Французы на Бородинском поле: сто лет спустя

Аннотация. В статье рассказывается об организации в 1912 году юбилейных торжеств, посвящённых столетию Бородинского сражения, об участии в них французской делегации, о проблемах, связанных с возведением на Бородинском поле памятника павшим солдатам наполеоновской армии.

Summary. The article tells about organisation in 1912 of the anniversary celebrations dedicated to the centenary of the battle of Borodino, about involvement of the French delegation, about problems associated with construction in the Borodino field of the monument to the fallen soldiers of the Napoleonic army.

Читать далее

Забота М.И. Кутузова о здоровье русского воинства

ГЛАДКИХ Павел Фёдорович — профессор Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова, полковник медицинской службы в отставке, доктор медицинских наук, заслуженный работник высшей школы РФ (Санкт-Петербург. E-mail: gladkih-pavelf@yandex.ru)

«Медицинским чиновникам не отлучаться ни под каким предлогом от своих мест… дабы больные не могли остаться без должного призрения»

Забота М.И. Кутузова о здоровье русского воинства

26 августа (7 сентября) 1812 года русская армия на Бородинском поле, продемонстрировав чудеса воинской доблести, нанесла французским войскам неведомый им до того урон. «Из всех моих сражений, — напишет впоследствии Наполеон в мемуарах, — самое ужасное то, которое дал я под Москвой. Французы в нём показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми»1. Под предводительством фельдмаршала М.И. Кутузова русская армия после нескольких сокрушительных ударов по врагу не только изгнала его из пределов России, но и избавила от чужеземного засилия европейские народы.

Высокий моральный дух наших воинов, проявленный среди тягот и лишений Отечественной войны, во многом был обеспечен особой заботой прославленного полководца о здоровье и жизни солдат и офицеров. Прибыв в качестве главнокомандующего к войскам, изнурённым длительным отступлением, М.И. Кутузов счёл необходимым дать им однодневный отдых, а во время продолжившегося отхода организовывать регулярную смену арьергардов и предоставлять время на «отдохновение»2.

Узнав о том, что большая часть солдат была в весьма ветхом летнем обмундировании и совсем не имела тёплой одежды, Кутузов, предполагая затяжной характер войны, отдал распоряжение губернаторам Орловской, Рязанской, Калужской, Тульской и Тверской губерний о срочной заготовке и доставке всего необходимого армии. Вскоре из губерний были получены 55 тыс. полушубков и такое же количество пар сапог3. Проявляя беспокойство о судьбе раненых и заболевших воинов, полководец за неделю до Бородинского сражения (20 августа 1812 г.) обратился к губернатору Москвы графу Ф.В. Растопчину с настоятельной просьбой о скорейшей эвакуации 8000 раненых и больных. Двумя днями позже он направил предписание командующим 1-й и 2-й Западными армиями о подготовке к отправке в пункты излечения других нуждающихся, «при генеральном сражении быть могущих»4. Для их транспортировки он 24 августа потребовал от «главноуправляющего по части продовольствия армий» сенатора В.С. Ланского принять все необходимые меры к быстрейшему заготовлению 1000 подвод на каждую почтовую станцию от Москвы до Можайска, издал приказ об организации медицинского обеспечения предстоящего «генерального рандеву», питания эвакуируемых5.

В ходе Бородинского сражения не менее четверти наших потерь составили раненые6. Их подбор, вынос и вывоз осуществлялись по окончанию боевых действий ратниками из состава специальных команд, заранее сформированных и оснащённых носилками и повозками. Около одной трети имевшегося штатного медицинского состава полков действовало в тылу боевых линий войск, образуя «полковую перевязку». Она размещалась в ближайшем к полю боя естественном укрытии. Её работа обеспечивалась находившимися здесь полковым штаб-лекарем, подлекарем (фельдшером) и 4 цирюльниками (санитарами). Доставлявшимся сюда раненым оказывалась первая помощь, при этом нередко из ран извлекались пули, картечь, в некоторых случаях выполнялась ампутация повреждённых конечностей. Основными же центрами оказания хирургической помощи были две «главные перевязки», устроенные на базе сопровождавших армию развозных госпиталей. Здесь находились не менее двух третей всех медицинских чинов под руководством дивизионных врачей, а нередко и при участии главного военно-медицинского инспектора по армии Я.В. Виллие7.

Несмотря на чрезвычайную занятость руководством войсками, М.И. Кутузов находил время требовать усиления армии «вольнопрактикующими» врачами и скорейшего возвращения к ней медработников, некогда направленных в тыл в качестве сопровождающих транспорты с ранеными8.

К концу августа в московских госпиталях скопились до 30 тыс. раненых и больных воинов. Приняв решение оставить Москву, главнокомандующий сделал всё возможное для эвакуации большинства из них во временные госпитали, заблаговременно развёрнутые в Рязанской губернии9. К исходу 1813 года из этих госпиталей были возвращены в строй до 78 проц. всех раненых и больных; смертность составила лишь 7, инвалидность — около 11,5 проц.10 Проявляя заботу о госпитализированных, их скорейшем возвращении в строй, Кутузов регулярно направлял своих адъютантов для ознакомления с состоянием медучреждений, ходом в них лечебного процесса, уровнем контроля за деятельностью «команд слабосильных»11. Не забывал он о раненых и больных и в период проведения (5—21 сентября 1812 г.) знаменитого Тарутинского марш-манёвра русской армии, вынудившего Наполеона отказаться от наступления на Санкт-Петербург и в конечном итоге оставить Москву с принятием невыгодного для французов решения на отход по Старой Смоленской дороге. Основными направлениями эвакуации раненых и больных русский полководец определил пути на Касимов и Елатьму, приняв при этом меры к организации в этих населённых пунктах временных госпиталей, к сохранению в действующих войсках медицинских кадров. В своём приказе от 10 сентября 1812 года он, в частности, требовал, чтобы в войсках «медицинским чиновникам не отлучаться ни под каким предлогом от своих мест без позволения главного по армии медицинского инспектора, дабы больные не могли остаться без должного призрения»12. В начале октября главнокомандующий определил схему распределения «перволинейных временных госпиталей» (в Калуге, Туле, Козельске, Белеве и Орле), чтобы, как указывал он В.С. Ланскому, «больные и раненые везде находили готовое для них пристанище, должное призрение и безнуждное во всём содержание»13. В Тарутинском укреплённом лагере с 21 сентября по 11 октября он провёл большую работу по переходу войск в контрнаступление. Сюда поступало пополнение, в том числе и выздоровевшие солдаты и офицеры; войска укомплектовывались медицинским персоналом, снабжались дополнительными запасами медикаментов и перевязочных средств. Принимались меры к улучшению военно-госпитального дела. В начале октября Кутузов утвердил представленные Ланским «Правила по устройству перволинейных временных госпиталей по части экономической». Они регламентировали необходимый порядок в хозяйстве этих госпиталей, определяли права, обязанности и меру ответственности организаторов их работы14.

Сражение 6(18) октября севернее Тарутина на р. Чернишне и последующее бегство французов завершились 14—17(26—29) ноября 1812 года окончательным их разгромом на р. Березине, изгнанием остатков французской армии из пределов России. Быстрое продвижение русских формирований, в том числе в ходе их заграничного похода (1813—1814 гг.), привело к появлению значительного числа отбившихся от своих частей, к оставлению в тылу раненых и больных, о которых не могло должным образом позаботиться полевое интендантское управление. Это побудило М.И. Кутузова 26 ноября предложить военному министру дать указания Комиссариатскому департаменту об устройстве для таких контингентов временного госпиталя в Вязьме и главных госпиталей в Москве, а затем и в Смоленске15. К концу 1812 года в 51 городе 20 губерний страны насчитывались 27 временных и главных (постоянных) госпиталей, в которых находились на лечении свыше 38 600 раненых и больных16. Заботясь о них, фельдмаршал 28 ноября отдал предписание генерал-кригскомиссару А.И. Татищеву «принять в свой особый надзор и на своё попечение» все госпитали, дислоцированные в Московской, Тверской, Тульской, Калужской, Смоленской, Витебской, Могилевской, Белорусской, Минской и Виленской губерниях»17.

Результатом заботы командования о раненых и больных был высокий по тем временам показатель возвращения их в строй. По состоянию на март 1814 года из 133 965 человек, находившихся на госпитальном лечении, выздоровели 84 805 (63,3 проц.), стали инвалидами 3177 (2,3 проц.) человек18. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Богданович М. История Отечественной войны 1812 г. по достоверным источникам. СПб., 1859. Т. 2. С. 225.

2 Волосков П.П. Великие русские полководцы и флотоводцы о здоровье солдат и матросов. Л., 1970. С. 19.

3 Военно-медицинский журнал. 1952. № 9. С. 90.

4 Волосков П.П. Указ. соч. С. 20.

5 Военно-медицинский журнал. 1952. № 9. С. 90.

6 Заглухинский В.В., Копосов В.П., Фомин И.В. Организация и работа военно-медицинской службы русской армии в Отечественную кампанию 1812 г. М., 1912. С. 154—159; Военный энциклопедический словарь. М., 1984. С. 97.

7 Военно-медицинский журнал. 1962. № 8. С. 14, 15.

8 Волосков П.П. Указ. соч. С. 20.

9 Корнеев В.М., Михайлова Л.В. Медицинская служба в Отечественную войну 1812 г. Л., 1962. С. 49.

10 Военно-медицинский журнал. 1962. № 8. С. 17.

11 Волосков П.П. Указ. соч. С. 22.

12 Военно-медицинский журнал. 1952. № 9. С. 90.

13 Там же.

14 Там же.

15 Там же.

16 Волосков П.П. Указ. соч. С. 22.

17 Военно-медицинский журнал. 1952. № 9. С. 92.

18 Волосков П.П. Указ. соч. С. 23; Корнеев В.М., Михайлова Л.В. Указ. соч. С. 73.

РАЗГРОМ НАПОЛЕОНА В РОССИИ

История войн

Шеин Игорь Александрович — заместитель заведующего кафедрой истории Военного университета МО РФ, доктор исторических наук, профессор (Москва. Е-mail: shia57@mail.ru)

РАЗГРОМ НАПОЛЕОНА В РОССИИ

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

В 1812 году Россия выдержала суровое военное испытание, разгромив более чем полумиллионную армию под предводительством Наполеона. В военную летопись нашего Отечества этот Великий год вошёл её наиболее блистательной страницей. Победа россиян создала предмет национальной гордости для современников и до настоящего времени пробуждает высокие патриотические чувства у их потомков.

Война 1812 года, являясь частью более широкого общеевропейского вооружённого конфликта, была результатом сложного переплетения социально-политических, экономических, идеологических и духовных противоречий между Россией и Францией, которые обострялись на почве неприязненных межличностных отношений глав двух государств. Её причины определялись совокупностью многообразных факторов, в основе которых лежало столкновение интересов крупнейших европейских держав, борьба за господство на континенте. Главной внешнеполитической задачей России в этих условиях являлось создание естественной геополитической системы, позволяющей эффективно решать проблемы собственной национальной безопасности. При реализации своей внешней политики царское правительство действовало в соответствии со сложившейся международной практикой, сочетая дипломатию с применением военной силы.

В современных научных исследованиях не даётся однозначных оценок политических целей Франции в войне с Россией, поскольку они не декларировались в официальных документах. Так, например, по мнению В.М. Безотосного, вполне вероятно, что, разгромив русскую армию, Наполеон намеревался аннексировать у России западные области и восстановить независимую Польшу. Ведь не случайно в своём воззвании к войскам император французов назвал вторжение в Россию Второй польской войной. В данном случае проводилась очевидная аналогия с походом в Пруссию в 1806—1807 гг., результатом которого стало образование герцогства Варшавского. Возможно, Наполеон предполагал навязать Александру I совместную военную экспедицию в Индию, дабы нанести сокрушительный удар по Британской империи1. Нельзя полностью отрицать и другие высказываемые историками варианты. Но несомненно одно: победа над Россией должна была поставить её в зависимое от Франции положение и заставить следовать в фарватере французской внешней политики.

Во всех случаях вторжение в пределы суверенного государства являлось агрессией, борьба с которой получила всенародный, национально-освободительный характер и, по определению современников, стала Отечественной войной в защиту независимости Российского государства.

К 1812 году Наполеоном был выработан план ведения войны на территории России. В его основе лежала идея разобщения русских армий, сосредоточенных на западной границе, и разгрома их поодиночке в приграничных сражениях. Ближайшая задача состояла в захвате города Вильно — важного стратегического узла, находящегося на кратчайших путях от границы на Петербург и Москву. План дальнейшего ведения войны Наполеон предполагал наметить в зависимости от оперативной обстановки и характера действий противника.

Для вторжения в Российскую империю Наполеон создал и обеспечил всем необходимым невиданную доселе по численности Великую армию. В момент перехода российской государственной границы её первый стратегический эшелон достигал 449 тыс. человек и 1146 орудий. В дальнейшем, по мере развития событий в России, этих сил оказалось недостаточно. Поэтому дополнительно были введены ещё 123,5 тыс. человек пехоты, 17,7 тыс. человек кавалерии и 96 орудий. Значительная часть сил (21,5 тыс. человек и 130 осадных орудий) была выдвинута для осады Риги. Общая численность Великой армии достигала неслыханных прежде размеров в 612 тыс. человек и 1372 орудия без учёта около 25 тыс. человек гражданского обслуживающего персонала (торговцев, офицерской прислуги и т.п.) и чиновников2.

Из этой огромной массы людей только около половины имели французское происхождение. 190 тыс. человек были выходцами из Австрии, Пруссии, государств Рейнского союза (баварцы, саксонцы, вестфальцы и пр.). В армию призывались поляки, литовцы, итальянцы, испанцы, португальцы, голландцы, датчане, представители других европейских народов. Фактически на нашу страну были нацелены военные силы объединённой Европы, хотя часть иностранцев, шедшая в Россию по принуждению, воевала без особого энтузиазма и при первой же возможности дезертировала целыми подразделениями.

Александр I, внимательно следивший за военными приготовлениями Франции, с 1810 года также начал широкомасштабную подготовку к войне. Финансовые затраты только на содержание регулярной армии увеличились более чем в 2,5 раза — с 43 млн рублей в 1807 году до 113,7 млн рублей в 1811 году3. По указанию военного министра М.Б. Барклая де Толли осуществлялась подготовка предполагаемого театра военных действий. Проводилась топографическая съемка местности. Шло активное строительство крепостных сооружений. Дороги и переправы готовились для передвижения больших масс войск. Здесь же создавались базовые склады хранения продовольствия, из которых пополнялись подвижные запасные магазины. Несмотря на неурожайные 1811 и 1812 годы, удалось создать крупные запасы провианта и фуража, способные удовлетворить потребности сосредоточенных на западной границе армий сроком на 6 месяцев.

Руководство Военного министерства предпринимало конкретные меры для повышения боеспособности русской армии. Она имела организацию, отвечавшую современным требованиям ведения войны. Управление соединениями и частями осуществлялось на основе разработанного в предвоенные годы «Учреждения для управления Большой действующей армией».

В боевой подготовке войск усилиями командиров соединений и частей, которые составляли собственные наставления и инструкции, утверждались прогрессивные методы обучения и воспитания солдат.

Накануне войны были приняты радикальные меры для обеспечения войск необходимым количеством стрелкового и холодного оружия, пороха и боеприпасов. Самое серьёзное внимание уделялось развитию артиллерии. Благодаря большой организаторской деятельности графа А.А. Аракчеева русская артиллерия по численности и основным боевым характеристикам превосходила французскую.

К началу военных действий численность русской армии была значительно увеличена. Её полевые войска составили до 381 тыс. пехоты и 79 тыс. кавалерии. Всего к 1812 году Россия имела под ружьём 975 тыс. человек, но значительная часть их была рассредоточена гарнизонами по территории Российской империи. Крупные группировки войск находились на границе с Турцией и Ираном, в Грузии и на Кавказе4. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Безотосный В.М. Наполеоновские войны. М., 2010. С. 132, 133.

2 Бутенко В.А. Военные силы Наполеона // Отечественная война и русское общество. М., 1912. Т. 3. С. 45.

3 Сироткин В. Г. Дуэль двух дипломатий: Россия и Франция в 1801—1812 гг. М., 1966. С. 142.

4 Столетие Военного министерства. Т. 1. СПб., 1902. С. 203, 204.