Антибольшевистское движение в Поволжье и на Урале в 1918 году

image_pdfimage_print

Аннотация. В статье делается попытка проанализировать особенности и последовательность вовлечения населения Поволжья и Урала в полномасштабную Гражданскую войну в соответствии с хронологией событий.

Summary. The paper attempts to analyze the specifics and succession of involving the Volga region and Urals population in the full-scale Civil War in accordance with the event chronology.

Гражданская война

 

Бринюк Надежда Юрьевна — научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

(г. Санкт-Петербург. E-mail: brinyuk2013@yandex.ru).

 

Время надежд и разочарований

Антибольшевистское движение в Поволжье и на Урале в 1918 году

 

Вслед за событиями Февральской, а затем Октябрьской революций 1917 года пространство бывшей Российской империи превратилось в бурлящий котёл борьбы между различными этническими, конфессиональными и сословно-классовыми социальными группами. Усложнялась политическая ситуация, накалялись общественные отношения, происходила резкая поляризация противостоявших друг другу сил. На фоне углублявшегося кризиса экономики и оккупации германскими войсками западных областей страны эти процессы развёртывались на огромном пространстве.

Районы Урала и Поволжья стали лишь частью театра, на котором неравномерно, очагами начало вспыхивать недовольство различных слоёв населения советской властью. С одной стороны, территория Урала, казалось бы, являлась одним из самых «большевизированных» регионов России, с другой — «силы, противостоящие большевикам, нашли здесь себе опору, и антибольшевистская борьба, начавшаяся практически с первых же дней после октябрьского переворота, продолжалась, не утихая, пока не переросла в полномасштабную гражданскую войну»1.

Большевики отмечали, что в Поволжье и на Урале «мелкое хозяйство часто образцово поставлено, крестьянство в общем и целом зажиточно»2. Фабрично-заводская промышленность в Поволжье была слабо развита, а на многих уральских казённых заводах рабочие имели собственные дома и небольшие земельные наделы, считали заводы «своими», даже в случае закрытия избегали работать на другом месте и по другой специальности3. Татарское и башкирское население на Урале располагало обширным землевладением4. По свидетельству И.В. Сталина, изложенному в январе 1919 года в отчёте В.И. Ленину, все партийные и советские учреждения Пермской и Вятской губерний единогласно констатировали «сплошную контрреволюционность» населения, уверяли, что сёла в этом районе «сплошь кулацкие»5.

Лозунг борьбы за Учредительное собрание имел в регионе огромную популярность. Поэтому в 1918 году сами большевики признавали, что «на Урале, в Приволжье и в Сибири условия действительно таковы, что контрреволюционный пожар может принять серьёзные размеры»6. Не случайно весной 1918 года партией социалистов-революционеров было решено перенести свою деятельность в Среднее Поволжье.

Оренбургское казачье войско во главе с войсковым атаманом полковником А.И. Дутовым одним из первых в стране начало открытое сопротивление советской власти. Уже 8 ноября* 1917 года войсковое правительство приняло на себя всю полноту исполнительной власти на территории Оренбургской губернии и Тургайской области7. Было объявлено военное положение, создан Комитет спасения Родины и Революции, а затем сформирован Оренбургский военный округ8. 29 ноября 1917 года Башкирское Центральное шуро9, а затем 3-й Всебашкирский курултай10 провозгласили автономный Башкурдистан, в декабре произошло создание автономной Малой Башкирии из девяти кантонов11, находившихся в Стерлитамакском и Уфимском уездах12.

Военные действия на Южном Урале начались в декабре 1917 года, а 31 января 1918 года Оренбург был занят отрядами красных под командованием В.К. Блюхера13. Казачьи формирования атамана А.И. Дутова отступили к Уральску и Верхнеуральску, в апреле из Верхнеуральска они были вытеснены в Тургайские степи. Однако весной 1918 года аграрная политика советской власти в Оренбуржье, «артиллерийские обстрелы станиц, реквизиции имущества и продовольствия, репрессии против казачьих “верхов”, организация вооружённых экспедиций в казачьи станицы за хлебом»14 способствовали развёртыванию повстанческого движения. После ряда вооружённых столкновений в конце мая 1918 года казаков поддержали войска восставшего Отдельного Чехословацкого стрелкового корпуса. 3 июля Оренбург был взят. Отряды А.И. Дутова вернулись из Тургайской области. Башкирское правительство приступило к формированию национальных войск.

На севере Оренбуржья казачьи войска действовали, формально находясь в составе Сибирской армии, в подчинении Временного Сибирского правительства15. Части А.И. Дутова, который признал власть Комитета членов Всероссийского учредительного собрания в Самаре (Комуч), взаимодействовали с созданной этим правительством Народной армией. К концу сентября 1918 года вся территория Оренбургского казачьего войска была очищена от красных.

На территории Уральского казачьего войска, где войсковой съезд также не признал советской власти и 10 ноября 1917 года провозгласил временную автономию Уральской области16, военные действия начались в марте 1918 года, когда отрядом красных из Оренбурга на границе войска был занят Илек (Илецкая станица). Казаки, разогнав Уральский совет рабочих и солдатских депутатов, начали формирование организованной вооружённой силы17. Активные военные действия развернулись на территории войска с апреля 1918 года.

В Астрахани после Октябрьской революции был сформирован антисоветский Комитет народной власти. Силами казаков Астраханского казачьего войска, калмыков, офицеров, представителей социалистических партий в январе 1918 года в городе было поднято антибольшевистское восстание. Бои в городе продолжались до 6 февраля, когда восставшие были разгромлены18.

На Урале сопротивление советской власти часто являлось стихийным ответом на злоупотребления представителей власти и красногвардейцев, а также на ухудшение качества жизни и угрозу голода, проведение мобилизаций и т.д.19 Национализация заводов, итогами которой были разруха и безработица, попытки реквизировать принадлежавшую предприятиям и рабочим землю и недвижимость, перераспределение заводского и частного земельного фонда, уравнение заработной платы — эти и многие другие акции власти усиливали рознь между местными и приезжими рабочими, между рабочим классом и крестьянством, крестьянством и казачеством, русскими и башкирами, местным населением и беженцами из западных губерний страны.

С декабря 1917 по июнь 1918 года в заводских посёлках и волостях Урала были зафиксированы десятки различных по масштабу и силе социальных конфликтов. Так, восстание крестьян Златоустовского уезда, вспыхнувшее практически синхронно, 11—13 июня 1918 года, и поддержанное рабочими Саткинского и Кусинского заводов, привело к полному разрушению тыла Златоуст-Челябинской группы большевистских войск.

Созданный на территории уезда партизанский отряд под командованием поручика А.С. Рычагова, первоначально насчитывавший 100—150 крестьян-добровольцев20, участвовал и в восстании соседнего Красноуфимского уезда. По мнению современного исследователя М.И. Вебера, «Урал стал настоящей опорой белых, откуда весной 1919 года они начали победоносное наступление в направлении к Волге, едва не поставившее на колени Советскую Россию»21.

В Ижевске Красная гвардия и местный Совет оказались по разные стороны баррикад. Весной 1918 года между ними происходили вооружённые столкновения. Отряды Красной гвардии были разгромлены в начале мая 1918 года, а в конце месяца большевиков вытеснили из Совета. Его новым, более умеренным составом было вынесено решение о признании лишь тех декретов центральной власти, принятых до 27 мая 1918 года, которые не противоречили интересам местных рабочих22.

Во многих городах Поволжья и Урала успешно работало антибольшевистское подполье, например, в Екатеринбурге, Миассе и Челябинске. Подпольные организации создавались из числа представителей консервативных движений, офицеров и молодёжи, членов социалистических партий. При их активном участии в мае волна выступлений поднялась в крупных центрах: Царицыне, Саратове, Самаре, Нижнем Новгороде и соседних с ними уездах. Такие же выступления эсеровское подполье попыталось организовать в Муроме, Рыбинске, Ярославле. Но они быстро были подавлены вооружённой силой большевиков.

Выступление Чехословацкого стрелкового корпуса стало крупнейшим событием, определившим ход Гражданской войны на Востоке России. Корпус, численность которого определялась в размере до 55 тыс. военнослужащих, с конца марта 1918 года по соглашению советского правительства с Чехословацким национальным советом и бывшими союзниками по Антанте двигался во Владивосток для возвращения на фронт Первой мировой войны. Однако «сложность и противоречивость отношений» корпуса с органами советской власти привели к конфликту между большевиками и пытавшейся первоначально сохранить нейтралитет основной массой чехословацких легионеров, которые симпатизировали эсерам. Во второй половине мая советские руководители ультимативно потребовали полного разоружения корпуса и вступления его военнослужащих либо в Красную армию, либо в рабочие дружины. Результатом стали вооружённые столкновения по линии железной дороги между чехословацкими легионерами, командование которых решило пробиваться на восток силой, и отрядами местных Советов. Части чехословаков совместно с группами повстанцев занимали пункты по линии железной дороги: Бугульму, Уфу, Екатеринбург, Томск, Омск, Иркутск. Впоследствии, после переговоров между представителями Антанты и Чехословацким национальным советом было принято решение об участии чехословаков в Гражданской войне. Тогда часть войск Чехословацкого корпуса, который к тому времени в полном составе покинул Европейскую Россию, была возвращена в Поволжье.

Долгое время было принято считать, что все военные успехи контрреволюции в 1918 году были достигнуты силами чехословаков. Однако это не так: «Выступление Чехословацкого корпуса послужило сигналом к началу вооружённой борьбы с большевиками для всех недовольных, а таких и в Поволжье, и на Урале, и в Сибири набралось немало»23.

К июню 1918 года силы Чехословацкого корпуса были сосредоточены в четырёх группах. В районе Сызрань — Самара находилось около 5 тыс. человек под командованием поручика С. Чечека, другая группа, под командой полковника С.Н. Войцеховского, в составе 8 тыс. человек продвинулась в район Челябинска. Ещё две группы располагались по линии железной дороги к востоку от Омска24. Большевики оценивали Чехословацкий корпус как «военный кулак, вокруг которого собирается и организуется контрреволюция, представляя серьёзную опасность на Урале, в Приволжье и Сибири»25. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

______________________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Костогрызов П.И. Октябрьский переворот и начальный этап антибольшевистского сопротивления на Урале (октябрь 1917 — март 1918 гг.) // Урал в событиях 1917—1921 гг.: актуальные проблемы изучения: материалы регионального научного семинара. Челябинск: Челяб. гос. ун-т, 1999. С. 32.

2 Чехословаки и контрреволюция. М.: Изд-во ВЦИК, 1918. С. 9.

3 Вебер М.И. Антибольшевистское повстанчество на Урале в годы Гражданской войны (1918—1919). Екатеринбург, 2014. С. 39.

4 См. напр.: Акманов А.И. Земельные отношения в Башкортостане и башкирское землевладение во второй половине XVI — начале XX в. Уфа: Китап, 2007. 360 с.

5 Сталин И.В. Сочинения. Т. 4. М.: Гос. изд. полит. лит-ры, 1951. С. 214, 215.

6 Чехословаки и контрреволюция. С. 10.

7 Тургайская область — область в Российской империи между Оренбургской губернией, Уральской, Акмолинской и Сырдарьинской областями, Аральским морем. Существовала в 1868—1920 гг. В настоящее время — на территории Казахстана.

8 Ганин А.В. Антибольшевицкое движение в Оренбургском казачьем войске: краткий исторический очерк // Белая гвардия: альманах. № 8. М.: Посев, 2005. С. 180.

9 Башкирское центральное шуро (также Башкирский областной совет) образовано 20 июля 1917 г. на 1-м Всебашкирском курултае для руководства Башкирским национальным движением. До июня 1918 г. находилось в Оренбурге, в июне—августе — в Челябинске, затем в пределах Орского уезда.

10 Всебашкирские курултаи — съезды башкир Оренбургской, Пермской, Самарской, Уфимской и других губерний в период революций 1917 г. с целью определения пути национального развития башкирского народа. 3-й Всебашкирский курултай проходил 8 (21) декабря 1917 г. — 20 декабря 1917 г. (2 января 1918 г.) в Оренбурге, был назван Учредительным курултаем Башкурдистана.

11 Кантон — территориально-административная единица Башкирии.

12 Нарский И.В. Жизнь в катастрофе: Будни населения Урала в 1917—1922 гг. М.: РОССПЭН, 2001. С. 47.

13 Рабоче-крестьянская Красная армия (РККА) создавалась по решению 3-го Всероссийского съезда Советов (10—18 января 1918 г.) начиная с зимы 1918 г. Однако долгое время при её формировании отсутствовали утверждённые штаты, отряды добровольцев формировались исходя из местных возможностей и потребностей под импровизированными названиями; формирования были разнотипными, их тактика определялась социальным составом, выборностью командиров, политической обстановкой и т.п. Всё это исключало возможность централизованного управления войсками. Лишь 19 августа 1918 г. был издан декрет Совета Народных Комиссаров «Об объединении всех вооружённых сил Республики в ведении Народного комиссариата по военным делам». (См., например: Революция и Гражданская война в России: 1917—1923 гг.: энциклопедия в 4 т. Т. 3. М.: ТЕРРА, 2008. С. 450—455).

14 Назыров П.Ф. Аграрные отношения на Южном Урале в годы гражданской войны. Челябинск: Энциклопедия, 2009. С. 33.

15 Существовало в Омске в июне—сентябре 1918 г.

16 Дубровин Д.Ю. Наш самодельный бронепоезд // Родина. 2008. № 3. С. 28.

17 Анзимиров В. Уральцы // Сибирский казак. 1919. № 1. 10 сентября.

18 Борьба за власть Советов в Астраханском крае (1917—1920 гг.): документы и материалы. Установление Советской власти и начало гражданской войны в Астраханском крае (март 1917 — ноябрь 1918 гг.) / Сост. И.И. Парфентьев [и др.]. Ч. 1. Астрахань: ГА АО, 1958. С. 244.

19 Вебер М.И. Указ. соч. С. 41.

20 К концу ноября 1918 г. возрос до 2,5 тыс. штыков и 700 сабель. См.: Симонов Д.Г. Белая Сибирская армия в 1918 г. Новосибирск: НГУ, 2010. С. 227.

21 Вебер М.И. «Приказ приказом, Колчак Колчаком, а морда мордой»: письмо священника Бориса Серебрякова // Вестник Пермского университета. 2012. Вып. 3(20). С. 189.

22 Урал и Прикамье: ноябрь 1917 — январь 1919: документы и материалы / Под общ. ред. А.И. Солженицына. Париж, 1982. С. 289.

23 Вебер М.И. Антибольшевистское повстанчество на Урале… С. 62.

24 [Какурин Н.Е.] Восточный фронт // Гражданская война в России: борьба за Поволжье. М.: АСТ; Транзиткнига; СПб.: TerraFantastica, 2005. С. 11.

25 Чехословаки и контрреволюция. С. 9.

* Даты в статье даются по новому стилю.