«Военно-исторический журнал»- №2 2010 г

№ 2

№ 2

Скачать в pdf

Содержание

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

В.В. Петренко — Русские сухопутные силы на Дальнем Востоке на рубеже XIXЇXX столетий (1884—1903 гг.)

V.M.Petrenko – Russian land forces in the Far East at the turn of the XIX-XX centuries (1884-1903)

Аннотация. В 1884—1903 гг. значительно изменилась структура русских сухопутных сил на Дальнем Востоке. Выросла их численность. Однако изменений было недостаточно для защиты российских интересов в Дальневосточном регионе. Это обстоятельство стало одной из причин поражения России в Русско-японской войне.

Ключевые слова: русские сухопутные силы; Дальний Восток; Приамурский военный округ; Русско-японская война.

Summary. In 1884-1903 the structure of Russian land forces in the Far East significantly changed. Their numbers grew up. However, the changes were insufficient to protect the Russian interests in the Far East.This fact was one of the reasons for the defeat of Russia in the Russo-Japanese war.

Keywords: Russian land forces, the Far East, the Amur Military District, the Russo-Japanese war.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

В.В. ПЕНСКОЙ — Противоречивый период в военной истории. Развитие военного дела в Западной Европе в xvi веке

V.V.Penskoy – The controversial period in military history.Development of military arts in Western Europe in the XVI century

Аннотация. В статье исследуется процесс развития военного дела в Западной Европе в XVI веке.

Ключевые слова: история войн; эволюция в военном деле; фортификация; пехота и кавалерия; лучники и мушкетёры.

Summary. This article examines the development of military arts in Western Europe in the XVI century.

Keywords: History of wars, evolution in military arts; fortifications, infantry and cavalry, archers and musketeers.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

Ф.Л. СИНИЦЫН — «Сыны ограбленных отцов, спасайте Родину!»

F.L.Sinitsyn – «Sons of fathers robbed, save the Motherland!»

Аннотация. В статье показывается гитлеровская политика насаждения коллаборационизма в оккупированных в ходе Второй мировой войны регионах СССР, деятельность так называемого комитета освобождения народов России, участие Русской освободительной армии и иных военных формирований коллаборационистов в борьбе против Красной армии.

Ключевые слова: коллаборационизм; А.А. Власов; П.Н.Краснов; А.Г.Шкуро; Комитет освобождения народов России; Украинский национальный комитет.

Summary. The paper shows Hitler’s policy of creating collaboration in the regions of the USSR occupied during World War II, the activities of the so-called Committee for liberation of the peoples of Russia, participation of the Russian Liberation Army and other military units of collaborators in the fight against the Red Army.

Keywords: Collaboration; A. A.Vlasov, P. N.Krasnov, A. G.Shkuro; the Committee for Liberation of the peoples of Russia, Ukrainian National Committee.

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ XX-XXI ВВ.

С.И. ШЕВЧЕНКО — Боевое применение советской истребительной авиации во второй половине 1930-х годов

S.I.Shevchenko – Fighting application of the Soviet fighter aviation in the second half of 1930-s

Аннотация. В статье рассматриваются основные тактические приёмы, использовавшиеся советскими лётчиками, воевавшими на истребителях И-15 и И-16 в ходе локальных войн и вооружённых конфликтов 1930-х годов.

Ключевые слова: Испания; Франко; Халхин-Гол; истребительная авиация ВВС СССР.

Summary. The article examines the main tactics used by the Soviet pilots who fought on board of fighters I-15 and I-16 during the local wars and armed conflicts of the 1930’s.

Keywords: Spain; Franco; Khalkhin-Gol, the Soviet Air Force fighter aviation.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

А.Ю. ПАВЛОВ — Россия на межсоюзнических конференциях в годы Первой мировой войны

A.Yu.Pavlov – Russia at inter-Allied conferences during the First World War

Аннотация. В статье рассматривается работа одного из важнейших механизмов согласования действий Антанты периода Первой мировой войны — межсоюзнических военных конференций. Акцент сделан на процесс решения главного вопроса, состоящего в формировании общих стратегических планов. Прежде всего рассматривается позиция и роль России в этом процессе.

Ключевые слова: Антанта; стратегия; военная конференция; Первая мировая война.

Summary. The article reviews the work of one of the most important mechanisms for harmonizing the actions of the Entente during the First World War – the inter-Allied military conferences.Emphasis is placed on the process of solving the main issue, which was shaping the overall strategic plans.First, the position and role of Russia in this process is considered.

Keywords: The Entente; strategy; military conference, the First World War.

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

Э.Л. КОРШУНОВ — Эффективное средство позиционной борьбы. Использование фугасов в полосе обороны 23-й армии в начале Великой Отечественной войны

E.L.Korshunov – The effective means of positional struggle.Using of land mines in the zone of defence of the 23rd Army in the beginning of the Great Patriotic War

Аннотация. В статье идёт речь об использовании фугасов в начале Великой Отечественной войны.

Ключевые слова: Великая Отечественная война 1941—1945 гг.; оборонительные бои 23-й армии; фугасы.

Summary. The article deals with the use of land mines in the beginning of the Great Patriotic War.

Keywords: The Great Patriotic War of 1941-1945; defensive battles of the 23rd Army; landmines.

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

Н.Н. ПЛАТОШКИН — Будапешт: мрачная осень 56-го

N.N.Platoshkin – Budapest: gloomy autumn of the 56th

Аннотация. Статья посвящена трагическим событиям осени 1956 года в Венгрии и их предыстории. Раскрывается политика США по дестабилизации обстановки в Венгрии, приведшая к многочисленным человеческим жертвам.

Ключевые слова: октябрь 1956 г.; Будапешт; Венгрия; Имре Надь; мятеж.

Summary. Article is devoted to the tragic events of the autumn of 1956 in Hungary and their prehistory. The U.S. policy of destabilizing the situation in Hungary, which led to numerous casualties, is unfolded.

Keywords: October of 1956, Budapest, Hungary, Imre Nagy, revolt.

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

«Целью войны коалиции… будет разгром пролетарского государства». Ответ начальника Штаба РККА Б.М. Шапошникова на записку А.А. Свечина «Будущая война и наши военные задачи»

(Публикация В.А. АРЦЫБАШЕВА)

«The purpose of the coalition war… will be the defeat of the proletarian state.»The reply of the Chief of Staff of the Workers-and-Peasants’ Red Army B. M.Shaposhnikov to the note of A. A. Svechin «The future war and our military objectives»

(Publication of V. A. Artsybashev)

Аннотация. Окончание критического разбора записки профессора А.А.Свечина «Будущая война и наши военные задачи», сделанного начальником Штаба РККА Б.М.Шапошниковым. Анализируя военно-стратегические взгляды А.А.Свечина, Б.М.Шапошников рассматривает важнейшие теоретические и практические вопросы подготовки СССР к возможной войне против коалиции капиталистических государств.

Ключевые слова: Свечин; Шапошников; угрозы безопасности СССР; будущая война; Штаб РККА; стратегическое планирование.

Summary. The end of the critical analysis of the note by Professor A. A. Svechin «Future war and our military objectives», made by Chief of Staff of the Workers-and-Peasants’ Red Army B. M.Shaposhnikov.Analyzing the military-strategic views of A. A.Svechin, B. M.Shaposhnikov considers the most important theoretical and practical issues of preparation of the USSR for a possible war against a coalition of capitalist states.

Keywords: Svechin; Shaposhnikov, the threat to the Soviet security; future war, the Red Army Staff, strategic planning.

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ

Ю.А. КУЗНЕЦОВ — Рихард Зорге и битва под Москвой

Yu.A.Kuznetsov – Richard Sorge and battle under Moscow

Аннотация. Приводится информация Рихарда Зорге из Токио о том, что Япония в 1942 году не выступит против СССР, благодаря чему И.В. Сталин принял решение перебросить часть сил с Дальнего Востока осенью 1941 года на защиту Москвы. Указываются номера дивизий и морских стрелковых бригад, прибывших под Москву, и их конкретный вклад в защиту столицы.

Ключевые слова: Битва под Москвой; Рихард Зорге; Макс Клаузен; Гудериан; Западный фронт.

Summary. Information by Richard Sorge from Tokyo in 1942 is provided that Japan will not oppose the USSR, making I. V.Stalin to decide to transfer a part of the forces from the Far East in autumn 1941 for the protection of Moscow.The numbers of divisions and marine infantry brigades, which arrived to Moscow, and their specific contribution to the protection of the capital are provided.

Keywords: the Battle of Moscow, Richard Sorge, Max Clausen, Guderian, the Western Front.

НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Т.В. КОТЮКОВА — Проблемы российской переселенческой политики в Туркестане в начале ХХ века

T.V.Kotyukova — Problems of Russia’s resettlement policy in Turkestan in the early twentieth century

Аннотация. Процесс самовольного переселения крестьян в Туркестанский край начался ещё в конце XIX века. Колонизация началась одновременно с продвижением русских войск, но наиболее массовый поток составляли крестьяне. Новая столыпинская аграрная политика предполагала массовое переселение крестьян в Азиатскую Россию. Тем не менее в переселенческом деле царил хаос. У чинов краевой администрации нередко существовал свой взгляд на проблему переселения, не всегда совпадающий с правительственным. Это отражают два доклада военных губернаторов Ферганской области.

Ключевые слова: Туркестанский край; переселенческая политика; переселенческое законодательство; крестьяне-переселенцы; военное министерство; военные губернаторы; Государственная дума; землеустройство коренного населения.

Summary. The process of unauthorized migration of peasants to the Turkestan territory began in the late XIX century.Colonization began simultaneously with the advance of Russian troops but the most massive flow composed of peasants.The new Stolypin’s agrarian policy was the mass migration of peasants to the Asian part of Russia. Nevertheless, the resettlement was covered by chaos.The ranks of the regional administration often had their look at the issue of resettlement not always coincided with the governmental one.This is reflected by two reports of the military governors of the Fergana Region.

Keywords: The Turkestan territory; immigration policy, the migration legislation, peasants-settlers, the Military Ministry, military governors, the State Duma, indigenous land management.

В ЗАРУБЕЖНЫХ АРМИЯХ

К.Н. ТОКАРОВ — Некоторые особенности формирования системы подготовки военных кадров и комплектования Вооружённых сил Республики Казахстан в условиях их становления (1993—1999 гг.)

K.N.Tokarov – Some features of formation of a system of military training and staffing of the Armed Forces of the Republic of Kazakhstan in terms of their establishing (1993-1999)

Аннотация. В статье рассматривается решение проблемы укомплектования командными кадрами Вооружённых сил Республики Казахстан в период их становления.

Ключевые слова: Республика Казахстан; Казахстанская армия; Военная академия Вооружённых сил Республики Казахстан; Алма-атинское высшее военное училище имени И.С. Конева; сержант-профессионал.

Summary. The paper considers the problem of staffing the commanding personnel of the Armed Forces of the Republic of Kazakhstan during their formation.

Keywords: Republic of Kazakhstan, Kazakh Army, Military Academy of the Armed Forces of the Republic of Kazakhstan, Alma-Ata Higher Military School named after I. S.Konev; professional Sergeant.

ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННЫХ РУКОПИСЕЙ

Русская кампания 1812 года. По дневнику капитана Теодора фон Папета из Брауншвейга

(Перевод с немецкого и публикация В.Г. РОХМИСТРОВА)

The Russian campaign of 1812.On the diary of Captain Theodor von Papet from Braunschweig

(Translated from German, published by V. G. Rokhmistrov)

Аннотация. Публикация впервые на русском языке дневника вестфальского капитана Теодора фон Папета — немца по национальности — о походе в составе армии Наполеона Бонапарта в Россию в 1812году. Вступительная статья и примечания В.Г. Рохмистрова.

Ключевые слова: Папет, фон; вольтижёры; Бородинское сражение; Смоленск.

Summary. The publication – the first in Russian –of the diary of Westphalian Captain Theodor Papet – a German by his nationality – about the march within the army under Napoleon Buonaparte against Russia in 1812.Introductory article and notes by V. G.Rokhmistrov.

Keywords: Papet, background; circus riders; the battle of Borodino, Smolensk.

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ИНФОРМАЦИЯ

 

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

v1_2011_2

v2_2011_2

v3_2011_2

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Петренко Валерий Михайлович — начальник отделения научной и военно-исторической работы оперативного управления штаба Дальневосточного военного округа, полковник (E-mail: spectr-58@mail.ru)

Русские сухопутные силы на Дальнем Востоке на рубеже XIX―XX столетий (1884—1903 гг.)

Вследствие возросшего политического и военного значения владений России на Дальнем Востоке в 1884 году был образован самостоятельный Приамурский военный округ. В его состав вошли все войска, учреждения и заведения военно-сухопутного ведомства, расположенные в Забайкальской, Амурской, Приморской областях, Владивостокском губернаторстве и на острове Сахалин. По штатам мирного времени в округе было 14 батальонов пехоты (8 стрелковых, 4 линейных, 2 казачьих), 2 пешие казачьи и 10 конных сотен, 6 артиллерийских батарей, сапёрная и крепостная артиллерийская роты, крепостная артиллерийская команда, а также 13 местных и 12 конвойных (этапных) команд1.

В 1884—1903 гг. состав войск на Дальнем Востоке постепенно увеличивался, причём неравномерно. В 1884—1894 гг. в основном за счет пехоты, а в 1895—1903 гг. более значительными темпами наращивалась численность всех родов оружия (пехоты, кавалерии, артиллерии, инженерных войск).

В 1884—1894 гг. численность пехоты росла за счёт как переброски воинских частей из других военных округов, так и их формирования в округе. Её состав к середине 1890-х годов увеличился на 2 стрелковых, 6 линейных батальонов и 1 батальон резервной пехоты.

В регулярной кавалерии на Дальнем Востоке до середины 1890-х годов самым крупным организационным мероприятием было образование в 1893 году управления Уссурийской конной бригады, в состав которой вошли все конные части Южно-Уссурийского отдела (первоначально — 1-й Забайкальский казачий полк, Уссурийская казачья и две Приморские конные сотни)2.

В полевой артиллерии округа до начала 1890-х годов состояли Восточно-Сибирская артиллерийская бригада четырёхбатарейного состава и 2 казачьи артиллерийские батареи (1-я, 2-я Забайкальские). Кроме того, в Забайкальском казачьем войске была формировавшаяся в военное время резервная казачья артиллерийская батарея. В военное время округ мог выставить 7 батарей — 44 орудия, что составляло всего 2 орудия на батальон пехоты. Для обеспечения действий пехоты такого количества артиллерии было явно недостаточно.

В округе было также небольшое количество крепостной артиллерии — Владивостокская крепостная артиллерийская рота и Николаевская крепостная артиллерийская команда. К артиллерии округа также принадлежал Читинский подвижный полупарк, предназначавшийся для снабжения пехоты и артиллерии патронами и снарядами.

Увеличение состава полевой и крепостной артиллерии на Дальнем Востоке началось в первой половине 1890-х годов. В 1892 году Восточно-Сибирская артиллерийская бригада была переформирована в бригаду шестибатарейного состава3, во Владивостокской крепостной артиллерии сформированы 2-я4 и 3-я роты5.

Инженерные войска округа первоначально были представлены единственной воинской частью ― Восточно-Сибирской сапёрной ротой. В 1893 году появилась Восточно-Сибирская минная рота, предназначавшаяся для установки и обслуживания морских минных заграждений в районе Владивостокской крепости6.

В казачьих войсках округа в 1884―1894 гг. изменения заключались в образовании нового казачьего войска и новых конных строевых частей. Главным изменением стало образование в 1889 году Уссурийского казачьего войска7. При этом Уссурийское казачье войско выставляло: в мирное время — штаб батальона и пешую сотню, в военное — штаб батальона и 3 пешие сотни. В феврале 1890 года было утверждено положение о преобразовании Уссурийского пешего полубатальона в конный дивизион. Согласно ему на Уссурийское казачье войско возложили обязанность в мирное время выставлять штаб дивизиона и конную сотню, а в военное — штаб дивизиона и 3 конные сотни8.

После образования Уссурийского войска Амурское казачье войско обязано было выставлять в мирное время 2 конных и одну пешую сотни, а в военное — шестисотенный конный полк и трёхсотенный пеший полубатальон.

В Забайкальском казачьем войске (в Чите) в 1894 году был сформирован ещё один конный полк — 2-й Забайкальский, а располагавшийся там 1-й Забайкальский в том же году перевели в Южно-Уссурийский край9.

Местные войска Приамурского военного округа тоже претерпели изменения. В 1886 году были упразднены Нерчинская и Сретенская местные команды. Из их личного состава сформирован Сретенский резервный батальон. В 1890 году упразднены Николаевская, Де-Кастринская, Ольгинская и Сучанская местные команды Приморской области. Их личный состав обратили на комплектование 6-го Восточно-Сибирского линейного батальона. В 1894 году сформировали две новые местные команды — Хабаровскую и Благовещенскую10. К середине 1890-х годов в округе было 9 местных и 12 конвойных (этапных) команд.

Всего к середине 1890-х годов в полевых войсках округа было 22 батальона (10 стрелковых, 10 линейных, 2 казачьих), одна пешая и 15 конных сотен, 8 артиллерийских батарей (6 регулярных, 2 казачьих) общей численностью около 24 тыс. нижних чинов. Их было явно недостаточно для отстаивания российских интересов при возникновении военного конфликта на Дальнем Востоке. К тому же эти войска были разбросаны на огромной территории от Забайкалья до юга Приморья. На их мобилизацию и сосредоточение требовалось более месяца, а на доставку подкреплений из Сибири — 4—5 месяцев. Это подтвердилось в 1895 году, когда в результате поражения Китая в войне с Японией (1894—1895) и заключения Симоносекского мирного договора от 17 апреля 1895 года, по которому Китай был обязан передать Японии часть своих территорий, возникла прямая угроза российским интересам на Дальнем Востоке. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Инв. № 1346. Л. 25, 56.

2 Полное собрание законов Российской империи. Собр. 3-е. (3ПСЗРИ). В 33 т. Т. XII. № 9031. С. 635; ГАХК. Инв. № 1334. Л. 65.

3 3ПСЗРИ. Т. XII. № 8370. С. 123-124; ГАХК. Инв. № 1333. Л. 203, 354.

4 3ПСЗРИ. Т. IX. № 6249. С. 555; ГАХК. Инв. № 1342. Л. 204.

5 3ПСЗРИ. Т. XI. № 8177. С. 669; ГАХК. Инв. № 1333. Л. 106, 213.

6 ГАХК. Инв. № 1334, л. 91.

7 3ПСЗРИ. Т. IX. № 6139. С. 368.

8 3ПСЗРИ. Т. X. № 6569. С. 59; ГАХК. Л. 30, 232.

9 3ПСЗРИ. Т. XIII. № 10086. С. 617, 618; ГАХК. Инв. № 1335. Л. 1, 2.

10 3ПСЗРИ. Т. XIII. № 9902. С. 538, 539; ГАХК. Инв. № 1335. Л. 94, 149, 159, 178.

ИСТОРИЯ ВОЙН

Пенской Виталий Викторович — профессор кафедры теологии Белгородского государственного университета, доктор исторических наук, доцент (E-mail: penskoy@bsu.edu.ru)

Противоречивый период в военной истории

Развитие военного дела в Западной Европе в xvi веке

 

В 1937 году английский историк Ч. Оман, оценивая развитие военного искусства в XVI столетии, отмечал, что «шестнадцатый век — самый неинтересный период в европейской военной истории»1. Однако не прошло и двух десятилетий, как другой британский историк, М. Робертс, посчитал уместным взглянуть на этот «неинтересный период» под другим углом зрения. Он полагал, что, хотя в военной истории XVI века и не было ярких страниц, «если рассматривать её не как историю битв и сражений, а как историю развития военного дела», всё будет выглядеть совершенно иначе. Таким образом М. Робертс, предложив взять за оценочный критерий идею военной революции, посчитал целесообразным более глубоко исследовать переход военного дела в Европе на качественно иной уровень развития — от войн «первой волны» к войнам «второй волны»2. Призыв сторонника «первостепенности революции» в военном деле стал предметом оживлённейшей дискуссии3.

За пятьдесят с лишним лет обсуждения концепция, выдвинутая М. Робертсом, претерпела определённые изменения. Так, по мнению английского историка Дж. Паркера, гипотеза о военной революции в Европе на рубеже Средневековья и Нового времени в наиболее сжатом виде может быть представлена следующим образом. «Трансформация военного дела в Европе на заре Нового времени, — считал он, — включала в себя три основных компонента: широкое использование огнестрельного оружия, распространение новых систем фортификации и рост численности армий»4. Кроме того, Паркер полагал, что предложенные единомышленником «временные рамки военной революции» необходимо несколько расширить, т.е. столь противоречивый период в военной истории не суживать до формальной вековой продолжительности (1560—1660 гг.), а подходить к нему более вдумчиво и объективно, рассматривая происходившие реформаторские преобразования в военном деле с конца XV до начала XVIII века5. Однако противники концепции Робертса и Паркера, считая, что для описания характера растянутых во времени перемен термин революция не подходит, поскольку «размывает» стройную идею, предложили использовать иной — эволюция6.

Военная революция как исторический феномен имеет сложный, многоуровневый характер.

Первый её этап, т.е. время накопления количественных изменений и осмысления полученного опыта по внедрению новых военных технологий, как раз и пришёлся на XVI век7. Этому предшествовал процесс постепенного внедрения пороха и огнестрельного оружия в военную практику армий Западной Европы, что совпало по времени с изменениями в структуре и тактике западноевропейских армий, смещением баланса между пехотой и конницей в сторону тяжёлой пехоты. Всё это заставило европейских военных теоретиков и практиков всерьёз задуматься над тем, как совместить родившуюся на полях сражений XV века тактику с новыми технологиями, в частности решать проблему сочетания удара и огня.

По взглядам одних «революционный», других «эволюционный» путь развития и совершенствования в военном деле оказался достаточно долгим и извилистым. В так называемые Итальянские войны 1494—1559 гг. ведущие державы Европы (Франция, Испания и Римская империя) вступили, придерживаясь в большей или меньшей степени одной и той же военной системы, в основе которой лежали действия сомкнутой в колонны и вооружённой древковым холодным оружием пехоты. Последняя, как отмечал М. Робертс, положила конец доминированию на поле боя тяжёловооружённой рыцарской конницы8. Обладавшая колоссальной ударной мощью и устойчивостью на поле боя, она оттеснила на второй план не только рыцарей, но и пеших стрелков — лучников и арбалетчиков, хотя сомкнутые колонны последних, если взять любое крупное сражение 1-го периода Итальянских войн, повсеместно решали исход того или иного сражения. Например, при Чериньоле (1503 г.) испанцы разбили французов во многом благодаря умелым действиям стрелков. Спустя 10 лет в сражении при Равенне меткий огонь французской артиллерии вынудил испанскую рыцарскую конницу атаковать противника преждевременно, обеспечив тем самым успех французской коннице. Под Бикоккой (1522 г.) стрельба имперской артиллерии и аркебузиров опустошила густые колонны швейцарских пикинеров и лишила их главного преимущества — таранного удара массы людей, где напор передних шеренг постоянно подкреплялся давлением шеренг задних. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Цит. по: Parker G. The «Military Revolution», 1560—1660 — a Myth? // The Journal of Modern History. Vol. 48. № 2 (June 1976). Р. 195.

2 См., например: Тоффлер Э. Война и антивойна. М., 2005. С. 63—76.

3 Более подробно см.: Frost R.J. The Polish-Lithuanien Commonwealth and the «Military Revolution» // Poland and Europe: Historical Dimensions. Vol. 1. Selected Essays from the Fiftieth Anniversary International Congress of the Polish Institute of Arts and Sciences of America. N.Y., 1993. P. 19—23; Lynn J.A. Review Essay: Clio in Arms: the Role of the Military Variable in Shaping History // The Journal of Military History. Vol. 55. № 1 (Jan., 1991). P. 83—95; Parrott D. The Constraints on Power: Recent Works on Early Modern European History // European History Quaterly. 1990. Vol. 20. P. 101—108; Rogers C.J. The Military Revolution in History and Historiography // The Military Revolution Debate. Boulder-Oxford, 1995. P. 3—7.

4 Parker G. The Military Revolution. Military innovation and the Rise of the West, 1500—1800. Cambridge, 1988. Р. 43.

5 Roberts M. The Military Revolution, 1560—1660 // Roberts M. Essays in Swedish History. L. 1967. P. 195; Parker G. The «Military Revolution», 1560—1660 — a Myth? // The Journal of Modern History. Vol. 48. № 2 (June 1976). P. 197—213.

6 Hale J.R. War and Society in Renaissance Europe, 1450—1620. N.-Y., 1985. P. 46; Lynn J.A. The Evolution of Army Style in the Modern West, 800—2000 // The International History Review. XVIII. № 3 (Aug., 1996). Р. 505—545.

7 Более подробно см.: Пенской В.В. Военная революция в Европе XVI—XVII веков и её последствия // Новая и новейшая история. 2005. № 2. С. 198—201.

8 Roberts M. Gustav Adolf and the Art of War // Essays in Swedish history. L., 1967. Р. 56.

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

Синицын Фёдор Леонидович — кандидат исторических наук (E-mail: permcavt@mail.ru)

«Сыны ограбленных отцов, спасайте Родину!»

 

В годы Второй мировой войны от вполне «мирного» французского слова collaboration — сотрудничество родилось зловещее определение — коллаборационист: так в оккупированных странах называли лиц, сотрудничавших с фашистскими захватчиками. Это содействие затрагивало все сферы, в том числе и военную, и имело место во всех странах. Не обошло оно и Советский Союз, причём проявлялось не только на оккупированных территориях, но косвенно затронуло и национальные республики, находившиеся далеко от линии фронта. У коллаборационизма много причин как субъективного, так и объективного характера. При этом немалую роль играла и немецкая пропаганда, и меры оккупационных и военных властей, фактически принуждавшие советских граждан, в том числе военнопленных, к сотрудничеству с гитлеровским режимом. Наиболее бурную деятельность в этом направлении гитлеровское руководство развило в заключительный период войны, когда людские ресурсы в самой Германии пошли на убыль.

Основное внимание при создании так называемых восточных формирований уделялось Эстонии, Латвии, Литве, Украине, Белоруссии. Однако имелись и части, сформированные из представителей народов Средней Азии, Кавказа, а также казахов, татар, в том числе и крымских.

С приходом 1 января 1944 года к руководству Инспекцией добровольческих войск вермахта генерала Э. Кестринга, бывшего германского военного атташе в Москве1, процесс вербовки в «восточные формирования» усилился. Так, к середине 1944 года в Латвии в латышские воинские формирования вермахта набрали 60 тыс. человек, в Литве в феврале—мае 1944 года — до 30 тыс., часть которых, однако, вскоре дезертировала2. В эстонской военизированной организации «Омакайтсе» к февралю 1944 года состояли от 38 до 40 тыс. человек3, а к августу уже более 73 тыс.4

В марте 1944 года Белорусская центральная рада, созданная гитлеровцами в декабре 1943 года5 по указанию оккупационных органов власти, отдала распоряжение о мобилизации лиц в возрасте от 18 до 56 лет в так называемую Белорусскую краевую оборону (БКО), предназначавшуюся для борьбы с партизанами6. Мобилизация проводилась «добровольно-принудительными» методами, включая повальные облавы. Однако попытка создания БКО спровоцировала массовый уход населения в леса к партизанам. Удалось сформировать только 20 неполных батальонов БКО7. С целью усиления мотивации белорусов к борьбе на стороне Германии 27 июня 1944 года за неделю до освобождения Минска был созван Второй всебелорусский конгресс, принявший резолюцию о союзе с Германией в борьбе против России8. Естественно, этот призыв остался без ответа.

Не остались без внимания со стороны фашистской Германии и казаки. 10 ноября 1943 года гитлеровское руководство в лице начальника штаба ОКВ — верховного главнокомандования вооружёнными силами генерал-фельдмаршала В. Кейтеля и министра «восточных территорий» А. Розенберга издало обращение к казакам, в котором последним гарантировалось сохранение всех традиционных прав, самобытности, наделение землёй. Однако к тому времени все казачьи земли в СССР уже были освобождены Красной армией, и гитлеровцы предложили казакам другую территорию. В Северной Италии в районе города Толмеццо на основе так называемого «Казачьего стана» Т.Н. Доманова9. В ответ командующий эмигрантским «Кубанским казачьим войском» В.Г. Науменко призвал казаков «поддержать доверие» гитлеровцев, встав на службу Германии10. 31 марта 1944 года при Министерстве восточных территорий было создано Главное управление казачьих войск во главе с П.Н. Красновым, а к октябрю того же года в составе войск СС образуется «Казачий резерв» под командованием генерала А.Г. Шкуро. Казачья дивизия Г. фон Паннвица в декабре 1944 года также перешла в подчинение СС и была развёрнута в 15-й казачий кавалерийский корпус, окончательное формирование которого завершилось в феврале 1945 года (18 тыс. человек, включая более 5000 немцев).

В июле 1944 года в структуре Главного штаба войск СС создаётся отдел по работе с «восточными формированиями», и все «инонациональные» воинские части передаются в подчинение СС11, в том числе и 14-я дивизия войск СС «Галиция», создание которой было поддержано руководством «Украинской повстанческой армии» (УПА)12. Всего в дивизию записалось около 80 тыс. человек, из них отобрали 13 тыс. Летом 1944 года руководство СС решилось использовать дивизию в сражении под Бродами, где она была наголову разбита. 20 проц. личного состава дивизии ушло к гитлеровцам в Карпаты, многие из оставшихся влились в УПА13.

В конце 1943 года в составе войск СС началось создание дивизии «Новый Туркестан» в составе 4 туркестанских, 1 азербайджанского и 1 волжско-татарского батальонов. Эта дивизия была дислоцирована в Белоруссии, затем участвовала в подавлении Варшавского восстания. В конце октября 1944 года её перебросили в Словакию, где 24—25 декабря 1944 года солдаты подняли бунт, перебили офицеров и перешли к словацким партизанам14. На Западном фронте «туркестанские» и «кавказские» части были разгромлены союзниками, а также частично разоружены самими гитлеровцами по причине их ненадёжности. Летом 1944 года в Лионе (Франция) поднял бунт армянский легион, в сентябре того же года туркменский батальон, дислоцировавшийся в Албании, перебил своих немецких офицеров и перешёл на сторону Сопротивления. В апреле 1945 года на острове Тексель в Голландии поднял восстание 822-й грузинский батальон15. После разгрома во Франции большую часть «добровольцев» немцы отправили на строительство укреплений, 30 тыс. из них попали в плен к союзникам16.

Что касается централизованных русских формирований, то до сентября 1944 года гитлеровцами не предпринимались попытки их создания. Однако продолжалась вербовка русских в противопартизанские и охранные отряды под такими, например, лозунгами, как «Сыны ограбленных отцов, спасайте Родину!», «Общими силами сбросим колхозное ярмо, уничтожим палачей нашего народа из НКВД и построим свободную, национально-трудовую и независимую Россию!», «Свергнем могучей рукою сталинский гнёт навсегда!» и т.п.17 Вряд ли эти демагогические призывы могли кого-то обмануть, тем не менее геббельсовская пропагандистская машина пыталась с их помощью подвести некую правовую основу под обыкновенное предательство.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мюллер Н. Вермахт и оккупация, 1941—44 гг. М., 1974. С. 267.

2 Misuinas R.J., Taagepera R. The Baltic States. Years of Dependence, 1940—1990. Berkeley; Los Angeles, 1993. Р. 59.

3 O’Connor K. The History of the Baltic States. Westport-London, 2003. P. 121; Лаар М., Валк Х., Вахтре Л. Очерки истории эстонского народа. Таллинн, 1992. С. 173.

4 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9478. Оп. 1. Д. 452. Л. 17—19.

5 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 625. Оп. 1. Д. 44. Л. 396.

6 Там же. Ф. 69. Оп. 1. Д. 721. Л. 38.

7 Там же. Ф. 625. Оп. 1. Д. 44. Л. 359.

8 Vakar N.P. Belorussia. The Making of a Nation. Cambridge, 1956. P. 202—204.

9 Longworth Ph. The Cossacks. New York — Chicago — San Francisco, 1970. Р. 335—337; В конце апреля 1945 г. «Казачий стан» отступил из Италии в Австрию, где в мае 1945 г. около города Лиенц сдался в плен британским войскам, которые, в свою очередь, передали военнослужащих и гражданское население «Казачьего стана» Красной армии; Решин Л. «Казаки» со свастикой // Родина. 1993. № 2. С. 71—77.

10 ГАРФ. Ф. 5761. Оп. 1. Д. 10. Л. 292 об.—293.

11 Романько О.В. Коричневые тени в Полесье. Белоруссия 1941—1945. М., 2008. С. 68, 70.

12 РГАСПИ. Ф. 625. Оп. 1. Д. 44. Л. 620, 621. Перед вступлением Красной армии на территорию Западной Украины в 1944 г., в составе УПА насчитывалось 11 дивизий, объединённых в 3 корпуса. В период 1943—1944 гг. в УПА имелось несколько подразделений кавалерии, артиллерия, и, по некоторым данным, даже танки и самолёты. По данным Прокуратуры УССР, в апреле 1944 г. отряды УПА действовали совместно с гитлеровцами на территории Станиславской (Ивано-Франковской) области, даже переходили линию фронта с целью нарушить коммуникации Красной армии. ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 37. Д. 1791. Л. 71—73.

13 Косик В. Україна i Нiмеччина у другiй свiтовой вiйни. Париж — Нью-Йорк — Львiв, 1993. С. 435.

14 Романько О.В. Указ. соч. С. 67, 68.

15 Littlejohn D. The Patriotic Traitors: A History of Collaboration in Germany-occupied Europe. Lnd, 1972. P. 365.

16 Reitlinger G. The House Built on Sand. The Conflicts of German Policy in Russia, 1939—1945. NY, 1960. Р. 350.

17 ГАРФ. Ф. 5861. Оп. 1. Д. 45. Л. 1, 7, 16.

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ xx—xxi ВЕКА

ШЕВЧЕНКО Сергей Иванович — заместитель главнокомандующего Военно-воздушными силами по воспитательной работе — начальник управления воспитательной работы ВВС, генерал-лейтенант (119160, г. Москва, К-160, Главный штаб ВВС)

Боевое применение советской истребительной авиации во второй половине 1930-х годов

Опыт учений и боевой практики, полученный советскими лётчиками в ходе Национально-революционной войны испанского народа 1936—1939 гг., Японо-китайской войны (1937—1945 гг.), при ведении боевых действий в районе озера Хасан (1938 г.), на реке Халхин-Гол (1939 г.) и в Советско-финляндской войне 1939—1940 гг., значительно пополнил тактический арсенал истребительной авиации ВВС СССР.

Первым серьёзным боевым испытанием для Военно-воздушных сил РККА явилась Национально-революционная война в Испании. Советский Союз поставил с 1936 по 1939 год республиканскому правительству 548 самолётов различных типов. Воевали на них в основном советские лётчики-добровольцы. Широко были известны имена Я.В. Смушкевича1 — советника при командующем республиканской авиацией, а также лётчиков-истребителей И.И. Копца, П.В. Рычагова, А.К. Серова, С.Ф. Тархова, С.А. Черных и многих других. Хотя республиканские формирования ВВС в отличие от франкистских2 были интернациональными, со временем общим языком для всех стал испанский, а единой тактикой — тактика советской авиации. В то время одной из основных задач, стоящих перед республиканской авиацией, являлась борьба за господство в воздухе. Решалась она, как правило, силами истребительной авиации. При этом многое зависело от качества авиационной техники и степени лётной выучки пилотов. Боевая практика показала, что советские лётчики и самолёты могли достойно противостоять немецким.

Так, истребитель И-15 применялся в Испании как многоцелевой самолёт3, совмещающий функции штурмовика и разведчика. Для его базирования хватало небольшой площадки с любым видом покрытия. Простой в управлении и очень живучий, И-15 мог без особых проблем взлетать в любой ситуации, выдерживать длительный и напряжённый воздушный бой. Например, были зарегистрированы случаи, когда И-15 возвращались с 80 пробоинами, с пробитыми цилиндрами мотора или когда после тяжелейшей аварии в ходе вынужденной посадки лётчик оставался живым благодаря нижнему крылу. Самолёт к тому же отличался великолепной манёвренностью. И когда в небе встречались И-15 и его основные противники Не-45, Не-46, Aero А-101, Do-89, Fokker F-7, -12, последним уже было не до выполнения боевой задачи4. Единственным типом самолёта, который мог реально отразить атаки истребителя И-15, являлся только Ju-52. Этот трёхмоторный самолёт был вооружён пулемётом МG-15 калибра 7,92-мм в верхней турели и в некоторых случаях ещё несколькими аналогичными огневыми точками в фюзеляже. Остальные бомбардировщики, из-за слабости их вооружения, франкисты использовали в очень плотных боевых порядках. Обычно, чтобы разбить его, республиканцы применяли удар с пикирования истребителей И-165, одиночные же машины становились затем лёгкой добычей И-15. Благодаря подобной тактике превосходство в воздухе начало переходить на сторону республиканской авиации, и воздушные налёты на Мадрид стали редкостью. По свидетельству английской газеты «Манчестер Гардиан», «германские и итальянские самолёты просто отгонялись прочь»6 советскими истребителями И-16.

Эти самолёты первоначально использовались республиканским командованием для патрулирования на малой высоте, что давало моральный эффект и являлось хорошим тактическим приёмом, так как атака снизу для бомбардировщиков противника была почти всегда смертельна. Исключением являлся новейший немецкий цельнометаллический бомбардировщик Не-111, имевший не только довольно большую скорость, но и вращающуюся верхнюю пулемётную турель, благодаря чему секторы обстрела заметно расширились. Кроме того, самолёт уже проектировался с учётом полученного в Испании боевого опыта. Особое внимание было уделено защите бомболюков, двигателей и топливных баков. В результате устанавливавшийся на И-16 7,62-мм скорострельный авиационный пулемёт системы Шпитального — Комарицкого образца 1932 года (ШКАС) не мог причинить «хейнкелю» больших повреждений. Так что единственным приёмом, приносившим успех, стало пикирование на «хейнкель» с передней полусферы до одной высоты полёта с ним и расстрел незащищённых радиаторов или экипажа, находившегося в большой застеклённой кабине. Однако атака в лоб требовала от пилота И-16 большого мужества и мастерства, если учесть, что ограниченный боезапас не оставлял шансов для повторной атаки. К тому же по истребителю открывали огонь сразу два стрелка, находившиеся в Не-111, поэтому на подобные атаки решались только хорошо подготовленные лётчики.

Борьба с массированными налётами авиации мятежников шла следующим образом. Поскольку их бомбардировщики шли группами по 40—50 машин и каждая сопровождалась истребителями прикрытия, республиканские истребительные авиационные эскадрильи строились в определённый боевой порядок: делились на три группы, первые две связывали боем вражеский конвой, третья наносила удар по бомбардировщикам.

При отсутствии радиосвязи управление группой, звеном командир осуществлял личным примером. При встрече с противником на встречных курсах первый лётчик звена И-15, увидевший противника, поворачивал самолёт в сторону от него, затем следовали боевой разворот всем звеном, набор высоты в сторону противника и атака сверху.

В небе Испании сложилась ситуация, повторявшаяся впоследствии неоднократно: в воздушных боях сталкивались самолёты разных поколений — и устаревшие, и новые. При этом тактически грамотные лётчики стремились использовать преимущества своей боевой машины в тех видах боя, в которых она могла соперничать с самолётами противника на равных. Пилоты немецких Ме-109 умело использовали скорость для внезапного нападения и уходили после первой атаки вне зависимости от того, удалось сбить противника или нет. Лётчики, пилотировавшие И-15, старались затянуть их в манёвренный бой, дабы выполнить разворот в горизонтальной плоскости и, используя его меньший радиус, оказаться позади вражеской машины. В групповом бою и в невыгодных для себя условиях «ишаки» обычно выстраивались в оборонительный круг. Подобную оборонительную тактику использовали позднее и лётчики И-16. С поступлением в Испанию модернизированных И-16, вооружённых 20-мм пушками, эта тактика применялась всё реже, так как теперь можно было относительно легко поражать Ме-109.

Когда в январе 1938 года в составе легиона «Кондор» появились Ме-109Е с трёхлопастным винтом изменяемого шага и 20-мм пушкой, превосходившие И-16 всех модификаций по всем параметрам, ситуация кардинально изменилась. В схватке с такими истребителями лётчики И-16 могли надеяться лишь на удачу и своё мастерство. При атаке приходилось выполнять только половину виража, переходить в пикирование и, разгоняясь, создавать реальную угрозу для противника. Однако, обладая достаточно высокой скоростью, Ме-109 имели большую свободу в вертикальном маневре, им удавалось уходить из-под атаки и перехватывать инициативу в воздушном бою, поэтому, если лётчик И-16 не достигал успеха в первой атаке, повторить её было весьма сложно.

В Испании, как и в годы Первой мировой войны, большое влияние на исход воздушных боёв оказывали асы: примерно 10 проц. лётчиков-истребителей сбили 75 проц. общего числа уничтоженных самолётов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Смушкевич Яков Владимирович [1(14) апреля 1902 — 28 октября 1941] — советский военачальник, генерал-лейтенант авиации (1940), дважды Герой Советского Союза (1937, 1939). В 1936—1937 гг. добровольцем участвовал в Национально-революционной войне испанского народа на стороне республиканского правительства, руководил противовоздушной обороной Мадрида; с 1937 г. — заместитель начальника Управления ВВС Красной армии (КА). В 1939 г. командовал авиацией, действовавшей против японских войск в районе р. Халхин-Гол (МНР). Начальник ВВС КА (ноябрь 1939 — август 1940), генерал инспектор ВВС КА (август—декабрь 1940), помощник начальника Генштаба РККА по авиации (декабрь 1940 — июнь 1941). Репрессирован в 1941 г. Посмертно реабилитирован (1954).

2 ВВС Германии образовали в Испании легион «Кондор», насчитывавший около 250 военных самолётов и возглавлявшийся в разное время генералами Шперле, Фолькманом, Рихтгофеном. Легион состоял из 4 эскадр бомбардировщиков (12 самолётов в каждой) и 4 эскадр истребителей. В его составе имелись также отряды противовоздушной и противотанковой защиты. Численность легиона составляла около 5000 военнослужащих и гражданского персонала (авиаинженеры, техники, медики).

3 Манёвренный истребитель И-15 разработан в КБ Н.Н. Поликарпова (1933). Принят на вооружение ВВС КА в 1935 г. Первую боевую проверку прошел в небе Испании, активно участвовал в боях в районе реки Халхин-Гол (МНР, 1939). Небольшое количество И-15 использовалось в Советско-финляндской войне 1939—1940 гг. и в качестве штурмовиков в первые месяцы Великой Отечественной войны.

4 Бабич В. Влияние развития авиационной техники и оружия на тактику фронтовой авиации // Воен.-истор. журнал. № 8. 1983. С. 21.

5 Скоростной истребитель-моноплан И-16 разработан в КБ Н.Н. Поликарпова (1933—1934). С 1934 г. запущен в массовое производство. Всего в 1934—1942 гг. было выпущено 10 292 самолёта различных модификаций (включая учебные). Самолёт применялся в войне в Испании (1936—1939) и Китае (1937—1939), на р. Халхин-Гол (1939), в Советско-финляндской 1939—1940 гг. и Великой Отечественной 1941—1945 гг. войнах.

6 Чернецкий В. В небе Испании // Воен.-истор. журнал. № 8. 1976. С. 89—93.

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Павлов Андрей Юрьевич — доцент кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат исторических наук (e-mail: apavlov@mail.sir.edu)

Россия на межсоюзнических конференциях в годы Первой мировой войны

Начало Первой мировой войны ознаменовалось достаточно быстрым крушением предвоенных стратегических планов противоборствующих держав. После первых сражений ситуация стремительно эволюционировала в сторону стратегического пата, разрушая последние надежды на скорое прекращение войны. Всем воевавшим государствам пришлось заново формировать стратегию, и в этой ситуации проявилось преимущество австро-германского блока. Центральное положение и достаточно высоко развитая система коммуникаций позволяли верховному командованию Германии оперативно перебрасывать силы и концентрировать их там, где было необходимо. Вскоре немецкий генеральный штаб стал основным центром принятия стратегических решений в блоке центральных держав, что явилось одним из преимуществ Тройственного союза.

Всё это понимали и стратеги Антанты. Уже в 1914 году стала очевидной теснейшая взаимозависимость двух главных фронтов Первой мировой войны — Западного (Французского) и Восточного (Русского). Ресурсы держав Антанты явно превосходили возможности стран Центрального блока, но отсутствие сколько-нибудь эффективной системы координирования военных усилий не позволяло им использовать сложившееся обстоятельство в полной мере, а иногда и ставило в достаточно трудное положение. Особенно наглядно всё это проявилось в кампании 1915 года на Восточном фронте. Совместное австро-германское наступление явилось тяжёлым испытанием для русской армии. Её «великое отступление» продолжалось до осени и привело к оставлению значительных территорий.

Именно тогда, в июне 1915 года во Франции впервые возникла идея провести в Париже межсоюзническую конференцию, главным вопросом на которой стал бы вопрос о координировании военных усилий стран Антанты. Более всего, конечно же, в тот момент в этом была заинтересована Россия. Верховный главнокомандующий русской армией великий князь Николай Николаевич (Младший) идею поддержал. Французский главнокомандующий генерал Ж. Жоффр считал, что встречу представителей союзных командований необходимо провести как можно скорее. Главную цель такого совещания он усматривал в том, чтобы не просто скоординировать будущие действия армий союзников, а спасти ухудшавшееся в целом стратегическое положение Антанты. Для этого, по его мнению, необходимо было «подтолкнуть» к наступлению все армии союза, кроме русской1.

Военное совещание, или конференция союзников, состоявшаяся в июле 1915 года, стала первой, но не последней встречей подобного рода. Не имея возможности сформировать эффективно действующий единый орган стратегического планирования и руководства, страны Антанты до конца войны использовали подобные совещания для выработки хотя бы общих принципов и направлений ведения войны. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Записка Жоффра 29 июня 1915 г. Les armées françaises dans la Grande Guerre (Publications du Service historique de l’Armee) (далее — AF). T. III, Annexes. Vol. 1. Р. 1018.

Из истории вооружения и техники

Коршунов Эдуард Львович — начальник научно-исследовательского отдела военной истории Северо-Западного региона РФ Института военной истории МО РФ, подполковник (Email: himhistory@yandex.ru)

Эффективное средство позиционной борьбы

 

Использование фугасов в полосе обороны 23-й армии в начале Великой Отечественной войны

 

В июле 1941 года немецкие войска, продвигаясь в глубь советской территории, захватили города Остров и Псков. Форсирование же ими реки Великой послужило своеобразным сигналом для перехода в наступление главными силами и для финнов. Осуществив прорыв нашей обороны в районе Вуоксинской водной системы и угрожая выборгской группировке 23-й армии, они стремились замкнуть в кольцо 43, 115 и 123-ю стрелковые дивизии.

Когда финские части к концу августа продвинулись к городу Терийоки, для 23 А, занимавшей рубеж от Ладожского озера вдоль берега реки Сестры до Финского залива (Карельский укреплённый район), наступил позиционный период боевых действий. Характерной чертой этого периода в полосе обороны 23-й армии стало использование фугасов1 с применением зажигательных бутылок2, содержавших горючую смесь «КС»3 и № 1.

Первое упоминание о бутылочных огневых фугасах встречается, если верить архивным документам, в боевом донесении штаба 23-й армии4.

9 сентября 1941 года в армейской спецсводке по химслужбе начальник отдела химической защиты (ОХЗ) полковник Н.В. Кузнецов докладывал в штаб фронта о принятом решении по использованию рот химзащиты дивизий для установки упомянутых фугасов и о том, что одному из складов «дано распоряжение о развёртывании работы по изготовлению сконструированных химотделом армии бутылочных фугасов с “КС”». Но поскольку собственных средств не хватало, то «инициатор» запрашивал 5 т горючей жидкости из фронтового резерва. Можно предпо-лагать, что командование фронта поддержало это боевое начинание, судя по одному из документов. Из него следовало, что уже на следующий день после своего доклада в высшую инстанцию полковник Кузнецов «проводил инструктаж с НХД5 и командирами химрот по использованию бутылочных фугасов»6. На инструктаж и проверку возможностей взрывного устройства с «КС» в полигонных условиях прибыли представители военного совета армии. О результатах, которые оказались успешными, командующий 23-й армией генерал-майор А.И. Черепанов доложил 12 сентября командованию Ленинградского фронта (ЛФ). «Химическим отделом армии разработан и проверен полигонно-бутылочный огневой фугас с веществом “КС” (раствор фосфора)7, который приводится в действие при помощи упрощенного взрывателя марки “МУВ”8», — обстоятельно разъяснял он суть и ход полигонных испытаний9.

Использование фугасов, по соображениям командующего 23-й армией, проводилось для достижения следующих целей:

1. Борьба с пехотой, автотранспортными средствами и танками противника перед нашим передним краем и боевым охранением.

2. Сковывание действий противника путём установки заграждений внутри оборонительной полосы противника и в его тылах, на дорогах, лыжных тропах, на опушках и т.д.

3. Установка «сюрпризов» во временно захваченных постройках и землянках.

4. Использование бутылочных фугасов в качестве сигнальных средств в ночное время перед передним краем10.

Заканчивался доклад убедительным выводом:

«Огневые бутылочные фугасы являются хорошим средством в борьбе с пехотой противника, кроме этого, огневые бутылочные фугасы могут быть использованы как сигнальные средства в ночных условиях.

Огневые фугасы при умелом использовании окажут конкретную помощь и заслуживают внимания о скорейшем внедрении их в войска фронта»11. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Фугас (от латинского focus — очаг, огонь) представляет собой мощное взрывное приспособление, устраиваемое непосредственно в грунте, под водой или внутри какого-либо объекта для поражения живой силы, вывода из строя технических средств и инженерных сооружений, создания завалов, обвалов, наводнений, разрушений. (См.: Воен. энциклопед. М.: Воениздат, 2004. Т. 8. С. 304).

2 Бабушкин А. Опыт боевого применения зажигательных средств // Воен.-истор. журнал. 1972. № 5. С. 75—80; Пикалов В.К. Химические войска и химическая служба Советской Армии. Военная мысль. 1980. № 1. С. 65—73; Петров Г.И. 50 лет химических войск и химической службы советских Вооружённых Сил. М., 1968. С. 84—86.

3 Вещество «КС» представляло собой тяжёлую, легкоподвижную желтовато-лимонного цвета жидкость со специфичным запахом. На воздухе она мгновенно самовоспламенялась с образованием большого количества белого дыма. Капли вещества, попадая на одежду или тело, самозагорались, вызывая сильные ожоги. При ударе и разрушении бутылки «КС» о твёрдую поверхность происходил мгновенный огненный взрыв. См.: Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 217. Оп. 1238. Д. 4. Л. 24.

4 Там же. Д. 9. Л. 243.

5 НХД — начхимы дивизий, то есть начальники химической службы соединений.

6 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 9. Л. 248.

7 Более подробно см.: Дымовые и огнемётно-зажигательные средства. М., 1951. С. 273.

8 Инструкция по применению зажигательных бутылок. М., 1941. С. 12.

9 ЦАМО РФ. Ф. 217. Оп. 1238. Д. 9. Л. 250.

10 Там же. Д. 2. Л. 244; Д. 9. Л. 250, 251.

11 Там же. Д. 2. Л. 244.

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

ПЛАТОШКИН Николай Николаевич — доцент Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук (E-mail: platoshkin@mail.ru)

Будапешт: мрачная осень 56-го

После окончания Второй мировой войны Венгрия добилась значительных успехов в социально-экономическом развитии: 642 тыс. крестьянских семей получили 1881 тыс. га земли1, среднегодовые темпы прироста промышленного производства в 1951—1955 гг. составили 13,2 проц., в то время как до войны они никогда не превышали 2 проц., неуклонно рос жизненный уровень населения, впервые в истории страны были введены длительные отпуска для рабочих и служащих, в конце 1948 года отменена карточная система, а в 1949-м — сняты все ограничения на торговлю промышленными и производственными товарами2. К 1950 году госсектор занял преобладающие позиции в экономике.

Победив на парламентских выборах 1949 года, Венгерская партия трудящихся (ВПТ), образованная в 1948 году путём слияния коммунистической и социал-демократической партий и насчитывавшая около 1 млн членов, фактически была наделена всей полнотой власти. ВПТ возглавил М. Ракоши3. Под нажимом Москвы он организовал показательный процесс против венгерских «троцкистов» и «югославских шпионов», жертвой которого стал популярный в стране министр иностранных дел Л. Райк, казнённый 1 октября 1949 года, затем развернул репрессии против представителей частного бизнеса, бывших хортистских офицеров и чиновников, зажиточных крестьян и некоторой части интеллигенции.

Справедливости ради следует отметить, что поводы к этому имелись. Отдельные слои населения, пользуясь поддержкой США и Ватикана, активно сопротивлялись социально-экономическим преобразованиям. Так, в ноябре—декабре 1948 года удалось разоблачить группу саботажников на американско-венгерской нефтедобывающей фирме «МАОРТ» — дочерней компании «Стандард Ойл». Различные клерикальные организации пытались оказывать давление на родителей и учеников, чтобы побудить их к бойкоту государственных школ. В конце октября 1949 года радиостанция «Голос Америки» распустила слухи о предстоящей девальвации венгерской валюты — форинта, что привело к массовой ажиотажной скупке населением промышленных товаров, о якобы предстоящем запрете выпечки белого хлеба, в результате люди стали покупать его про запас, что подорвало систему снабжения. Эмбарго, наложенное США в 1949 году на вывоз в Венгрию и другие социалистические страны важнейших народнохозяйственных товаров, ещё более усугубило положение.

В декабре 1949 года Государственное собрание Венгерской Народной Республики (ВНР) утвердило весьма напряжённый первый пятилетний план экономического развития на 1950—1954 гг., однако уже в феврале 1951 года было принято решение о дальнейшем повышении его показателей. Так, промышленное производство предлагалось увеличить не на 86,4 проц., как ранее, а на 210 проц., а машиностроение даже на 290 проц. Для этого пришлось на порядок увеличить закупки по импорту угля и чёрных металлов, деньги на которые удалось получить от экспорта продовольствия, что существенно оголило внутренний рынок и привело к снижению жизненного уровня населения. В начале 1951 года снова пришлось вводить карточки на сахар, жиры, муку и т.д. К тому же война в Корее, вызвавшая нарастание международной напряжённости, заставила правительство ВНР в несколько раз повысить военные расходы. Всё это сопровождалось жёстким административным давлением на частных предпринимателей и курсом на форсированное кооперирование в сельском хозяйстве.

После смерти И.В. Сталина советское руководство приняло срочные меры по корректировке социально-экономической политики социалистических стран. 13—16 июня 1953 года в Москву пригласили руководство ВПТ, которому пришлось выслушать резкую критику в свой адрес. По инициативе Л.П. Берии М. Ракоши был освобождён от обязанностей главы правительства4, но оставлен на посту первого секретаря ЦК ВПТ. Новым премьер-министром стал Имре Надь, выступавший против форсированной коллективизации и потому обвинённый в «правом оппортунизме». Тем не менее Л.П. Берия считал Надя полностью подконтрольным, так как последний, будучи с 1929 года в эмиграции в Москве, был в 1930 году завербован НКВД (псевдоним Володя) и поставлял информацию о венгерских сотрудниках Коминтерна.

И. Надь провозгласил в Венгрии «новый курс», состоявший в сокращении расходов на развитие тяжёлой промышленности, прекращении давления на частнокапиталистические элементы и свёртывании массовой коллективизации5. В стране была объявлена амнистия, расширялось жилищное строительство, снова появилась частная торговля. По распоряжению И. Надя было законсервировано строительство нескольких важных промышленных объектов, что привело к структурным диспропорциям в народном хозяйстве. Производительность труда падала, а зарплата, не обеспеченная товарами, необоснованно повышалась. Популистские меры правительства И. Надя привели венгерскую экономику в состояние дезорганизации, проблемы в промышленности и сельском хозяйстве остались нерешёнными, условия жизни населения не улучшились.

Группа М. Ракоши в апреле 1955 года использовала все эти неудачи для устранения Надя с поста главы правительства. Однако после ХХ съезда КПСС группа Надя, идейно возглавив широко распространённое в среде венгерской интеллигенции недовольство мелочной опекой партийных органов, начала борьбу за возвращение к власти. Инструментами этой борьбы стали Союз писателей (шесть членов его президиума подали в отставку из-за несогласия с отстранением Надя с поста главы правительства) и кружок им. Петефи, созданный венгерским комсомолом в 1955 году для пропаганды политических знаний. Имре Надь в своих статьях 1955 — начала 1956 года (тогда их не публиковали) уже требовал выхода Венгрии из Варшавского договора и придания ей статуса постоянного нейтралитета, по образцу австрийского. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центрально-Восточная Европа во второй половине ХХ века. Т. 1. М., 2000. С. 149.

2 Нежинский Л.Н. Очерк истории народной Венгрии. 1948—1962. М., 1969. С. 107.

3 Настоящая фамилия Рот; член правительства Венгерской советской республики в 1919 г., провёл 16 лет в хортистских тюрьмах, после 1940 г. находился в эмиграции в СССР.

4 М. Ракоши занял этот пост в августе 1952 г.

5 Точно такой же «новый курс» по требованию советского руководства стал тогда же осуществляться и в ГДР.

Документы и материалы

Арцыбашев Валерий Александрович — заведующий сектором научно-справочного аппарата отдела научно-справочного аппарата и информационного обслуживания Центрального московского архива — Музея личный собраний (ЦМАМЛС) Главархива г. Москвы (E-mail: cmamls@yandex.ru)

«Целью войны КОАЛИЦИИ… будет разгром пролетарского государства»

 

Ответ начальника Штаба РККА Б.М. Шапошникова

 

на записку А.А. Свечина «Будущая война и наши военные задачи»

 

V. План первых операций Красной Армии


Выше было указано, что автор записки по условиям нашего южного экономического базиса переносит и центр тяжести развёртывания боевых сил на юг (схема № 1-й).

Стремясь развязать себе руки, А. Свечин предлагает нанести первый удар по политически слабому противнику — Румынии.

Удар по Румынии имеет большие выгоды и в стратегическом отношении, так как разрывает общий фронт от Полесья до Батума, изолирует поляков, сводит десанты англо-французов к мелким предприятиям, малозначащим, и позволяет Красной Армии затем заняться поляками, хотя об этом А. Свечин и умалчивает.

К югу от Полесья и до Днестра наши 25 стрелковых дивизий должны на линии р[еки] Тетерев — Житомир — Проскуров — Ярмолинцы выдержать атаку 40 польских дивизий на заранее подготовленной в мирное время бетонированной долговременной позиции.

К северу от Полесья автор записки считает наступление в первый период войны против прибалтов «ложным шагом», а поход на Варшаву окажется длительным и в случае успеха приведёт поляков к тому положению, когда они путём уступки Данцигского коридора купят помощь немцев. На Чёрном море должны быть приняты широкие меры по заграждению и обороне наших берегов.

Предлагая нанести первый решительный удар против Румынии, автор записки доказывает его целесообразность и с точки зрения оперативного искусства. Румынская армия должна принять бой в узкой полосе между Прутом и Серетом, имея в тылу лесистые Карпаты, сообщения с тылом, отходящие от правого фланга, а связь с поляками — от крайнего левого фланга. Эту армию можно прижать к Карпатам.

Операция Красной Армии, проводимая со всей решительностью, должна быть закончена «молниеносно». Предел операции — Бухарест на левом фланге, лесистые Карпаты на фронте. Задержка в проведении операции более 2 недель может повести к позиционной войне и усилению Румынии.

Для атаки румын на фронте 300 километров А. Свечин назначает 40 пех[отных] дивизий — 13 корпусов — 3 армии и 6 дивизий АРГК2, 1500 самолётов, 900 танков и 6 кавалерийских дивизий. Кроме того, 10 стр[елковых] дивизий идут во втором эшелоне.

Автор записки предлагает и способ действий: энергичную атаку на всём фронте [в] 300 километров. Фронт румын будет «дырявым». В эти дыры влезет наша пехота, механизированные части, кавалерия будут окружать отдельные части и ликвидировать их. «Надо снести весь фронт одним прорывом, для чего единственный способ — фронтально разбить его на отдельные куски».

Такова концепция автора записки по первым операциям Красной Армии.

Оставляя пока в стороне пространство к северу от Полесья, я обращусь к разбору главной операции против румын.

26 мая 1924 года, будучи помощником начальника Штаба РККА, я запиской за №… дал задание проработать вариант войны против Румынии при нейтралитете лимитрофов и условном нейтралитете Польши3 (схема № 2-й)4.

В те времена не было ещё военной конвенции между Польшей и Румынией, но уже тогда я считал весьма вероятным выступление Польши в случае атаки нами румын.

Красная Армия по варианту того времени развёртывала 108 стр[елковых] дивизий. Вариант был лишь в черновой проработке и утверждения не получил.

Я не буду на нём останавливать особое внимание, но отмечу лишь сущность решения и принцип распределения сил.

Основная задача фронта — разгром румынских армий ударом в их левый фланг и выход главными силами в район Окна — Бирлат — Фокшаны с целью обхода укрепленной Фокшано-Галицкой укрепленной линии. Против Черновиц и для наступления в Семиградье направлялась одна армия с конным корпусом.

Против 3-х румынских армий силою в 29 пехотных дивизий предполагалось необходимым развернуть 4 армии в составе 42 стрелковых дивизий и 2-х конных корпусов (из них 3 стр[елковые] дивизии в резерве).

Против Польши оставлялось к югу от Полесья 6 стр[елковых] дивизий и Конная армия. К северу от Полесья оставлялось 34 стрелковых дивизий и 26 дивизий на остальных границах СССР.

В процессе разработки силы, назначенные для удара против Румынии, были доведены до 58 стрелковых дивизий, из которых 7 оставались в резерве в районе Киева, для прикрытия против Польши и лимитрофов оставалось 40 пехотных дивизий и 10 дивизий на остальных границах СССР. В этом случае предполагалось атаковать румын в Молдавии с охватом обоих флангов.

В этих соображениях Штаб РККА для главной атаки назначил уже не 33%, как это делает А. Свечин, а от 39 до 50% и против 74 польских и прибалтийских дивизий назначалось 40 стрелковых дивизий наших.

Я не вдаюсь в подробный разбор этих соображений Штаба, а перехожу к предложениям А. Свечина, отметив только, что Штаб не оставлял без внимания и этот вариант. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Схема не публикуется.

2 АРГК — артиллерия резерва Главного командования.

3 Служебную записку помощника начальника Штаба РККА Б.М. Шапошникова начальнику Оперативного управления Штаба РККА С.М. Белицкому за № 5063/СС от 26 мая 1924 г. см.: РГВА. Ф. 37933. Оп. 5. Д. 77. Л. 1, 2.

4 Схема не публикуется.

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ

КУЗНЕЦОВ Юрий Александрович — полковник в отставке (E-mail: knigolub1927@mail.ru)

Рихард Зорге и БИТВА ПОД МОСКВОЙ

Имя Рихарда Зорге (1895, Баку — 1944, Токио) известно так широко, что оно давно уже стало синонимом понятия «советский разведчик». О нём написаны сотни статей и десятки книг на разных языках, сняты художественные и, если можно так сказать, документальные фильмы, военные историки посвятили ему немало исследований. При этом первое время после рассекречивания в советской историографии имя Зорге просто купалось в чистых лучах славы, с годами эти лучи стали как бы темнеть. Из преданного СССР душой и телом марксиста-интернационалиста Рихард под воздействием враждебной пропаганды стал постепенно превращаться в бабника, пьяницу, дебошира и уж, конечно, самое малое — в двойного агента. На этом фоне вклад Зорге и его резидентуры в победу Красной армии под Москвой, естественно, сильно бледнеет. Высказываются мнения, на первый взгляд, вполне аргументированные, что роль Зорге и его соратников, хотя они и были людьми мужественными и заслуживающими уважения, сильно преувеличена, ибо советскому руководству уже было известно по другим каналам о том, что Япония не выступит против СССР осенью 1941 года, и сообщения Зорге уже ничего к этой информации не добавляли. Да и вообще японская Квантунская армия не представляла серьёзной опасности, поэтому переброску советских войск с Дальнего Востока осуществили раньше, а там оставили лишь силы для прикрытия границы. Автор предлагаемой вниманию читателей статьи, много лет собирающий материалы для книги о Рихарде Зорге, очищенной, как он полагает, от всех измышлений, бывший работник Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооружённых Сил СССР убеждён, что именно Зорге и руководимая им резидентура сыграли существенную роль в обороне Москвы: переданная Зорге достоверная информация о том, что Япония до весны 1942 года не откроет «второй фронт» против Советского Союза позволила Сталину принять одно из важнейших решений и в самый тяжёлый, решающий момент снять с Дальнего Востока часть войск для защиты столицы.

Для взвешенной оценки вклада Рихарда Зорге в битву за Москву надо вникнуть в обстановку того периода времени. Июль 1941 года оставался для нас крайне тяжёлым месяцем, когда, несмотря на сопротивление, советские войска продолжали нести огромные потери и отступали. 29 июля 1941 года начальник Генерального штаба Г.К. Жуков, будучи на докладе у И.В. Сталина, предложил прежде всего укрепить Центральный фронт, взяв для этого три армии, при этом одну с западного направления.

«— Вы что же, — спросил И.В. Сталин, — считаете возможным ослабить направление на Москву?

— Нет, не считаю. Через 12—15 дней мы можем перебросить с Дальнего Востока не менее восьми вполне боеспособных дивизий, в том числе одну танковую. Такая группа войск не ослабит, а усилит московское направление»1.

Известно, чем кончился этот разговор, мы же пока обратим внимание на тот факт, что Г.К. Жуков уже прикинул количество войск, которое можно было бы передислоцировать из состава Дальневосточного фронта для усиления московского направления. Однако И.В. Сталин промолчал относительно переброски войск с Дальнего Востока.

30 июля 1941 года Зорге (оперативный псевдоним Инсон) присылает в Москву шифртелеграмму № 168 следующего содержания: «Источники Инвест и Интари сказали, что в порядке новой мобилизации в Японии будет призвано более чем 200 000 человек. Таким образом к середине августа месяца в Японии будет под ружьём около 2 миллионов человек. Начиная со второй половины августа Япония может начать войну, но только в том случае, если Красная Армия фактически потерпит поражение от немцев, в результате чего оборонительная способность на Дальнем Востоке будет ослаблена. Такова точка зрения группировки Коноэ, но как долго намерен выжидать японский Генштаб, это трудно сейчас сказать.

Источник Инвест убеждён, что если Красная Армия остановит немцев перед Москвой, в этом случае японцы не выступят»2.

Но в июне ещё не было непосредственной угрозы Москве. Так что в Кремле вряд ли придали особое значение этой информации.

Но дни шли, положение становилось всё тревожнее, и вопрос о привлечении части сил с Дальнего Востока снова возник по инициативе Г.К. Жукова. Однако Верховный Главнокомандующий снова промолчал. В Москве с нетерпением ждали особо важную информацию из Токио о позиции Японии: откроет ли она на Дальнем Востоке «второй фронт» против СССР или нет. По сведениям, полученным советским руководством по разным каналам, было известно, что начиная с конца июня 1941 года в Токио непрерывно шли совещания о том, в каком направлении наносить удар: на север — против СССР, или на юг — для захвата Бирмы, Борнео, Филиппин и т.д. Поэтому информация от Зорге (Инсона), поступившая в сентября 1941 года, имела большое значение.

«Токио, 14 сентября 1941 года

Источник Инвест выехал в Маньчжурию. Он сказал, что японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году, но вооружённые силы будут оставаться в Маньчжурии на случай возможного выступления будущей весной, в случае поражения СССР к тому времени.

Инвест заметил, что СССР может быть абсолютно (слово неразборчиво) свободен после 15 сентября.

Источник Интери [Ё. Мияги] сообщил, что один из батальонов 14 пех[отной] дивизии, который должен быть отправлен на север, остановлен в казармах гвардейской дивизии в Токио.

Из писем офицеров и солдат, получаемых из пограничной линии в секторе Ворошилов, известно, что они оттянуты в район Муданьцзян.

№ 86 — Инсон»3.

«Токио, 11 сентября 1941 года

Германский посол Отт потерял всякую надежду на выступление Японии против СССР. Сиратори (бывший посол Японии в Италии, в данное время работает в МИД) сказал Отту [германскому послу в Токио], что если Япония начнёт войну, то только на юге, где они смогут получить сырьё — нефть и металлы…

Один из друзей В[оенно-]Морского флота сказал Паула [морской атташе германского посольства в Токио], что выступление Японии против СССР больше не является вопросом. Моряки не верят в успех переговоров Коноэ [премьер Японии] с Рузвельтом и подготавливаются к выступлению против Тай и Борнео. Он думает, что Манила должна быть взята, а это означает войну с Америкой.

№ 87 — Инсон»4.

Обращает на себя внимание тот факт, что шифровку, подготовленную 11 сентября, Зорге не посылал в Центр до тех пор, пока сообщение о позиции Японии в отношении СССР не будет подтверждено его ближайшим соратником Ходзуми Одзаки, которому он полностью доверял. Только получив от него полностью достоверные сведения, Зорге посылает все три телеграммы в Москву. Причём сперва он посылает информацию, полученную от Одзаки, которому полностью доверял, и только следом за ней информацию, полученную от посла Отта:

«Токио, 14 сентября 1941 года

По мнению посла Отта, выступление Японии против СССР теперь уже вне вопроса. Япония сможет выступить только в случае, если СССР перебросит в большом масштабе свои войска с Дальнего Востока.

В различных кругах начались резкие разговоры об ответственности за мобилизацию в большом масштабе и по поводу содержания огромной Квантунской армии, которые, несомненно, принесут стране большие экономические и политические затруднения.

№ 90 — Инсон»5. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., 1969. С. 300.

2 Дело Рихарда Зорге. Неизвестные документы / Публикация, вступ. статья и комментарии А.Г. Фесюна. СПб.; М., 2000. С. 127.

3 Там же. С. 131.

4 Там же. С. 132.

5 Там же.

НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Котюкова Татьяна Викторовна — ведущий научный сотрудник Института военной истории МО РФ, кандидат исторических наук (e-mail: kotyukovat@mail.ru)

Проблемы российской переселенческой политики в Туркестане в начале ХХ века

При переселении русских крестьян в Туркестанский край во второй половине ХIХ столетия царское правительство руководствовалось такими важными общегосударственными целями, как решение вопроса малоземелья крестьян в Центральной России и прочное закрепление в крае путём увеличения численности русского населения. Такая государственная политика уже в конце XIX века привлекла внимание как теоретиков, так и практиков1 процесса колонизации2 окраин Российской империи, которые знали, что для правильного понимания местных реалий нужно было исходить из целого ряда факторов и исторических особенностей Туркестана. Как правило, критике подвергался не сам факт допустимости или недопустимости колонизации региона, а медленное течение этого процесса.

Заселение края выходцами из европейских губерний России происходило только лишь по мере продвижения русских войск и под их защитой, что ассоциировалось в основном с казачьей колонизацией. По правилам, действовавшим с 1886 года, к переселению в Туркестан допускались «…исключительно русские подданные христианских вероисповеданий, принадлежащие к сословию сельских обывателей»3. Кроме того, здесь могли селиться после выхода в отставку чины местной власти, офицеры и солдаты, поскольку край находился в ведении Военного министерства. Переселение шло волнообразно. Первый значительный его всплеск пришёлся на 1891—1892 гг. и был связан с голодом в Центральной России, поток 1906—1910 гг. — с реформами П.А. Столыпина, а с 1912 года правительство ориентировалось на «новый курс», стремясь воспитать из русского крестьянина-хлебороба крестьянина-хлопкороба. В связи с началом Первой мировой войны в 1914 году процесс переселения пошёл на спад.

При достаточно высокой плотности населения в так называемых коренных областях Туркестана — Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской и агроклиматической специфике — поливном земледелии найти для заселения свободные орошаемые земли оказалось трудно. Кроме того, в соответствии со ст. 255 Положения об управлении Туркестаном правительство обещало сохранить за местным населением земельные угодья4. Игнорирование этих обстоятельств при планомерной организации русских переселенческих посёлков могло в дальнейшем привести к нестабильности в жизни переселенцев из-за возможности соперничества между пришлым и местным населением относительно земельно-водных ресурсов5.

6 июля* 1904 года вступил в силу переселенческий закон, по которому все ранее прибывшие в Туркестан самовольные переселенцы были узаконены6. Однако переселенческое дело в крае по-прежнему оставалось неорганизованным по причине нехватки средств и свободных орошаемых земель.

В ходе столыпинской реформы положение изменилось. Новая аграрная политика предполагала массовое переселение крестьян за Урал, в том числе в Туркестан (степные районы Семиречья и Сырдарьинской области)7. Основную массу прибывших в край составляло беднейшее крестьянство, которое надеялось получить здесь то, чего не имело на Родине, — землю и хозяйственную самостоятельность. Тем не менее в переселенческом деле царил полнейший хаос8, а значительная часть неустроенных крестьян возвратилась обратно в Россию. Особенно остро вопрос стоял в Семиречье. Коренное население оказывало активное, часто вооружённое сопротивление царским чиновникам, считая, что у него самым беззаконным образом отнимали земли9.

С конца XIX века Военное министерство сознательно вооружало русских крестьян-переселенцев, как писалось первоначально в официальных документах, для организации ими охоты или самообороны от диких животных. Позднее власти признали, что обороняться, скорее всего, придётся от коренных жителей10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кауфман А.А. К вопросу о русской колонизации Туркестанского края. СПб., 1903; он же. Переселение и колонизация. СПб., 1905; Гейер И.И. По русским селениям Сыр-Дарьинской области (Письма с дороги). Т. 1. Чимкентский уезд. Ташкент, 1893; Вощинин В.П. Очерки нового Туркестана. Свет и тени русской колонизации. СПб., 1914; Васильев В.А. Семиреченская область и роль в ней Чуйской долины. Проект орошения долины реки Чу в Семиреченской области. Введение к проекту. Пг., 1915.

2 В данном случае под термином «колонизация» понимается процесс заселения с целью не просто удаления избыточного населения из малоземельных регионов, а прочного устройства переселенцев на новых местах, с активным использованием производительных сил территорий. Колонизационные процессы могут происходить под воздействием либо экономических, либо политических причин. Они совершаются или при различных формах государственного содействия — государственно регулируемая колонизация, или без них — вольнонародная, или самовольная колонизация.

3 Центральный государственный архив Республики Узбекистан (ЦГА РУз). Ф. И-1. Оп. 11. Д. 708. Л. 162.

4 Все местные земли объявлялись казёнными и передавались в наследственное владение местному оседлому населению. Статья 255 «Туркестанского Положения» утверждала, что «за оседлым сельским населением утверждаются земли, состоящие в постоянном, потомственном его владении, пользовании и распоряжении (земли амляковые), на установленных местным обычаем основаниях». См.: Свод законов Российской империи. 1886. Т. II. Ч. 1—2. С. 32.

5 Брусина О.И. Славяне в Средней Азии. Этнические и социальные процессы. Конец XIX — конец XX века. М., 2001. С. 20.

6 Вопросы колонизации. СПб., 1908. № 4. С. 203.

7 Фомченко А.П. Русские поселения в Туркестанском крае в конце XIX — начале XX в. Ташкент, 1983. С. 53.

8 Пален К.К. Отчет о ревизии в Туркестанском крае. (Переселенческое дело в Туркестане). СПб., 1910. С. 41.

9 Фомченко А.П. Указ. соч. С. 64.

10 Подробнее об этом см.: Галузо П.Г. Вооружение русских крестьян-переселенцев в Средней Азии. Ташкент, 1926.

В ЗАРУБЕЖНЫХ АРМИЯХ

ТОКАРОВ Канат Манашевич — начальник отделения военно-теоретических исследований научного центра Национального университета обороны Республики Казахстан, майор (119330, г. Москва, Университетский пр-т, д. 14)

Некоторые особенности формирования системы подготовки военных кадров и комплектования Вооружённых сил Республики Казахстан в условиях их становления (1993—1999 гг.)

С момента создания Вооружённых сил Республики Казахстан одной из главных проблем молодой казахстанской армии стал отток военнослужащих. В 1992 году из Казахстана убыли более 2300 офицеров, а прибыл из стран СНГ только 621 человек1. С мая 1992 года по январь 1995-го, то есть за два с половиной года, убыль офицеров достигла критического состояния — 89 проц. от всего списочного состава. Особенно остро стоял вопрос в звене взвод — рота — батальон. В некоторых воинских частях в 1992—1993 гг. имелось всего по нескольку кадровых офицеров с соответствующей подготовкой. Острая нехватка и большая текучесть офицерских кадров наносили серьёзный урон боевой готовности войск и укреплению правопорядка в войсках. Такая ситуация требовала серьёзных изменений.

Правительство и Министерство обороны Республики Казахстан развернули работу по нескольким направлениям. Прежде всего, руководство вооружённых сил стало активнее приглашать офицеров-казахстанцев, которые служили в других регионах бывшего Советского Союза. Кстати, на 1992 год в Вооружённых Силах СССР проходили службу 2830 офицеров-казахов.

Одним из мероприятий военного командования стала ротация, то есть перемещение офицерского состава. Так, из военных комиссариатов и частей Гражданской обороны многие молодые кадровые офицеры были переведены на замещение вакантных должностей в войсках. Всего в военных комиссариатах и в системе Гражданской обороны Республики проходили службу 1949 офицеров, из них 247 человек казахской национальности.

Были также призваны офицеры запаса, по состоянию здоровья годные к военной службе: они имели огромный опыт работы в войсках, управлениях и штабах. Следует отметить, что призыв офицеров запаса — не самый лучший способ комплектования войск командным составом, однако в тот период другие источники пополнения численности офицерского корпуса в армии отсутствовали. Обстоятельства ставили руководство вооружённых сил и республики и очень жёсткие условия. В связи с нехваткой офицеров, прежде всего низового звена — командиров и взводов и рот — было принято решение о призыве на военную службу офицеров запаса, окончивших военные кафедры при гражданских вузах. Такие офицеры в общем составе офицерского корпуса армии Казахстана к 1996 году составляли 19, 6 проц.

Немалую роль в укреплении кадрового состава Вооружённых сил Республики Казахстан сыграла договорённость с руководством Российской Федерации о привлечении военных специалистов бывших воинских объединений, соединений, частей, учреждений и организаций, полигонов, арсеналов и баз хранения, дислоцировавшихся ранее на территории Казахстана. Это были две дивизии РВСН, дивизия стратегических бомбардировщиков, 40-я общевойсковая армия, авиационный корпус, корпус ПВО, другие части, испытательные центры и полигоны. 19 августа 1992 года между Министерством обороны Республики Казахстан и Министерством обороны Российской Федерации было подписано соглашение о порядке прохождения военной службы лицами офицерского состава, прапорщиками и мичманами. Стороны договорились «осуществлять согласованные меры, направленные на обеспечение существующего порядка прохождения военной службы, перевода, откомандирования, увольнения с военной службы и пенсионного обеспечения лиц офицерского состава, прапорщиков и мичманов в соответствии с законодательством каждой из Сторон»2. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

Примечания

1 Шаяхметов Г.И. Офицерские кадры — ставка на качественные параметры // Газета «Казахстан сарбазы». 2001. 9 февраля.

2 Соглашение между Министерством обороны Республики Казахстан и Министерством обороны Российской Федерации о порядке прохождения службы лицами офицерского состава, прапорщиками и мичманами от 19 августа 1992 г. // Законодательство Республики Казахстан об органах обороны, правосудия, безопасности и правопорядка. Алматы: Жеты жаргы, 1996. С. 124.

РОХМИСТРОВ Владимир Геннадьевич — историк, переводчик (E-mail: vlagenrock@rambler.ru)

РУССКАЯ КАМПАНИЯ 1812 ГОДА

По дневнику капитана Теодора фон Папета из Брауншвейга

Скоро нам предстоит отметить 200-летнюю годовщину изгнания Наполеона из России. За прошедшие два века события того времени изучены, казалось бы, настолько основательно, что к накопленному материалу уже и добавить нечего. Однако время продолжает дарить нам новые факты — свидетельства тех далёких дней. Именно к таким неожиданным находкам и относится предлагаемый вниманию читателя дневник офицера 24-тысячного Вестфальского корпуса, оказавшегося одним из шести сотен счастливцев, выживших в русскую кампанию 1812 года.

Теодор фон Папет родился в 1791 году в семье профессионального военного в Маастрихте, где в то время служил его отец. В 1792 году после преждевременной смерти главы семьи мать с сыном Теодором переехала в герцогство Брауншвейгское. После аннексии герцогства Вестфальским королевством фон Папет получил чин лейтенанта Вестфальской армии, в составе которой принимал участие на стороне Наполеона сначала в Испанской войне 1808—1810 гг., затем в чине капитана, отправился покорять Российскую империю.

На протяжении всей кампании он с истинно немецкой педантичностью практически день за днём вёл дневник, занося свои записи в толстую кожаную тетрадь с 19 мая 1812 года — со времени прибытия в полк — до 19 января 1813 года, когда жалкие остатки некогда Великой армии оказались уже за пределами России.

Судьба Теодора фон Папета, несмотря на счастливое возвращение из России, оказалась трагичной. В 1813 году он продолжал участвовать в боевых действиях, получил серьёзное ранение в битве при Ватерлоо, долго, но безрезультатно лечился и умер 26 января 1818 года в Геттингене, где и был похоронен на университетском кладбище. Могила молодого немецкого офицера сохранилась до сих пор. На надгробном камне выбита поэтическая эпитафия: «Он уцелел в пылающей Москве // и не пропал на Пиренеях // где для родной Германии своей // он шпагу обнажал. // Но здесь его печальная мольба // осталась без ответа. // И просьба матери не помогла // ей сохранить единственного сына. // Он жертвой стал за мир для всех // и за покой немецким нивам. // Я счастлив должен быть, что здесь в земле лежу».

Уцелело не только место захоронения, но и дневник фон Папета. Он замечателен тем, что в нём отражены непосредственные впечатления автора, которые впоследствии не корректировались и никем не редактировались. От них и сегодня веет духом тех отдалённых грозных событий, и российский читатель найдёт здесь немало неожиданных для себя деталей. Любопытны также наблюдения молодого немецкого офицера, касающиеся особенностей русского быта. До наших дней дневник благополучно хранился в семье Хойслеров, к предкам которых попал от единственной сестры Теодора — Агаты. Её муж Фридрих Хойслер также принадлежал к семье высокопоставленных германских офицеров, но воевал в отличие от фон Папета против Наполеона и, следовательно, тоже ради «родной Германии». Ныне дневник фон Папета находится в семье Дитмара Хойслера, пенсионера, живущего в Карлсруэ. Именно он любезно предоставил нам возможность перевести дневник на русский язык и опубликовать его в России. Не могу не поблагодарить также за активное содействие его брата Йохана Хойслера. Кроме того, неоценимую помощь и поддержку в работе оказали доктор физико-математических наук В.В. Мелентьев и Т.Ю. Мельникова.

При подготовке текста использованы издания: Французы в России. 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев. Т. 1—2. М., 1913; Бородино в воспоминаниях современников. СПб.: «Скарабей», 2001; Лоссберг Ф.Б. Письма вестфальского штаб-офицера. М., 2003, а также некоторые другие источники. Дневник публикуется с незначительными сокращениями за счёт описаний ландшафта и мелких бытовых подробностей.

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

БОЧАРОВА Анастасия Леонидовна — студентка Московского городского психолого-педагогического университета (E-mail: mil_hist_magazin@mail.ru)

ФЕВРАЛЬ В ВОЕННОЙ ИСТОРИИ

1 февраля 1940 года, 70 лет назад, постановлением СНК СССР при 2-м Московском государственном пединституте иностранных языков был открыт военный факультет. С 12 апреля 1942 года — Военный институт иностранных языков РККА (генерал-майор Н.Н. Биязи). За годы войны институт направил на фронт более 2,5 тыс. военных переводчиков. С 11 февраля 1980 года — Военный Краснознамённый институт. С 6 февраля 1995 года — факультет иностранных языков Военного института.

2 февраля — День воинской славы России. День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943 г.). В этот день в 1943 году завершилась Сталинградская битва, в ходе которой Германия и её союзники потеряли около четверти сил, действующих на советско-германском фронте. Общие потери убитыми и ранеными, пленными и пропавшими без вести составили около 1,5 млн солдат и офицеров. С 19 ноября 1942 года по 2 февраля 1943-го немецко-фашистские войска потеряли под Сталинградом свыше 800 тыс. человек, до 2000 танков и штурмовых орудий, более 10 тыс. орудий и миномётов, около 3000 боевых и транспортных самолётов и свыше 70 тыс. автомашин. Вермахт полностью лишился 32 дивизий, 3 бригад, а 16 дивизий понесли большие потери. В битве на Волге разгромлены 3-я и 4-я румынские, 8-я итальянская армии. 2-я венгерская армия потеряла убитыми, ранеными и пропавшими без вести 70 тыс. солдат и офицеров, на поле боя осталось 75 проц. материальной части армии. Всего в плен были взяты 91 тыс. солдат и офицеров, 24 генерала. Победа под Сталинградом ознаменовала коренной перелом как в Великой Отечественной, так и во всей Второй мировой войне.

6 февраля 1930 года, 80 лет назад, спектаклем-обозрением «КВЖД» С. Алымова открылся Центральный театр Красной армии, организованных по инициативе Политуправления РККА в 1929 году. Первые успехи театра связаны с именем Ю.А. Завадского, возглавлявшего труппу в 1932—1935 гг. Ныне это Центральный академический (с 1975) театр Российской Армии.

12 февраля 1900 года, 110 лет назад, родился В.И. Чуйков (пос. гор. типа Серебряные Пруды Московской обл.), Маршал Советского Союза (1955), дважды Герой Советского Союза. В Красной Армии — с 1918 года, участник Гражданской войны. Командовал армией при освобождении Западной Белоруссии и в Советско-финляндской войне 1939—1940 гг., затем — на дипломатической работе. Во время Великой Отечественной войны командовал армиями. После войны — на различных командных должностях. С 1960 года — главнокомандующий Сухопутными войсками и заместитель министра обороны. С июля 1961 года — одновременно начальник Гражданской обороны СССР. В 1964—1972 гг. — начальник Гражданской обороны СССР. Им проделана огромная работа по созданию, становлению и развитию системы общегосударственных оборонных мероприятий. Умер 18 марта 1982 года.

18 февраля 1865 года, 145 лет назад, в Санкт-Петербурге установлен обычай отмечать полдень (обеденный перерыв) выстрелом из пушки. Сначала стрельба велась с Адмиралтейства, а в 1873 году сигнальные орудия (24-фунтовые пушки) перенесли на Нарышкин бастион Петропавловской крепости. 1934 году по распоряжению Кирова полуденные залпы отменили. 23 июня 1957 года традиция восстановлена.

18 февраля 1895 года, 115 лет назад, родился С.К. Тимошенко (с. Фурманка Одесской обл.), Маршал Советского Союза (1940), дважды Герой Советского Союза (1940, 1965), нарком обороны (1940-1941). Участник Первой мировой и Гражданских войн. В Красной армии — с 1918 года. В Великую Отечественную войну — член Ставки ВГК. В июле—сентябре 1941 года — заместитель наркома обороны, с июля 1941 года — главнокомандующий Западным направлением, с сентября — Юго-Западным, одновременно командующий Западным и Юго-Западным фронтами. С июля 1942 года — командующий Сталинградским фронтом, с октября — Северо-Западным. С 1943 года — представитель Ставки ВГК на фронтах. В 1954—1960 гг. — командующий войсками Барановичского, Южно-Уральского и Белорусского ВО. С 1960 года — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны. В 1961—1970 гг. — председатель Советского комитета ветеранов войны. Кавалер ордена «Победа». Умер в 1970 году.

23 февраля — День воинской славы России. День защитника Отечества. В 1918 году по инициативе Петроградского Совета этот день объявлен Днём защитника социалистического Отечества.

27 февраля 1965 года, 45 лет назад, совершил первый полёт транспортный самолёт Ан-22 («Антей»), 15 июня он прибыл на авиасалон в Ле Бурже. В 1966 году Ташкентский авиазавод изготовил первую серийную машину. В 1969 году  самолёты стали поступать в военно-транспортную авиацию. Серийный выпуск продолжался до 1975 года. На этом самолёте установлен 41 мировой рекорд (в том числе 12 экипажем М.Л. Попович).

28 февраля 1940 года, 70 лет назад, на подмосковном аэродроме КБ-29 НКВД в Подлипках лётчик В.П. Фёдоров совершил полёт ракетоплана РП-318-1 (планер СК-9 С.П. Королёва с ЖРД РДА-1-150 Л.С. Душкина). Самолёт-буксировщик (лётчик Н.Д. Диксон) вывел ракетоплан на высоту 3 км и отпустил. На высоте 2,6 км включился ЖРД. Полёты повторены 10 и 19 марта.

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ИНФОРМАЦИЯ

Роль флота во внешней политике России

Недавно в Калининградском областном историко-художественном музее была проведена региональная научно-историческая конференция, организованная Калининградским региональным отделением Академии военно-исторических наук, Калининградским региональным отделением Академии военных наук и Союзом ветеранов Балтийского флота. На ней обсуждались вопросы роли флота во внешней политике России в Средиземноморском регионе.

В конференции приняли участие: Калининградское региональное отделение Академии военных наук, командование и штаб Балтийского флота, представительство МИД РФ в Калининградской области, Союз ветеранов Балтийского флота, Институт военной истории МО РФ, Балтийский военно-морской институт им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, Российский государственный университет им. Э. Канта, Калининградский государственный технический университет, Балтийская государственная академия рыбопромыслового флота РФ, Калининградский филиал Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, Калининградский областной историко-художественный музей, западное (Калининградское) отделение Историко-родословного общества в Москве, Союз журналистов России.

По итогам конференции был выпущен сборник материалов.

МИЛЬБАХ Владимир Спартакович — профессор Михайловской военной артиллерийской академии, доктор исторических наук, доцент, полковник (195009, г. Санкт-Петербург, ул. Комсомола, д. 22)

«Первый отечественный ракетный генерал»

26—27 ноября 2009 года в Санкт-Петербурге состоялась научная конференция, посвящённая выдающемуся деятелю военного образования, изобретателю, военачальнику, конструктору боевых ракет и организатору ракетного дела в России Александру Дмитриевичу Засядко. Конференция, проведённая по инициативе Михайловской военной артиллерийской академии, Полтавского землячества Украинской национально-культурной автономии Санкт-Петербурга, была приурочена к 230-летнему юбилею генерал-лейтенанта А.Д. Засядко.

В конференции приняли участие учёные Санкт-Петербурга, Москвы, Киева, Полтавы, Харькова, представители династии Засядко, военнослужащие ряда военно-учебных заведений Санкт-Петербургского гарнизона. С приветственным словом к присутствующим обратился заместитель начальника Михайловской военной артиллерийской академии по учебной и научной работе генерал-майор В.Г. Анисимов. С докладом «Есть офицеры, которые служат из одной чести» о жизненном пути генерал-лейтенанта А.Д. Засядко выступил старший научный сотрудник Института военной истории СО РФ А.П. Жарский. Тема доклада была выбрана не случайно. Чтобы получить необходимые средства для проведения опытных работ по созданию боевых ракет, полковник А.Д. Засядко продал своё имение под Одессой. Узнав об этом, император Александр I воскликнул: «Слава богу, есть офицеры, которые служат из одной чести».

С докладом о славном боевом пути генерал-лейтенанта, яркого представителя суворовской школы выступил доцент Михайловской военной артиллерийской академии Л.И. Головко.

Выдающемуся руководителю и изобретателю А.Д. Засядко, стоявшему у истоков отечественного ракетостроения, посвятил своё выступление профессор кафедры оперативного искусства Михайловской военной артиллерийской академии полковник В.С. Мильбах.

О роли А.Д. Засядко в развитии артиллерийского образования в России, о личности военного педагога — организатора учебного процесса Артиллерийского училища рассказал начальник отдела Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи П.Н. Алдашкин.

Развитию славных традиций отечественной артиллерии посвятил своё выступление профессор кафедры гуманитарных и общественных дисциплин Михайловской военной артиллерийской академии Е.Г. Вапилин.

Совершенно справедливо современные историки называют А.Д. Засядко «первым отечественным ракетным генералом». Именно это подчеркнул в своём выступлении, посвящённом ученикам А.Д. Засядко, его последователям и воспитанникам академических школ, ставших основой офицерского корпуса стратегических ядерных сил Отечества, заведующий музеем Военной академии РВСН имени Петра Великого В.И. Углов.

Все выступающие отмечали беззаветную преданность А.Д. Засядко воинскому долгу и его неоценимый вклад в становление отечественного ракетостроения, в развитие артиллерийского образования в России.

Настоящим подарком всем присутствующим на конференции стал красочный видеофильм о жизни А.Д. Засядко, подготовленный профессором А.Ф. Ивановым из Михайловской военной артиллерийской академии.

В ходе конференции были рассмотрены важные вопросы, связанные с деятельностью А.Д. Засядко, развитием ракетостроения и артиллерийского образования в России, выработаны единые подходы к освещению исторических событий, подчёркнуты необходимость популяризации военно-исторических знаний и формирования ответственности нынешних поколений за сохранение славных боевых традиций нашего Отечества.