Пешие и конные гренадеры русской армии в первой четверти XVIII столетия

G.G. NEBRATENKO — Foot and horse grenadiers of the Russian army in the first quarter of the eighteenth century

Аннотация. Статья посвящена гренадерам русской армии, возникновению и развитию этого рода войск, который называли ещё тяжёлой пехотой, занимавшей промежуточное положение между гвардейцами и военнослужащими обычных линейных подразделений. Особое внимание автор уделяет вооружению, снаряжению и обмундированию гренадер.

Summary. The article is dedicated to the grenadiers of the Russian army, emergence and development of this Arm, which was also called heavy infantry, which occupied an intermediate position between guardsmen and servicemen of the regular line units. Special attention is paid to armament, gear and uniforms of the grenadiers.

Читать далее

Аксельбант

Аннотация. В статье рассказывается об истории появления и правилах ношения в армиях Западной Европы и России такой части формы одежды, как аксельбант.

Summary. The article tells about the history of appearance and wearing rules in the armies of Western Europe and Russia of such a part of uniform as aiglet.

Читать далее

Регулярная пехота — основа сухопутных войск.

Военная летопись Отечества

ПЕЧЕЙКИН Александр Валерьевич — ведущий научный сотрудник Центрального пограничного музея, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: woka345@mail.ru)

Регулярная пехота — основа сухопутных войск

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

История пехоты уходит корнями в древние времена. У всех некочевых народов, в том числе и у славян, она составляла практически всю армию. Конница, появившаяся на Руси в IX веке, первоначально имела весьма второстепенное значение. Да и позже пешие воины составляли основную часть как стрелецкого войска, так и полков «нового строя». Пехота издавна подразделялась на тяжёлую (линейные войска) и лёгкую. Линейные войска действовали в сомкнутых боевых порядках и предназначались для нанесения решающего удара. К лёгкой пехоте в России следует отнести егерей, вооружённых дальнобойными штуцерами для ведения прицельного огня в основном по вражеским офицерам. По мере оснащения армии нарезным огнестрельным оружием и утверждения тактики стрелковых цепей различия в вооружении и способах ведения боя между тяжёлой и лёгкой пехотой стираются, и уже в третьей четверти XIX века пехота становится практически однородной. Тогда же перестаёт употребляться и сам термин «тяжёлая пехота», так же как «мушкетёры», «пикинёры», «пионеры  », «вольтижёры» и т.п.

К 1812 году Россия обладала достаточно сильной и многочисленной пехотой. Тяжёлая пехота насчитывала 120 полков: 4 гвардейских, 14 гренадерских, 98 пехотных и 4 морских (морская пехота). В составе тяжёлой пехоты также числился Каспийский морской батальон. К лёгкой пехоте относились два гвардейских и 50 армейских егерских полков, а также Гвардейский экипаж. Оба гвардейских егерских полка и Гвардейский экипаж входили в состав 3-й бригады гвардейской пехотной дивизии, армейские егерские полки попарно составляли третьи бригады армейских пехотных дивизий. О морской пехоте и её участии в боях 1812 года мы планируем рассказать в отдельной статье. Однако следует кое-что пояснить по гренадерским и пехотным частям. Гренадерами назывались воины, чьей задачей было метание ручных гранат (гренад). Это были отборные, физически сильные солдаты. Отличительным знаком гренадер являлось изображение горящей гранаты на головных уборах, пряжках и пуговицах. У каждого гренадера помимо обычного вооружения имелось по 3—4 ручных гранаты в особой сумке (гренадьере). Головным убором ему служила гренадерка в виде конусообразной каски, заменявшей треугольную шляпу, неудобную при метании гранат.

В России первоначально гренадеры существовали как в пехотных, так и в кавалерийских полках, затем остались только в пехоте, которая в 1799 году располагала 13 гренадерскими полками, а в 1811—1814 гг. — двумя гренадерскими дивизиями по 6 полков в каждой. В 1814 году в русской армии уже имелся гренадерский корпус, состоявший из трёх дивизий — по 4 гренадерских и по 3 егерских полка в каждой1.

Что касается такого типа пехоты, как мушкетёры, то он существовал в России практически ещё в начале наполеоновских войн, однако осенью 1811 года все 96 мушкетёрских полков были переименованы в пехотные. Ещё ранее, осенью 1810 года, 13 мушкетёрских полков получили название егерских2. Отметим, что в России первый батальон егерского типа сформировал П.А. Румянцев в 1761 году при осаде Кольберга. В 1769 году егерские команды были введены во всех пехотных полках. Через год началось сведйние егерских команд в батальоны, последних — в егерские корпуса (позднее — в егерские полки). Командирами егерских батальонов в своё время были М.Б. Барклай-де-Толли, П.И. Багратион, а Бугским егерским корпусом командовал М.И. Кутузов.

12 октября3 1810 года российская пехота приобрела единообразную организацию: каждый полк состоял из трёх батальонов по четыре роты. За основу явно была взята организация пехоты Франции — в то время основного противника и инициатора многих новаторских идей. Одна рота батальона именовалась гренадерской, три прочие — фузилёрными (в гренадерских полках), мушкетёрскими (в мушкетёрских полках) и егерскими (в егерских полках). В Лейб-гренадерском полку, единственном в армейской полевой пехоте, все роты являлись гренадерскими.

Гренадерская рота делилась на взводы гренадер и стрелков. Первый и третий батальоны полка считались действующими, второй — запасным. Гренадерские роты вторых батальонов выступали в поход отдельно от полка. При соединении полков в дивизию эти роты составляли два трёхротных сводно-гренадерских батальона, при соединении в корпус — сводную гренадерскую бригаду (4 батальона), при соединении в армию — сводную гренадерскую дивизию.

Шесть гренадерских рот вторых батальонов полков дивизии сводились в сводно-гренадерские батальоны следующим образом: первый батальон составляли роты 1-го и 2-го пехотных полков дивизии и 1-го егерского полка, второй — роты 3-го и 4-го пехотных полков и 2-го егерского полка.

В марте 1812 года этот порядок был уточнён: теперь в каждой из 27 пехотных дивизий имелось по два сводно-гренадерских батальона. Первый батальон 1-й дивизии составляли роты Екатеринославского, Санкт-Петербургского и Павловского гренадерских полков, второй — роты гренадерского графа Аракчеева и Кегсгольмского пехотного полков. Сводно-гренадерские батальоны 2-й дивизии формировались из трёх гренадерских рот соответствующих гренадерских полков. В 11-й дивизии батальоны были двухротными и составлялись из роты пехотного и роты егерского полков, в прочих дивизиях оставалось так, как описано выше.

Гвардейская пехота получила единообразную с армией организацию в марте 1811 года, кроме Преображенского полка, остававшегося четырёхбатальонным. 7 ноября 1811 года полк выделил батальон на формирование нового лейб-гвардии Литовского полка, после чего во всех полках пешей гвардии стало по три четырёхротных батальона. Лейб-гвардии Преображенский, Семёновский, Измайловский и Литовский полки считались тяжёлой пехотой, почему и получили гренадерскую организацию. Отныне в полках гвардейской тяжёлой пехоты все роты именовались гренадерскими, подобно Лейб-гренадерскому полку в армии.

Штатный состав трёхбатальонного полка был следующим: шеф полка, 6 штаб-офицеров, 54 обер-офицера, 120 унтер-офицеров, 1980 рядовых, 9 музыкантов, 1 полковой, 2 батальонных и 36 ротных барабанщиков, 6 ротных флейтщиков. В батальоне состояло по 2 штаб-офицера (от майора до полковника) — командир батальона и младший штаб-офицер, в роте — 4 обер-офицера, 10 унтер-офицеров, 165 рядовых, 3 барабанщика и — в гренадерской роте — 3 флейтщика. Также в полках числилось 129 нестроевых чинов, в том числе лекари, лазаретные служители, писари, кузнецы, плотники и т.д. Если полк имел наградные трубы, штатом предусматривались двое дополнительных музыкантов. В Лейб-гренадерском полку, где все роты считались гренадерскими, общее количество ротных флейтщиков достигало 24. В гвардейских полках хоры музыки были существенно крупнее: в Преображенском — 40 музыкантов, в прочих — по 25.

Шеф полка (обычно генерал) значился при 1-й гренадерской роте, командир полка — при 3-й гренадерской, командир 1-го батальона — при 3-й фузилёрной (мушкетёрской или егерской), младший штаб-офицер 1-го батальона — при 1-й фузилёрной (мушкетёрской или егерской), командир 2-го батальона — при 4-й фузилёрной (мушкетёрской или егерской), младший штаб-офицер 2-го батальона — при 6-й фузилёрной (мушкетёрской или егерской), командир 3-го батальона — при 9-й фузилёрной (мушкетёрской или егерской), младший штаб-офицер 3-го батальона — при 7-й фузилёрной (мушкетёрской или егерской) роте. В гвардии все штаб-офицеры носили полковничьи звания за исключением Литовского полка, где полковником был командир полка, а остальные штаб-офицеры — подполковниками.

Ротой командовал капитан или штабс-капитан (теми ротами, в которых числились штаб-офицеры), ему помогали прапорщик, подпоручик и поручик. Кроме того, два поручика или подпоручика назначались полковыми казначеем и квартирмейстером, остальные — шефским, полковым и батальонными адъютантами. Полковой адъютант, казначей и квартирмейстер числились в 1-й гренадерской роте, адъютант 2-го батальона — в 4-й мушкетёрской, адъютант 3-го батальона — в 3-й гренадерской. Таким образом, полный штатный состав строевых чинов выступавшего в поход полка составлял: шеф полка, 4 штаб-офицера, 37 обер-офицеров, 80 унтер-офицеров, 1320 рядовых, 9 музыкантов, 1 полковой, 1 батальонный и 24 ротных барабанщика и 4 флейтщика. К этому следует приплюсовать и пропорциональное количество нестроевых чинов. Кроме того, в составе 2-й гренадерской роты каждого полка шли на войну ещё 4 обер-офицера, 10 унтер-офицеров, 165 солдат, 3 барабанщика, 2 флейтщика и некоторое количество нестроевых чинов. Гвардейские полки выступали в поход в составе всех трёх батальонов.

Рядовым составом пехотные полки комплектовались преимущественно на основе рекрутской повинности.

В 1812 году при проведении 83-го набора брали пятерых рекрутов с 500 душ, во время следующего — по 8 рекрутов с 500 душ. Возраст колебался от 17 до 40 лет, обычная ростовая планка в 2 аршина 4 вершка (160 см) была понижена до 2 аршин 2 вершков (151 см). Было разрешено «допустить к приёму в рекруты людей, имеющих такого рода телесные пороки или недостатки, кои не могут служить препятствием маршировать, носить амуницию, владеть и действовать ружьём, т.е. не браковать: редковолосых, разноглазых и косых, — ежели только зрение их позволяет прицеливаться ружьём; с бельмами и пятнами на левом глазе, заик и косноязычных, если только могут сколько-нибудь объясняться; не имеющих до 6 или до 8 зубов боковых, лишь бы только были в целости передние, для скусывания патронов необходимые; с маловажными на черепе наростами, не препятствующими носить кивер или каску; с недостатком одного пальца на ноге, если это ходьбы не затрудняет; имеющих на левой руке один какой-либо сведённый палец, не препятствующий заряжать и действовать ружьём; принимать и кастратов»4.

Война требовала пополнений, рекрутские наборы продолжались, зато в 1814 году от проведения набора отказались вообще, а в следующем году, несмотря на сложное внешнеполитическое положение, из армии было разрешено уволить отслуживших 25-летний срок солдат — «в уважение трудов, понесённых старыми воинами»5. Что касается комплектования гвардейских и гренадерских полков, то с 1811 года все армейские гренадерские, пехотные и егерские части должны были направлять в гвардейские полки ежегодно по четыре гренадера и по два стрелка из лучших солдат. Гренадерские полки получали по 6 гренадер и 9 стрелков, «отличнейших поведением, ловкостию и знанием своего дела», из двух «приписанных» пехотных дивизий6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В ходе дальнейшей реорганизации была учреждена рота дворцовых гренадер, затем гренадерский сапёрный батальон. С 1833 г. каждая пехотная дивизия включала 3 гренадерских и 3 карабинерных полка.

2 В 1814 г. 6 егерских полков переименованы в карабинерные. К 1825 г. число егерских полков возросло до 60, и в каждой пехотной дивизии имелась егерская бригада. В 1856 г. все егерские полки переименовали в пехотные и гренадерские, а функции лёгкой пехоты перешли к стрелковым подразделениям и частям. В августе 1870 г. Гатчинскому полку возвращено его прежнее название «лейб-гвардии Егерский полк».

3 Все даты приводятся по старому стилю.

4 Ульянов И.Э. 1812. Русская пехота в бою. М.: Яуза; Эксмо, 2008. С. 18. Впрочем, с 1811 г. вместо поставки рекрута можно было внести денежную сумму в размере 2000 рублей. С 31 января того же года запрещалось сдавать в рекруты осуждённых уголовным судом и телесно наказанных, что, несомненно, благотворно отразилось на качестве солдатского контингента.

5 Обнаружившийся же после этого небольшой некомплект ликвидировали проведением очередного рекрутского набора на очень «мягких» условиях — по 1 рекруту с 500 душ.

6 14 гренадерских полков русской армии получали пополнение следующим образом: Лейб-гренадерский полк — из 1-й и 2-й пехотных дивизий; Санкт-Петербургский гренадерский — из  6-й и 21-й; Таврический — из 3-й и 4-й; Екатеринославский — из  17-й и 25-й; Павловский — из 11-й и 23-й; гренадерский графа Аракчеева — из 5-й и 14-й; Киевский — из 10-й и 26-й; Астраханский — из 9-й и 22-й; Малороссийский — из 7-й и 24-й; Сибирский — из 13-й и 15-й; Фанагорийский — из 12-й и 18-й; Московский — из 8-й и 18-й; Грузинский — из 20-й; Херсонский — из 19-й пехотных дивизий. Впрочем, в случае крайней необходимости разрешалось пополнять гренадерские полки и лучшими рекрутами.