Башни крепости Орешек

image_pdfimage_print

Аннотация. В данной статье автор описывает конструктивные особенности, функциональное назначение и расположение в системе укреплений каждой из десяти башен крепости Орешек, прослеживая в т.ч. изменение их названий.

Summary. In this paper the author describes the construction features, functional purpose and location within the fortification system of each of the ten towers in the Oreshek (Nut) Fortress, among other things, tracing the changes in their names.

ДЬЯКОВА Юлия Рудольфовна — старший научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга

(Санкт-Петербург. E-mail: Julia-rd@yandex.ru).

 

БАШНИ КРЕПОСТИ ОРЕШЕК

На острове в истоке Невы на пьедестале бастионов возвышаются стены и башни крепости Орешек, являвшейся одним из наиболее значительных фортификационных сооружений на северо-западе России. Почти 700-летняя история древнего укрепления наполнена событиями общерусского значения.

С XIV века крепость служила форпостом Новгорода на границе со Швецией, затем была стражем Московской Руси и достойно выдержала серьёзные испытания в ходе Ливонской войны (1558—1583), дважды отразив шведские штурмы. Однако в 1612 году после девятимесячной осады пала и в течение 90 лет находилась под властью шведов. Тогда она и получила название «Нотебург» (Ореховый город). В 1702 году во время Северной войны «через всякое мнение человеческое» Нотебург был отвоёван русскими войсками и переименован в Шлиссельбург (нем. «Schlüsselburg» — «Ключ-город»).

С петровского времени до февраля 1917 года Шлиссельбург служил местом заключения политических и уголовных преступников. В августе 1928 года в крепости открыли музей, но с началом Великой Отечественной войны она вновь приобрела военное значение. Гарнизон советских войск 500 дней оборонял крепость, не позволяя фашистским войскам переправиться на правый берег Невы и замкнуть кольцо блокады Ленинграда. Бомбёжки и обстрелы нанесли памятнику большой урон, многие его здания и сооружения превратились в руины.

По плану музейной реставрации крепость восстанавливается как архитектурный и исторический памятник XIV—XX вв. Постепенно возрождаются её величественные башни — свидетели славного военного прошлого древней твердыни на Ореховом острове. Хотя вплоть до XIII века остров в истоке Невы не имел названия и служил местом остановки торговых караванов и военных флотилий. В дальнейшем, возможно, из-за формы, его стали именовать Pähkinäsaari, т.е. Ореховый, и в 1323 году «ходише новгородци с князем Юрьем и поставиша город <…> на Ореховом острове»1. Основанную внуком Александра Невского Юрием Даниловичем крепость назвали по месту нахождения Ореховой2, и в том же году здесь был заключён договор «о вечном мире», установивший границу между шведскими и новгородскими владениями.

Первоначально крепость была деревянной, имела одну каменную башню и занимала юго-восточную часть острова. На его западной стороне расположился посад, в котором проживали земледельцы, рыбаки, купцы и ремесленники. Часть дворов принадлежала своеземцам3. Военное поселение, состоявшее из четырёхсот свободных и «охочих» людей, нёсших свою наполненную опасностями службу в новгородском пограничье, было захвачено в 1348 году войсками шведского короля Магнуса Эрикссона. Собравшееся на Ладоге ополчение из разных русских городов после длительной осады отвоевало Орешек. Однако во время штурма деревянное строение сгорело.

В 1352 году на холме в юго-восточной части острова, на месте сгоревшей деревянной крепости новгородцы построили в Орехове новую, из булыжного камня и известковых плит на известковом растворе, имевшую три приземистые прямоугольные башни («костра»), которые возвышались над стенами4. Высота стен достигала шести метров, а толщина около трёх.

В конце XV — начале XVI века, когда при осаде крепостей стали применять мощную артиллерию, стены и башни построенного новгородцами Орешка перестали соответствовать новой военной технике. Их разобрали. В то время крепость являлась уже владением Московского централизованного государства — в 1478 году Новгород был покорён Иваном III. Коренной перестройке подверглись тогда все бывшие новгородские крепости, в т.ч. и Орешек.

Мощная каменная стена высотой 12 м и толщиной у основания 4,5 м опоясала весь Ореховый остров, повторяя его очертания. Семь внешних башен «города»: Государева, Меншикова, Королевская, Флажная, Головкина, Безымянная и Головина — были возведены по внешнему периметру стен на приблизительно равном расстоянии друг от друга (в среднем в 80 м). Цитадель, внутреннюю крепость, защищали три башни — Светличная, Колокольная и Мельничная5. Все они были увенчаны шатровыми кровлями.

Дошедшие до наших дней оборонительные сооружения на Ореховом острове сильно пострадали и затронуты позднейшими изменениями. Их нижние части скрыты бастионами XVIII века, а верхние были сломаны в начале XIX века «по ветхости». В разное время были разобраны четыре башни, а уцелевшие стены неоднократно подвергались починкам и перелицовкам. Большой урон нанесла постройкам Великая Отечественная война. Но всё-таки первоначальная основа крепости конца XV — начала XVI века6 сохранилась, а благодаря реставрационным работам 1960—2000-х годов мы можем увидеть мощь и величие древней твердыни. Так, в 1985 году была восстановлена Государева башня, служившая главными крепостными воротами.

Это единственная башня прямоугольной формы (остальные башни круглые). Она имеет четыре яруса и сводчатое помещение под нижним ярусом — подвал. Подошвенный бой башни перекрыт таким прочным сводом, что его невозможно было пробить даже при условии занятия противником нижнего боя7. Верхние ярусы отделяются друг от друга балочными перекрытиями (мостами). В толще стены башни выложены винтовые лестницы, с помощью которых осуществлялось сообщение между ярусами. На уровне второго яруса южной стены сделан проём для вентиляции и приёма орудий, пороха и продовольствия.

Государева башня перекрыта четырёхскатным тёсовым шатром со слуховыми окнами в нижней части8. На острие шатра в XVIII веке была установлена увеличенная модель ключа от крепости. Копия ключа и сейчас служит завершением башни.

Главный проезд в крепость изогнут под прямым углом. Это усиливало оборонную мощь башни, затрудняя применение таранов. Въездные проезжие арки располагались в западной и южной стенах башни и закрывались дубовыми створными полотнищами, которые вращались на кованых железных подставках и имели засовы. Кроме ворот, изнутри входные проёмы закрывались опускными металлическими решётками — герсами. Укреплённые на железных цепях герсы поднимались и опускались с помощью ворота. Ворот для подъёма герсы, защищавшей западный проём, располагался во втором бое башни. На боевом ходе прясла находился ворот герсы южных ворот, здесь же в своде ворот имелась щель — варовый бой. В течение всего XVIII века герсы оставались действующими9, а проезжая часть была вымощена «диким камнем»10. В самом начале XIX века «дикий камень» заменили «плитою по песку». В 1818 году старую плиту разобрали, а мостовую подняли «мусором и щебнем на 1 фут <…> от скопляющейся по нискости места дождевой и снеговой воды»11.

При подходе к воротам враг оказывался повёрнутым правым флангом к крепостной стене и подвергался огню из расположенной в прясле бойницы. Подход к воротам простреливался также из башни Головина и был защищён снаружи частоколом, игравшим роль своеобразного захаба. Кроме частокола, подступы к западным воротам в крепость преграждал заполненный водой ров — гробля, который был сохранён и при строительстве бастиона в XVIII веке. К западным воротам башни через ров был перекинут подъёмный мост, упорами которому «служили срубы, называвшиеся городнями»12.

В XVIII веке при сооружении перед башней бастиона частокол разобрали, а столетие спустя засыпали ров, сняли подъёмный мост и герсы. Тогда она служила главным входом в «государеву» тюрьму, здесь находился караульный пост, так как «вход в тюрьму был воспрещён не только солдатам команды13, но даже и офицерам её»14.

Сегодня Государева башня с подъёмными механизмами герс восстановлена. Она входит в состав северо-западной стороны крепости и располагается между башнями Головина и Княжей. Своё название эта башня получила в начале XVIII века в честь Петра I, под руководством которого велись ремонтные и строительные работы. А так как главным воротам крепости издревле придавалось особое, почти священное значение, возможно, что их украшал двуглавый орёл как древнейший символ власти, то имя это бытовало изначально15. Во времена шведского владения она скромно именовалась Воротною.

Южная сторона крепости защищалась башнями Безымянной и Головкиной. Это самое уязвимое место обороны, т.к. в левом протоке Невы были острова, на самом большом из которых — Никольском — неприятель устанавливал орудия и обстреливал крепость. В 1702 году в ходе двухнедельной осады Нотебурга Безымянная башня была разрушена огнём петровской артиллерии, которая, по мнению государя, «зело чудесно дело своё исправила»16, и больше не восстанавливалась. Как и все башни крепости, она имела четыре яруса (боя) с 5—6 щелевидными бойницами в каждом. Нижний ярус, или подошвенный бой башни был перекрыт каменным сводом. С яруса на ярус вели выложенные в толще стен лестницы. Венчал башню высокий шатёр.

Важное место в обороне крепости отводилось башне Головкина, расположенной восточнее Безымянной и входившей в южную сторону обороны. На шведских планах башня значится как «Пасторская». По-видимому, это перевод русского наименования XVI века «Поповская», т.к. непосредственно напротив башни стоял Никольский мужской монастырь на одноименном острове. Имя канцлера, графа, участника осады Нотебурга Г.И. Головкина получила в XVIII веке, как и все переименованные крепостные строения. Сейчас башня находится в разрушенном состоянии, площадка её второго яруса приспособлена для подъёма на прогулочный маршрут по крепостной стене «Ладожский Променад». Это позволяет наблюдать хорошо сохранившиеся стены внутреннего помещения среднего боя, облицованные тёмными известняковыми плитами на известковом растворе, и четыре печуры17 с бойницами18, предназначенные для ведения пушечного боя. Пол помещения второго яруса выполнен из тщательно подогнанных друг к другу плит известняка.

Нижний ярус башни имел две печуры с бойницами. В 1740 году здесь оборудовали пороховой погреб, сделав внутренние и наружные железные двери, а в дальнейшем хранили квас и «прочие съестные припасы»19.

Третий ярус башни не сохранился, он был разобран в 1816—1817 гг.20, когда крепость была исключена из списка оборонительных укреплений империи, и её здания и сооружения передавались тюремному ведомству. Тем не менее на нижнем обрезе стен башни Головкина можно обнаружить части шести печур третьего боя.

До переделки XIX века башня имела деревянный шатёр, а в 1939—1940 гг. её покрыли плоской бетонной кровлей по металлическим балкам, чтобы установить современное береговое орудие. Эти работы производил личный состав Ладожской флотилии, основным местом базирования которой был Шлиссельбург.

В годы Великой Отечественной войны башня Головкина играла важную роль в защите крепости, была центральным пунктом её обороны. В нижнем помещении размещались стрелковый взвод гарнизона, комендант и комиссар крепости. Вдоль стен башни в два ряда стояли нары, на которых спали бойцы, посредине — деревянный стол, освещённый коптилкой из консервной банки21. В бойницах среднего боя были установлены пулемёты для обстрела оккупированного немцами города Шлиссельбурга, здесь же находился командный и наблюдательный пункт. При решении вопроса о музеефикации башни было предложено воссоздать в ней жилое помещение взвода бойцов и поместить военную экспозицию участия крепости в битве за Ленинград.

На юго-восточном углу крепости возвышалась Флажная башня, ныне разрушенная22. Натурные исследования башни выявили наличие двух печур с хорошо сохранившимися сводами и бойницами в подошвенном бое и трёх — во втором. Третий ярус Флажной башни имеет следы шести бойниц меньшего размера, предназначавшихся для стрелков. Сферическое перекрытие свода первого яруса и деревянные настилы (мосты), отделявшие верхние ярусы друг от друга, не сохранились, а винтовая лестница в массиве стены была заложена известняком в XIX веке. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

______________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. III. СПб., 1841. С. 73.

2 Новгородский форпост первоначально назывался по имени острова — Орехов, Ореховый, Ореховец. С 1352 по 1404 г. к этим названиям добавляется новое — Орешек. С 1404 г. в документах упоминается исключительно это новое название. См.: Кирпичников А.Н. Научное исследование по истории крепости и города Орешек. Ч. 1. Л.: Ленпроект, 1969. С. 16; Государственный музей истории Санкт-Петербурга (ГМИ СПб). Фонд Шлиссельбургской крепости (ШК). Шифр № 7613.

3 Вотчинники-своеземцы имели городские дворы и наделялись землей в ближайшей округе, за что должны были нести войсковую службу.

4 Остатки стен каменной крепости 1352 г. были обнаружены в 1968—1969 гг. археологической экспедицией под руководством доктора исторических наук А.Н. Кирпичникова.

5 Эти названия башен установились в XVIII в., ранее многие из них именовались иначе. В музейном обиходе приняты названия XVIII в.

6 Точная дата постройки крепости неизвестна, письменных источников не сохранилось. По данным дендрохронологического анализа деревянных связей, извлечённых из стен крепости, время постройки может быть отнесено к 1514—1525 гг.

7 В середине XIX в. каменный свод заменили деревянным перекрытием (Разрез Государевой башни,1850 г.). В феврале 1917 г. перекрытие сгорело.

8 В 2016 г. в крепости Орешек проводились ремонтные работы, шатровое окрытие башни было заменено, при этом окна в полице шатра не восстанавливались.

9 Об этом свидетельствуют рапорт коменданта крепости Бередникова от 13 августа 1761 г. и годовой отчёт за 1789 г., в котором говорится, что «в наружных воротах Государевой башни герс перевязан новым канатом и в ходу опробован».

10 На чертеже 1737 г. есть надпись: «В проезде ворот выслано диким камнем».

11 ГМИ СПб. Фонд ШК. Годовые отчёты за 1802 г., 1818 г. (копии документов в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА).

12 Фриман Л. История крепости в России до начала XIX столетия. Ч. 1. СПб., 1895. С. 21.

13 Команда из 100 человек солдат действительной службы для наружной охраны крепости.

14 Дьякова Ю.Р. Крепость на Ореховом острове. Страж. Тюрьма. Музей. СПб., 2018. С. 431.

15 Томилин приводит и ещё дно название башни — Царская, объясняя это важностью её местоположения. См.: Томилин А. Шлиссельбург. СПб., 1847. С. 95.

16 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. IV. Ч. II. СПб., 1863. С. 40.

17 Печура — сводчатое углубление с внутренней стороны крепостной стены, предназначенное для размещения орудий. Необходимость в устройстве печур была вызвана тем, что крепостные стены имели большую толщину (в крепости Орешек она составляла 4,5 м), что не позволяло вести прицельный огонь через бойницы. Требовалось сделать стены более тонкими в тех местах, где находились орудия.

18 Бойница — щелевидное отверстие в крепостной стене для стрельбы.

19 ГМИ СПб. Фонд ШК. Фотокопии чертежей XVIII в. № 425.

20 Проект понижения стен и башен утверждён 10 ноября 1816 г. По этому проекту понижались стены крепости и башни Государева, Светличная, Королевская, Флажная, Головкина, Головина и Колокольная. Две башни, Княжая и Мельничная, разбирались до подошвенного боя, на их месте делались закладки стен. Высота крепостных стен уменьшалась на 1½ сажени. Разбирались верхние бои башен: «Понижены были стены крепости на 1½ сажени с выравниванием поверхности стен и башен кирпичем со сделанием из плит карниза и понижением крыш».

21 Марулин В.А. Воспоминания о защите Шлиссельбургской крепости в 1941—1943 гг.: рукопись. Архив ГМИ СПб.

22 Флажная башня больше других башен крепости сохранила черты своего первоначального облика.