СОХРАНИТЬ ВРЕМЯ

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

ПЕРМЯКОВ Игорь Альбертович — начальник Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, полковник запаса, заслуженный работник культуры РФ (142100, Московская обл., г. Подольск, ул. Кирова, д. 74)

Сохранить время

К 75-летию образования ордена Красной Звезды Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации

2 июля 1936 года народный комиссар обороны СССР издал приказ № 126 «Об организации в составе Управления делами НКО Отдела архивов Наркомата обороны Союза СССР», с которого и началась история развития и становления Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ).

В функции архивистов должно было входить, в первую очередь, хранение документов центральных управлений НКО, руководство и контроль за хранением и использованием архивных материалов во всей Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА). Для документальных материалов Реввоенсовета, Народного комиссариата по военным и морским делам, Народного комиссариата обороны, а также их отделов и центральных управлений выделялось подвальное помещение в здании на Красной площади.

Начальником нового отдела, состоявшего из восьми человек, назначили полковника Василия Васильевича Кондашова. Работа шла сразу по нескольким направлениям. Одним из основных являлось хранение архивов центральных управлений НКО СССР, их подготовка для научной работы и выдача различных справок.

Комплектование архива проходило успешно. За три года собрали 205 809 дел, относящихся к деятельности главных и центральных управлений НКО, разложили их по фондам, разработали научно-справочный аппарат, благодаря чему можно было найти требуемый документ в течение 1—2 минут, что позволяло не только быстро отработать поступивший запрос, но и сразу же подобрать необходимый материал1.

К июню 1939 года приказами Народного комиссариата обороны № 0111 и № 0112 были введены в действие два основных документа: «Перечень дел и материалов со сроками архивного хранения для центральных управлений НКО СССР» и «Перечень дел и материалов со сроками хранения для управлений и отделов округа (армии)». Спустя три месяца было принято «Наставление по делопроизводству в РККА», введённое приказом НКО СССР № 170 от 4 сентября 1939 года, а в следующем году появился ещё один основополагающий документ — совместный приказ НКО СССР и НКВД СССР № 61/193 от 19 марта 1940 года, обобщавший состояние архивов в РККА, которое оставляло желать лучшего. К сожалению, главное требование приказа — приступить к разбору документов и передаче их в архивы системы Главного архивного управления НКВД до начала войны осуществить не удалось2.

В связи с началом войны 6 июля 1941 года заместитель начальника Генерального штаба Красной армии генерал-лейтенант В.Д. Соколовский3 распорядился переместить из Москвы «в пункт по особому указанию» наиболее важные архивные военные документы: материалы секретариата Народного комиссариата обороны; приказы НКО по 1939 год включительно; документы о войне в Испании, о боях на озере Хасан и Халхин-Голе, о Советско-финляндской войне 1939—1940 гг. и ряд других важных документов. В тот же пункт теперь следовало направлять и документы, поступающие из частей действующей армии4. Этим пунктом был избран г. Бузулук Чкаловской (ныне Оренбургской) области. Уже через месяц полковник В.В. Кондашов докладывал: «К настоящему моменту в гор. Бузулуке сосредоточено: 15 вагонов архивных материалов Центрального аппарата НКО и 8 вагонов войсковых частей действующей армии, а всего 23 вагона. Это в 5—6 раз больше того, что хранили мы к моменту [начала] войны в своём архиве. В составе этого обширного архивного фонда имеется много ценнейших исторических документов, а также дел, которые по степени своей секретности относятся к разряду особой важности. Весь указанный фонд размещён в двух точках: а) в здании бывшей тюрьмы и б) в здании бывшей кладбищенской церкви»5. А материалы с фронтов всё продолжали поступать6.

На плечи сотрудников Отдела архивов НКО — а штат их был весьма невелик — лёг огромный объём работ. При этом необходимо было также обустраивать свой быт на новом месте. В донесении от 3 декабря 1941 года Кондашов пишет: «В течение ноября месяца заняты были исключительно приёмом поступающего материала. Большой и крайне интересный материал был принят от Управления начальника артиллерии Резервного фронта. Много материала принято от отдела кадров штаба Западного военного округа и штаба Северо-Западного фронта. Одновременно с этим за ноябрь месяц нами получено 104 посылки.

Вызывает беспокойство другое. Полученный нами материал в большинстве случаев относится к периоду мирного времени. Но наряду с этим желательно получать журналы записей боевых действий, оперативные и разведывательные сводки, итоговые доклады, рисующие замысел, ход и результаты проведённых боёв и операций, доклады и другие документы о деятельности отдельных родов войск и служб, карты и схемы, отображающие динамику боевых действий; документы о геройстве и мужестве как отдельных лиц, так частей и соединений в целом, учётные и отчётные сведения о численном составе людей, вооружения, средств боевой техники и транспорта, данные об убыли и комплектовании и прочие документы из боевой жизни войск. Именно такие материалы нужны для истории, для изучения опыта боевых действий сегодняшнего дня. Безусловно, эти материалы со временем к нам поступят. Но, возможно, что часть материалов погибнет в процессе боевых действий. Вот почему желательно было бы указанный материал получать по мере его накопления в штабах. К следующему месяцу будет представлен проект приказа НКО “О материалах, подлежащих сдаче на длительное хранение в Архив НКО”»7.

Такой приказ был подписан 5 марта 1942 года. А ещё через пару месяцев стали заметны результаты его исполнения. В сентябрьском донесении Кондашов отмечал, что участились случаи, когда в архив повторно приезжали одни и те же сдатчики документов. С одной стороны, это говорило о том, что штабы фронтов и армий стали заботиться о своевременной сдаче материалов, с другой — не исключалось наличие таких штабов армий и соединений, которые ни разу документы в архив не сдавали. Здесь требовалось вмешательство НКО, о чём Кондашов и просил8.

Условия хранения документов на бумажных носителях были в Бузулуке очень плохими. Материалы с фронтов шли нескончаемым потоком, очень скоро ими оказались заняты все каменные здания небольшого городка — бывшая тюрьма, две церкви, библиотечный техникум, госпитальный склад. Потом архивные документы пришлось размещать в свободных деревянных постройках, какие только могли найти по всей территории и самого Бузулука, и его окраин. Материалы находились в мешках, уложенных штабелями; о стеллажах не приходилось и мечтать.

К концу войны миллионы документов хранились в восьми разных местах, разбросанных на приличном расстоянии друг от друга, не имея ни надёжной охраны, ни нормальных средств противопожарной безопасности.

После войны встал вопрос о передислокации архива. Выбор пал на военный городок в подмосковном Подольске10. Сюда в течение трёх лет — с 1946-го по 1948 год — перевозились из Бузулука документы военного архива. Новый статус приобрёл сам Отдел архивов НКО. В июле 1947 года он стал Архивом Вооружённых Сил СССР (с 1950 г. — Архив Военного министерства, с 1953 г. — Архив Министерства обороны СССР, с 1975 г. — Центральный архив Министерства обороны), который содержался на правах управления Генерального штаба и подчинялся его начальнику через помощника по научно-исследовательской работе. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 2. Оп. 11569. Д. 94. Л. 103, 106, 108.

2 Там же. Ф. 103. Оп. 12560. Д. 1. Л. 5, 6.

3 Маршал Советского Союза (1946) Василий Данилович Соколовский с февраля по июль 1941 г. являлся заместителем начальника Генерального штаба. В послевоенное время — с июня 1952 г. по апрель 1960 г. возглавлял Генеральный штаб, являясь одновременно первым заместителем военного министра (с марта 1953 г. — министра обороны).

4 ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 11569. Д. 23. Л. 88—90.

5 Там же. Д. 92. Л. 132—134.

6 В конце августа 1941 г. наркомом обороны был издан приказ № 033 «Об отборе и сдаче на хранение архивных дел и материалов», согласно которому штабы фронтов (округов) все архивные документы должны были направлять по железной дороге с вооружённой охраной в г. Бузулук, в адрес начальника военного объекта полковника Кондашова.

7 ЦАМО РФ. Ф. 2. Оп. 11569. Д. 92. Л. 166—168.

8 Там же. Д. 114. Л. 203.

9 Там же. Д. 137. Л. 83

«Работники службы снабжения горючим успешно справились с поставленными задачами…»

ШИРШОВ Георгий Михайлович — ветеран Великой Отечественной войны, председатель военно-исторической комиссии Центрального совета межрегиональной организации ветеранов службы горючего МО РФ, генерал-майор в отставке (т. 8-499-141-90-51)

«Работники службы снабжения горючим

успешно справились с поставленными задачами…»

К 75-летию службы горючего Вооружённых сил России

Самая молодая в системе Тыла Вооружённых сил России служба горючего была создана в начале 30-х годов ХХ века в связи с бурным развитием вооружения и военной техники, требовавшим всё большего количества горючего, смазочных материалов и спецжидкостей (ГСМ). Рост потребления этого нового вида материально-технического обеспечения сопровождался определёнными требованиями к качеству ГСМ и их эксплуатационным свойствам, что привело к необходимости иметь не только соответствующую организационно-штатную структуру и оборудование, но и хорошо подготовленные кадры.

Первым руководителем службы горючего стал комкор Николай Николаевич Мовчин, по инициативе которого и было создано 11 января 1933 года Управление снабжения топливом РККА. После ряда преобразований оно 17 февраля 1936 года стало Управлением снабжения горючим РККА. Этот день и принято считать датой создания службы горючего.

В последующие годы службой руководили многие достойные генералы и офицеры, но среди них особое место занимает генерал-полковник Василий Васильевич Никитин, возглявший службу 30 лет. Под его руководством она поднялась до уровня Центрального управления ракетного топлива и горючего Министерства обороны СССР.

На протяжении ряда лет служба горючего развивалась в строгом соответствии с реальным состоянием армии и флота и надёжно обеспечивала как боевую подготовку, так и мобилизационную готовность войск и сил флота.

Получив первый опыт работы в боевых условиях в предвоенные годы на озере Хасан, на Халхин-Голе и в других конфликтах, проверив состояние системы обеспечения войск горючим в крупнейших манёврах и учениях под Киевом и Харьковом, служба горючего вступила в Великую Отечественную войну вполне подготовленной. Трудности же, которые имели место, были результатом военных неудач на фронтах в первый период войны и впоследствии были устранены, что подтверждается не только документами, но и воспоминаниями советских военачальников. Непредвзятую оценку деятельности службе горючего в годы войны дал И.В. Сталин в приказе № 38 от 25 августа 1946 года: «Работники службы снабжения горючим успешно справились с поставленными перед ними задачами по обеспечению фронта. Личный состав достойно выполнил свой долг перед Родиной».

В послевоенные годы перед службой горючего возникли новые задачи, обусловленные начавшейся «холодной войной», а также дальнейшим совершенствованием военной техники и вооружения. Так, с появлением реактивной авиации потребовался новый вид горючего, расход которого к тому же резко возрос. Например, истребителю МИГ-25 требовалось 10 тонн горючего на 1 час полёта. Учитывая, что годовой налёт лётчика достигал 100—120 часов, можно представить, сколько всего топлива требовалось для ВВС. Тем более что ещё более высокий расход горючего имела стратегическая авиация.

Появление нового оружия — боевых ракет в ПВО, тактических ракет в Сухопутных войсках и, наконец, создание Ракетных войск стратегического назначения потребовало нового вида материального обеспечения — ракетного топлива, которое по своим характеристикам нуждалось в особых технических средствах для хранения, заправки и транспортировки. Служба горючего со всеми проблемами справилась: был обучен личный состав, организовано производство необходимого оборудования, решена масса других организационных и технических вопросов.

Опыт крупных учений и манёвров показал, что успешное решение задач в стратегических операциях требует бесперебойного снабжения горючим, что целом ряде случаев трудно выполнить традиционными средствами. Так возникли специальные трубопроводные войска, практика использования которых подтвердила своевременность их создания. Трубопроводчики показали эффективность полевых магистральных трубопроводов в ходе обеспечения горючим 40-й армии в Афганистане и в мирных условиях при возникновении крупномасштабных чрезвычайных ситуаций.

Трубопроводные батальоны, сведённые по четыре в бригады, имеют возможность с темпом до 100—120 км/сутки проложить сборно-разборные магистральные трубопроводы диаметром 100, 150, 200 мм и подать по одному или нескольким направлениям заданное количество горючего (по каждой линии от 600 до 3000 т/сутки) на большие (600 км и более) расстояния в любых погодных и рельефных условиях.

Трубопроводные войска способны с успехом преодолевать искусственные сооружения (железные и автодороги, плотины, пр.) и естественные препятствия (бездорожье, реки, горы, овраги, леса), что позволяет в короткие сроки подать тысячи тонн горючего на большие расстояния. Это особенно важно для войск, действующих на изолированных направлениях, лишённых других транспортных коммуникаций.

В системе службы горючего зародилась и выросла новая отрасль прикладной науки — химмотология (химия + мотор + логия). Вначале её профиль был ограничен ведомственными рамками, а ныне это общепризнанное научное направление, изучающее свойства, качества и рациональное использование горючих и смазочных материалов в технике. Именно этим и занимается созданный в 1946 году 25 государственный научно-исследовательский институт Министерства обороны — ГосНИИ по химмотологии, единственное в своём роде федеральное учреждение, ответственное за выдачу рекомендаций по назначению и рациональному применению ГСМ, а также за согласование и применение химмотологических карт на военную и народнохозяйственную технику. В службе горючего вырос большой отряд учёных, включающий двух членов-корреспондентов Академии наук, 42 докторов наук и 435 кандидатов наук, 34 представителя службы имеют звания почётных и заслуженных деятелей науки и техники.

Личные состав Службы горючего в послевоенные годы участвовал во многих локальных войнах и вооружённых конфликтах. При этом нёс потери. Так, в Корейской Народно-Демократической Республике в 1946 году погиб военный советник полковник С.Ф. Сухов, участник Великой Отечественной войны, начальник ОСГ 14-й армии. Во время событий в Венгрии в 1956 году геройски погиб начальник службы горючего 315-го горно-стрелкового полка капитан Г.П. Моисеенков: ему было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).

Особое место в истории службы горючего занимает афганская война, в которой проявились высокая профессиональная подготовка её личного состава, воинская доблесть солдат и офицеров, потери среди которых были в процентном отношении больше, чем во всей группировке советских войск.

Следует отметить, что служба горючего не справилась бы со всеми сложными проблемами, если бы не проявляла заботы о кадрах. Ульяновское высшее военно-техническое училище, сегодня по ряду причин прекратившее набор курсантов, за 60 лет своей деятельности подготовило для Вооружённых сил тысячи офицеров — высококвалифицированных специалистов службы горючего. Именно выпускники училища составили костяк службы горючего и ныне занимают основные руководящие должности в центре и в военных округах. 1 апреля 2008 года училищу было вручено Боевое знамя. Специалистов данного профиля выпускают и другие высшие учебные заведения.

Основу инфраструктуры службы горючего ныне составляют склады и базы центрального, окружного, флотского подчинения, которые размещены на всей территории России. Занимаемая ими площадь составляет около 15 тыс. га, вместимость — около 5,4 млн кубических метров, годовой грузооборот горючего — более 8 млн тонн.

Кроме того, имеется достаточное количество войсковых и аэродромных складов вместимостью более 3,6 млн кубических метров для содержания войсковых запасов горючего. Все они механизированы и автоматизированы и способны выдавать войскам нефтепродукты и технические средства в кратчайшие сроки.

Завершением работы всех звеньев службы является заправка техники компонентами ракетного топлива и горюче-смазочными материалами, что становится важнейшей составляющей боеготовности, неотъемлемым условием выполнения боевых и учебно-боевых задач воинскими частями и подразделениями всех видов ВС РФ.

Сегодня горючее практически везде выдаётся механизированно — через топливо- и маслораздаточные колонки стационарных заправочных пунктов, групповые заправщики (централизированные заправщики) топливом летательных аппаратов, полевые заправочные пункты, групповые заправщики малых кораблей и комплекты беспричальной заправки. Широко применяются автомобильные средства — автотопливозаправщики, маслозаправщики, заправщики специальными жидкостями и другие. Горючее может подаваться к местам заправки техники железнодорожными и автомобильными цистернами, танкерами, по трубопроводу, самолётами и вертолётами.

В современных условиях служба горючего находится в сокращённом составе, однако с поставленными задачами справляется, обеспечивая потребности армии и флота в горючем и смазочных материалах. Ныне личный состав службы горючего трудится под лозунгом: «Без горючего нет мобильности; без службы горючего нет мобильной армии».

ГЕНИЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ МЕДИЦИНЫ

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

Будко Анатолий Андреевич — начальник Военно-медицинского музея Министерства обороны РФ, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы (E-mail: medar@milmed.spb.ru)

Гений отечественной медицины

К 200-летию со дня рождения Н.И. Пирогова

Великий русский хирург Николай Иванович Пирогов родился 13 ноября 1810 года в Москве. Его способности проявились в раннем возрасте. В 14 лет он стал студентом медицинского факультета Московского университета, в 22 года — доктором медицины, в 26 — профессором. Слава Пирогова вышла за пределы Москвы и Дерпта, где он начал преподавательскую деятельность.

В 1840 году Пирогова пригласили в Императорскую Медико-хирургическую академию (ИМХА) в Санкт-Петербурге. Благодаря его энергии в 1846 году открылся Анатомический институт, ставший базой экспериментальных и анатомических исследований. Пирогов внедрял новые методы преподавания анатомии и хирургии1. Его работы по анатомии приобрели всемирную известность, анатомические атласы стали незаменимым пособием многих поколений врачей.

В 1841 году, став техническим директором Инструментального завода, Пирогов пересмотрел всю номенклатуру продукции и модернизировал отдельные инструменты, разработал новый хирургический набор, который изготавливался в течение 50 лет2.

Пирогов — основоположник военно-полевой хирургии. В 1847 году во время Кавказской войны он первым в мире применил в полевых условиях эфир для наркоза. Исключительно важным было и применение им неподвижной крахмальной повязки, позволившей изменить взгляды на хирургическое лечение в условиях боевых действий.

Особая страница биографии Пирогова — Крымская война. В середине ноября 1854 года он прибыл в осаждённый Севастополь вместе с помощниками, врачами из Санкт-Петербурга, проявил высочайший профессионализм и мужество, порой под артобстрелом оперировал раненых, спасая жизни солдат и офицеров3.

С тем периодом связано введение сортировки раненых, предложенной Пироговым. Принцип их разделения на потоки и сегодня — наиболее целесообразный для первоначальной медицинской сортировки на этапах эвакуации4. В Севастополе Пирогов реализовал свой план привлечения женщин к уходу за ранеными и больными. Там же пришёл к гениальному выводу о первостепенной роли организационных начал в военной хирургии. Он писал: «От администрации, а не от медицины зависит и то, чтобы всем раненым без изъятия и как можно скорее была подана первая помощь, не терпящая отлагательства»5.

Вклад Пирогова в развитие отечественной военно-медицинской службы чрезвычайно велик. Военные врачи XX века использовали его знания и опыт для спасения жизней тысяч военнослужащих, активно прибегали к его наследию во время Великой Отечественной войны.

Великому хирургу было крайне сложно мириться с коррупцией гражданской и военной власти, бюрократами и завистниками, которые преграждали ему путь6. Кроме того, он отличался непростым, неуживчивым характером. После Крымской войны Пирогов ушел из ИМХА, в 1856 году покинул Санкт-Петербург, занимал посты попечителя Одесского и Киевского учебных округов7, а в 1861 году расстался с государственной службой и жил в своём имении в селе Вишня Каменец-Подольской губернии. Поездки (в том числе для лечения Д. Гарибальди) не могли служить благодатной почвой для полноценной работы. Можно лишь предполагать, как обогатились бы медицинская наука и практика, если бы великий хирург продолжал плодотворно трудиться в академии.

10(23) ноября 1881 года его сердце перестало биться.

Величие Пирогова признавали современники и выдающиеся представители отечественной медицины XIX—XX вв. Известный русский хирург В.А. Оппель в труде «История русской хирургии» писал: «Пирогов создал школу. Его школа — вся русская хирургия»8.

Именем великого хирурга названы два возникших в 1880-х годах медицинских общества, которые занимают особое место в истории врачебных объединений России, — Общество русских врачей в память Н.И. Пирогова и Русское хирургическое общество Пирогова.

26 октября (7 ноября) 1897 года в Санкт-Петербурге открылся Музей Пирогова. В 1970 году его здание было снесено. Большинство вещей, принадлежавших Пирогову, хранится в фондах и экспозиции Военно-медицинского музея Министерства обороны РФ9, который был создателем открытого в 1947 году10 музея-усадьбы Вишня. Там покоится набальзамированное тело Пирогова.

Не забыт великий хирург и сегодня. Его имя присвоено улицам и учреждениям, в том числе Российскому государственному и Винницкому национальному медицинским университетам. 17 апреля 2003 года в России учреждена международная премия имени Пирогова. В рамках проекта «Имя России. Исторический выбор 2008» он был назван в числе 50 других известных россиян.

И ныне не потеряли актуальности слова К.Д. Ушинского о Пирогове, написанные полтора столетия назад: «Наконец-то мы имеем посреди нас человека, на которого с гордостью можем указать нашим детям и внукам и по безукоризненной дороге которого можем вести смело наши молодые поколения. Пусть наша молодёжь смотрит на этот образ — и будущность нашего отечества будет обеспечена»11.

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Георгиевский А.С. Деятельность Н.И. Пирогова в Медико-хирургической (Военно-медицинской) академии. Л., 1960. С. 15—25.

2 Ганичев Л.С. На Аптекарском острове. Л., 1967. С. 63—70.

3 Будко А.А., Селиванов Е.Ф., Журавлев Д.А. Медицинское обеспечение войск русской армии в ходе Крымской войны // Воен-истор. журнал. 2006. № 3. С. 46.

4 Будко А.А., Быков И.Ю., Селиванов Е.Ф., Чиж И.М., Шабунин А.В. История военной медицины России. XIX — начало XX в. / Под ред. И.Ю. Быкова, В.В. Шаппо. Т. 3. 2-е изд., испр. и доп. М.: Воениздат, ВММ МО РФ, 2007. С. 298, 299.

5 Пирогов Н.И. Собрание сочинений. М., 1961. Т. 6. Ч. 2. С. 369.

6 Шингарев А.И. Жизнь и деятельность Н.И. Пирогова / Николай Иванович Пирогов и его наследие. Пироговские съезды. СПб., 1911. С. 55—58.

7 Геселевич А.М. Научное, литературное и эпистолярное наследие Николая Ивановича Пирогова. М.: Госуд. изд. мед. литературы, 1956. С. 19.

8 Оппель В.А. История русской хирургии. Вологда, 1923. С. 263.

9 Будко А.А., Егоров В.А. Реликвии Н.И. Пирогова в фондах Военно-медицинского музея // Воен.-мед. журнал. 2000. № 12. С. 62—65.

10 Шабунин А.В. Военно-медицинский музей. Исторический очерк. СПб., 1993. С. 41—45.

11 Фролков А. Константин Дмитриевич Ушинский. Краткий биографический очерк. СПб., 1881. С. 32.