Генерал Л.М. Доватор глазами доваторцев

В.В. ТИХОНОВ — Генерал Л.М. Доватор глазами доваторцев

V.V. TIKHONOV – General L.M. Dovator through the eyes of the his subordinates

Аннотация. В статье на материалах Комиссии по истории Великой Отечественной войны показывается восприятие бойцами-доваторцами своего командира — генерала Л.М. Доватора.

Summary. The article based on the materials of the Commission on the Great Patriotic War History shows the perception by General L.M. Dovator’s warriors of their Commander.

Читать далее

П.И. Вещиков — Доблестный сын Отчизны

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

ВЕЩИКОВ Пётр Иванович — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник в отставке, доктор исторических наук, профессор
(119330, Москва, Университетский проспект, д. 14)

ДОБЛЕСТНЫЙ СЫН ОТЧИЗНЫ

На карте Московской области, выпущенной Главным управлением геодезии и картографии, особыми знаками отмечены места кровопролитных боёв на подступах к столице. Есть такой знак и у деревни Палашкино Рузского района, где 19 декабря 1941 года погиб кавалерист генерал-майор Лев Михайлович Доватор, получивший звание Героя Советского Союза посмертно.
Лев Михайлович родился в 1903 году в семье крестьянина в деревне Хотино ныне Бешенковичского района Витебской области (Республика Беларусь). На военной службе с 1924 года, окончил Военное кавалерийское училище, затем Военную академию имени М.В. Фрунзе (1939).
Накануне войны Л.М. Доватор командовал 36-й кавалерийской дивизией, дислоцировавшейся на белорусской земле в районе г. Волковыска. Начало фашистской агрессии застало Доватора на излечении в Центральном военном госпитале, начальником которого в то время был известный хирург Пётр Васильевич Мандрыка, а уже на второй день войны санитарный поезд мчал его в Белоруссию, в штаб Западного фронта. Здесь он с горечью узнал, что его 36-я дивизия практически вся погибла в результате бомбовых ударов немецкой авиации в самом начале боевых действий.
Доватору предложили возглавить кавалерийскую группу, куда входили две кавалерийские дивизии: 53-я Ставропольская комбрига К.С. Мельника и 50-я Кубанская полковника И.А. Плиева. Кавгруппе предстоял рейд по тылам врага в Смоленской области. Действовать нужно было в районе Смоленск — Ярцево — Духовщина, который был очень сложен: местность изобиловала болотами, множеством ручьёв и речек, крупными лесными массивами. К рейду готовились весьма тщательно. Подробно изучался район предстоявших боевых действий, маршрут рейда, особенности того или иного участка местности. Начальник штаба кавалерийской группы подполковник А.М. Картавенко подготовил схему дислокации воинских частей противника с указанием контрольно-пропускных пунктов на дорогах.
Несмотря на тяжёлые условия, радовало то, что у противника здесь не было сплошной линии фронта: это облегчало прорыв в его тылы. Понимая характер предстоявших боёв, Л.М. Доватор приказал взять побольше гранат, патронов, бутылок с горючей смесью, распорядился снять пулемёты с тачанок и навьючить их на сёдла. При этом всё лишнее, всё, без чего можно обойтись, потребовал оставить в тылах. Продовольствие и фураж, запас подков, дополнительный боекомплект должны были везти специальные вьючные лошади. Чтобы сохранить скрытность передвижения, командир группы приказал при необходимости обматывать полотном стремена и удила, а также копыта коней.
Рейд начался в середине августа.
53-я кавалерийская дивизия выходила к реке Меже через огромное, поросшее кустарником и лесом болото под названием Савкин покос. Части 50-й кавалерийской дивизии следовали восточнее, образуя левое крыло группы. Конница шла болотистым лесом вдоль фронта. Немцы находились в нескольких километрах, их самолёты-разведчики непрерывно гудели в небе, но казаки прошли не замеченные врагом. Скрытность передвижения удалось сохранить такую, что отойди от дороги на сто—двести метров и уже ничего не услышишь, хотя двигалась огромная масса конных и спешивавшихся казаков. Днём — отдых в лесу, приготовление пищи, ночью — скрытый марш, стремительный бросок. Доватор незаметно провёл свои полки там, где раньше разве охотник пробирался.
Конники Доватора, действуя заодно с партизанами, оказались для рвущихся к Москве немецко-фашистских войск весьма неприятной неожиданностью. Внезапные атаки доваторцев наводили страх на врага, противник нёс серьёзные потери. В боях и манёврах проходили дни. Наступил сентябрь. Не баловал он доваторцев хорошей погодой, а обмундирование на них было летнее. Ухудшалось положение с питанием, фуражом, боеприпасами, не хватало медикаментов, перевязочных материалов.
Очевидно, немцы узнали об этом. Окрестные сёла запестрели приказами фашистского командования, в которых населению обещалась крупная денежная награда — 50 тыс. марок — за поимку «красного генерала» Доватора. Командующий группой немецких армий «Центр» фельдмаршал фон Бок отдал приказ покончить с конницей Доватора. Враг бросил против казаков большое количество пехоты, танков и артиллерии, с воздуха лесной массив, где сосредоточилась кавгруппа, бомбила авиация. Доватор понимал, что положение становилось опасным. Как раз в это время был получен приказ о возвращении.
Обратный путь был крайне изнурительным. Часто приходилось останавливаться, чтобы дать передохнуть измученным лошадям, усталым, не спавшим несколько ночей людям.
Доватор шёл вместе со всеми, он также смертельно устал, похудел, потемнел лицом. Но был по-прежнему подтянут, бодр, неистощим на шутку, подбадривающие слова.
Для прорыва линии фронта, Доватор определил район деревень Устье и Подвязье, в то же время приказав части своих сил атаковать немцев в другом месте, чтобы сбить врага с толку. Однако до места прорыва было не менее 40 км. Их следовало пройти по бездорожью, в дождь, без горячей пищи. Генерал-лейтенант И.И. Масленников, командующий 29-й армией, на фронте которой и планировался прорыв, в радиообмене обещал кавалеристам всемерную поддержку.
31 августа конница не останавливаясь шла на северо-восток, и лишь глубокой ночью Доватор разрешил сделать привал. Однако отдыхать довелось не всем: вперёд, к месту предполагаемого прорыва, отправилась разведка на лучших конях. К рассвету вернулась. Как Доватор и предполагал, противник не имел в Устье и Подвязье круговой обороны.
Ночью кавалеристы без единого выстрела атаковали противника и к утру 2 сентября доваторцы были уже среди своих. В ходе двухнедельного рейда кавалерийская группа под командованием полковника Доватора уничтожила до 3000 фашистских солдат, 19 офицеров, 150 разных машин, 9 танков, 4 орудия, 6 миномётов. Около 300 км прошли казаки по тылам врага, нарушили управление 9-й немецкой армии, отвлекли с линии фронта более двух пехотных дивизий и свыше 40 танков врага, что явилось ощутимым подспорьем для защитников Москвы. После рейда Лев Михайлович Доватор получил звание генерал-майора.
В ноябре 1941 года кавгруппа становится 3-м кавкорпусом, а затем 2-м гвардейским кавалерийским корпусом, а 50-я и 53-я кд соответственно 3-й и 4-й гвардейскими кавалерийскими дивизиями. В таком составе кавкорпус сорвал наступление крупной группировки противника от Солнечногорска на Москву. Затем, пополненный свежими силами, 2-й кавкорпус переподчиняется 5-й армии генерал-лейтенанта артиллерии Л.А. Говорова и 13 декабря вводится в прорыв юго-западнее Звенигорода, в районе Колюбакино, для преследования отступавшего противника. Корпус, двигаясь по бездорожью, обгоняя вражеские колонны, захватывал в глубине немецкой обороны важные рубежи, препятствовал отводу вражеских войск и совместно с другими советскими частями уничтожал противника.
Глубокий снег, лютые морозы выматывали и людей, и особенно коней. Всадники часто спешивались, растирали соломой лошадей, выбивали из-под копыт натрамбованный снег. Костры разводить запрещалось, на марше согревались пробежкой рядом с конём, на привале — становились между боками двух лошадей, набрасывали сверху попону, под ноги ветки, так и согревались. 14 декабря разгорелся жаркий бой за село Горбово (ныне Новогорбово) с применением танков, артиллерии и авиации с обеих сторон.
Ворваться в Горбово помог комендантский эскадрон, в котором служили добровольцами многие артисты Московского цирка и драматических театров. Старший лейтенант Туганов (бывший цирковой наездник), заметив удобное место для конной атаки, решил рискнуть. За поднявшейся позёмкой немцы не сразу заметили мчавшийся на них эскадрон. Как только первые пули засвистели над головами всадников, они «свалились» под брюхо лошадей. Фашисты от неожиданности прекратили огонь, пропустили «табун» в своё расположение, и тут же на них посыпались гранаты, застрочили автоматы, а подоспевшая помощь довершила разгром противника. В тот же день части корпуса в конном строю атаковали на шоссе Руза — Истра колонну вражеской техники. Эскадроны в бой вёл лично гвардии генерал-майор Доватор. Успех был полный: фашисты бежали, бросив свои машины на 5-километровом пространстве. Выполняя приказ командующего войсками Западного фронта, корпус вышел к деревне Палашкино, где завязался ожесточённый бой. Доватор, поднимая бойцов в атаку, был сражён пулемётной очередью. С ним погибли командир дивизии полковник Тавлиев и ещё около 20 человек. Так закончился жизненный и боевой путь отважного кавалериста. Позднее на родине героя был установлен памятник, на месте гибели — обелиск. Его именем названы улицы в Москве и ряде городов Белоруссии, а также средняя школа и СПТУ в посёлке городского типа Улла Бешенковичского района Витебской области.