 9 мая 2017 года в г. Санкт-Петербурге на Дворцовой площади, командующий войсками Западного военного округа генерал-полковник А.В. Картаполов пригласил во внутренний двор штаба ЗВО ветеранов войны и почётных гостей. Здесь состоялось открытие мемориальной доски с изображением литературного персонажа Василия Тёркина. На мемориальной доске начертана надпись: «В штабе округа в 1939 г. в газете “На страже Родины” впервые появился литературный персонаж Василий Теркин. Он воплотил в себе образ русского солдата-освободителя».

Совсем недавно наша страна отметила 75-летие полного снятия блокады Ленинграда. Свой девятый десяток «разменивает» знаменитый Вася Тёркин, который жил на страницах фронтовой газеты «На страже Родины» в годы блокады.

Адрес редакции газеты Ленинградского военного округа «На страже Родины» был хорошо известен журналистам и писателям Ленинграда. Сюда, на Невский, 2, в ничем не примечательную дверь редакции в первый же день войны постучались многие литераторы Северной столицы. Максим Гордон вспоминает: «Уже через несколько часов после начала войны я был на Невском, 2. Здесь собрался весь редакционный коллектив газеты “На страже Родины”. Пришли сюда и писатели Николай Тихонов, Виссарион Саянов, Александр Прокофьев, Борис Лихарев, Александр Решетов. Каждый из них был в газете своим человеком. В качестве “нового пополнения” прибыли писатель-сатирик Александр Флит, художник Борис Лео, десятки журналистов, призванных из запаса»1.

Максим Гордон, в ту пору руководивший корпунктом «Известий» в Ленинграде, также был среди тех, кто числился в резерве «На страже Родины»2. Он, как и его коллеги, не получал повесток из военкомата. К нему не прибегал посыльный из воинской части. По собственной воле он пришёл на Невский, 2, чтобы вместе с гражданскими коллегами встать в строй военных корреспондентов. На базе газеты округа формировались редакции армейских и дивизионных изданий. Их возглавляли, как правило, штатные сотрудники окружной газеты, а остальной состав комплектовался теми, кто ещё вчера писал на сугубо мирные темы в городской прессе.

Так «На страже Родины» стала оргядром для военной печати фронта. В числе дивизионок были: «Боевая красноармейская», «Удар по врагу», «Ленинский путь», «Пехотинец», «За Родину», «Атака», «Защита» и другие3. Политуправление укрепило ленинградскими литераторами газету 14-й армии «Часовой Севера», 23-армии «Знамя победы», 7-й армии «Во славу Родины». В редакции окружной газеты происходило перевоплощение призванных из запаса журналистов в военных людей. Здесь они получали документы, обмундирование, подгоняли форму, пришивали петлицы к новеньким гимнастёркам. Большинство из них не имели воинских званий и опыта. Новый статус определялся по должности в газете: младший политрук, политрук, интендант… «“На страже Родины” стала как бы флагманом многочисленных военных газет», — вспоминал Н. Тихонов4. Впоследствии её журналисты оказывали помощь армейским и дивизионным газетам, анализируя их содержание и подсказывая темы выступлений. Так, только за июнь—декабрь 1943 года в «На страже Родины» было опубликовано 14 обзоров многотиражной печати5.

О чём пришлось писать мобилизованным журналистам? Они должны были работать так, как требовала фронтовая обстановка. В первые дни войны страницы газеты были наполнены призывами, лозунгами, отчётами с митингов и мобилизационных пунктов. «…Зазнавшиеся фашистские правители лишились рассудка, — говорилось в резолюции митинга подразделений 70-й стрелковой дивизии. — Они, очевидно, забыли, как русский народ бил немецких псов-рыцарей. Умножая славные боевые традиции своего народа, Красная Армия дала отпор немецким войскам под Псковом, с большим позором изгнала их с Украины. Фашистских шакалов постигнет ещё более тяжёлая участь»6.

К середине июля 1941 года гитлеровские войска вышли к р. Луге. На новгородском направлении они прорвались к Шумску. До Ленинграда оставалось рукой подать. В этих условиях командно-политическому составу фронта предстояло настроить защитников города на железную стойкость, бесстрашие и готовность сражаться до конца. «На страже Родины» выступала против фактов трусости и ротозейства. «Трусы и паникёры могут составлять в нашей армии лишь редкое исключение. Но и отдельный паникёр опасен, и один трус может причинить вред нашему общему священному делу. Поэтому надо беспощадно бороться с трусами, разоблачать паникёров! Пусть постигнет их суровая кара советского народа!» — писала газета в передовой статье «Непоколебимая большевистская стойкость»7.

Газета сообщила о подвиге курсантов-кировцев, грудью защитивших подступы к Ленинграду. В понедельник, 14 июля в 20 км от Кингисеппа враг вклинился в стык 19-й стрелковой дивизии и Ленинградского Краснознамённого пехотного училища имени С.М. Кирова. Под прикрытием танков его передовой отряд пытался с ходу выйти на северный берег р. Луги, но курсанты взорвали мост. Попытки противника форсировать реку вброд не увенчались успехом. Не помог и обстрел позиций ленпеховцев артиллерией. 17 июля питомцы училища по-прежнему держали оборону на Лужском рубеже. Очередной бой, в котором противник имел численное превосходство, продолжался без перерыва 15 часов. Потеряв не менее 600 человек, гитлеровцы не продвинулись вперед ни на шаг. Но и среди курсантов потери были велики — 200 убитых и раненых8. 10 августа газета напечатала статью «Слава вам, доблестные кировцы», в которой сообщала об оборонительных действиях. 30 дней курсанты-кировцы сдерживали немецко-фашистские войска на Лужском рубеже.

Обстановка на фронте продолжала ухудшаться. 21 августа газета печатает обращение руководства города «Ко всем трудящимся города Ленина». В нём есть такие слова: «Враг пытается проникнуть к Ленинграду. Он хочет разрушить наши жилища, захватить фабрики и заводы, разграбить народное достояние, залить улицы и площади кровью невинных жертв, надругаться над мирным населением, поработить свободных сынов нашей Родины. Но не бывать этому! Ленинград — колыбель пролетарской революции, мощный промышленный и культурный центр нашей страны — никогда не был и не будет в руках врагов»9.

Документ стал манифестом защитников города, определил идеологию борьбы с захватчиками. Он не допускал компромисса с врагом, настраивал не только людей в погонах, но и каждого жителя Ленинграда на «смертный бой» с гитлеровцами. Со страниц газеты исчез шапкозакидательский тон, который по инерции проявлялся в отдельных публикациях ранее. 12 июля, например, газета поместила статью доцента А. Черняка «Крах фашистской экономики неизбежен». Из неё вытекало, что «экономическая база фашистской Германии трещит по швам». 14 июля старший политрук А. Литвинов рассказывал в газете, как плохо обстоят дела в финской армии19. На смену подобным публикациям пришли материалы, реально отражавшие сложившуюся ситуацию, в т.ч. передовые статьи, смысл которых был изложен уже в заголовках-лозунгах: «Подступы к Ленинграду станут могилой фашизма», «Не щадя жизни защищать Ленинград!», «Ни шагу назад, за нами город Ленина!».

Газета выступила эффективным проводником идей руководителей обороны Ленинграда. Существенный вклад в мобилизацию воинов и жителей города на Неве внесли поэты и писатели. 23 августа поэт Борис Лихарев обратился к читателям фронтовой газеты:

«Пока ленинградец живёт хоть один,

Мы Ленина город врагу не сдадим.

Некрасов и Пушкин гордились тобой,

Стоишь ты, как воин, над светлой Невой.

Уж лучше нам с честью в борьбе умереть,

Чем рабство фашизма принять и стерпеть!

И Армия Красная клятву даёт:

— Враг в город великий вовек не войдёт!»11.

С публицистическими статьями «Чудовища», «Защитим Ленинград во что бы то ни стало!» в газете выступил Николай Тихонов. Свои материалы о подвигах моряков-балтийцев в ней публиковали Всеволод Вишневский, Николай Михайловский, Даниил Руднев. Эта традиция сохранится на весь период войны. Специально для «На страже Родины» написали несколько статей Илья Эренбург и Алексей Толстой. Академик Евгений Тарле много раз выступал в газете, откликаясь на важнейшие события войны, на блестящие победы Красной армии. Острый фельетон в 1944 году опубликовал Михаил Зощенко12. Но особенно активно литераторы использовали страницы фронтовой газеты для повышения морального духа воинов в начальном периоде войны. В июле 1941 года Александр Прокофьев выступил 13 раз, Виссарион Саянов — 11, Борис Лихарев — 9. По нескольку раз печатались Александр Решетов, Ольга Берггольц, Семён Бытовой и другие13. Николай Тихонов, руководивший группой писателей при штабе фронта, отмечал также тех, кто не входил в её состав. В их числе он назвал поэтов Всеволода Рождественского, Михаила Дудина, Александра Решетова, Всеволода Азарова, Николая Брауна, Вадима Шефнера. Из прозаиков — Александра Крона, Николая Чуковского, Павла Лукницкого и других14. Сам Н. Тихонов из 26 статей и очерков, написанных в августе 1942 года, 12 сделал по редакционным планам «На страже Родины». Он же подготовил для «Красной звезды» подборки-дайджесты «Ленинград в августе», «Ленинград в сентябре», которые наполнил информацией из местной прессы, в т.ч. из газеты фронта15.

Впоследствии многие произведения этих авторов выйдут в свет в виде книжек карманного формата, предназначенных как для пополнения фронтовых библиотечек, так и для хранения в полевой сумке. Например, Гослитиздат в 1942 году напечатал книгу стихов А. Прокофьева «Таран». В 1943 году в том же издательстве вышли в свет стихи Н. Тихонова «Красной Армии», Б. Лихарева «Ярость» и другие. В Воениздате в 1945 году напечатали сборник очерков В. Саянова «На полях Ленинградской битвы», которые были опубликованы в газете «На страже Родины» в годы войны. Корреспондент газеты Сократ Кара, командированный в 54-ю армию, подготовил десятки сообщений о действиях войск по освобождению южного побережья Ладожского озера. В газете их обозначили общей рубрикой «Твои герои, Ленинград». Позже очерки С. Кары также вышли отдельным изданием. Александр Прокофьев вспоминал, что и сами литераторы приучались к дисциплине, профессиональному отношению к любому редакционному поручению — «в повседневных газетных буднях рождались наши поэтические замыслы». Лучшей наградой себе он считал отклики читателей на удачные выступления, а также случаи, когда стихи шли как агитационный материал, когда их зачитывали на совещаниях командиров16.

Поэзия и публицистика стали оружием, которое информировало, наставляло, слагало коллективную песнь защитникам города, воспевало и звало их на подвиги. Слово было поставлено на службу задачам дня. Важно было содействовать тому, писал в статье «Служба поэзии»17 настражевец Дмитрий Хренков, а в послевоенные годы — руководитель Лениздата, чтобы за одним героем поднимался другой, третий, полк, дивизия… И самое удивительное, что это реально происходило. В 1941 году на Ленинградском фронте зародилось снайперское движение. Газета «На страже Родины» стояла у колыбели этого патриотического порыва, и ей принадлежит большая заслуга в его популяризации. На её страницах публиковались передовые статьи, очерки о мастерах огня, выступления самих истребителей немецко-фашистских захватчиков. Редакция использовала разнообразные формы воздействия на читателей: обращение снайперов Н-ской части с призывом шире развернуть борьбу с захватчиками, заочную перекличку лучших мастеров меткого огня, обращалась к ним с просьбой поделиться боевым опытом. В январе 1942 года на её страницах появляется «Доска почёта». Имена самых результативных снайперов-истребителей становятся известны всему фронту. К 20 февраля 1942 года в войсках насчитывалось уже 5860 снайперов18.

Командование фронта понимало, что в рядах защитников города находилось немало тех, кто прибыл издалека, никогда не видел красот Северной Пальмиры. Лучших воинов вывозили в город на экскурсии, показывали его достопримечательности. Это побуждало их ещё крепче сжимать оружие, лучше понимать, во имя чего они сражаются. Под рубрикой «День Ленинграда» газета начала рассказывать о том, как живут труженики блокадного Ленинграда, как нередко с оружием в руках отбивают атаки гитлеровцев. Большой интерес в войсках вызвал специальный номер о горожанах. К участию в нём были привлечены сотрудники газеты «Ленинградская правда», инженер оборонного завода В. Васильев, которые рассказали о работе предприятий, жизни города. В статье «Музыка блокадных дней» корреспондент Владимир Ардашников написал о композиторе Б.В. Асафьеве, который остался в городе и творил, невзирая на холод и голод19. Для распространения на предприятиях, в райкомах партии, для расклейки в городе по решению военного совета был напечатан дополнительный тираж газеты фронта.. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Гордон М.И. Невский, 2. Л., 1976. С. 8.

2 Ответственными редакторами газеты в годы войны были: И.Я. Фомиченко — до 1942 г., затем М.И. Гордон — до 1949 г.

3 Тихонов Н.С. В дни испытаний // С пером и автоматом: сборник. Л., 1964. С. 13.

4 Рождённая Октябрём. Л., 1968. С. 90.

5 В годы блокады Ленинграда выходили газеты трёх фронтов тиражом от 5000 до 8000 экз.: Ленинградского — «На страже Родины», Волховского — «Фронтовая правда», Карельского — «В бой за Родину», а также газета Балтийского флота — «Краснознаменный Балтийский флот»; 18 газет общевойсковых армий, имевших малый формат, две полосы и тираж 1000 экземпляров; 4 газеты воздушных армий с тиражом по 2000 экземпляров («Боевая тревога», «Бей врага», «Летчик Балтики» и «Защита Родины»); 2 газеты корпусов — «Атака» и «Патриот Родины»; 19 газет стрелковых дивизий, газеты Ладожской военной флотилии — «За Родину», Военно-автомобильной дороги — «Фронтовой дорожник» (Сеин А.Н. Полководец человечьей силы: военная печать Ленинграда в период блокады: 1941—1944 годы / Отв. ред. Г.В. Жирков. СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет (факультет журналистики), 2005. С. 16, 17, 162—164).

6 На страже Родины. 1941. 24 июня.

7 Там же. 7 июля.

8 Буров А.В. Блокада день за днём. СПб., 2011. С. 31, 34.

9 На страже Родины. 1941. 21 августа.

10 Там же. 12, 14 июля.

11 Там же. 23 августа.

12 Гордон М.И. Указ. соч. С. 348, 349.

13 Рождённая Октябрём. С. 64.

14 Тихонов Н.С. Указ. соч. С. 14.

15 Прокофьев А.А. Рядом с народом // С пером и автоматом: сборник. Л., 1964. С. 407.

16 Там же. С. 410.

17 На страже Родины. 1993. 1 мая.

18 Рождённая Октябрём. С. 85.

19 Гордон М.И. Указ. соч. С. 100.