ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОЦЕНКЕ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ СТРАН АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

image_pdfimage_print

Против лжи и фальсификаций

 

ГАВРИЛОВ Дмитрий Васильевич — главный научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, майор запаса, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ

(г. Екатеринбург. E-mail: istor@uran.ru)

 

ДВОЙНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОЦЕНКЕ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ СТРАН АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ КОАЛИЦИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Некоторые российские историки, публицисты и кинематографисты очень часто дают тенденциозные оценки мерам, принимавшимся советским правительством в годы Великой Отечественной войны по обеспечению государственной безопасности, государственного строя и внутренней политики СССР. В своём стремлении опорочить советскую внутреннюю политику в годы войны, принизить значимость победы советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне многие из них превзошли даже самых оголтелых зарубежных коллег. А между тем в годы войны курс внутренней политики СССР, США и Великобритании был одинаковым.

 

Создание антигитлеровской коалиции

Вторая мировая война 1939—1945 гг., развязанная державами «оси» — Германией, Италией, Японией, была справедливой, освободительной, антифашистской войной народов и государств против блока фашистских агрессоров, ставивших целью установление своего мирового господства. Людоедские фашистские теории о «превосходстве арийской расы», завоевании «жизненного пространства», уничтожении «расово-неполноценных» народов, жестокий режим, разбой и грабёж фашистов на оккупированных ими территориях, нацистские концентрационные лагеря и «фабрики смерти» показали всему миру звериный оскал фашизма, подняли на борьбу с фашистской «коричневой чумой» все народы, стремившиеся отстоять идеалы свободы, прогресса и гуманизма. Результатом этой борьбы стало создание широкой антигитлеровской коалиции, в которой ведущую роль играли США, Великобритания и СССР, государства с различным государственным и социально-экономическим строем, объединённые единой целью — необходимостью разгрома фашизма.

Для организации борьбы против фашистских агрессоров во всех странах антигитлеровской коалиции экономика была переведена на военные рельсы, устанавливалось нормированное распределение продуктов питания и предметов первой необходимости, вводилась трудовая повинность, ограничивались права граждан и свобода печати, устанавливалось жёсткое централизованное управление, вся полнота власти сосредотачивалась в руках главы государства, велась беспощадная борьба с пораженческими настроениями и паникёрами, принимались жёсткие меры по отношению к ненадёжным или сочувствующим фашизму гражданам.

 

Великобритания

В Великобритании чрезвычайные меры были приняты после Дюнкерка ввиду создавшейся опасности немецкого вторжения. 10 мая 1940 года либеральное правительство пало, к власти пришёл У. Черчилль. В своих мемуарах он писал, что во время Второй мировой войны «был облечён величайшей властью в государстве… Я был премьер-министром, первым лордом казначейства, министром обороны и лидером палаты общин… Корабли, войска, самолёты и колёса заводских машин — всё двигалось в соответствии с отданными указаниями»1.

В британские вооружённые силы были призваны 10 млн мужчин и 0,5 млн женщин, из гражданских лиц созданы отряды самообороны. На южном и восточном берегах острова создана «оборонная зона», сильно укреплённая и снабжённая большим количеством надёжных укрытий. В Лондоне и провинции спешно создавались тысячи общественных и частных бомбоубежищ. Небо над Великобританией день и ночь охраняла английская авиация, не позволяя фашистской авиации безнаказанно бомбить военные и гражданские объекты. Над городами висели тысячи заградительных аэростатов. В проливе Ла-Манш и на подходах к побережью Англии были расставлены минные поля. Британский военно-морской флот охранял все наиболее опасные направления возможного вторжения на остров.

Промышленность была переведена на военные рельсы и поставлена под государственный контроль, принято чрезвычайное военное законодательство, ограничивавшее гражданские права населения, введена всеобщая трудовая повинность, урезана свобода печати, за подозрительными гражданами установлена строгая слежка. По мере исчерпания резервов безработных для труда в сфере были принудительно мобилизованы 3 млн женщин («лэндгерлз») и подростков, привлечены 750 тыс. пенсионеров.

Чрезвычайный закон «Об обороне» от 25 мая 1940 года предоставил государственным органам право использовать любое лицо по своему усмотрению. Функции контроля и регулирования в использовании людских ресурсов как государственными, так и частными предприятиями, были возложены на Министерство труда и национальной повинности и его местные органы. Закон о «Важных работах» от 5 марта 1941 года запрещал самовольный уход с работы, а также увольнение рабочих предпринимателями без разрешения представителя Министерства труда и национальной повинности.

Мобилизованным для работы в промышленности рабочим гарантировалась минимальная зарплата по соглашению между тред-юнионами и предпринимателями. Продолжительность рабочего времени была увеличена на 6 часов в неделю. Специальным циркуляром Министра труда и национальной повинности № 1305 от 18 июля 1940 года были фактически запрещены стачки.

Министерство продовольствия произвело реквизицию всех крупных запасов продовольствия, в первую очередь зерновых продуктов, жиров, мясопродуктов, сыра, чая и сахара. На основные продукты были установлены твёрдые цены. С января 1940 года была введена карточная система распределения мясопродуктов, жиров, сахара и чая. С 11 мая того же года нормы на сахар и масло были значительно сокращены2.

Советский посол в Великобритании в то время И.М. Майский вспоминал: «Шла лихорадочная подготовка страны и населения к борьбе не на жизнь, а на смерть… Домашние хозяйки жертвовали чашки, сковородки, кастрюли и т.п. из алюминия, крайне необходимого для производства самолётов. Строители отказывались от употребления железа и стали ради увеличения выпуска оружия… Оружейные и авиационные заводы работали круглые сутки. Газеты, радио, церковь, кино звали всех и каждого к отражению опасности и напоминали о патриотических подвигах прошлых поколений… Всё это вместе взятое и многое иное рождало среди широчайших масс населения подъём, напряжение, сосредоточенность, целеустремлённость, которые не часто встречаются в истории. Все были глубоко проникнуты одной мыслью, одним чувством, одним стремлением — дать жестокий отпор грозному врагу и устоять, во что бы то ни стало устоять!»3.

Британское правительство приняло решительные меры по обеспечению государственной безопасности. В Великобритании, «старейшем оплоте демократии», тысячи людей, заподозренных в связях с Германией или сочувствовавших нацистам, без предъявления каких-либо обвинений были отправлены за решётку и в концлагеря. 23 мая 1940 года руководители и видные члены «Британского Союза фашистов» во главе с сэром О. Мосли и его женой, Р. Томпсон, Ф. Хокинс, Ф. Бэрдетт, адмирал Домвил и др., несмотря на раздававшиеся в различных кругах протесты против «ничем не оправданного нарушения свободы личности», без следствия и суда были арестованы. Затем аресты были произведены во всех концах страны и 20 тысяч британских нацистов оказались за решёткой. «Британский Союз фашистов» был распущен. Всего за связи с Германией и сочувствие Гитлеру было заключено в тюрьмы около 30 тыс. человек.

Один из приспешников Мосли, руководитель отдела пропаганды «Союза фашистов» Уильям Джойс, идеолог английского фашизма, и его сообщник Эмери, помогавшие нацистам, предстали перед британскими военными трибуналами и были повешены, многие члены «Союза фашистов» приговорены (за профашистскую пропаганду и «инакомыслие») к длительным срокам тюремного заключения. Все лица, «подозрительные по связям с Германией», в том числе все английские граждане немецкой национальности, хотя из них было много бежавших из Германии от преследований нацистами, без предъявления им каких-либо обвинений, были отправлены в концлагеря4.

Репрессиям подверглись 74 тыс. граждан враждебных Великобритании государств. Известный английский писатель и историк Лен Дейтон сообщает: «Опираясь на вздорные рассказы о том, какой вклад в победы германского оружия внесли шпионы и саботажники, власти поместили всех иностранных граждан в лагеря, где условия содержания были ужасными. В одном заброшенном заводском корпусе (в Уорф-Миллз) на 2000 интернированных имелось всего 18 кранов с водой. Шестьдесят вёдер, выставленных во двор, выполняли роль туалета, а соломенные тюфяки выдавались только больным. В другом таком лагере для интернированных два человека, пережившие нацистский концлагерь, покончили с собой. “Этот лагерь сломал их дух”, — подвёл итог следователь. Военный совет, ознакомившись с докладом о лагерях для интернированных, запретил его публиковать»5. Интернированные затем были отправлены за колючую проволоку в концентрационный лагерь на острове Мэн, а позднее все они были переправлены в Канаду.

Таким образом, за профашистскую пропаганду и по подозрению в сочувствии фашизму в Великобритании было депортировано и репрессировано (посажено в тюрьмы, заключено в концлагеря) не менее 104 тыс. человек.

Были организованы «колонны молчания», которые вели борьбу с пораженческими настроениями. Для паникёров законодательно были определены наказания: за сомнения в победе — месяц тюрьмы, за высказывание этих сомнений в разговоре с солдатами — три месяца тюрьмы, за восхваление Гитлера — пять лет заключения6. Полиция и население строго следили за настроением населения и жестоко пресекали разговоры, расцениваемые как профашистские или выражавшие сочувствие фашизму.

Лен Дейтон сообщает: «Граждане Великобритании… подвергались драконовским наказаниям. 17 июля 1940 года один человек был приговорён к месяцу тюрьмы за то, что прилюдно заявил, что у Великобритании нет шансов победить в этой войне. Человек, посоветовавший двум новозеландцам: “Какой вам смысл погибать в этой кровавой бойне?” — получил три месяца тюрьмы. Женщина, назвавшая Гитлера “хорошим правителем, лучшим, чем наш мистер Черчилль”, была приговорена к пяти годам тюремного заключения. Английские газеты получили предупреждение остерегаться опрометчивых высказываний. Редакторам весьма недвусмысленно дали понять, что правительство не потерпит “безответственной” критики; причём оно само будет решать, какая критика ответственная, а какая нет»7.

Соединённые Штаты Америки

«Неспровоцированное и подлое нападение японцев 7 декабря 1941 года на Пёрл-Харбор» — записал в своём дневнике военный министр США Г. Стимсон, — «сплотило весь наш народ», положило конец колебаниям и нерешительности в американских правящих кругах. Лозунг «Помните Пёрл-Харбор!» «имел громадную мобилизующую силу, которая смогла поднять весь американский народ на войну»8. 8 декабря 1941 года совместное заседание Сената и Палаты представителей объявило состояние войны между США и Японией и приняло резолюцию, поручавшую президенту «использовать все сухопутные и морские силы, а также ресурсы страны для ведения войны против Японии»9.

Ф. Рузвельт, помимо необъятных президентских полномочий, был ещё и Главнокомандующим вооружёнными силами США. Со вступлением США в войну он стал подлинным диктатором, обладавшим неограниченной властью. Помощник де Голля Ж. Сустель писал о Рузвельте: «политик и стратег, энергичный вождь масс, умелый руководитель партии… глава одной из величайших армий в мире. Никогда ни один Цезарь не имел власти столь гигантской, не имел возможности одним приказом двинуть такие людские силы и такую мощь техники на морях, континентах и в небе»10.

Созданный по приказу Рузвельта 13 января 1942 года Совет военного производства, наделённый широкими полномочиями, взял под свой контроль всю экономику страны. Государство предоставило монополиям огромные субсидии и различные льготы. В течение года словно из-под земли выросли огромные оборонные и судостроительные заводы, в том числе несколько крупных танковых заводов. Была запрещена продажа любых видов автомобилей, вся автомобильная промышленность должна была выполнять только военные заказы. Производителей детских игрушек заставили делать компасы, фабрики авторучек должны были изготовлять артиллерийские снаряды, весь шёлк должен был идти на парашюты.

В вооружённые силы было призвано 16,4 млн человек. Население с Востока перемещалось на Запад, миллионы людей с Юга двинулись на Север. 15 млн американцев из глубинки переехали в индустриальные центры, фермеры переселялись в города. Половина самолётов и военных судов стали производиться в трёх штатах — Калифорнии, Орегоне и Вашингтоне. Мужчин, ушедших в армию и на флот, на оборонных предприятиях заменили женщины («рози-клепальщицы»).

Было введено «рационирование» (разновидность карточной системы) «основных продуктов питания» и даже кофе, и это — в богатейшей стране, на которую не упала ни одна бомба и не ступила нога вражеского солдата. Каждый гражданин получал книжку из 48 купонов, которые можно было израсходовать в течение месяца в любой комбинации на мясо, масло, овощи, сахар, обувь. Сахар, необходимый армии, заменялся кукурузным сиропом.

Был установлен контроль над ценами, 2 октября 1942 года принят закон о борьбе с инфляцией. Цены на товары были установлены на уровне марта 1942 года, учреждён контроль за квартплатой. Одновременно была «заморожена» заработная плата. 25 июня 1943 года принят Акт об урегулировании трудовых конфликтов в военное время (закон Смита-Коннэли), запрещавший стачки на военных предприятиях.

По приказанию президента под контроль были поставлены все средства массовой информации, некоторые печатные органы закрыты, а их издатели отправлены за решётку. Был установлен строгий контроль за «подозрительными личностями» — «изоляционистами», симпатизирующими державам «оси» и т.п.

После нападения Японии на Пёрл-Харбор, ввиду «военной необходимости», по телефонному распоряжению(!) Ф. Рузвельта военному министру Г. Стимсону (затем распоряжение подтвердилось указом президента от 19 февраля 1942 г.) всех американцев японского происхождения, включая тех, у кого была 1/16 часть японской крови, проживавших преимущественно в штатах, прилегавших к западному побережью, главным образом в Калифорнии, без исключения, в том числе женщин и детей, общим числом в 112 тыс. человек, среди которых 74 тыс. были гражданами США, многие из которых родились в Америке, собрали на стадионах, а затем без следствия и суда, без предъявления каких-либо обвинений сослали вглубь страны в 10 концентрационных лагерей в пустыне Алабама, в местности с суровым климатом, за колючую проволоку, где для них были наскоро построены бараки.

Перед ссылкой им давалось 48 часов на то, чтобы продать свои дома, землю и дело. Осуществить это в такой короткий срок они, разумеется, не могли. Брошенная собственность была разграблена и пришла в запустение. В концентрационных лагерях каждой семье выделялась комната размером 20 на 25 футов (6,096 на 7,62 м — 46,45 кв.м), в которой многим пришлось прожить годы. Около 8000 японцев, пытавшихся избежать этой участи и рассеявшихся по стране, были выловлены и отправлены в эти же лагеря. Туда отправили также 2000 проживавших на Гавайских островах «подозрительных японцев». C Алеутских островов и острова Прибылова были переселены вглубь страны все эскимосы.

Не было никаких данных о том, что американцы японского происхождения занимались шпионской деятельностью, саботажем или просто не подчинялись властям. ФБР, расследовавшее деятельность и поведение американцев японского происхождения, не нашло каких-либо данных, свидетельствующих об их нелояльности к американскому правительству или стране. Но это не повлияло на их судьбу11.

По официальным американским данным, в концлагеря было заключено около 120 тыс. человек. Но в печати называются и другие цифры. По сведениям японских авторов, их было больше — около 300 тыс. Б.Н. Бессонов считает, что в «военные годы правительство США интернировало всех японцев, живших в США, а это 400 000 человек — и посадило их за колючую проволоку». По утверждению А.Б. Мартиросяна, в США «около полумиллиона американских граждан загнали в резервации только за то, что они были этническими японцами»12.

О депортации японцев в американской печати, славящейся своим либерализмом, свободой слова и полнотой информации, преднамеренно ничего не сообщалось. Более того, вся американская печать развернула разнузданную шовинистическую пропагандистскую компанию против «япошек». Американцы японского происхождения находились в концентрационных лагерях не только в течение всей войны, но и ещё два года после её окончания, причём значительное число японцев там умерло.

После войны в знак протеста против такого обращения с японцами 5766 американцев японского происхождения демонстративно отказались от американского гражданства. Лишь в 1988 году, спустя 46 лет после насильственного выселения в концентрационные лагеря американцев японского происхождения, когда из них в живых оставалось совсем немного, Конгресс США принял закон, в котором выражалось сожаление по поводу допущенной «вопиющей несправедливости» и гарантировалась выплата им не облагаемой налогами суммы в 20 тыс. долларов13.

После открытия союзниками в 1944 году в Европе второго фронта за спиной американских и английских солдат были развёрнуты заградительные отряды. 65 американских солдат (это не какие-то «русские варвары», порождение «тоталитарного» режима, а солдаты цивилизованной, якобы самой демократической страны), задержанные за изнасилования и мародёрство, по приказу Д. Эйзенхауэра были расстреляны.

 

Советский Союз

Для СССР война началась крайне неудачно. Разбив советские войска в приграничных сражениях, немецко-фашистские армии, стремительно наступая, к осени 1941 года продвинулись вглубь советской страны на 700—1000 км. Были оккупированы Прибалтика, Белоруссия, Украина, Донбасс, Подмосковье, часть Ленинградской области. Потеря в начале войны больших людских, материальных и производственных ресурсов, перебазирование военной промышленности в восточные районы страны и создание там новой военно-промышленной базы потребовали принятия жёстких чрезвычайных мер, способных в кратчайший срок перевести на рельсы военной экономики народное хозяйство, мобилизовать для отпора врага всю страну. В вооружённые силы было призвано 34,5 млн человек.

Вся полнота власти в стране была сосредоточена в руках Государственного комитета обороны (ГКО) и И.В. Сталина, являвшегося Председателем ГКО, Председателем Совета народных комиссаров (СНК) СССР, Наркомом обороны, секретарём ЦК ВКП(б), Председателем Ставки Верховного Главнокомандования, Верховным главнокомандующим. Для оперативного решения вопросов и контроля за быстрейшим выполнением заданий был создан аппарат уполномоченных ГКО, в обкомах и крупных горкомах партии создан институт «отраслевых» секретарей, руководивших отдельными отраслями оборонной промышленности.

В местностях, где вводилось военное положение, все функции органов государственной власти в области обороны, общественного порядка и государственной безопасности передавались военным советам фронтов, армий, военных округов, высшему командованию войсковых соединений. В законодательном порядке на время войны вводились ограничения прав граждан, возрастали их обязанности по защите Отечества. За распространение панических слухов и восхваление Гитлера и фашистской армии советские суды, как и английские, приговаривали виновных к 5 годам заключения.

Был увеличен рабочий день и отменены очередные отпуска, устанавливалась трудовая повинность, на граждан возлагались обязанности по участию в противовоздушной обороне, строительству оборонительных рубежей. Действовала уголовная ответственность за самовольный уход с предприятий и строек. Было введено нормированное снабжение населения продуктами питания и первой необходимости («карточная система»).

В армии были приняты суровые меры, направленные против трусов, паникёров, нарушителей воинской дисциплины, отхода с позиций без приказа. Летом 1942 года были созданы заградительные отряды, штрафные роты и батальоны (приказы № 270 от 16 августа 1941 г. «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах пресечения таких действий» и № 227 от 28 июля 1942 г., известный как приказ «Ни шагу назад!»).

Для обеспечения государственной безопасности все советские граждане немецкой национальности, проживавшие в западных районах страны и в Республике немцев Поволжья, в августе 1941 года были выселены в восточные районы страны, а все их трудоспособные мужчины мобилизованы в трудовую армию и отправлены на заводы и стройки, где они выполняли неквалифицированные работы. «Трудармейцы» не были лишены гражданских прав, среди них продолжали существовать партийные и комсомольские организации, но они были лишены свободы передвижения, размещались в особых зонах.

В ходе войны в 1943—1944 гг., чтобы обезопасить тылы наступавшей Советской армии, была осуществлена депортация ряда малых народов Северного Кавказа и Крыма — чеченцев, ингушей, карачаевцев, калмыков, крымских татар и других, часть которых активно сотрудничали с фашистами, создавали национально-террористические вооружённые формирования, воевали на стороне фашистов против Советской армии и советских партизан, поднимали вооружённые восстания, громили тылы советских войск, терроризировали оставшееся верным советской власти мирное население.

 

Общее в практике проведения внутренней политики всех стран антигитлеровской коалиции в годы войны

Сосредоточение всей полноты власти в одних руках, стремление к полному контролю над всеми сферами жизни общества, репрессии, ущемление свободы слова и свободы печати, то есть признаки «тоталитаризма», приписываемые некоторыми историками исключительно только СССР, были присущи в период Второй мировой войны в большей или меньшей степени также и демократическим странам — Великобритании и США.

Одинаковым образом правительства этих стран в целях обеспечения своей государственной безопасности действовали и по отношению к своим гражданам, принадлежавшим к национальностям воевавших против них государств «оси». Депортации этих народов или людей, сочувствующих этим государствам, в период войны были обычной практикой всех воюющих стран, включая демократические страны антигитлеровской коалиции — США и Великобританию.

Масштабы депортаций населения в странах Антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны показаны в таблице.

Масштабы депортаций населения в странах Антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны

Страны Численность населенияв 1940 г. (тыс. чел.) Депортировано(тыс. чел.) Проц. депортированныхко всему населению
Великобритания

48 226

104

0,216

США

131 669

120—500

0,09—0,38

СССР

194 100

1973

1,016

Говоря о масштабах, необходимости и правомерности депортации граждан, принадлежавших к национальностям государств, воевавших против стран Антигитлеровской коалиции, и лиц, сочувствовавших государствам «оси», следует подчеркнуть, что на территорию Великобритании и США не ступала нога оккупантов, военные действия велись за пределами этих стран, а в СССР в 1941—1942 гг. фашистами была оккупирована территория, на которой в мирное время проживало 40 проц. населения страны, причём некоторые районы находились под вражеской оккупацией 3— 3,5 года.

Великобритания — остров, защищённый морями и широким проливом, делающими высадку немецкого десанта на её территорию при господстве на море английского военно-морского флота делом очень рискованным и весьма проблематичным (известно, что Гитлер не решился на проведение такой операции, называвшейся фашистами «Морской лев»). Пёрл-Харбор находится в 3500 км от территории США, высадка японского десанта на Тихоокеанское побережье США была совершенно не реальной.

Что же касается СССР, то немецко-фашистские войска, вторгшиеся глубоко в пределы СССР, в 1941 году находились от территории компактного проживания немцев в Поволжье в 500—600 км, в 1942 году — в 350 км, и на их пути не было каких-либо непреодолимых крупных естественных преград.

Если ни Великобритания, ни США не смогли найти доказательств нелояльного отношения проживавших на их территории немцев и японцев к правительствам и к самим этим странам, то у советского правительства таких доказательств было предостаточно (антисоветская агитация, восхваление Гитлера и немецкой армии, укрывательство немецких парашютистов, создание антисоветских воинских формирований, воевавших на стороне фашистов и т.п.).

Было много фактов, заставляющих сомневаться в лояльности проживавших в СССР немцев. Большое количество советских немцев, попавших в плен в первые недели войны, перешли на службу в фашистскую армию. Немецко-фашистские войска сразу же получили многочисленный контингент квалифицированных русскоязычных переводчиков, которыми смогли снабдить свои воинские части и подразделения вплоть до полка и батальона. На Украине, где имелось много населённых пунктов, в которых проживали немцы, как доносил И.В. Сталину 3 августа 1941 года Военный совет Южного фронта, немецкое население стреляло из окон и огородов по отходящим советским войскам, вступающие в немецкую деревню фашистские войска встречались хлебом-солью. Среди немцев, проживавших в районах Поволжья, оказалось немало диверсантов и шпионов, которые, по данным военных властей, по сигналу, полученному из Германии, должны были произвести взрывы военных объектов. Проживавшие в СССР немцы укрывали фашистских диверсантов-парашютистов, сброшенных на советскую территорию14.

Не были лояльными к советскому государству и правительству депортированные народы Северного Кавказа и Крыма. Осенью 1941 года тысячи крымских татар дезертировали из 51-й советской армии при отступлении её из Крыма. В Крыму был организован «Татарский национальный комитет», который активно сотрудничал с фашистами, было провозглашено «Крымское ханство», создана Татарская дивизия, воевавшая на стороне фашистов против Советской армии и советских партизан15.

При приближении немецко-фашистских войск к Северному Кавказу нелегальный Карачаевский национальный комитет в январе—феврале 1942 года организовал в тылу советских войск на территории Карачаево-Черкесской автономной области и в соседнем Ставропольском крае антисоветские вооружённые выступления националистических группировок численностью от 50 до 200 человек. После оккупации немцами в августе 1942 года территории автономной области «многие карачаевцы вели себя предательски, вступили в организованные немецкие отряды для борьбы с советской властью, предавали немцам честных советских граждан»16.

После оккупации немецко-фашистскими захватчиками территории Калмыцкой автономной республики при помощи немцев было организовано национально-террористическое движение, сформирован Калмыцкий конный корпус («Кавалерийский легион») из 1300—1500 всадников, который оказывал помощь оккупантам, расстреливал красноармейцев и ни в чём не повинных людей, громил колхозы и сельсоветы. Калмыцкий кавалерийский корпус, численность которого была доведена до 5000 человек, до 11 мая 1945 года активно боролся с партизанами на Украине, в Польше и Хорватии17.

Наиболее мощное национально-террористическое движение в тылу советских войск, оборонявших Северный Кавказ, развернулось на территории Чечено-Ингушской автономной республики. В сентябре—ноябре 1941 года в республике произошли вооружённые выступления против органов Советской власти, подавленные органами НКВД. При приближении к территории республики немецко-фашистских войск там летом-осенью 1942 года развернулось очень опасное антисоветское повстанческое движение, возглавляемое Х. Исраиловым (Терлоевым). Повстанцы громили тыловые части и учреждения, нападали на транспортные военные колонны, расстреливали раненых и медицинский персонал в тыловых госпиталях. Они установили связь с немецко-фашистским командованием, которое оказывало им помощь оружием, направляло к ним диверсантов, действовавших совместно с вооружёнными группами на местах. О масштабах этого движения можно судить по тому, что с июня 1941-го по январь 1945 года в республике были ликвидированы 232 вооружённые группировки, изъято 18 тыс. единиц оружия (винтовки, автоматы, пистолеты, пулемёты и т.п.)18.

Едва ли какие-либо воюющие страны, в том числе и демократические США и Великобритания, позволили бы в своём тылу действовать подобным террористическим группировкам. Для выселения чеченцев и ингушей в малонаселённые районы Казахстана и Узбекистана, произведённого 23 февраля 1943 года, были задействованы 100 тыс. солдат и 20 тыс. офицеров и оперативных работников силовых структур. Эти войска были не лишними на фронте.

Односторонние, тенденциозные, асимметричные оценки внутренней политики и руководства СССР и стран антигитлеровской коалиции в годы войны

В годы Второй мировой войны страны антигитлеровской коалиции, включая СССР, проводили одинаковую внутреннюю политику, много общего было у них в организации руководства и управления. Между тем теперь их военная внутренняя политика, принимаемые во время войны меры государственной безопасности, деятельность в годы войны их государственных и военных лидеров — Ф. Рузвельта, У. Черчилля, И.В. Сталина, даже согласованные между ними и единогласно принятые ими решения лицемерно оцениваются по совершено разным критериям и разным стандартам.

В трудах некоторых наших историков и особенно в средствах массовой информации даются односторонние, очень тенденциозные оценки мер, принимавшихся советским правительством в годы Великой Отечественной войны по обеспечению государственной безопасности, государственного строя и внутренней политики, роли И.В. Сталина как главы Советского правительства и Верховного главнокомандующего.

Стало распространённым явлением в работах ряда историков, в передачах радио и телевидения указывать, что советский «тоталитарный режим жестоко расправился с малыми народами», проводил по отношению к ним «политику геноцида», депортация этих народов была «чудовищным преступлением сталинского тоталитаризма», «величайшим преступлением тоталитарного режима перед человечеством». Некоторые авторы договариваются до того, что «депортации — порождение социализма». Но ведь массовые депортации населения проводились издавна во многих странах, во время Второй мировой войны их осуществляли не только СССР, но и правительства демократических стран антигитлеровской коалиции, в том числе «самой-самой» демократической страны — США, не говоря уже о государствах фашистского блока — Германии и Японии.

Весьма характерно, что данные о депортациях японцев и немцев в годы Второй мировой войны в США и Великобритании в нашей печати встречаются очень редко, а сведений о положении и быте депортированных в британских и американских концентрационных лагерях в нашей печати разыскать не удалось. Предпочитают не говорить об этом и американские и английские историки. Так, например, известные зарубежные специалисты по принудительному труду в СССР(!) Пол Грегори (США) и М. Харрисон (Великобритания) оказывается ничего не знают(!) о репрессиях, числе и положении заключённых в концентрационных лагерях в США и Великобритании в годы Второй мировой войны.

Нет в нашей печати (а вероятно, и в американской и английской печати) проклятий в адрес Ф. Рузвельта и У. Черчилля по поводу незаконной депортации ими в годы войны своих граждан немецкой и японской национальности. Невозможно найти в нашей и зарубежной исторической литературе утверждений, что «необоснованная депортация народов» была «величайшим преступлением против человечности» рузвельтовского и черчилльевского режимов. Нет ни в нашей, ни в зарубежной литературе проклятий по поводу ограничений во время войны в США и Великобритании свободы слова и печати, введения принудительного труда, военной цезуры, существовании заградительных отрядов, казней и расстрелов. Нет и громких обвинений Ф. Рузвельта и У. Черчилля в диктаторстве, тоталитаризме, негуманизме, нарушении свободы слова и печати.

Практика проведения в годы войны внутренней политики в СССР, США и Великобритании была одинаковой, а оценки ей даются противоположные. Причём в стремлении представить в искаженном виде, опорочить советскую внутреннюю политику и советское военно-политическое руководство в годы войны, принизить значимость победы советского народа над фашизмом некоторые наши историки, публицисты и кинематографисты далеко превзошли даже самых оголтелых зарубежных коллег.

 

Выводы

Проблема депортаций в СССР широко рассматривается в литературе, но большинство авторов сосредотачивают внимание на насильственном, «преступном» характере советских депортаций и игнорируют главную причину переселений народов — необходимость надёжного обеспечения в те годы государственной безопасности.

В наше время невозможно оправдать такие акции, как осуществлявшиеся в годы Второй мировой войны массовые депортации народов, в ходе которых пострадали многие невинные люди. Не согласуются с принципами демократии, соблюдения прав человека и подобными гуманными воззрениями принимавшиеся в то время экономические, политические и юридические ограничения.

Но нельзя не учитывать историческую ситуацию, реальность, в которой депортации и ограничения демократических прав и свобод проводились. Шла жестокая война, решался вопрос жизни и смерти, о том, быть народам и государствам свободными или быть порабощёнными немецкими фашистами, быть уничтоженными или — для оставшихся в живых «расово неполноценных» — трудиться на тяжёлых физических работах на нужды Третьего рейха. Такая судьба готовилась фашистами не только народам СССР, но и Великобритании, а в отдалённой перспективе — и США. Без учёта этих обстоятельств освещение внутренней политики Советского правительства в годы войны теряет историзм и превращается в политизированную социологию, приноравливаемую к сегодняшним конъюнктурным идеологическим пристрастиям той или иной политической группировки и целям «промывания мозгов» электората и молодёжи.

При оценке политических режимов и внутренней политики правительств во время Второй мировой войны, да и при рассмотрении многих других проблем советского периода, чтобы остаться на почве историзма при создании исторических трудов следует исходить не только из односторонних принципов, «общечеловеческих ценностей» и обеспечения «прав человека», а рассматривать проблемы в их комплексе, придерживаться не двойных, асимметричных стандартов, а единых, общих для всех стран Антигитлеровской коалиции критериев и подходов.

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Черчилль У. Вторая мировая война. М., 1997. Т. 1. С. 327; Т. 2. С. 5, 16.

2 Эвентов Л.Я. Военная экономика Англии. М., 1946. С. 90—92, 96, 112, 198, 199.

3 Майский И.М. Воспоминания советского дипломата. 1925—1945 гг. М., 1987. С. 527.

4 Мэллали Ф. Фашизм в Англии. М., 1947. С. 114—117; Черчилль У. Указ. соч. С. 183.

5 Дейтон Л. Вторая мировая: ошибки, промахи, потери. М., 2000. С. 470.

6 Мэллали Ф. Указ. соч. С. 114—117; Черчилль У. Указ. соч. Т. 1. С. 183.

7 Дейтон Л. Указ. соч. С. 470.

8 Гольдберг Д.И. Внешняя политика Японии в 1941—1945 гг. М., 1962. С. 31.

9 История войны на Тихом океане. М., 1958. Т. III. С. 265.

10 Цит. по кн.: Уткин А.И. Рузвельт. М., 2000. С. 336.

11 Яковлев Н.Н. Франклин Рузвельт: человек и политик. Новое прочтение. М., 1981. С. 336, 337; Кожинов В. Россия: Век XX (1939—1964). М., 1999. С. 224; Уткин А.И. Указ. соч. С. 299.

12 Мартиросян А.Б. 22 июня: Правда генералиссимуса. М., 2005. С. 26; Бессонов Б.Н. И.В. Сталин. Вождь оклеветанной эпохи. Ростов-на-Дону; Краснодар, 2010. С. 175.

13 Яковлев Н.Н. Указ. соч. С. 336; Кожинов В. Указ. соч. С. 224; Уткин А.И. Указ. соч. С. 299; Дейтон Л. указ. соч. С. 660.

14 Депортации народов СССР (1930-е — 1950-е годы). Ч. 2. Депортация немцев (сентябрь 1941 — февраль 1942 г.). М., 1995. С. 241, 242; Бугай Н.Ф. И. Сталин — Л. Берия: «Их надо депортировать…»: Документы, факты, комментарии. М., 1992. С. 75; Герман А.А. Немецкая автономия на Волге, 1918—1941. Ч. 2. Саратов, 1994. С. 283, 294, 295; Наказанный народ. М., 1999. С. 100; Полян П.М. Не по своей воле… История и география принудительных миграций в СССР. М., 2001. С. 105.

15 Латыпов Р.Т. Сталинская репрессивная политика в годы Великой Отечественной войны по отношению к национальным меньшинствам // 50 лет победы в Великой Отечественной войне: Материалы научной конференции. Екатеринбург, 1995. С. 36.

16 Карачаевцы. Черкасск, 1978. С. 48—50.

17 Ссылка калмыков: как это было: Сборник документов и материалов. Элиста, 1993. С. 18, 19; Наказанный народ. С. 101.

18 Кавказские орлы: Обзор материалов о банддвижении на территории бывшей Чечено-Ингушской АССР. Алма-Ата, 1945. С. 1—15.

Майор запаса Д.В. ГАВРИЛОВ