Атомный завод № 12

Аннотация. В статье рассказывается о проблемах создания в Советском Союзе ядерного оружия, производственной деятельности завода № 12 в г. Электросталь, организации охраны этого предприятия.

Summary. The article describes the problems of creating nuclear weapons in the Soviet Union, production activities of the Plant № 12 in the city of Elektrostal, organisation of this enterprise’s guarding.

Читать далее

Л.П. БЕРИЯ в Атомном проекте

Точки зрения. Суждения. Версии

РОДИН Анатолий Михайлович — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, доктор исторических наук, профессор (119330, Москва, Университетский проспект, д. 14)

Л.П. Берия в Атомном проекте

Вопрос о роли личности в истории всегда являлся предметом исторических исследований. Имя Лаврентия Павловича Берии широко известно и в нашей стране, и в мире. И хотя известность эта носит в целом крайне негативную окраску, интерес к его личности постоянно растёт. С открытием доступа к секретным документам появилась реальная возможность для освещения с объективных позиций различных сторон многогранной и неоднозначной деятельности одного из ближайших соратников И.В. Сталина. Настало время для создания хотя бы основ его научной биографии.

Датой рождения советского Атомного проекта является 28 сентября 1942 года. В этот день И.В. Сталин утвердил распоряжение Государственного комитета обороны (ГКО) № 2352сс «Об организации работ по урану»1. ГКО предписывал Академии наук СССР возобновить прерванные войной исследования в области ядерной физики и представить до 1 апреля 1943 года доклад «о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива»2.

По воспоминаниям уполномоченного Государственного комитета обороны (ГКО) по научной работе С.В. Кафтанова, это распоряжение вызвало растерянность и недоумение учёных ввиду его неадекватности сложившимся реалиям. В условиях тяжелейших военных поражений 1942 года, когда все научные силы и средства были мобилизованы для фронта, от них требовали развернуть работы в «новой, почти фантастической области»3.

Сведений об участии члена ГКО Л.П. Берии в подготовке этого чрезвычайно важного документа не обнаружено. Известно только, что не до всех членов ГКО доводились решения, связанные с атомной проблемой. Согласно рассылке с текстом распоряжения ГКО от 28 сентября 1942 года были ознакомлены только В.М. Молотов, С.В. Кафтанов, академик А.Ф. Иоффе, президент АН СССР В.Л. Комаров и управделами Совнаркома Я.Е. Чадаев. Но Берия как нарком внутренних дел занимал особое положение. Находившаяся в его ведении научно-техническая разведка НКВД ещё с осени 1941 года снабжала его сведениями о начавшихся в США, Англии и Германии работах по созданию атомного оружия. Первые сообщения он воспринял с недоверием и впервые доложил материалы разведки Сталину лишь в марте 1942 года, предложив ознакомить с ними видных специалистов для оценки достоверности и возможного использования полученных сведений. Он рекомендовал также создать при ГКО научно-консультативный орган для координации и направления исследований по «урановой» тематике4.

После того как учёные подтвердили данные разведки, Сталин принял названное выше историческое решение от 28 сентября 1942 года. Но предложение Берии об организации при ГКО совещательного органа по координации предстоящих научных исследований не получило его поддержки. В марте 1943 года для ведения теоретических и экспериментальных работ была создана специальная лаборатория атомного ядра, получившая название Лаборатория № 2 Академии наук СССР. Её начальником и одновременно научным руководителем Атомного проекта стал профессор И.В. Курчатов. Проект курировал заместитель председателя ГКО В.М. Молотов. Но в связи с его перегруженностью (являлся одновременно первым заместителем председателя правительства и наркомом иностранных дел) через полгода эта обязанность перешла к заместителю председателя СНК СССР и наркому химической промышленности М.Г. Первухину. Однако по мере возрастания масштабов работ он стал отходить на второй план, постепенно уступая приоритет в этой сфере Л.П. Берии. Создавшееся положение Первухин отразил в служебной записке Сталину от 19 мая 1944 года, предлагая: «создать при ГКО “Совет по урану для повседневного контроля и помощи в проведении работ по урану”» под председательством Берии5. К этому времени Берия как нарком внутренних дел СССР уже непосредственно участвовал в решении задач Атомного проекта: обеспечивал строившиеся объекты рабочей силой за счёт заключённых, направлял деятельность разведки НКВД на дальнейшее добывание за рубежом информации о ядерных разработках, его ведомство обеспечивало охрану и режим секретности на атомных объектах. Предложение Первухина отражало де-факто сложившуюся реальность. Сталин же придал этой ситуации юридический статус путём перевода в мае 1944 года Берии из «рядового» члена ГКО в ранг заместителя председателя, курировавшего в числе других проблем Атомный проект.

По воспоминаниям Б.Л. Ванникова, Л.П. Берия якобы рассчитывал, что руководство Атомным проектом полностью сосредоточится в НКВД, поскольку наркомат располагал крупными строительными и монтажными организациями, огромным числом рабочих и квалифицированных специалистов. Специфика ведомства позволяла обеспечить высокую степень централизации и исполнительской дисциплины в решении поставленных задач6. Но Сталин не пошёл на подчинение Атомного проекта отдельному ведомству и придал ему общегосударственный уровень. Главным администратором проекта назначался не нарком НКВД, а заместитель председателя ГКО Л.П. Берия, вторым лицом — генерал-полковник Б.Л. Ванников, являвшийся на тот момент наркомом боеприпасов. При этом оба они не освобождались от обязанностей наркомов.

Таким образом, с мая 1944 года все научные, производственные, социально-бытовые и другие вопросы, связанные с освоением атомной энергии в военных и мирных целях, решались с санкции и при участии Берии. С этого времени деятельность всех сотрудников и коллективов Атомного проекта стала приобретать более чёткий и организованный характер. С первых дней Берия ввёл жёсткий принцип: каждый работник занимается только своим делом. Выполнение служебных обязанностей каждым сотрудником, начиная с академика И.В. Курчатова, бралось под постоянный контроль. Генерал НКВД В.А. Махнев докладывал Л.П. Берии 1 декабря 1944 года: «За месяц работы над вопросами, связанными с Лабораторией № 2, я убедился, что академик Курчатов более 50 проц. своего времени тратит на разрешение всяких хозяйственных, в том числе мелких вопросов и мало занимается научной работой»7. Берия отреагировал на «донос» весьма оригинально. Курчатов был освобождён от не свойственной академику работы, получив в качестве заместителя по хозяйственным вопросам полковника НКВД П.В. Худякова — опытного и энергичного работника, сумевшего многое сделать для обустройства курчатовского научного центра. Используя возможности своего ведомства, Берия расставил и на многие более значимые посты Атомного проекта опытных руководителей из числа офицеров и генералов НКВД.

Курчатов, оценив преимущество нового руководства, срочно направил Берии доклад «О неудовлетворительном состоянии работ по проблеме», где ставил вопрос о кардинальном увеличении производство урана. Берия, тщательно изучив проблему, вынес её на рассмотрение ГКО, который 8 декабря 1944 года принял постановление № 7102сс/ов «О мероприятиях по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд»8. Постановление, содержащее 30 пунктов конкретных поручений различным наркоматам, охватывало весь комплекс вопросов по обеспечению Атомного проекта ураном. Разведка, добыча и переработка урановых руд передавались в ведение НКВД под личную ответственность заместителя наркома генерал-полковника А.П. Завенягина. В течение 1945 года были созданы 90 геологических партий по поиску урана, а в 1946 году их количество возросло до 2509. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Атомный проект СССР. Т. I. Кн. 1. С. 268—271.

2 Там же. С. 269.

3 Кафтанов С.В. // Химия и жизнь.1985. № 3. С. 6—110.

4 Кузнецова Р.В. И не было большего долга: академик И.В. Курчатов — научный руководитель Советского атомного проекта (1942—1960). М., 2009. С. 17.

5 Сталин. Июль 1941 — май 1945. М.: Достоинство, 2010. С. 143.

6 Советский атомный проект, конец атомной монополии. Как это было… Нижний Новгород; Арзамас-1, 1995. С. 61.

7 Кузнецова Р.В. Указ. соч. С. 36.

8 Атомный проект СССР. Каталог историко-документальной выставки «К 60-летию создания ядерного щита России». М., 2009. С. 24.

9 Атомный проект СССР… Т. II. 1945—1954. Кн. 6. М.; Саров, 2006. С. 298, 299.