ВОЕННЫЕ ЧАРКИ НИКОЛАЯ II И ТРАДИЦИИ РУССКОГО ОФИЦЕРСТВА

Николай II за столом с офицерами-моряками. Слева — флаг-капитан К.Д. Нилов. Финляндские шхеры, 1913 г

Николай II за столом с офицерами-моряками. Слева — флаг-капитан К.Д. Нилов. Финляндские шхеры, 1913 г

Сведения об авторе. Зимин Игорь Викторович — заведующий кафедрой истории Отечества Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова, доктор исторических наук, профессор (Санкт-Петербург. E-mail: 30maler@mail.ru). 

Аннотация. Статья посвящена проблеме неформального общения российских монархов с офицерами гвардейских полков. Поскольку это неформальное общение предполагало употребление алкоголя, то этому вопросу уделено особое внимание.

Читать далее

ИЗ ГЕНЕАЛОГИИ ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТА В.О. КАППЕЛЯ

Фамильный архив

БРИНЮК Надежда Юрьевна — соискатель Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина

(196605, Санкт-Петербург, г. Пушкин, Петербургское шоссе, д. 10)

Из генеалогии генерал-лейтенанта В.О. Каппеля

В городе Пушкине, на углу Малой и Набережной улиц, сохранилась небольшая православная церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Построенная в византийском стиле, церковь примыкает к зданию, в котором некогда располагалась Царскосельская Николаевская императорская мужская гимназия. На мемориальных досках выгравированы имена выдающихся граждан России, преподававших или воспитывавшихся в этом учебном заведении в конце XIX — начале XX века. Однако на них не упомянуто имя человека, жизнь которого связана не с гимназией, а с церковью Рождества Пресвятой Богородицы. Именно здесь 21 мая* 1883 года был крещён будущий офицер русской армии, участник Гражданской войны Владимир Оскарович Каппель1. В одной из публикаций «Военно-исторического журнала»** мы рассказывали о том, как после смерти генерал-лейтенанта Каппеля 25(26) января 1920 года сложилась судьба его близких. В настоящей статье вы узнаете об истории его рода.

Долгое время родиной Каппеля называли город Белёв Тульской губернии, основываясь на запомнившихся сослуживцам рассказах самого Владимира Оскаровича о проведённых здесь детских годах. Затем выяснилось, что в послужном списке Каппеля местом его рождения значится Санкт-Петербургская губерния, что позволило предположить, что он появился на свет в российской столице. Но лишь сегодня, когда стал известен ряд документов (дело Департамента герольдии Сената о причислении Бориса и Владимира Каппеля к московскому дворянству, а также метрическая книга церкви Рождества Пресвятой Богородицы), можно с полной достоверностью констатировать, что местом рождения Каппеля является знаменитая императорская резиденция Царское Село.

Вероятно, здесь обосновался, выйдя в резерв армии, его дед по материнской линии генерал-майор Пётр Иванович Постольский. Отец Каппеля, Оскар Павлович (Оскар-Фридрих-Герман), весной 1883 года ожидал перевода из Владимирского управления жандармского корпуса, где служил недолгое время, в другое место и, возможно, пребывая в состоянии неопределённости, решил отправить беременную жену с двухлетним сыном Борисом к её родителям. В их доме 16 апреля 1883 года и родился второй сын супругов Капелей — Владимир.

Прежде чем перейти в жандармский корпус, Оскар Павлович Каппель 17 лет отслужил в российской армии. В 1864 году в возрасте двадцати одного года он поступил рядовым канониром в 20-ю батарею Сибирского казачьего войска. Судьба занесла его в Среднюю Азию, где ему довелось участвовать в боевых действиях под командованием генерал-майоров М.Г. Черняева и Д.И. Романовского. Молодой солдат проявил свою храбрость в бою при урочище Мурза-Рабат 29 ноября 1866 года, за что «был награждён солдатским Георгиевским крестом 4-й степени (№ 23513)»2. Постепенно Оскара Каппеля повышали в чинах, и в конце 1870-х годов он стал штабс-капитаном. В это время он находился на службе в управлении воинского начальника Оренбургского военного округа, обязанности которого исполнял Пётр Иванович Постольский. В Оренбурге О.П. Каппель познакомился с его дочерью Еленой и вступил с ней в брак. 23 февраля 1881 года здесь же родился их первенец Борис. Елена Петровна исповедовала православие, а Оскар Павлович до конца жизни оставался лютеранином. Согласно российскому законодательству, дети, рождённые в смешанном браке, должны были креститься в православную веру.

В корпус жандармов Оскар Каппель перешёл в 1881 году и был назначен адъютантом Киевского (позднее Владимирского) губернского жандармского управления. С 1884 года он служил помощником начальника жандармского управления Белёвского уезда Тульской губернии, в 1886-м был произведён в ротмистры3. В эти годы семья жила в городе Белёве, где 15 февраля 1885 года родилась младшая дочь Вера. До наших дней в городе сохранился небольшой двухэтажный дом, в котором жила семья Каппелей. 17 января 1889-го, находясь на службе, Оскар Павлович скоропостижно скончался в возрасте неполных 46 лет.

О.П. Каппель являлся одним из потомков небогатого рода лифляндских дворян. Род его был вписан в первую часть дворянских родословных книг Ковенской губернии, а с 1868 года, по рассмотрении в Департаменте герольдии Сената прошения его отца, в ту же часть родословных книг Московской губернии. История рода вела своё начало от 1685 года, когда дворянин Ковенской губернии Иван Павлович Каппель вступил во владение населённым крепостными крестьянами имением Мойге (Мойги), доставшимся ему после смерти отца — Павла Каппеля4. Родовое имение находилось в Вилькомирском уезде Ковенской губернии Литовского княжества. В документах Литовско-Виленского губернского дворянского депутатского собрания от 18 декабря 1819 года, рассматривавшего «родопроисхождение фамилии благородных Каппелiов»5, упоминается, что Павел Каппель некогда владел землями и в Лифляндском княжестве. По-видимому, он переехал из Лифляндии на жительство в Литву и продал одно из своих прибалтийских имений. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1343. Оп. 35. Д. 10547. Л. 4 об.; Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.). Ф. 19. Оп. 125. Д. 687. Л. 179 об., 180; Оп. 126. Д. 1008. Л. 43 об.—44.

2 Гагкуев Р.Г. Генерал Каппель // Каппель и каппелевцы. 2-е изд., испр. и доп. М.: НП «Посев», 2007. С. 13.

3 Там же. С. 15.

4 РГИА. Ф. 1343. Оп. 23. Д. 1196. Л. 9, 9 об.

5 Там же. Л. 27.

* Все даты приведены по старому стилю.

** Харитонова Е.Д. Судьба семьи русского офицера Владимира Каппеля // Воен.-истор. журнал. 2007. № 1. С. 45—48.

«ЕСЛИ БЫ НЕ ДОБРОЕ СЕРДЦЕ РУССКОГО СОЛДАТА»

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

Котков Вячеслав Михайлович — профессор Военной академии связи, доктор педагогических наук (194064, г. Санкт-Петербург, К-64, Тихорецкий пр-т, д. 3)

«Если бы не доброе сердце русского солдата»

Дочери российских полков во второй половине XIX века

В жизни русской императорской армии была традиция усыновления воинскими частями осиротевших из-за войны детей. Среди известных случаев усыновления есть нетипичные. Одна особенность их заключалась в том, что дети принадлежали к народам, с армиями которых сражались русские воины, всегда отличавшиеся милосердием и состраданием к побеждённым. Другая, — что это были девочки.

Первый из таких случаев произошёл во время покорения Кавказа — 25 августа* 1859 года при штурме аула Гуниб в Дагестане. Тогда один из солдат Ширванского полка вынес из горящей сакли девочку от роду несколько месяцев. Крещённая в православие с именем Мария, получив фамилию Ширванская, она воспитывалась в семье командира полка, вышла замуж за офицера, впоследствии дослужившегося до чина генерала.

Также счастливо сложились судьбы многих дочерей полков — Марии Семёновской, Марии Дегужи-Нижегородской, Софьи Ватропиной и др.

Более всех известна история дочери Кексгольмского гренадерского его величества императора австрийского полка Марии Константиновны Кексгольмской1. Во время Русско-турецкой войны 1877—1878 гг., вскоре после взятия города Филиппополя, в январе 1878 года русская армия развернула наступление на Адрианополь2. Кексгольмский полк, покрывший себя неувядаемой славой под Телишем и в ночном бою под Карагачем, буквально пробивал себе дорогу среди охваченных паникой, погибавших от голода и холода беженцев. Во время остановки у селения Кадыкей рядовой 11-й роты Михаил Дмитриевич Саенко, получив порцию горячей каши, вдруг обнаружил потерю заветной иконки Казанской Божией Матери, которую всегда носил на груди. Солдат, не долго думая, направился к месту последней остановки полка, где и нашёл святыню. А возвращаясь, набрёл на группу окоченевших людей, заснувших вечным сном у потухшего костра. Внимание солдата привлекла одна женщина в богатом турецком наряде, возле неё он заметил девочку лет трёх. Саенко подошёл к мёртвой турчанке и взял ребёнка на руки. Запахнул полой своей шинели и принёс на бивак**. Случилось это 12 января 1878 года у сгоревшей деревни Курчешма3.

Малютка могла сказать только своё имя — Айше. Нижние чины роты во главе с фельдфебелем Григорием Косаревым показали девочку офицерам, чтобы решить, как быть дальше. Сначала хотели пристроить найдёныша в какую-нибудь болгарскую семью, но вскоре все так к ней привязались, что расстаться с сироткой уже не смогли. Патронную двуколку для неё переоборудовали в походную кроватку, всё вокруг заделали войлоком, а сверху накрыли брезентом. Наиболее сведущего офицера командировали в Константинополь для приобретения необходимой одежды. Он купил самое, на его взгляд, лучшее — шикарное дамское платье и высокую шляпу, украшенную крупными цветами. Закутанная в этот великолепный наряд Айше быстро освоилась в незнакомой ей среде и важно гуляла среди палаток на биваках. Унтер-офицер Киселёв как нянька ухаживал за девочкой во время похода.

Весну и лето 1878 года полк провёл «под стенами Царьграда», в 25 верстах от Константинополя. Там же на общем собрании офицеров полка единогласно решили признать Айше дочерью полка, взять её с собой в Россию и принять на себя все заботы о её воспитании и образовании. Временно девочку поместили в ближайший женский монастырь, а с первой отходившей партией раненых Айше отправили в Варшаву, где с 1862 года был расквартирован Кексгольмский полк4.

Когда полк вернулся на родину, совершилось таинство крещения девочки. 13 мая 1879 года в офицерском собрании полковой священник Стефан Мещерский крестил малютку в купели, украшенной ветками сирени, и нарек её Марией в честь императрицы Марии Александровны. Крёстным отцом был избран молодой поручик Константин Николаевич Коновалов (по его имени дали отчество Машеньке), в крёстные матери пригласили супругу командира полка Софью Алексеевну Панютину. Четверо офицеров составили опекунский совет, который возглавил один из них — капитан Александр Константинович Рейхенбах. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Елец Ю. Дочь Кексгольмского полка. Варшава, 1893. С 6 декабря 1894 г. название полка лейб-гвардии Кексгольмский его императорского и королевского величества императора австрийского Франца Иосифа I полк; с 1 августа 1914 г. — лейб-гвардии Кексгольмский полк.

2 Ныне город Эдирне в Турции.

3 Такая же версия представлена в журнале «Верность»: «Турки, узнавши о переходе русскими Балкан, бросились со своими семьями спасаться к стенам Константинополя. Знаменитое Адрианопольское шоссе было сплошь усеяно мёртвыми и умирающими. У деревни Кургешмы рядовой нестроевой роты Михаил Саенко, желая прикурить у потухающего костра, услышал детский плач. Ни минуты не размышляя, Саенко бросился к куче мёртвых тел, среди которых заметил умирающую женщину, что-то, по его выражению, “лопотавшую”, и принял от неё замерзавшее дитя». См.: Верность. 1910. № 61. С. 48.

4 Там же. С. 48, 49.

* Все даты в статье даны по старому стилю.

** Нем. Biwak, фр. bivouac — лагерь; расположение войск на отдых вне населённых пунктов.