ГЕРОЙ-ГВАРДЕЕЦ

ИЗ ИСТОРИИ ТЫЛА ВООРУЖЁННЫХ СИЛ

ШИРШОВ Георгий Михайлович — генерал-майор в отставке (Москва. Т.: 8-906-059-43-05)

Герой-гвардеец

Внутриполитический кризис 1956 года в Венгрии, вылившийся осенью в восстание, направленное в целом против социалистического строя, потребовал от Советского Союза вооружённого вмешательства в целях сохранения социализма и недопущения выхода страны из Организации Варшавского договора (ОВД). На завершающем этапе советской военной акции общее руководство операцией возложили на Маршала Советского Союза И.С. Конева. В дополнение к имеющимся силам на территорию Венгрии выдвигались 38-я армия (генерал-лейтенант Х.М. Мамсуров) и 8-я механизированная армия (генерал-лейтенант А.Х. Бабаджанян) Прикарпатского военного округа. Всего же для проведения операции, получившей условное наименование «Вихрь», были сосредоточены: Особый корпус, 8-я механизированная и 38-я армии общей численностью около 60 тыс. человек.

В состав Особого корпуса наряду с другими войсками вошла и 128-я гвардейская стрелковая дивизия, перед которой стояла задача захватить западную часть Будапешта, овладеть Центральным командным пунктом ПВО, площадью Москвы, горой Геллерт (с крепостью), блокировать казармы и не допустить подхода венгерских частей к городу с запада. Для захвата важнейших объектов был создан передовой отряд в составе батальона пехоты, усиленного танками и десантом на бронетранспортёрах. Штурм Будапешта, назначенный на раннее утро 4 ноября 1956 года, прошёл успешно, и к вечеру сопротивление повстанцев в столице прекратилось. Советские потери в ходе военной акции составили: 669 человек убитыми и умершими от ран (из них 85 офицеров и 584 солдата и сержанта), 1540 ранеными и травмированными, 51 человек пропал без вести. По итогам боевых действий более 10 тыс. советских военнослужащих награждены орденами и медалями, а 26 человек удостоены звания Героя Советского Союза (из них 14 посмертно).

Среди тех, кто уже не узнал о своей высокой награде, был и начальник снабжения горюче-смазочными материалами 315-го гвардейского горно-стрелкового полка 128-й гвардейской горно-стрелковой дивизии гвардии капитан Григорий Петрович Моисеенков.

События развивались следующим образом.

23 октября 1956 года 128-я дивизия, дислоцировавшаяся в Прикарпатском военном округе, была поднята по боевой тревоге с задачей пересечь границу, войти в Будапешт и вместе с другими советскими войсками взять под охрану ключевые объекты города. 315-му полку, где служил Моисеенков, ставилась задача обеспечить ввод основных сил дивизии на территорию Венгрии. При этом основная тяжесть по выполнению приказа легла на танковый батальон полка. Стремительный марш потребовал большого расхода горючего. Но тылы отставали, и капитан Моисеенков получил приказ организовать доставку горючего с полевого склада. Первая часть операции прошла нормально, а на обратном пути колонна бензовозов подверглась нападению. Судя по редкому и беспорядочному обстрелу, противник не располагал большими силами, и капитан Моисеенков принял решение прорываться. Впрочем, иного выхода и не было: разворачивать колонну на узкой просёлочной дороге не имело смысла. Главное, чего опасался капитан, как бы не подбили головную машину. Он приказал двигаться вперёд с максимальной скоростью. Расчёт оказался верным: головные машины уже выходили из-под огня. Моисеенков, находившийся в последней машине с группой прикрытия, уже посчитал задачу выполненной, но противник вдруг усилил огонь, автомобиль с бойцами прикрытия подбили, и он оказался отрезанным от колонны, а капитан получил ранение. Перевязку делать было некогда. Заняв оборону, воины отстреливались от наседавшего противника. Моисеенков ободрял молодых солдат, говоря, что раз колонна прорвалась, то помощь обязательно придёт. К сожалению, они её не дождались. Повстанце выкатили на дорогу орудие и открыли огонь прямой наводкой. В результате почти вся группа прикрытия погибла. Последним ушёл из жизни командир. Когда повстанцы, посчитав, что с советскими воинами покончено, подбежали к горящей машине, перед ними встал израненный гвардеец капитан Моисеенков, сжимая в руках последнюю гранату. Она и подвела итог этому бою, на месте которого остались тела 28 убитых и раненых мятежников.

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, гвардии капитану Григорию Петровичу Моисеенкову Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 18 декабря 1956 года было присвоено Звание Героя Советского Союза (посмертно).

Похоронен герой 14 ноября 1956 года с воинскими почестями в братской могиле у памятника в городе Будапеште, где покоится прах парламентёров, возглавляемых капитаном И.А. Остапенко и расстрелянных фашистами 29 декабря 1944 года.

Говоря о подвиге капитана Г.П. Моисеенкова, хотелось бы вспомнить некоторые факты из его биографии. Родился Григорий Петрович 22 марта 1915 года в деревне Середнёво Краснинского района Смоленской области в семье крестьянина. Окончил сельскохозяйственный техникум, некоторое время работал агрономом в Шумячской МТС. В январе 1937 года был призван на военную службу. Его двадцатилетняя военная карьера началась с кавалерийского эскадрона 27-й кавдивизии. Любовь к лошади, бывшей в те годы основной движущей силой не только в деревне, но и в армии, привела его в Ленинградское военно-ветеринарное училище, которое окончил в 1939 году. В этой службе на различных должностях он начал свой боевой путь в Советско-финляндской войне 1939—1940 гг., находясь в составе 449-го стрелкового полка 144-й стрелковой дивизии и 558 сп 142 сд. В его боевой аттестации за этот период сказано: «В бою вёл себя храбро, мужественно и дисциплинированно».

Великую Отечественную войну Григорий Петрович начал в составе 334-го стрелкового полка 142-й стрелковой дивизии Ленинградского фронта, а затем в составе 9, 17 и 22-го укрепрайонов 23-й армии этого же фронта. Перенёс все тяжести блокады, участвовал в её прорыве, был удостоен медали «За оборону Ленинграда».

В послевоенные годы Г.П. Моисеенков, подчиняясь духу времени, сменил ветеринарную службу на службу горючего. В 1953 году он заочно окончил Военную академию тыла и снабжения, затем Курсы усовершенствования офицерского состава в Винницком военно-техническом училище. В августе 1954 года Г.П. Моисеенков получил новое назначение — начальником снабжения горюче-смазочными материалами 315-го гвардейского горно-стрелкового полка 128-й гвардейской горно-стрелковой дивизии. Эта должность оказалась в его офицерской карьере последней.

ГЕРОЙ ВОЙНЫ — ГЕРОЙ РОССИИ

Мусаева Салихат Ибрагимовна — заведующая кафедрой истории стран Азии и Африки Дагестанского государственного университета, доктор исторических наук, профессор (E-mail: sirsa@mail.ru)

Герой войны — Герой России

Как известно, в период штурма рейхстага и вплоть до передачи его союзным войскам на нём в разных местах советскими воинами было установлено до 40 знамён, флагов и флажков. Одно из знамён, установленное М.А. Егоровым и М.В. Кантария, официально признано Знаменем Победы. Однако не надо забывать и тех воинов, кто устанавливал другие знамёна и флаги. К их числу принадлежит и дагестанец Абдулхаким Исмаилов, тоже водрузивший над рейхстагом красное знамя вместе со своими боевыми товарищами Алексеем Ковалёвым и Леонидом Горичевым. К сожалению, все они уже ушли из жизни, последним — 17 февраля 2010 года на 94-м году жизни умер Герой России Абдулхаким Исакович Исмаилов.

Мы не ошиблись, сказав Герой России. Хотя и с запозданием более чем на полвека, но Золотая Звезда за установление знамени над рейхстагом была ему вручена.

Указом Президента Российской Федерации № 212 от 19 февраля 1996 года «О награждении государственными наградами Российской Федерации активных участников Великой Отечественной войны 1941—1945 годов» Абдулхакиму Исмаилову было присвоено звание Героя Российской Федерации. Это последняя и самая дорогая боевая награда ветерана, участника Советско-финляндской войны 1939—1940 гг. и Великой Отечественной. В конце войны Исмаилов служил в 101-й отдельной механизированной разведывательной роте 83-й стрелковой дивизии 8-й гвардейской армии 1-го Белорусского фронта. За боевые заслуги он был награждён орденами Отечественной войны 1-й степени, Славы 3-й степени, Красного Знамени, медалями «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и другими.

После окончания войны А. Исмаилов вернулся в родное село Чагар-отар Хасавюртовского района Республики Дагестан, работал в колхозе. Достойно воспитал своих детей, затем внуков. Много внимания уделял патриотическому воспитанию подрастающего поколения, укреплению межнациональной дружбы в многонациональном Хасавюртовском районе. До последнего дня своей жизни он оставался в строю, встречался с учащимися школ и студентами республики. Особенно частыми были встречи с учащейся молодёжью в его родном селении, школа которого носит имя Героя России.

НА АЭРОДРОМ НЕ ВОЗВРАТИЛСЯ

КОРОВИН Владимир Викторович — профессор кафедры конституционного права Юго-Западного государственного университета, доктор исторических наук, доцент (г. Курск. E-mail: Vlavikor@yandex.ru)

«На аэродром не возвратился»

К 70-летию начала Великой Отечественной войны

Трагичной, как и у сотен тысяч его современников, вступивших в смертельную схватку с врагом в первые дни войны, была судьба лейтенанта Виктора Клыкова. За воздушный таран, совершённый в июле 1941 года, командование представило его к званию Героя Советского Союза, но обстоятельства сложились так, что Золотой Звезды (посмертно) он был удостоен лишь в 1998 году.

Виктор Павлович Клыков родился 15 января 1917 года в городе Рыльске Курской губернии в рабочей семье. В 1926 году поступил в школу первой ступени, затем учился в семилетке — ныне средняя школа № 1, носящая имя прославленного уроженца Рыльска купца и землепроходца Г.И. Шелихова. В 1933 году он поступил в Рыльский сельскохозяйственный техникум, после окончания которого получил направление на работу на Ивановскую селекционную станцию Ахтырского района Харьковской области. Однако мирную профессию агронома молодой специалист осваивал не дольше месяца: в августе 1937 года по специальному набору он был призван в РККА и стал курсантом 9-й военной школы лётчиков и лётчиков-наблюдателей Харьковского военного округа. Проучившись здесь чуть больше года, Клыков поступил в Чугуевское военное авиационное училище, где 23 февраля 1939 года принял военную присягу. Виктор упорно постигал азы лётного мастерства. За период обучения он освоил четыре типа самолётов, совершив 523 вылета с общим налётом 90 часов. Интересно ознакомиться с его выпускной аттестацией, составленной лётчиком-инструктором лейтенантом Лихолетом: «Предан партии Ленина — Сталина и социалистической Родине. Политически и морально устойчив. Бдителен. Умеет хранить военную тайну и хранит её. Политически развит отлично. Принимает активное участие в работе партийной и комсомольской организации. Деловым и политическим авторитетом пользуется. Дисциплинирован отлично. Программу лётную усваивает медленно, но прочно. Летает отлично. В усложнившейся обстановке решение принимает быстрое и правильное. Летает смело и уверенно. Требователен к себе. Строевая и физическая подготовка отличная. Материальную часть мотора и самолёта знает отлично, эксплуатирует её грамотно. Вполне достоин присвоения военного звания лейтенанта с использованием в истребительной авиации…»1.

С такой аттестацией молодой лейтенант был направлен в 19-й Краснознамённый истребительный авиационный полк (иап), входивший в состав 7-го истребительного авиационного корпуса противоздушной обороны. Полк был сформирован в марте 1938 года в местечке Горелово Красносельского района Ленинградской области, где и базировался до начала войны. Многие военнослужащие имели опыт участия в боевых действиях. Например, командовавший полком капитан А.Г. Ткаченко, участник Советско-финляндской войны, был удостоен 19 мая 1940 года звания Героя Советского Союза. В июле 1941 года 19 иап перевооружился на самолёты МиГ-3 и ЛАГГ-3. В составе пяти истребительных эскадрилий, объединявших 85 экипажей, полк участвовал в Великой Отечественной войне, защищая небо над Ленинградом2.

В воздушных боях на ленинградском направлении лётчиками полка были сбиты 63 и повреждены 13 самолётов противника, ещё до 40 боевых машин удалось уничтожить штурмовыми действиями на аэродромах врага. Личный состав совершал ежедневно до 5—6 самолётовылетов, хотя давалось это ценой величайшего напряжения и неоправданных потерь. Впоследствии, обобщая опыт военного времени, командование вполне критически оценивало эффективность первых воздушных боёв: «Абсолютно отсутствовали хорошо отработанные тактические приёмы, особенно плохо организовано взаимодействие в группе. Эти недостатки в вопросах тактики и лётно-технических данных самолётов привели к большим потерям и сравнительно небольшим успехам. В проведённых 415 воздушных боях сбито 76 самолётов противника при своих потерях 36 лётчиков и 57 самолётов. Успехи объясняются только патриотизмом лётного состава…»3. Одним из примеров мужества и патриотизма стал подвиг лейтенанта В.П. Клыкова, имевшего к тому времени 28 боевых вылетов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Личное дело (ЛД). 1975849. Л. 11.

2 Там же. Ф. 463. Оп. 518805. Д. 1. Л. 2, 3, 5 об.

3 Там же. Оп. 256280. Д. 1. Л. 4.