Участие оренбургских и уральских казаков в «покорении» Кокандского ханства

Аннотация: В статье раскрывается роль оренбургских и уральских казаков в «покорении» в 1875—1876 гг. одного из сильнейших среднеазиатских ханств — Кокандского. Отдельные казачьи сотни от Оренбургского и Уральского казачьих войск совместно с сибирским казачеством обеспечили кавалерийскую поддержку боевых действий стрелковых батальонов от Оренбургского и Туркестанского военных округов. В результате этого похода русских войск почти вся территория Средней Азии (кроме закаспийских туркменских племён) была присоединена к России.

Summary. The article reveals the role of the Orenburg and Ural Cossacks in the «conquest» in 1875-1876 of one of the strongest of Central Asian khanates — Kokand one. Some Cossack squadrons from Orenburg and Ural Cossack Armies together with the Siberian Cossacks provided cavalry support for combat actions of rifle battalions of the Orenburg and Turkestan Military Districts. As a result of this march of the Russian troops almost the whole territory of Central Asia (except Trans-Caspian Turkmen tribes) were added to Russia.

Читать далее

К 25-летию покорения Хивы. Главные участники Хивинского похода 1873 г. Фото К. Булла

Участие оренбургского и уральского казачества в покорении Хивинского ханства в 1873 году

Аннотация. В статье рассматривается внешнеполитическая деятельность Российского государства на среднеазиатском направлении и роль оренбургского и уральского казачества в покорении Хивинского ханства в 1873 году.

Summary. The article considers the foreign policy of the Russian state in the Central Asian area and the role of the Orenburg and Urals Cossacks in conquering the Khanate of Khiva in 1873.

Читать далее

Уральское и оренбургское казачество в военных кампаниях XVII — начала XIX века

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

Кузнецов Владимир Александрович — доцент кафедры философии Челябинского Государственного университета, полковник запаса, доктор исторических наук (г. Челябинск. E-mail: vladkuz@mail.ru)

Уральское и оренбургское казачество в военных кампаниях XVII — начала XIX века

Вопрос о времени начала службы уральского и оренбургского казачества Российскому государству среди исследователей до сих пор остаётся спорным.

Известно, что Оренбургское казачье войско было создано в 1755 году из казаков Оренбургского нерегулярного корпуса, гарнизонов крепостей по рекам Яик (с 1775 г. — Урал) и Самара, казаков Ставропольского края, Уфимской и Исетской провинций для обороны Оренбургской укреплённой линии с центром в г. Оренбурге.

Уральское казачье войско было образовано в 1775 году путём переименования Яицкого казачьего войска, располагалось по среднему и нижнему течению Урала (центр — г. Уральск).

В предлагаемой нашим читателям статье описаны малоизвестные страницы истории внешней службы уральских и оренбургских казаков в XVI— XVII вв., их участия в войнах и походах России в качестве иррегулярных войск в XVIII — начале XIX века.

В документах яицкие казаки упоминаются с 1591 года*. Так, в наказе царя Фёдора Иоанновича астраханским воеводам князьям Ивану Сицкому и Пушкину «велено было собрать для похода на Шевкала татарского 1000 человек волжских казаков и 500 яицких»1. Хотя подробности участия яицких казаков в этом походе против Шамхала Тарковского в исторической литературе отсутствуют, тем не менее с этого времени было установлено старшинство Уральского казачьего войска2. Сами казаки, излагая краткую историю своего войска в тексте наказа для Уложенной комиссии в 1767 году, относили начало службы русскому царю к 1655 году, когда их отряд в составе войск князя И.Н. Хованского воевал с поляками.

Ещё в 1629 году яицкие казаки участвовали в походе князя Солнцева-Засекина и воеводы Благова против крымских татар. Далее — в Смоленской войне 1632—1634 гг. в отряде воеводы М.Б. Шеина. При осаде поляками Смоленска в числе защитников города находились 380 яицких казаков3. В 1655—1656 гг. они воевали с Польшей в войсках князя Хованского, далее — участвовали в походах на Чигирин в 1677 и 1678 гг. Известно, что туда из войска командировали 100 казаков с походным атаманом Прокопом Семёновым в войска князя Булата Мусаиловича Черкасского. На следующий год туда же отправили 200 казаков с походным атаманом И. Белоусовым (в некоторых трудах неверно указываются даты этих походов — 1681 и 1682 гг.).

В 1680 и 1683 гг. 300 яицких казаков входили в отряд воеводы Фёдора Зеленина, посланного в Мензелинск для усмирения бунта башкир. В 1687-м в Крымский поход в войска князя В.В. Голицына отправились 150 казаков с атаманом П. Тагаевским, в 1689-м с атаманом Яковом Васильевым — ещё 200 человек.

Но систематическую регулярную (не эпизодическую) службу Московскому государству яицкие казаки начали с 1695 года. Под Азов с Яика в состав 75-тысячной русской армии, которой командовал боярин А.С. Шеин, были вытребованы 500 казаков с атаманом Андреем Головачём. На следующий год под Азов в войска князя Б.А. Голицына прибыли 300 казаков с походным атаманом Фёдором Семёновым. В 1697 году во время второго похода войск Шеина под Азов в нём приняли участие 200 казаков с атаманом Андреем Афанасьевым.

В начале XVIII века яицкие казаки по указу Петра I участвовали в пяти «свейских походах» (в войне со Швецией) — в 1701 году (600 казаков), 1703, 1704, 1707 (по 500), 1720 (120). По другим данным, в войне участвовали более 2000 яицких казаков4. Так, в 1701 году во главе с атаманом Витошновым они участвовали в кровопролитной Нарвской битве. В 1711-м 1000 казаков при атамане К. Никееве входили в отряд гетмана И.И. Скоропадского во время Кубанского похода русских войск под командованием боярина П.М. Апраксина. В 1713 году в войсках Апраксина — уже 1500 казаков во главе с походным атаманом Матвеем Ивановым.

В 1714 году для действий в районе Каспия к князю А. Бековичу-Черкасскому командировали 100 казаков под командой Ивана Котельникова. В следующем году туда же отправили ещё 500 казаков с атаманом Зиновием Михайловым. В 1716-м для участия в Хивинском походе Бековича-Черкасского из войска были направлены 1102 казака во главе с походным атаманом Никитой Бородиным, затем ещё 368 казаков, то есть в подготовке к походу приняли участие около 1500 казаков.

По подсчётам А.И. Макшеева, в общий экспедиционный отряд входили 15 сотен яицких и 5 сотен гребенских казаков атамана Басманова (всего 2000), но в экспедицию в Хиву в июне 1717 года отправились 1400 яицких казаков и 500 гребенских, так как 100 яицких казаков направили из Гурьева на службу в крепость Св. Петра. Поход князя Бековича-Черкасского окончился неудачно из-за вероломства хивинцев и беспечности руководителя экспедиции. Почти весь отряд в 3646 человек погиб. По мнению В.Н. Витевского, яицкие казаки с 1591 по 1717 год участвовали в 24 военных походах на стороне Московского государства5.

Таким образом, яицкое казачество, как и другие иррегулярные войска, оказались востребованными в «малой» войне в течение всего упоминаемого периода. Именно они вынесли на себе основную тяжесть партизанской войны: вели разведку и поиск, совершали дерзкие налёты на тылы противника и его дозоры, разоряли местность в районе дислокации врага, захватывали пленных и материальные запасы. Например, военная переписка наиболее тяжёлого времени Северной войны пестрит упоминаниями о действиях казаков, калмыков, татар. Командующий отдельным корпусом генерал-лейтенант от кавалерии Р.Х. Боур в своих донесениях Петру I от 10, 13 и 15 сентября 1708 года писал: «…у урочища колодец неприятель остановился и вышло шведов с 1000 человек и волохи против наших казаков и калмыков и против них послал я полк Мориэля с 1000 человек…»; «…вчерашнего дня послано от меня в партию 1000 человек драгунов да 1000 казаков да калмыков для подлинного уведомления об неприятельской обороне»; «стоял я у деревни Тишково двое суток и смотрел на оборот неприятельский. И вчерашнего дня отправлен был полковник Леонтьев с командированными людьми и с ним казаки и калмыки, заехав с тылу, ударили и взяли двух рейтар и двух холопов»6.

В петровское время яицкое казачество привлекали к выполнению военной службы не только на театрах военных действий. Так, в 1720 году 1000 казаков были командированы для охраны Иртышской линии в Сибири. В 1723-м 150 казаков с атаманом Иваном Тимофеевым и в 1724-м 700 человек с Иваном Логиновым участвовали в кровавых боях с ногайцами и каракалпаками на р. Утве. В 1724-м 100 казаков с атаманом Сидором Дурмановым несли службу в Низовом корпусе на Каспии. Начиная с этого времени, Яицкое войско отправляло туда ежегодно от 100 до 500 человек.

В 1791 году в Кавказском корпусе генерал-аншефа И.В. Гудовича находился полк уральских казаков7. В некоторых трудах указывается, что в 1798 году из Уральского войска был командирован полк в составе 800 человек, участвовавший в походе в 1799—1800 гг. в Италию и Швейцарию. На самом деле в 1799 году командировали 2 полка, которые приняли участие только в Швейцарском походе. Эти полки, посланные под общим командованием атамана Д.М. Бородина, входили в корпус генерал-майора А.М. Римского-Корсакова. Первым полком командовал сам атаман Бородин, вторым — майор Д. Мизинов8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Русская военная сила. История развития военного дела от начала Руси до нашего времени / Под ред. Ген. штаба генерал-майора Петрова. М., 1897. Т. 1. С. 225; Эти факты упоминаются в грамоте императора Александра III Уральскому казачьему войску в день празднования 300-летия войска 31 июля 1891 г. См: Ухтомский Э.Э. Путешествие государя императора Николая II на Дальний Восток и по Сибири в 1891 г. СПб.; Лейпциг, 1895. Т. 2. С. 243; «Да память боярину и воеводам князю Ивану Васильевичу Сицкому с товарищи: указал Государь, Царь и Великий Князь Федор Иванович всеа Руссии, на непослушника своего на Шевкальского послати, на семь лет, с Терки, рать свою, а для тоя службы велел Государь Яицким и Волгским атаманам и казакам итти в Астарахань к стану, — к Троицыну дни и кончее к Петрову заговейку и грамоты Государевы о том к ним посланы… всех казаков в Астарахань собрати для Шевкальския службы: Волгских тысяча человек, да Яицких пятьсот человек, и на корм им давати, в Астарахани, по осмине муки человеку, да десятма человека четверть круп и толокна, или по колку пригоже, смотря по житью, сколько они у Астарахани станут жить…». См. в кн: Акты исторические, собранные и изданные археографическою комиссиею. Т. 1. 1334—1598. СПб., 1841. Док. № 230. С. 436. В некоторых источниках это имя пишется «Шахмал» (верно Шамхал Тарковский).

2 См.: Русский Инвалид. 1885. 26 июля; Приказ по военному ведомству от 1884 г. № 138. В Высочайшей грамоте, дарованной 9 июля 1891 года Уральскому казачьему войску по случаю 300-летия его, говорится: «В ознаменование особенного Монаршаго благоволения за верность и преданность Престолу и Отечеству Уральского казачьего войска, коему ныне исполнилось триста лет со времени первой боевой службы Уральских казаков, именовавшихся первоначально Яицкими, Государь Император Всемилостивейшее жалует сему войску: а) Юбилейную Александровскую ленту к Георгиевскому войсковому знамени, дарованному Уральскому казачьему войску 6-го мая 1884 года, с надписями на ленте: на первой стороне: “1591 г. Яицкие казаки. 1775 г. Уральское казачье войско”, на второй и третьей сторонах: “В память трёхсотлетнего существования Уральского казачьего войска” и на четвёртой стороне: “1891 г. Доблестному Уральскому казачьему войску” и с означением на банте “1891”; б) Девять полковых знамён, по числу выставляемых Уральским казачьим войском в военное время девяти конных полков…». См.: Столетие Военного Министерства. СПб., 1902—1911. Т. 11. Ч. 3. С. 231.

3 Витевский В.Н. И.И. Неплюев и Оренбургский край в прежнем его составе до 1758 г. Казань, 1889—1897. Т. 1. С. 223; Столетие Военного Министерства… Т. 11. Ч. 3. С. 477.

4 См.: Витевский В.Н. Указ. соч. Т. 1. С. 241; Столетие Военного Министерства… Т. 11. Ч. 3. С. 231, 477, 478.

5 Бекович Александр — черкесский князь, капитан гвардейского Преображенского полка. Потомок одного из кабардинских беков. Имя Александр дано при принятии христианской веры. В 1707 г. выезжал в Европу для обучения разным наукам. Представил проект подчинения русскому владычеству кавказских народов, а также план утверждения России на Каспийском море. Был женат на княжне Марфе Борисовне Голицыной, дочери знаменитого князя Бориса Алексеевича Голицына, под надзором которого Пётр I провёл часть своей юности. В 1716 г. получил повеление совершить в 1717-м экспедицию в Хиву, где и погиб. См.: Макшеев А.И. Исторический обзор Туркестана и наступательного движения в него Русских. СПб., 1891. С. 69, 70, 74, 75, 89; Терентьев М.А. История завоевания Средней Азии: В 3 т. СПб., 1903—1906. Т. 1. С. 25—29, 31, 34; Витевский В.Н. Указ соч. Т. 2. С. 363; Т. 4. (комментарии). С. 22—24.

6 Кутищев А.В. Армия Петра Великого: европейский аналог или отечественная самобытность? М., 2006. С. 207—209.

7 Столетие Военного Министерства… Т. 11. Ч. 3. С. 231, 477, 478; Состав и устройство регулярной Русской кавалерии с 1700 по 1864 / Сост. П.А. Ивановым. СПб., 1864. С. 130.

8 Железнов И.И. Уральцы. Очерки быта Уральских казаков. Т. 1—3. СПб., 1910. Т. 2. С. 200; Столетие Военного Министерства… Т. 11. Ч. 3. С. 478; Состав и устройство регулярной Русской кавалерии… С. 155.

* Далее все даты даны по старому стилю.