Российские истребительные авиачасти в Первой мировой войне

Аннотация. В рецензии даётся краткий анализ новой книги по истории российской авиации в период Первой мировой войны.

Summary. The review gives a brief analysis of the new book on the history of the Russian aviation during the First World War.

Читать далее

Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года

АВЕРЧЕНКО Сергей Викторович — заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала», подполковник запаса, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: Mil_hist_magazin@mail.ru)

Лашков Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук (119330, Москва, Университетский пр-т, д. 14)

Действия авиации и зенитной артиллерии в ходе Брусиловского прорыва летом 1916 года

К исходу второго года Первой мировой войны (весна 1916 г.) в Ставке Верховного главнокомандования (ВГК) русской армии был рассмотрен проект наступления на участке Юго-Западного фронта (ЮЗФ). Для проведения крупномасштабной разведки будущего театра операции были привлечены до 100 разнотипных самолётов, что позволило провести полную рекогносцировку вражеских позиций1.

Для выяснения дислокации неприятельских войск, как правило, использовалась фронтальная съёмка. Но всё активнее применялось фотографирование, как говорили тогда, «с облической стороны», дававшие возможность вскрывать при дешифровке аэрофотоснимков важные элементы обороны войск противника, обычно пренебрегавших маскировкой объектов со стороны своего тыла. Систематически производилось повторное фотографирование, способствовавшее поэтапному слежению за развитием системы обороны. Именно так действовала авиационная разведка 8-й армии ЮЗФ перед началом наступательной операции, когда германские позиции фотографировались по 6—8 раз. Дешифрованные аэрофотоснимки с нанесёнными линиями обороны и огневыми точками доводились до младшего офицерского состава вплоть до командиров рот и батарей включительно.

До 13 июня* 1916 года авиация фронта совершила 798 самолётовылетов, решая различные задачи, в том числе перехват самолётов противника. Вследствие большой изношенности воздушные аппараты теряли способность летать. Позднее за время наступательной операции русской стороной было их утрачено (с учётом временно выходивших из строя и впоследствии отремонтированных) 97 единиц. Это соответствовало почти всему самолётному парку фронта перед началом наступления2.

Несмотря на численное превосходство противника в живой силе (5 армий против 4 русских) и тройное превосходство в тяжёлой артиллерии, войска Юго-Западного фронта 22 мая начали наступление, в ходе которого был нанесён ряд одновременных ударов в полосе наступления фронта. Главный удар на участке шириной 20 км наносила 8-я армия в общем направлении на г. Луцк. Другие объединения и входившие в них корпуса наносили вспомогательные удары на своих участках. Всего, таким образом, определились 11 участков прорыва обороны противника: 4 армейских и 7 корпусных3.

Особое внимание обращалось воздушной разведке и противовоздушной защите наступавших войск. По данным на 22 мая 1916 года в составе армий фронта имелись: управления четырёх авиационных дивизионов; 18 авиаотрядов (13 корпусных — ближней разведки; 4 армейских — дальней разведки и 1 истребительный); 1-й боевой отряд Эскадры воздушных кораблей (ЭВК) «Илья Муромец» (2 аппарата: II и XIII); 6 воздухоплавательных рот и 1 отдельная станция; 6 зенитных взводов (на штатной основе). Распределение авиаотрядов по армиям фронта видно из представленной таблицы.

Таблица

Распределение авиационных отрядов по армиям ЮЗФ

22 мая 1916 г.

Армии

Авиационные отряды

7

3, 32 и 35-й корпусные

3-й армейский

7-й истребительный

1-й боевой отряд ЭВК

8

5, 8, 12 и 18-й корпусные

8-й армейский

9

14, 16, 26 и 30-й корпусные

9-й армейский

11

7 и 2-й Сибирский корпусные

6-й армейский

Составлено по: РГВИА. Ф. 6053. Оп. 1. Д. 2. Л. 26; Боевое расписание армий Юго-Западного фронта к 22 мая (4 июня) 1916 г. См.: Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914—1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае—июне 1916 г. М., 1941; Ветошников В.Л. Брусиловский прорыв. Оперативно-стратегический очерк. М., 1940. С. 168—178; Хайрулин М.А. «Илья Муромец». Гордость русской авиации. М.: Коллекция; Яуза; ЭКСМО, 2010. С. 98, 99; Ткачёв В.М. Крылья России. Воспоминания о прошлом русской военной авиации. 1910—1917 гг. СПб.: ГИЦ «Новое культурное пространство», 2007. С. 451—458.

Прим. авт. — 7-й истребительный авиационный отряд, входивший в состав 7-й армии, не учтён в Боевом расписании армий ЮЗФ на 22 мая 1916 г., но он ещё 15 апреля расположился на аэродроме у дер. Яблонов и на следующий день приступил к боевым полётам, что подтверждается документами РГВИА. Также в Боевом расписании армий ЮЗФ не учтён 1-й боевой отряд ЭВК, так как он не входил в состав войск фронта, а подчинялся начальнику штаба ВГК.

Все штатные зенитные средства были включены в состав корпусов 11-й армии. В их задачу входило прикрытие наиболее важных объектов ближнего тыла от возможных налётов со стороны австро-венгерской авиации, превосходившей по своей численности авиацию Юго-Западного фронта. Например, в полосе действий русской 9-й армии соотношение воздушных сил составляло примерно 1 : 1,1—1,4 в пользу противника5, сосредоточившего основные воздушные силы на южном участке нашего фронта.

Главными задачами русской авиации в процессе подготовки и проведения прорыва являлись воздушная разведка и корректировка артиллерийского огня. Первая выполнялась посредством визуального наблюдения и фотографирования объектов: ближнего (до 16 км от линии фронта) и глубокого (до 20—45 км) тыла противника. Для этого (преимущественно для действий в глубоком тылу) чаще всего использовались самолёты типа Фарман, прикрывавшиеся двумя аппаратами истребительного типа (по опыту французского воздушного флота)5 «с целью взаимной поддержки в случае воздушного боя»6. По завершению наступательной операции это правило было распространено на все авиационные подразделения действующей армии.

Одновременно авиации ставились задачи и по бомбометанию. Но поскольку незначительная бомбовая нагрузка самолётов (до 40—45 кг) и отсутствие на них специальных прицельных приспособлений не обеспечивали достаточную эффективность, было принято решение объединить разведывательные и бомбардировочные полёты. Иногда бомбовая нагрузка увеличивалась за счёт высадки наблюдателя7, что применялось и противником. По словам германского лётчика М. фон Рихтхофена8, при совершении боевых вылетов в наш тыл он брал на борт до 150 кг бомб за счёт полной загрузки аппарата9. Общая же бомбовая нагрузка немецкого самолёта типа Альбатрос Ц.I (Albatros С.I), широко использовавшегося на русско-германском фронте в 1916 году, не превышала 90 кг10.

Заметную роль в ослаблении ближнего тыла германских и австро-венгерских войск сыграл 1-й боевой отряд ЭВК, располагавшийся в населённом пункте Колодзиевке. Накануне наступления наши самолёты совершили удачные налёты на стратегически важные пункты противника, в том числе крупные транспортные узлы Бучач и Язловец, забитые железнодорожными составами и военной техникой. Под ударами наших тяжёлых бомбардировщиков оказались и объекты германской 89-й дивизии в районе Борзино, на которые было сброшено свыше 1,6 т авиабомб11. В ответ противник неоднократно совершал воздушные налёты на аэродром боевого отряда, пытаясь уничтожить «Муромцы» на земле. Для их защиты помимо пулемётного прикрытия лётного поля и ангаров была развёрнута зенитная артиллерийская батарея. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Сборник документов мировой империалистической войны на русском фронте (1914—1917 гг.). Наступление Юго-Западного фронта в мае—июне 1916 г. М., 1941. С. 97.

2 История создания и развития отечественных Военно-воздушных сил. Монино, 1998. С. 220.

3 Зарецкий В.М. Применение авиации в операциях Первой мировой войны. Учебное пособие. Монино, 1996. С. 43.

4 Назин И., Барков И., Латышев А. Авиация в Брусиловском прорыве / Воен.-истор. журнал. 1940. № 12. С. 111.

5 Там же. С. 113, 114.

6 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2008. Оп. 1. Д. 2. Л. 218.

7 Назин И., Барков И., Латышев А. Указ. соч. С. 114.

8 Рихтхофен Манфред Фрайхерр фон (1892—1918) — немецкий лётчик-истребитель, капитан, командир авиационной эскадрильи, названной его именем (80 сбитых самолётов). На военной службе с 1909 г. Окончил кадетскую школу, институт в Лихтерфельде. В годы Первой мировой войны служил сначала в кавалерии, а с мая 1915 г. в сухопутной авиации. Погиб в воздушном бою в 1918 г.

9 Рихтхофен Манфред фон. Красный истребитель. Воспоминания немецкого аса Первой мировой войны / Пер. с нем. М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004. С. 65.

10 Обухович В.А., Никифоров А.Ф. Самолёты первой мировой войны. Минск: Харвест, 2003. С. 124.

11 Финне К.Н. Воздушные богатыри И.И. Сикорского. Мн.; М.: АСТ, 2005. С. 126—128.

* Все даты приводятся по старому стилю.