Древний род Небольсиных на службе России

image_pdfimage_print

Аннотация. В цикле статей на основе ранее не публиковавшихся документов российских, зарубежных и частных архивов впервые воссоздана история древнего дворянского рода Небольсиных, представители четырёх поколений которого занимали высшие офицерские посты в Русском Императорском флоте. Первая часть публикации появящена родоначальникам выдающейся военной династии, их роли в отстаивании суверенитета и укреплении обороноспособности государства в период с конца XV до середины XVIII века.

Summary. On the base of previously unpublished documents of Russian, foreign and private archives this series of articles tells for the first time about the history of the ancient Nebolsine family, which gave four generations of Russian Naval officers of higher ranks. The first part of the publication deals with the forefathers of the outstanding military dynasty, their role in the protecting of sovereignty and in the strengthening of the state defence during the period from the end of the XV century to the middle of the XVIII century.

 

Фамильный архив

 

КОЧАРОВА Наталья Вячеславовна — кандидат физико-математических наук, доктор философии в химических науках, прямой потомок адмирала и генерал-лейтенанта по Адмиралтейству Константина Васильевича Небольсина (1825—1895)

(г. Оулу, Финляндия. E-mail: natalia.kocharova@gmail.com).

 

«В ЗНАК ХРАБРОСТИ В ОБОРОНЕ ГОРОДА И ПРОГНАНИИ НЕПРИЯТЕЛЯ…»

Древний род Небольсиных на службе России

 

На протяжении пяти веков, при всех российских правителях, начиная с великого князя московского Ивана III, столбовые дворяне Небольсины верно служили Отчизне, занимая высокие военные и политические посты, с честью выполняя возложенные на них государственные обязанности. Наиболее древняя Калужская (Брянская) родовая ветвь насчитывает 17 поколений: именно она дала России династию из четырёх поколений потомственных офицеров Императорского флота высших рангов. Это — капитан-командор Павел Александрович Небольсин и его потомки: сын — капитан 1 ранга Василий Павлович, внуки — адмирал, генерал-лейтенант по Адмиралтейству Константин Васильевич и капитан 1 ранга Иосиф Константинович, а также правнуки: вице-адмирал Евгений Константинович, контр-адмирал Аркадий Константинович и капитан 1 ранга Вячеслав Константинович Небольсины.

К сожалению, об этих блестящих, но скромных офицерах, благородных патриотах Отечества, современникам известно немного. Сохранившиеся письменные источники и фотографии разрознены по разным, в т.ч. частным, архивам, многие находятся за рубежом. Эта публикация является первой попыткой собрать и систематизировать документальную информацию, связанную с военной династией Небольсиных, показать связь служебной и общественной деятельности наиболее ярких представителей этого рода с их личностными качествами.

Древний род столбовых дворян Небольсиных восходит к концу XV века1. Первые представители этого рода были служилыми людьми по московскому списку и несли службу в Брянской и Калужской губерниях, по которым проходила засечная черта Московского государства. Здесь они жаловались из дворцовых земель поместьями и вотчинами, возводились в дворянское звание. По определению Калужского дворянского депутатского собрания от 28 апреля 1792 года капитан-командор Павел Александрович Небольсин с потомками был внесён в VI часть дворянской родословной книги по Калужской губернии.

По происхождению фамилия Небол(ь)син является патронимиком от тюркского имени Неболса. Bolsa — 3 лицо ед. числа условного наклонения глагола bol — «быть, становиться». Перевод крымско-татарского выражения ne bolsa bolsin означает «что угодно». Возможно, ne bolsa означает «(если) что будет, то (пусть) будет». Дворянский род будущих прославленных морских офицеров прямо восходит к крымскому татарину княжеского происхождения Неболсе Кобякову, служившему послом у великого князя московского Ивана III Васильевича, а затем у великого князя, государя всея Руси Василия III Ивановича. Высокий интеллект, дипломатический талант, острый ум, решительность, воля, бесстрашие и скромность, присущие всем Небольсиным, несомненно, унаследованы от их прямого предка Неболсы, сыгравшего важную роль в событиях 1532—1533 гг.

Впервые Неболса Кобяков упоминается в посольских книгах Московского государства за октябрь 1487 года в описании посольства воеводы Дмитрия Шеина к крымскому хану Менгли-Гирею I (1445—1515)2: «Лета 96, Дмитреево Васильевича Шеина посольство ко царю Менгли-Гирею. А поехал с Москвы октября 23… А се ехати с Дмитрием с Шеиным татаром; а проводити им Дмитрея в Перекоп в Орду:… с Коломны ж Васильевских татар, Чигиревых товарищов, Резяк да Булгак, да Довлетек, да Шикчя, да Неболса Кобяковы дети»3. Таким образом, молодые крымские татары — «дети Кобяковы» братья Неболса, Резяк, Булгак, Довлетек и Шикчя — до 1487 года служили у великого князя московского в Коломне, а в 1487 году были включены в состав московского посольства в Крыму.

25 апреля 1491 года Иван III получил ряд грамот от хана Менгли-Гирея I, в одной из которых хан заверял в дружбе и союзе, извещал, что Орда Ахматовых детей (Казани. — Прим. авт.) весьма ослабла, потому что крымские люди отняли у них лошадей; просил Ивана III на лето снова послать свою рать под Орду, чтобы её окончательно ослабить, а также прислать поминков (жалованье) татарам, особо отличившимся в московском посольстве в Крыму: «Ещо слово наше то: Неболса, да Ороз Хозя, да Бахтеяр, те три бедные казаки твои года в два в три одолжали, нас для, о твоем деле много потомилися, наше жалование было; ты брат мой гораздо пожалуешь, сам ведаешь, нас для много потомилися»4. Итак, к апрелю 1491 года Неболса Кобяков сын прослужил три года (с 1487 г.) в московском посольстве при дворе хана Менгли-Гирея I. Имена остальных братьев Кобяковых в московских документах больше не упоминаются. Но кем были и как оказались в Московии братья Кобяковы, почему они были выбраны для московского посольства в Крыму? Ответы на эти вопросы находим в дипломатической переписке того времени.

В январе 1493 года Иван III получил от хана Менгли-Гирея I следующее письмо: «Великому князю Ивану, брату моему, ведомо бы было. Моего племянника, а и Кобяков один его сын, Алеем зовут, у Кискача да у Тонкача живет, от многих один ся остал у меня, никого ж ся не остало»5.

В октябре того же 1493 года Ивану III пришла следующая грамота Менгли-Гирея I, в которой он уже прямо просит великого князя московского отпустить в Крым его единственного оставшегося в живых на московской службе племянника: «Великому князю Ивану, брату моему, много много поклон… Кобяк нам был брат, один его сын у тебя нынечя; как гораздо пожаловав, к нам того а и Кобякова княжова сына пришлешь, крепко дружбу и братство свыше учинишь в великой миньят мне брату твоему. Молвя, великой поклон»6.

Таким образом, в залог своей верности и дружбы крымский хан Менгли-Гирей I отдал на службу Ивану III пятерых своих племянников: царевичей Резяка, Булгака, Довлетека, Шикчю и Неболсу. Процитированные выше письма Менгли-Гирея 1493 года свидетельствуют, что: а) братья Кобяковы были сыновьями брата хана Менгли-Гирея князя (мурзы) Кобяка и приходились крымскому хану племянниками; б) из всех братьев Кобяковых к концу 1492 года в живых оставались лишь двое: Алей в Крыму и другой на службе у Ивана III. Поскольку единственным выжившим из пяти Кобяковых «княжовых» детей в Московии оказался Неболса, следовательно, именно его в своём письме к Ивану III просил отпустить в Крым хан Менгли-Гирей I.

Через много лет имя Неболсы вновь стало фигурировать в посольских книгах Московского государства. После смерти Ивана III в 1505 году и восхождения на престол его сына Василия III отношения Московского государства с Крымским ханством резко ухудшились. Весной 1532 года новым крымским ханом провозгласил себя Ислам-Гирей I, о чём он уведомил Василия III в ноябре того же года7. Тогда же, 7 ноября 1532 года господарь Волошского (Молдавского) княжества Пётр IV Рареш прислал в Москву своего посла с грамотой, «а писал Воевода в грамоте, чтобы его Великий Государь жаловал и берег от Короля Польского и Великого Князя Литовского»8. За полгода до этого Василий III заключил с польским королём Сигизмундом перемирие на год, и потому Пётр Рареш не просил у него военной помощи, а «бил челом… чтобы Великий Государь послал (посла. — Прим. авт.) к Турецкому Салтану, дабы… Турецкий Салтан оборонил его от Литовского Короля Жигимонда (Сигизмунда. — Прим. авт.)»9.

В конце 1532 года для переговоров с господарём Петром IV Рарешем Василий III тайно отправил в Молдавское княжество посла Неболсу Кобякова. Возвращение Неболсы из этого опасного дипломатического вояжа подробно отражено во Львовской летописи. В 1533 году «августа в 14 день приехал к великому князю татарин его Неболса Кобяков, а посылал его князь великий к Волошскому воеводе чрез Крым. И из Волохии пошел (Неболса. — Прим. авт.) к великому князю, и наехал Ислама султана (Ислам-Гирей. — Прим. авт.), и Сафа-Гирея царя10, иных царевичев, которые стоят на поле и сжидаются тамо с протчими, а хотят идти на украину великого князя на Рязанскую. И Ислам Неболсу издержал, а к великому князю вскоре вести для не отпустил, правду свою порушил и измену учинил; и как пришед под великого князя украину к Севрскому Донцу, да Неболсу отпустил а сам Ислам со царевичи пошел на Рязань»11.

По всей видимости, Неболса пробыл в плену с ранней весны 1533 года, когда сходит снег в поле, где и собиралась татарская рать, до августа того же года. Думается, тот факт, что Неболса всё же был отпущен, косвенно подтверждает его знатное происхождение: Ислам-Гирей I не мог позволить себе убить татарина княжеского рода.

Львовская летопись так повествует о докладе посла Неболсы Василию III: «…и сказал Неболса великому князю, что Ислам царь и Сафа Гирей царь и иные царевичи Крымские со всеми Крымскими людьми, да и прибылые с ними многие люди, идут на Великого Князя Украину на Рязань»12, угрожая тем самым Москве. Услышав это, Василий III срочно выслал к Коломне против татар войска, а сам 15 августа (праздник Успения Пресвятой Богородицы) уехал на молебен в Коломенское, где «…со слезами моляся, пречистую Его Матерь в помощь призывал…»13. В тот же день «пришла весть к великому князю… что Сафа Гирей хан, и Ислам, и иные султаны со многими людьми пришли на Рязань да и посады пожгли; …Тогда по указу великого государя послали за реку (Оку. — Прим. авт.)… воевод… (которые) многих татар побили, а иных живых переловили… Видев же сие, Сафа Гирей хан и Ислам клятвопреступник побежали спешно из украйны великого князя вон… и князь великий, слышав то, возвратился в царствующий град Москву августа 21-го дня»14.

Таким образом, в августе 1533 года многотысячная татарская орда вторглась в южнорусские земли, опустошила рязанскую область и осадила Рязань. Однако во многом благодаря уму, бесстрашию, находчивости и дипломатическому таланту Неболсы Кобякова, который сообщил Василию III о грозившей опасности, татары были остановлены и дальше Рязани не пошли. В награду за вовремя доставленные в Москву бесценные сведения Неболсе была пожалована из дворцовых приграничных земель деревня Горки Брянской губернии (сейчас в Жиздринском районе Калужской обл.). Так Неболса Кобяков сын, принявший святое крещение под именем Иван Иванович Небол(ь)син (до XVII в. фамилия писалась двояко), стал родоначальником рода Небольсиных15.

В своём начале родословное древо адмиралов Небольсиных выглядит так16: Иван Иванович (Неболса) ® Василий ® Юрий ® Алексей ® Афанасий. Юрий Небольсин погребён в Брянском Свенском монастыре в 1562 году. Его отпрыск Алексей упоминается в «Росписи детей боярских Мещовска, Опакова, Брянска» за 1584 год как «сын боярский», брянчанин, «служит станичную службу»17. На Руси «дети боярские» наряду с боярами и мужами княжими были частью высшего сословия и принадлежали к потомственному высшему составу княжеского войска.

В 1624 году Алексей и его сын Афанасий Небольсины владели поместьем в 300 четвертей18. Четверть (четь) пашни в старинной русской системе мер составляла 0,5 десятины и, в зависимости от её величины, соответствовала 0,546 га или больше. В XVII веке десятина дворцовых земель стоила четыре рубля. У Алексея Юрьевича Небольсина было четыре дочери и два сына: старший Афанасий и младший Дмитрий; всем им довелось жить в эпоху Смуты.

4 февраля 1610 года под пограничным Смоленском король польский и литовский Сигизмунд III заключил договор с московским посольством, согласно которому сын Сигизмунда 15-летний королевич Владислав IV Ваза после принятия им православия должен был занять русский престол. 17 июля 1610 года московские бояре свергли с трона царя Василия Шуйского, а в начале августа под стены Смоленска прибыли и стали лагерем польские войска. После того как 27—28 августа 1610 года московская «семибоярщина» присягнула королевичу Владиславу, под его правление перешли многие русские города на юго-западе от Москвы, включая Брянск. Заметим, что в то время Афанасий Небольсин был на государевой службе, «писан во дворянском списке по городу Брянску, верстан окладом»19.Чтобы задобрить русское дворянство, 20 сентября 1610 года король Сигизмунд III стал раздавать первые жалованные грамоты: «Московским сановникам, дворянам, детям боярским и другим лицам, на отчины и поместья, чины, денежные и хлебные оклады, дворы и пр., по случаю избрания сына его, королевича Владислава, на Московский Царский престол»20. Однако в планы Сигизмунда III входила не просто коронация сына, а политическое присоединение Московского княжества к Речи Посполитой. Пробным камнем этой стратегии стал не пожелавший целовать крест полякам пограничный Смоленск. Здесь с 27 сентября по 19 ноября 1610 года проходили переговоры послов Московского государства с королём Сигизмундом21. С двумя послами от Брянска приехали и служилые брянские дворяне, в числе которых были братья Афанасий и Дмитрий Алексеевичи Небольсины22. Переговоры были тяжёлыми: Смоленску грозила осада, Сигизмунд требовал, чтобы послы приказали городу сдаться и целовать крест королю вместе с королевичем. Посольские дворяне, понимая, что это значило бы для московской государственности, единодушно сопротивлялись, отговариваясь тем, что у них нет на то полномочий, и просили позволения послать в Москву гонца, а до того не приступать к осаде Смоленска23. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

______________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Помимо древнего дворянского рода Небольсиных существуют два других рода: Небольсины, восходящие к XVII в., и Неболсины, восходящие к середине XIX в. См.: Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона в 86 т. СПб., 1890—1907; Булычов Н. Калужская губерния: список дворян, внесённых в Дворянскую родословную книгу по 1-е октября 1908 г., и перечень лиц, занимающих должности по выборам дворянства с 1785 г. Калуга, 1908.

2 Крымский хан (около 1468—1474, 1475, 1478/79—1515) из династии Гиреев, 6-й сын основателя и первого хана Крымского ханства Хаджи I Гирея.

3 Посольские «Книги казанские с лета 7032 по 7039-й год». Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Оп. 1614 г. Л. 228 об.; Памятники дипломатических сношений Московского государства с азиатскими народами: Крымом, Казанью, Ногайцами и Турцией. Ч. 1 (с 1474 по 1505 г.): сборник Императорского русского исторического общества (Сб. РИО). Вып. 41. СПб., 1884. С. 70.

4 Сб. РИО. Вып. 41. С. 106.

5 Там же. С. 174.

6 Там же. С. 197.

7 Татищев В.Н. История Российская с древнейших времён. Кн. 5. Ч. 4. СПб., 1848. С. 210.

8 Там же.

9 Там же.

10 Казанский хан в 1524—1531 гг., 1536—1546 гг., июль 1546 — март 1549 г.

11 Полное собрание русских летописей. Т. 20. Львовская летопись. Ч. 1. Издание Императорской археологической комиссии. СПб., 1910. С. 417.

12 Там же.

13 Там же.

14 Там же.

15 Антонов А.В. Акты служилых землевладельцев XV — начала XVII века. Т. III. М.: Древлехранилище, 2002.

16 Архив Санкт-Петербургского института истории РАН. Ф. 121. Оп. 1. Тетрадь № 15; Поколенная роспись рода Небольсиных / Сост. И.В. Сахаров. Из архива потомков вице-адмирала Евгения Константиновича Небольсина.

17 Станиславский А.Л. Роспись детей боярских Мещовска, Опакова, Брянска 1584 г. Археографический ежегодник за 1972. М., 1974. С. 293—301. Публикация росписи, хранящейся в РГАДА. Ф. 210. Столбцы Московского стола. № 1094. Столпик 3. Л. 1—20.

18 Антонов А.В. Указ соч.

19 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 26. Д. 672. Л. 11.

20 Акты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею. Т. 4: XII. Государствование Сигизмунда III-го. 1588—1638. СПб., 1851. С. 320.

21 Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. М.: Чарли, 1994. С. 804.

22 Акты, относящиеся к истории Западной России… С. 374, 375, 383.

23 Костомаров Н.И. Указ. соч. С. 804.

Продолжение следует.