Героизм сербских солдат, офицеров и гражданского населения во время агрессии НАТО против Югославии в 1999 году

Аннотация. В статье рассматриваются героизм армии Югославии в марте—июне 1999 года во время агрессии НАТО, подвиги сербских солдат и офицеров, стремившихся в трудных условиях противостоять агрессору.

Summary. The article deals with the heroic side of the Yugoslav Army activity in March—June 1999 during the NATO aggression, the exploits of Serbian soldiers and officers who sought to resist the aggressor in difficult conditions.

ГУСЬКОВА Елена Юрьевна — руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН, доктор исторических наук, иностранный член Сербской академии наук и искусств и Академии наук и искусств Республики Сербской, сенатор Республики Сербской

(Москва. E-mail: jelenaguskova@gmail.com).

 

«США не волнует, что будет с сербами, которые являются для них неприятной помехой в экспансии НАТО в регионе»

Героизм сербских солдат, офицеров и гражданского населения во время агрессии НАТО против Югославии в 1999 году

 

В конце ХХ века народы Югославии пережили десятилетие тяжелейшего кризиса. Распад сильной и успешной федерации проходил нецивилизованно: народы Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, некогда жившие единой семьёй, прошли через войны, оставившие глубокий след в их судьбах. Но это были внутренние, гражданские войны. А в 1999 году в, казалось бы, затухавший конфликт вмешалась НАТО. В то время недоумение вызывала та агрессивность,с которой готовилась и проводилась операция этого блока против Югославии (Сербии и Черногории), неясными были причины столь жестокой операции. Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан заявил тогда, что «вмешательство региональной организации без мандата ООН в Косове стало трагедией, бросило вызов всей послевоенной системе международной безопасности»1. А ещё менее понятным было то, как народ смог выжить в этих условиях.

После окончания агрессии командующий войсками НАТО в Европе генерал Уэсли Кларк написал книгу «Ведение современной войны», в которой признался, что США давно планировали нападение на Югославию, что разгром Сербии был одной из приоритетных целей Америки, что ещё в 1992 году президент Джордж Буш-старший сказал: «США будут готовы употребить военную силу против сербов в Косове, а также самой Сербии», что бомбардировка Югославии «была исключительно американским планом»2.

Прошло 20 лет после начала агрессии. И теперь уже очевидно, что с помощью угроз и бомб Запад планировал сменить руководство страны, поменять идеологическую ориентацию политической элиты Социалистической Республики Югославия (СРЮ), уничтожить армию Югославии (АЮ), раскроить страну, сделать Косово и Метохию самостоятельным государством, разместить силы НАТО в Косове и на всей территории Югославии. Судя по тому, чем и как бомбили, скрытой целью являлось желание сделать территорию Сербии свободной для дальнейшего «употребления», в частности, для строительства военных баз. Имелись задачи чисто военного характера: сплотить альянс, протестировать мощь НАТО, опробовать новое оружие и израсходовать залежи старого. Кроме того, НАТО хотела создать прецедент употребления военной силы без санкции Совета безопасности ООН, показать Европе, что та не может без альянса сохранять свою стабильность.

В 2008 году сербский журнал «Курир» опубликовал протокол принятого НАТО решения о нападении на Югославию3. Среди прочего о задачах операции под наименованием «Аллигатор» читаем следующее: блицкригом нанести поражение армии и полиции в Косове и Югославии, в случае сопротивления Югославии — использовать бомбы с обеднённым ураном и кассетные, «убивать гражданских лиц, разрушать мосты, больницы, школы, детские сады, резервуары с водой, инфраструктуру». Руководство НАТО не гнушалось открыто написать о необходимости вызвать экологическую катастрофу путём разрушения нефтеперегонных заводов. Чтобы мир не сомневался в виновности сербов, предстояло через Освободительную армию Косова (ОАК) подготовить бегство албанского населения в Албанию и Македонию, где его будут ждать телевизионные бригады ведущих телеканалов, чтобы «увековечить зверства югославской армии и полиции»4. В планах не забыли и Косово, автономный край Сербии: «Сформировать условия для создания независимого государства Косово, которое будет существовать только при присутствии сил НАТО, которые не уйдут самое меньшее 20 лет. Независимое государство Косово позже присоединится к Албании». Объединив земли юга Сербии, Западной Македонии, части Черногории и северной части Греции, они создадут Великую Албанию, которая будет доминировать на Балканах, контролировать все пути и воздушные коридоры в Азию и Африку5. И ещё одна деталь плана, о которой мало упоминают авторы, исследующие проблему. В книге Дж. Джорджевича говорится о данных сербской разведки, согласно которым после покорения Сербии НАТО должна была двинуться на Россию6.

То, что мы наблюдали в Югославии в 1999 году, было не только войной авиатехники, но и войной стойкости, профессионализма, патриотизма. Большую роль в ней играла разведка. Лучшие английские разведчики под видом сопровождающих гуманитарных конвоев в Косово должны были обнаружить штабы подразделений, бункеры генералов Н. Павковича и В. Лазаревича7.

Не уступала натовской и югославская служба разведки. Вспомним французского майора Пьера-Анри Бинела, который в период с 1996 по 1998 год, работая начальником французского представительства в НАТО, передавал сербскому полковнику Иовану Милановичу секретные данные о целях НАТО в Сербии. Пьер-Анри Бинел, трезво оценивая ситуацию, хотел сделать всё возможное, чтобы избежать кровопролития. Военный суд в Париже 15 декабря 2001 года осудил Бинела на 5 лет тюрьмы, из которых на 3 — условно. Майор освободился весной 2002 года8.

НАТО в этой операции располагала огромной силой. ВВС размещались на 59 военных базах на территории 12 стран, больше всего — в Италии. В операции, по подсчётам военных экспертов, участвовали 1040 самолётов из 13 государств, из которых 719 были боевыми. Палубная авиация располагалась на четырёх авианосцах9. Для нанесения воздушного удара по военным объектам Югославии в Адриатическом море была сосредоточена группировка ВМС США, Великобритании и Франции, включавшая до 50 боевых кораблей, в т.ч. американский атомный ударный авианосец «Теодор Рузвельт» с 90 самолётами на борту. В эту группировку входили и 5 атомных подводных лодок10.

По требованию НАТО и США все соседние страны дали своё согласие на использование их воздушного пространства, воздушных и морских портов для нужд сил альянса, что позволило совершить нападение на Югославию со всех сторон. Венгрия весь свой потенциал поставила на службу НАТО, но отказалась посылать в Косово своих солдат; Болгария, Македония, Румыния и Албания должны были составлять т.н. Балканские силы быстрого реагирования в случае наземной операции. Кроме того, Болгария разрешила размещать на её территории транспортные средства без ограничения. Македония вообще стала базой расквартирования сил НАТО. Во время агрессии на её территории находились до 20 тыс. натовских военных. Именно воздушное пространство Македонии сокращало самолётам путь до намеченных целей. Албания же использовалась для обучения, перевооружения и комплектации сил албанских боевиков. Хорватия сама предлагала свои услуги для наземной операции и даже начала вооружаться11.

Операцию НАТО планировала закончить за 2—3 дня по принципу «блицкрига». Генерал Уэсли Кларк в телефонном разговоре с начальником генштаба АЮ генералом Драголюбом Ойданичем 15 марта 1999 года, т.е. накануне агрессии, говорил, что «армия Югославии за несколько дней потеряет всё, что создавала 50 лет… Армия не выживет, это факт»12. Не сомневалась в этом и госсекретарь США Мадлен Олбрайт. По её словам, операцию «можно осуществить в относительно короткий срок»13.

НАТО начала бомбить Югославию 24 марта в 19.41. В 20.00 об этом сообщил генеральный штаб армии Югославии. И уже через 15 минут зазвучали сирены. Впервые после Второй мировой войны. Первый налёт длился до четырёх часов утра 25 марта по всей территории Югославии. Массовый удар авиации был осуществлён двумя волнами. В первой участвовали 150 самолётов и 50 крылатых ракет, а во второй (с 00 до 4 часов 25 марта) — 50 самолётов. Главной целью были объекты ПВО, армии и МВД, радиолокационные станции (были уничтожены три радарные установки). Но одновременно пострадали здания фабрик, заводов, предприятий тяжёлой и лёгкой промышленности14.

Однако первые дни не были успешными для агрессора. Мадлен Олбрайт даёт следующую оценку: «В первые дни военной операции чуть ли не всё шло из рук вон плохо. Ужасная погода мешала нанесению воздушных ударов и уменьшала число вылетов… Почти целую неделю операция объединённых сил НАТО не могла сдвинуться с мёртвой точки, а специальные подразделения Милошевича неистовствовали»15.

Первые неудачи сподвигли генерала Уэсли Кларка просить больше самолётов и развёрнутый перечень целей, чтобы «урезонить» С. Милошевича и сербские спецслужбы. Чтобы добиться единства НАТО, Олбрайт часами обзванивала членов альянса. Было даже сделано совместное заявление, в котором зафиксировано, что удары должны прекратиться только после того, как югославская армия уйдёт из Косова. Её заклинанием стало: «Сербы — прочь, НАТО — в Косово, беженцы — домой»16.

Огорчённый сопротивлением сербов, Вашингтон через Си-Эн-Эн озвучил специальную устрашающую антисербскую доктрину:

    «1. США не волнует, что будет с сербами, которые являются для них неприятной помехой в экспансии НАТО в регионе.

  1. НАТО оставит сербов в покое только тогда, когда те перестанут быть сербами.
  2. Сербы должны забыть свою историю и религию и сосредоточиться на зарабатывании денег и получении указаний от Мирового банка и таких людей, как Джордж Сорос»17.

Эти идеи, как ни странно, осуществлялись на практике. Например, только православное кладбище в Приштине бомбили 6 раз. А моральную стойкость народа пытались подорвать, осмысленно и преднамеренно разрушая больницы, школы, детские сады, водопроводы, мосты и средства связи.

Имея огромную военную силу для достижения своих целей, стратеги НАТО не сомневались в победе и уж тем более не учитывали военный профессионализм сербской армии, небывалый патриотизм и героизм военных и народа Сербии.

Когда стало ясно, что скоро начнутся бомбардировки, сербскими военными была проведена серьёзная работа по прогнозированию планов противника и подготовке системы обороны. По оценке специалистов, по ряду вопросов их решения были просто гениальны18. Анализ, который был проведён, определил основные направления действий натовцев: число и силу ударов, их динамику по дням и конкретным объектам, список целей и последовательность их уничтожения. Важно, что югославские военные угадали примерно 85 проц. целей для ударов из планов генерала Кларка, прежде всего потому, что натовцы были склонны к действиям по шаблону. Именно это позволило сербским военным защитить систему связи, организовать бесперебойную работу командного пункта ВВС и ПВО, найти возможность сбивать беспилотники, сохранить военный потенциал.

Армия, расположенная в Сербии и на территории края, начала подготовку к ударам: войска оставляли казармы, передислоцировались в запасные районы, готовили оружие, усиливали маскировку боевой техники, перемещались сотни тысяч тонн горючего, возводились новые бункеры, склады вооружений. Кстати, оставив свои объекты в Белграде, сербские военные сообщили об этом натовцам. Но те, зная, что армии в городе нет, всё равно бомбили центр города, стараясь посеять страх у населения. В целом в боевых условиях хорошо сработал комплекс защитных мер, который включал в себя радиоэлектронное противоборство, подготовку запасных пунктов управления, постоянное перемещение подразделений и техники, строительство ложных позиций, аэродромов, размещение на них макетов самолётов, танков. Пригодился и опыт действий в годы Великой отечественной войны.

С началом агрессии перед АЮ стояла трудная задача: попытаться противостоять агрессору, сохранить армию от уничтожения, защитить государственную границу, контролировать территорию страны, перекрыть границу Косова с Албанией и Македонией и продолжить боевые действия против ОАК. Было принято решение продлить срок службы солдатам, призванным в армию в марте 1998 года, в марте же 1999 года на службу в армию пришли новые призывники.

Три недели бомбёжек не принесли существенных сдвигов в расстановке сил. Сербы не собирались просить пощады, протестовать против президента С. Милошевича, проявляли решимость в защите страны. Поэтому в Брюсселе пришли к выводу о необходимости усиления бомбовых ударов, которые следует направить на жизненно важные объекты, чтобы напугать граждан и настроить их против руководства страны. 22 апреля был уничтожен дом Слободана Милошевича в Белграде, 23 апреля бомбили здание радио и телевидения в столице, где погибли 16 человек, а 12 были ранены. 26 апреля ночью в Нови-Саде разрушили последний мост через реку Дунай19.

В конце апреля НАТО провела анализ «сделанного» и пришла к следующим выводам: 1) бомбёжки вместо того, чтобы привести к народному гневу, привели к сплочению народа и его объединению; 2) политическое руководство страны взяло на себя инициативу по разрешению кризиса; 3) мобилизация и обучение албанцев не принесли результатов.

В связи с этим пришлось вносить коррективы в планы операции: усилить воздушные и морские группировки, продлить время нанесения бомбовых ударов, расширить перечень целей, усилить психологическое давление и пропагандистскую активность, предпринять меры для экономической и политической изоляции СРЮ. Клинтон велел продолжать операцию, считая косовский фронт той линией, где идёт борьба за американские интересы20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

Примечания

1 Цит по: Примаков Е.М. Мир после 11 сентября и вторжения в Ирак. Екатеринбург, 2003. С. 95.

2 Цит по: Ђорђевић Ђ.А. Косметска голгота преваре НАТО пакта и Америке. Нови Сад: Братин, 2007. С. 104.

3 Kalimero. Ubijajte civile // Kurir. Beograd, 2008. 3 jul. Интернет-ресурс: http://www.kurir-info.rs.

4 Ibid.

5 Ibid.

6 Ђорђевић Ђ.А. Указ. соч. С. 13—16.

7 Там же. С. 113.

8 Там же.

9 Смильанић С. Агресија НАТО на СР Југославиjу // Војска Југославије у одбрани од агресије НАТО: Сведочанства. Кn. 2. Београд: Беокрига, 2009. С. 71, 52.

10 Маначинский А.Я. Югославия: приговор вынесен. Киев: Дом «Румб», 2005. С. 159, 160.

11 Пејић П. Суседне државе — агресори на СРЈ // Војска Југославије у одбрани од агресије НАТО: Сведочанства. Књ. 2. Београд: Беокњига, 2009. С. 85.

12 Смильанић С. Указ. соч. С. 51. Сноска 10.

13 Там же.

14 Там же. С. 55.

15 Олбрайт М. Госпожа госсекретарь: мемуары. М.: Альпина Бизнес Букс, 2004. С. 529.

16 Там же. C. 531, 532.

17 Ђорђевић Ђ.А. Указ. соч. C. 28.

18 Bulatoviс M. Pravila сutanja: istiniti politički triler sa poznatim završetkom. Beograd: Narodna knjiga Alfa, 2004. s. 318.

19 Голгота херојске одбране: Хронологија агресије Натоа на СРЈ // Војни информатор: Београд, 2000. 2 мај. С. 5.

20 Смильанић С. Указ. соч. С. 58.