Русские эмигранты в боях на Халхин-Голе

Аннотация. В статье на основе архивных документов рассматриваются степень и характер участия русских эмигрантов из отряда Асано в военных действиях на Халхин-Голе в 1939 году.

Summary. On the basis of archival documents the article considers the extent and nature of participation of Russian emigrants from Asano’s detachment in hostilities at Khalkhin-Gol in 1939.

Читать далее

«У ВЫСОКИХ БЕРЕГОВ АМУРА…»

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ xx—xxi вв.

МИЛЬБАХ Владимир Спартакович — профессор Михайловской военной артиллерийской академии, полковник, доктор исторических наук, доцент

(E-mail: sdn9@rambler.ru)

«У высоких берегов Амура…»

Пограничные инциденты на реке Амур в 1937—1939 гг.

Дальний Восток — один из сложных в военно-историческом отношении районов мира, регион, подвергшийся после Первой мировой войны японской экспансии. Агрессивные действия Японии усилились в начале 1930-х годов, когда руководство Страны восходящего солнца пришло к решению оккупировать Северо-Восточный Китай — Маньчжурию, которая к началу 1932 года оказалась в руках захватчиков, а Япония — в непосредственном пограничном соприкосновении с Советским Союзом. Провозгласив в марте 1932 года марионеточное государство Маньчжоу-Го, японская военщина, выдвинув тезис защиты маньчжурских провинций от большевистской угрозы, стала превращать территорию Маньчжурии в плацдарм для агрессии в первую очередь против СССР. При этом росло количество пограничных инцидентов, обострению которых способствовали отсутствие чёткой правовой базы, регулирующей территориальные отношения Советского Союза и Маньчжоу-Го, и ужесточение позиций командования Квантунской армии, контролировавшей пограничную и таможенную службы в Маньчжурии.

Любая граница, даже между дружественными государствами, является, так сказать, объектом повышенной опасности. Что же касалось границы между СССР и Маньчжоу-Го, а фактически — Японией, то с учётом нараставшего военно-политического противостояния пограничных конфликтов здесь просто не могло не быть. При этом нарушения имели место с обеих сторон, что тщательно фиксировалось в документах министерств иностранных дел. Так, если в материалах Главного управления пограничных и внутренних войск НКВД СССР и Управления Краснознамённой пограничной и внутренней охраны НКВД Дальневосточного края отмечалось, что за 7 месяцев 1935 года произошло 24 случая нарушения границы японскими самолётами, 33 случая обстрела нашей территории с сопредельной стороны, 46 случаев нарушения речной советской границы маньчжурскими судами1, то пограничная служба Маньчжоу-Го и командование Квантунской армии зафиксировали 176 случаев нарушения своей границы советской стороной в 1935 году и 152 случая — в 1936-м2.

На начальном этапе стороны пытались урегулировать пограничные споры. 17 августа 1935 года политический представитель СССР в Токио К.К. Юренев3 вручил министру иностранных дел Японии Хироте проект конвенции о создании смешанных пограничных комитетов на советско-маньчжурской границе. В ноябре японскому правительству была вручена нота протеста в связи с происшедшими 6, 8 и 12 октября нарушениями советской границы. В ответном меморандуме Хирота основной причиной происходившего назвал неясность границ между Маньчжоу-Го и СССР и предложил провести их уточнение, особенно в районе озера Ханка до реки Тумень. Однако Москва считала, что «границы СССР и Маньчжоу-Го ясно определены рядом договоров между Россией и Китаем и приложенных к ним карт. Обязательность этих договоров для Маньчжоу-Го была провозглашена его правительством при образовании Маньчжоу-Го»4.

В результате обе стороны остались при своём мнении. Напряжённость на советских дальневосточных рубежах нарастала. Всё чаще участниками инцидентов становились не только пограничники, но и регулярные войска. Так, в 1937 году советской стороной практиковались вылазки под контролем НКВД на нейтральную территорию с целью вскрыть огнём систему обороны японо-маньчжурских войск. Разведывательно-диверсионные группы вероятного противника также проводили рейды в приграничной полосе советских укрепрайонов. Например, известна подобная акция в начале марта 1937 года в районе Благовещенска5. Дело доходило и до боевых столкновений. Так, 5 июня 1937 года на участке ответственности 21-й стрелковой дивизии японское подразделение заняло одну из приграничных сопок в районе озера Ханка. Командование дивизии — комбриг И.В. Боряев и полковой комиссар А.К. Матвеев получили приказ на «отражение нападения японских войск». На помощь пограничникам был направлен 63-й стрелковый полк под командованием полковника И.Р. Добыша, но к его приходу японцы уже освободили занятую территорию. Тем не менее Добыш за то, что «опоздал с развёртыванием и наступлением полка на занятую японцами сопку», понёс наказание «в дисциплинарном порядке»6.

Особенно остро нарастание напряжённости ощущали моряки Амурской Краснознамённой военной флотилии (АКВФ), поскольку находились на самом передовом пограничном рубеже. Флотилия (командующий — флагман 1 ранга И.Н. Кадацкий-Руднев7) предназначалась для выполнения важных оперативных задач и представляла собой достаточно мощную структуру РККФ, в которую входили соединения речных кораблей различных классов, авиационные силы, части артиллерии и ПВО, а также службы обеспечения и обслуживания. Корабельный и личный состав флотилии постоянно наращивался. Так, если к исходу 1937 года флотилия насчитывала 72 корабля, а также торпедные катера, находившиеся в укреплённых районах Особой Краснознамённой Дальневосточной армии (ОКДВА) — в Николаевске-на-Амуре и Де-Кастри, то через год в состав флотилии входили уже 95 кораблей, в том числе 7 мониторов, 6 канонерских лодок, 41 бронекатер, 13 глиссеров и др.8 Основные силы дислоцировались под Хабаровском, остальные корабли были распределены по речным отрядам: Иманскому, Зейскому, Бурейскому, Сретенскому. Отметим, что канонерские лодки и мониторы имели достаточно мощное вооружение: 76—152-мм орудия. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Пограничные войска СССР 1929—1938 гг. Сборник документов. М., 1972. С. 426, 710.

2 Соох A.D. Nomonhan, Japan against Russia, 1939. Stanford University press. California, 1985. Р. 94.

3 Юренев Константин Константинович (наст. фамилия Кротовский) (1888—1938) — член большевистской партии с 1905 г., один из создателей Красной гвардии в 1917 г. На дипломатической работе с 1921 г. Арестован в сентябре 1937 г. и обвинён в том, что передал «врагу народа» Гамарнику выработанный японцами план нападения на СССР. Расстрелян 1 августа 1938 г. Реабилитирован посмертно.

4 Красная звезда. 1935. 5 ноября.

5 Российский государственный военный архив. Ф. 33879. Оп. 1. Д. 233. Л. 51—53.

6 Архив Военной коллегии Верховного суда Российской Федерации. Оп. 70. Д. 197. Л. 2.

7 Кадацкий-Руднев И.Н. — на военно-морской службе с 1911 г. В Красной армии с 1918 г. Командующий АКВФ с 6 ноября 1933 г. Награждён орденами Красного Знамени (1928 г.) и Красной Звезды (1935 г.). Арестован 19 марта 1938 г. по обвинению в политических преступлениях. Расстрелян 28 июля 1938 г. Реабилитирован посмертно.

8 См.: «Дислокация и состояние кораблей Амурской Краснознамённой военной флотилии на зиму 1937/1938 гг. и сроки оперативной готовности». Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-417. Оп. 9. Д. 14. Л. 62.