В КАЛМЫЦКИХ СТЕПЯХ

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

Шеин Олег Васильевич — заместитель председателя Комитета Государственной думы по труду и социальной политике (г. Астрахань. E-mail: shein72@mail.ru)

В калмыцких степях

Боевые действия в калмыцких степях — одна из малоизученных страниц истории Великой Отечественной войны. Значение астраханского направления в летне-осенней кампании 1942 года определяли следующие обстоятельства.

Астрахань стала крайней точкой южного фланга фронта, ведшего Сталинградскую битву, и обеспечивала перевозку сил Красной армии, вводившихся в Битву за Кавказ. Через неё из Закавказья и Северного Кавказа, где Советский Союз добывал 86 проц. нефти, 65 проц. газа и 56 проц. марганцевой руды, шёл поток грузов, стратегически важных для армии и промышленности.

Захват противником города в верхней части дельты Волги наряду с трудностями, вызванными потерей астраханского транспортного узла, привёл бы к увеличению силы и глубины его ударов по нашим морским и сухопутным коммуникациям. Это входило в планы Гитлера. Директивой ОКВ (Oberkommando der Wehrmacht) № 45 от 23 июля 1942 года он поставил задачи авиации: «с целью возможно быстрее лишить противника подвоза нефти с Кавказа особенно важно своевременно парализовать движение на ещё используемых участках железных дорог и перерезать нефтепроводы, а также и водные коммуникации на Каспийском море», флоту — «начать подготовку к боевому использованию легких военных судов в Каспийском море с целью нарушения морских коммуникаций противника (перевозок нефти и связи с англосаксами в Иране)»1.

Возникновение угрозы на астраханском направлении последовало за поражением и тяжёлыми потерями советских войск Юго-Западного и правого крыла Южного фронтов в Харьковском сражении 1942 года (12—29 мая), резко изменившими обстановку на всём южном крыле советско-германского фронта. Немецкие войска, срезав барвенковский выступ и уничтожив основные силы войск Юго-Западного направления, захватили стратегическую инициативу и заняли выгодное положение для наступления на Волгу и Северный Кавказ2. Летом в результате наступления противника над всем южным крылом советских войск нависла угроза разгрома3.

Переоценив свои успехи, командование вермахта решило развивать наступление одновременно на двух направлениях. Директива ОКВ № 45 наряду с наступлением на Кавказ группы армий «А» предусматривала: «Группа армий «Б» имеет своей задачей… наряду с созданием линии обороны по р. Дон ударом на Сталинград разгромить формируемую там группировку противника, захватить сам город и блокировать сухопутный перешеек между р. Дон и р. Волга. Вслед за тем направить моторизованные соединения вдоль р. Волга с задачей продвинуться до Астрахани и также перерезать там главное русло р. Волга»4. Эти операции группы армий «Б» получили кодовое наименование «Серая цапля».

Решение ОКВ захватить Астрахань с севера после взятия Сталинграда повлияло на развитие событий в калмыцких степях. Силы противоборствующих сторон там были ограничены, что предопределило отсутствие в Калмыкии сплошной линии фронта. Войска занимали отдельные пункты, из которых наносили удары по силам и коммуникациям противника.

На характер боевых действий влияли и особенности местности — открытой, лишённой естественных укрытий равнины. Единственными источниками воды в полупустынной зоне были колодцы, поэтому борьба за них стала приоритетной. На значительных пространствах степи практически не было населённых пунктов. Начальник артиллерии 28-й армии генерал-майор Устинов констатировал: «Населённые пункты, имеющиеся на карте, являются таковыми только по названию. В Хулхуте из 21 дома нет фактически ни одного. В Сянцике один полуразрушенный дом. В Утте 10—12 полуразрушенных домов. Местного населения нет. Войска поэтому вынуждены располагаться исключительно в открытом поле или в землянках. Полное отсутствие стройматериалов и топлива не позволяет эти землянки покрыть и утеплить»5.

31 июля Ставка ВГК приказала к исходу 2 августа передислоцировать в Астрахань управление Сталинградского военного округа.

В начале августа командующий войсками Северо-Кавказского фронта боевым донесением Верховному главнокомандующему доложил о тяжёлом положении и нехватке сил, из-за которой ряд направлений, в том числе «Элиста, устье реки Волга остаются неприкрытыми»6.

Когда немецкие 1-я и 4-я танковые армии начали двигаться на Кавказ и Сталинград, противник выделил для действий между ними в направлении Элиста — Астрахань 52-й армейский корпус (ак), в который входили 111-я и 370-я пехотные дивизии (пд)7. 2 августа 111 пд повернула от Сальска к посёлку Башанте, расположенному на западе Калмыцкой АССР в 240 км от Элисты.

5 августа Ставка ВГК приказала командующему войсками Сталинградского фронта выслать в Элисту передовой отряд «силою стрелковый полк на автомашинах, усиленный артиллерией и танками, с задачей овладеть и удерживать Элисту и вести разведку противника»8.

Командующий войсками Юго-Восточного фронта генерал-полковник А.И. Ерёменко, которому Ставка ВГК подчинила и Сталинградский фронт9, приказал 51-й армии отходить на Элисту, организовать оборону и остановить продвижение немцев. Эта армия понесла тяжёлые потери: по данным, на середину августа в ней осталось лишь 3342 человека (примерно на треть больше штата стрелкового полка) и 45 орудий.

Оборона Элисты до подхода основных сил армии была поручена сводному отряду во главе с майором И.Д. Дурневым в составе усиленного стрелкового батальона, дивизиона артиллерии, танковой роты (7 машин) и эскадрона кавалерии. Ему были подчинены ополченские группы Элисты. Вторым отрядом командовал начальник штаба 115-й кавалерийской дивизии подполковник М.С. Эхохин. Командование этими силами объединил полковник М.К. Зубков, прибывший в Элисту в ночь на 10 августа. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Директива ОКВ № 45 от 23 июля 1942 г. // Интернет-ресурс «Военная литература»: http://militera.lib.ru/docs/ww2/chrono/1942/1942-08-23.html.

2 Харьковское сражение 1942 / Военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 2004. Т. 8. С. 319.

3 Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК: Документы и материалы: 1942 год. Т. 16 (5—2) (Ставка ВГК). М.: ТЕРРА, 1996. С. 16.

4 Директива ОКВ № 45 от 23 июля 1942 г.

5 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО). Фонд 382. Оп. 8465. Д. 14. Ч. 2. Л. 74.

6 Боевое донесение командующего войсками Северо-Кавказского фронта № 00619/оп Верховному главнокомандующему об организации обороны на р. Кубань и Краснодарском обводе / ЦАМО. Ф. 48а. Оп. 3412. Д. 770. Л. 345, 346; цит. по: Ставка ВГК. С. 533.

7 См.: Дёрр Г. Поход на Сталинград. М.: Воениздат, 1957. С. 33, 34. Интернет ресурс «Военная литература». http://militera.lib.ru/h/doerr_h/index.html.

8 Директива Ставки ВГК № 170550 командующему войсками Сталинградского фронта о высылке передового отряда в Элисту, 5 августа 1942 г. / ЦАМО. Ф. 96а. Оп. 1711. Д. 7а. Л. 92; цит. по: Ставка ВГК. С. 346.

9 Директива Ставки ВГК № 170562 командующим войсками Юго-Восточного и Сталинградского фронтов о реорганизации руководства обороной Сталинграда, 9 августа 1942 г. / ЦАМО. Ф. 148а. Оп. 3763. Д. 136. Л. 6, 7; цит. по: Ставка ВГК. С. 354.

МИФЫ ДОКТОРА ДОЛЛЯ

НЕИЗВЕСТНОЕ ИЗ ЖИЗНИ СПЕЦСЛУЖБ

Максимов Константин Николаевич — заведующий отделом истории и археологии Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации (358000, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Илишкина, д. 8)

Мифы доктора Долля

Одной из стратегических целей фашистского руководства на советско-германском фронте в годы Второй мировой войны являлось взятие Астрахани, что обеспечивало выход в советскую Среднюю Азию и Казахстан. Не последнюю роль в реализации этих целей должна была играть Калмыкия, на оккупированной территории которой немцы с помощью местных коллаборационистов пытались создать базу для проведения разведывательных и диверсионных операций за Волгой и на Кавказе. К этой работе активно подключился созданный в марте 1942 года разведывательно-диверсионный орган Главного управления имперской безопасности «Предприятие “Цеппелин”», действовавший в тесном контакте с абвером, командованием вермахта и имперским министерством по делам восточных оккупированных областей. Согласно «Плану действий для политического разложения Советского Союза» руководство «Цеппелина» осуществляло заброску за линию фронта специально обученных агентов с целью сбора разведданных, проведения националистической антисоветской пропаганды, организации повстанческого движения и террористических актов против видных партийных и советских работников. Рука об руку с «Цеппелином» действовал и так называемый Калмыцкий национальный комитет, заправилы которого лелеяли надежду на создание калмыцкой государственности под протекторатом Германии. Белоэмигрантам это казалось вполне достижимым. Тем более что в июне 1942 года фашистским руководством намечалось создание рейхскомиссариата «Кавказ» в составе семи отделов, один из которых должен был заниматься Калмыцкой областью. Непосредственную работу на оккупированной части территории республики1 вела обергруппа-103 под командованием майора А. Иохаима, дислоцировавшаяся в станице Николаевской под Пятигорском, и выделенный из её состава спецотряд во главе с зондерфюрером Отто Рудольфовичем Вербом (агентурный псевдоним доктор Долль) и его помощником белоэмигрантом Н.А. Биданоковым (псевдоним Шамиль).

Спецотряду поручалось вести разведывательно-диверсионную работу в тылу Красной армии, карательные операции против партизан. Отряд Долля (позывной его радиостанции — «Краних» — «Журавль») расположился в г. Элисте (улица Кирова, 119), оказавшейся в прифронтовой зоне. Доктор Долль для выполнения своей задачи начал пополнять спецотряд в принудительном и добровольном порядке коллаборационистами, в вербовке которых активную роль сыграли представители вермахта: профессор ротмистр Рихтхофен (крупный монголовед, специалист по Калмыкии) и начальник разведки штаба 16-й мотодивизии2 обер-лейтенант Хольтерман. К концу 1942 года на базе отряда из местного населения были сформированы два эскадрона (1/66, 2/66) численностью до 200—250 человек. В последующем, в начале 1943 года, уже за пределами Калмыкии3 было создано подразделение, получившее название «Калмыцкое воинское подразделение доктора Долля». В конце 1942 года в Элисту с целью политической подготовки к намечавшейся, но так и не состоявшейся работе в Астрахани прибыла особая команда «Астрахань» (располагалась на улице Коммунальной, 8, ныне улица Губаревича), созданная оперативной группой «D» полиции безопасности (ЗИПО) и СД (служба безопасности — политическая разведка и контрразведка)4.

Фашисты весьма рассчитывали на создание укомплектованных калмыками формирований, способных бороться с Красной армией5. С первых дней оккупации немцы обрушили на жителей временно захваченных улусов поток лжи о скорой победе Германии, об исторической миссии калмыков в деле освобождения от большевизма, о возврате к частной собственности под лозунгом: каждому крестьянскому двору в Калмыкии — не менее 100 овец и 20 коров. Калмыкам обещали свободное самоуправление, их противопоставляли другим народам, населяющим республику, прежде всего русским. Таким образом оккупанты действовали известным методом кнута и пряника. Позднее А.П. Михайлов, нарком госбезопасности республики, выступая 26 февраля 1943 года на пленуме Калмобкома ВКП(б), говорил, что немцы «разжигали национальную рознь между калмыками и русскими. Они заигрывали с калмыками, называя себя “освободителями” калмыков, и в то же время пачками их расстреливали»6. Полностью эти идеи немцам реализовать не удалось, однако «Калмыцкий кавалерийский корпус», фактически подразделение, всё же был сформирован, но уже за пределами Калмыкии в 1943 году из незначительной части граждан республики, служивших оккупантам и ушедших при отступлении вместе с ними. «Калмыцкий кавалерийский корпус» входил в состав абвергруппы-103, подчинённой абверкоманде-101. Силы корпуса использовались в охранной службе и борьбе с партизанами на территории Украины, Польши и Югославии. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Немцы оккупировали в августе 1942 г. столицу Калмыцкой АССР г. Элисту и 8 улусов (5 — полностью, 3 — частично) из 13 с населением 135 тыс. человек. Оккупированная территория составила почти 43 тыс. км2, на которой находилось 118 колхозов из 179, 11 совхозов из 12, 12 МТС из 176, конезавод.

2 Основная оккупация КАССР осуществлялась силами этой дивизии, командир с 15 ноября 1942 г. генерал-майор Г. Шверин. Дивизии были приданы коллаборационистские подразделения: полк донских казаков, туркестанский (в его трёх батальонах числилось 2654 человека) и запорожский легионы. Фашисты включили эти воинские части в выдвинутые на астраханском направлении силы.

3 КАССР была освобождена в начале января 1943 г., а в декабре 1943 г. началась депортация. Выселению в Сибирь подлежали «все жители Калмыцкой автономной области по национальности калмыки», т.е. весь народ. 27 декабря 1943 г. был принят указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Калмыцкой АССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР». Восстановлена как автономная область в январе 1957 г., с июля 1958 г. — вновь КАССР. Ныне — Республика Калмыкия (Хальмг Танги) в составе РФ.

4 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. док. От обороны к наступлению. 1 июля — 31 декабря 1942 года. М., 2003. Т. 3. Кн. 2. С. 503, 504; Великий перелом. 1 июля — 31 декабря 1943 года. М., 2008. Т. 4. Кн. 2. С. 249.

5 В записке НКВД СССР в ГКО от 18 марта 1943 г., подписанной заместителем наркома внутренних дел В.Н. Меркуловым, говорилось, что «германское командование, играя на националистических чувствах, пыталось сформировать в Калмыкии добровольческий калмыцкий кавалерийский корпус» и «оккупанты намерены были сформировать “правительство Калмыкии”». См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. док. Секреты операции «Цитадель». 1 января — 30 июня 1943 года. М., 2008. Т. 4. Кн. 1. С. 304.

6 Национальный архив Республики Калмыкия (НАРК). Ф. П-1. Оп.3. Д. 784. Л. 71.