«Военно-исторический журнал» — №12 — 2008 г.

"Военно-исторический журнал" - №12 - 2008 г.

Скачать в pdf

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

FROM THE HISTORY OF MILITARY-POLITICAL RELATIONS

Н.Н. ПЛАТОШКИН — Берлинская «блокада» 1948—1949гг. Мифы и реальность

N.N. PLATOSHKIN — The Berlin “blockade” of 1948—1949. Myths and reality

ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ

FROM THE MILITARY ARCHIVES FUNDS

А.А. КЛИМОВ — Обеспечение общественной безопасности Внутренними войсками нквд — мвд ссср на территории Западной Украины в 1940—1950-е годы

A.A. KLIMOV — Maintance of republic safety with Internal troops of People’s Commissariat of Internal Affairs — Ministry of Internal Affairs of the USSR in territory of the Western Ukraine in 1940—1950

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

ARMY AND SOCIETY

Н.Д. БОРЩИК — Учёт населения Курской губернии офицерами Генерального штаба в середине XIX века

N.D. BORSHCHIK — The account of the population of Kursk province by the officers of General staff in a middle of XIX century

Из редакционной почты «Военно-исторического журнала»

FROM THE EDITORIAL MAIL OF “VOENNO-ISTORICHESKY ZHURNAL”

В.А. ВЯТКИН — Предательство срока давности не имеет

V.A. VYATKIN — Treachery has no limitation period

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

STANDPOINTS. OPINIONS. VERSIONS

А.П. ВИНОГРАДОВ — Эволюция содержания понятия «офицерские чины» в XVIII—XIXвв.

A.P. VINOGRADOV — Evolution of content of concept “officer ranks” in XVIII—XIX centuries

НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ON THE RUSSIAN EMPIRE’S FRONTIERS

Е.Н. ЛЕЩЁВ — Деятельность Семиреченского казачьего войска в 1867—1917 гг.

E.N. LESHCHEV — Activity of the Semirechensk Cossack troop in 1867—1917

ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

HISTORIOGRAPHY AND THE SOURCE STUDY

В.Н. БУРДУН — Кубанское казачество в Русско-турецкой войне 1877—1878гг.

V.N. BURDUN — The Kuban Cossacks in Russia-Turkish war of 1877—1878

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 ГГ.

THE GREAT PATRIOTIC WAR OF 1941—1945

Д.С. СМИРНОВ — Жизнь за Родину

D.S. SMIRNOV — Life for the Motherland

С.В. ЯШИН — Органы военных сообщений в битве под Москвой

S.V. YASHIN — Departments of military communications in a battle of Moscow

А.А. БАРИНОВ — Железнодорожные войска и спецформирования НКПС в Сталинградской битве.

A.A. BARINOV — Railway armies and special formations of NKPS in Stalingrad battle.

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

MILITARY TRAINING AND EDUCATION

Н.Д. РОСТОВ — Подготовка снайперов для фронта в Сибирском военном округе

N.D. ROSTOV — Preparation of snipers for front in Siberian military district

ВОЕННАЯ СИМВОЛИКА

MILITARY SYMBOLISM

А.Л. ХАЗИН — Высшая награда Отечества. К вопросу о создании статута ордена Святого апостола Андрея Первозванного

A.L. KHAZIN — The highest award of Fatherland. To a question on creation of the statute of an order of Sacred apostle Andrey Pervozvanny

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

COMMANDERS AND CHIEFS

А.П. ЖАРСКИЙ, А.В. ТИХОМИРОВ — «Есть офицеры, которые служат из одной чести». Генерал-лейтенант А.Д. Засядко

A.P. ZHARSKY, A.V. TIKHOMIROV — “There are officers who serve because of honour”. The lieutenant general A.D. Zasyadko

ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННЫХ РУКОПИСЕЙ

FROM UNPUBLISHED MANUSCRIPTS

Ф.П. РЕРБЕРГ — Вице-адмирал Колчак на Черноморском флоте

(Публикация А.В. Ганина)

F.P. RERBERG — Vice-admiral Kolchak on the Black Sea Navy

(Publication of A.V. GANIN)

А.И. КОВТУН-СТАНКЕВИЧ — Венгерские записки

(Публикация А.А. ДЁМИНА)

A.I. KOVTUN-STANKEVICH — The Hungarian notes

(Publication of A.A. DEMIN)

ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

MILITARY PATRIOTIC EDUCATION

А.М. КУЗНЕЦОВ — Культурно-массовая деятельность военных музеев. 1918—1991 гг.

A.M. KUZNETSOV — Cultural-mass activity of military museums. 1918—1991

Военная летопись Отечества

MILITARY CHRONICLE OF THE FATHERLAND

М.Б. ГИМБАТОВА — О воинской этике ногайцев

M.B. GIMBATOVA — About military ethics of nagaicy

ПОЛКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ

ANNALS OF THE REGIMENTS

Н.Д. ЧЕКУЛАЕВ — Армянские эскадроны в составе русских войск. 1723 — 1764 гг.

N.D. CHEKULAEV — Armenian squadrons within Russian troops in 1723 — 1764 years

КНИЖНАЯ ПОЛКА ВОЕННОГО ИСТОРИКА

THE BOOKSHELF OF A MILITARY HISTORIAN

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

THE MEMORABLE DATES

УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В «ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОМ ЖУРНАЛЕ» В 2008 ГОДУ

INDEX OF THE ARTICLES OF «VOENNO-ISTORICHESKIY ZHURNAL» IN 2008

v1_2008_12

v2_2008_12

v3_2008_12


ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

ПЛАТОШКИН Николай Николаевич —

кандидат исторических наук (Москва)

Берлинская «блокада» 1948—1949гг. Мифы и реальность

Берлинские кризисы периода «холодной войны» были вызваны противоборством западных государств и СССР в так называемом германском вопросе. Причинами кризиса 1948—1949 гг. называются отход США, Англии и Франции от выполнения решений Берлинской (Потсдамской) конференции 1945года по сохранению экономической и политической целостности Германии и намерение Запада создать из своих зон оккупации отдельное западно-германское государство — ФРГ. В предлагаемой вниманию читателей статье рассматриваются истинные причины кризиса 1948—1949 гг., показываются его отдельные нюансы, роль СМИ в нагнетании страстей вокруг несуществовавшей блокады Западного Берлина.

В многотомной истории «холодной войны» имеется одна страница, содержанию которой на Западе до сих пор кое-кто верит: якобы Советский Союз в 1948году пытался уморить население Западного Берлина голодом, но его спасла доблестная американская авиация. На самом же деле, не было ни голода, ни, тем более, спасения от него. Просто «ястребы» из Вашингтона и их подручные в Западной Европе изо всех сил, вопреки очевидным фактам, раздували миф об опасности, исходящей от СССР, для так называемого свободного мира. Так что же было на самом деле?

После капитуляции Германии США, СССР, Англия и Франция решили временно ликвидировать немецкие центральные органы власти и разделили территорию страны на четыре зоны оккупации. В Берлине же находился союзнический орган управления всей Германией — Контрольный Совет. Чтобы подчеркнуть общесоюзническое значение этого органа, СССР в июле 1945года согласился на введение в Берлин ограниченных воинских контингентов США, Великобритании и Франции. Нужно заметить, что американцы подошли к Берлину ещё в начале апреля 1945года (немцы в то время на Западном фронте уже не сопротивлялись), но штурмовать город не стали, опасаясь больших потерь. Когда Красная армия взяла столицу Германии, было разрешено союзникам войти в город. При этом важно подчеркнуть, что никакой особой территорией Берлин не являлся — он считался центром советской зоны оккупации.

Снабжение находившихся в городе союзнических войск беспрепятственно шло через советскую зону оккупации. При этом снабжение осуществлялось не только по суше, но и по воздуху, для чего в ноябре 1945-го и феврале 1946года СССР, США, Англия и Франция создали три воздушных транспортных коридора из Берлина на Гамбург, Ганновер и Франкфурт-на-Майне1. Ширина каждого определялась в 32км, ограничений по высоте полёта не было. Необходимо подчеркнуть, что по этом коридорам летали не только самолёты союзников в Берлин, но и советские — в западные зоны оккупации. Дополнительно определялась зона совместного воздушного контроля безопасности полётов непосредственно над Берлином радиусом в 32км, что было больше территории собственно Берлина примерно в 4раза. В здании Контрольного Совета располагался совместный диспетчерский центр четырёх держав по контролю за безопасностью воздушного движения.

Но с весны 1948года Запад пошёл на открытый раскол Германии. На сепаратном Лондонском совещании, проходившем 23февраля — 1июня 1948года, западные государства приняли решение о поэтапном создании немецкого государства из своих зон оккупации, включении его в план Маршалла и интеграции в западный блок. Первым шагом на пути воплощения этого плана в жизнь была начатая западными оккупационными властями 20июня 1948года денежная реформа. Контрольный Совет уже давно решил провести по всей Германии эту реформу — страна была наводнена обесценившимися денежными знаками нацистского периода. Формально Запад вёл переговоры с СССР о порядке единой денежной реформы для всех оккупационных зон, однако в то же самое время в США в глубокой тайне отпечатали банкноты только для западных зон Германии (будущей ФРГ). 18июня 1948года в нарушение межсоюзнических Потсдамских договорённостей 1945года США, Англия и Франция объявили о введении в своих зонах оккупации новой денежной единицы — немецкой марки. Причём прежние деньги (за исключением мизерной наличной суммы, которую можно было обменять на новые банкноты) выводились из оборота немедленно. Советский Союз поставили в известность о введении в западных зонах новой марки за два часа! Таким образом, раскол Германии стал реальностью. Хотя западные державы утверждали, что новые деньги не будут ходить в Берлине, чем, кстати, ещё раз признали, что он весь входит в советскую зону оккупации, однако, учитывая отсутствие в городе какой бы то ни было границы между западным и восточным сектором, то в Берлин хлынули огромные массы внезапно обесценившихся бывших рейхсмарок из западных зон. Это грозило серьёзным подрывом экономики советской зоны оккупации (СЗО).

Советский Союз был вынужден запретить хождение западных денег в своей зоне оккупации, включая Берлин. При этом никаких мер пограничного контроля в самом Берлине не вводилось: любой житель западной части города мог беспрепятственно сходить в восточную часть и купить там всё, что ему было нужно.

22 июня 1948 года западные державы предложили СССР ввести в Берлине особую валюту, таким образом, в «единой» Германии ходило бы три денежных единицы — в западных зонах, в советской и ещё в Берлине, который являлся центром советской зоны оккупации. Естественно, Москва отклонило это предложение как «абсурдное»2. Интересный факт: на этом же заседании британский представитель констатировал, что «в настоящий момент русская зона и Берлин наводнены старой валютой». Действительно, только за первые пять дней после введения западной марки советскими и восточногерманскими властями было изъято более 90млн рейхсмарок, которые незаконно пытались переправить из западных зон в советскую3.

СССР не мог сохранять в обращении старые деньги в своей зоне оккупации, а к сепаратной денежной реформе Москва, в отличие от западных держав, не готовилась. В этой связи в советской зоне стали наклеивать специальные купоны на старые деньги, чтобы хоть как-то сдержать массовый наплыв обесценившихся рейхсмарок. Всё же 22июня 1948года и Советскому Союзу пришлось ввести в своей зоне новые деньги, которые реально появились в обращении в конце июля. Западные державы отказались признать немецкую марку советской зоны в качестве денежной единицы для Западного Берлина, в ответ СССР 24июня ввёл запрет на перевозку товаров из западных зон оккупации в Западный Берлин. При этом воздушное сообщение не ограничивалось. Следует сказать, что советская сторона гарантировала обеспечение Западного Берлина продовольствием и промышленными товарами из СЗО. На Западе же заговорили о блокаде Берлина, западные оккупационные власти прекратили межзональную торговлю, торговые отношения западной части города с СЗО, тем самым изолировавшись от неё в экономическом отношении. В то же время западные державы в нарушение собственных обещаний неожиданно ввели в своих секторах Берлина новые «западные деньги», на которых красовалась латинская буква «В» (Berlin), причём установили заведомо грабительский курс: за одну «западную» марку — четыре «восточных». В этих условиях спекулянты из Западного Берлина начали активно скупать в восточной части германской столицы и в прилегающих районах советской зоны оккупации промышленные и продовольственные товары, которые были там гораздо дешевле, чем в западных зонах.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Wetzlaugk U. Berliner Blokade und Lьftbrьcke 1948/49. Berlin, 1998. S.49.

2 Keiderling G. Die Berliner Krise 1948/49. Berlin, 1982. S. 84.

3 Ibid. S. 86.


ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ

Климов Андрей Алексеевич —

преподаватель кафедры истории Военного университета, подполковник, кандидат исторических наук (Москва)

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ВНУТРЕННИМИ ВОЙСКАМИ НКВД — МВД СССР НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ В 1940—1950-е годы

В 40—50-е годы ХХ века на территории прибалтийских советских республик, западных областей Украины и Белоруссии развернулась острая и напряжённая борьба с националистическим подпольем и его вооружёнными формированиями. Она потребовала от личного состава Внутренних войск НКВД — МВД СССР1 огромных усилий, упорства, боевого мастерства, неусыпной бдительности, мужества и самопожертвования, а от командиров и политработников — высокой политической зрелости и организаторских способностей.

Внутренние войска уже имели некоторый опыт борьбы с незаконными вооружёнными формированиями — махновщиной, антоновщиной, басмачеством, кулацко-белогвардейскими отрядами в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. И всё же многое, с чем пришлось столкнуться частям и подразделениям Внутренних войск в конце Великой Отечественной войны 1941—1945гг. и в первые послевоенные годы в западных районах страны, было новым и своеобразным.

Эти особенности проявлялись и в социально-политических условиях, породивших бандитизм, и в чрезвычайной остроте и масштабах развернувшейся борьбы, и в разнообразии применявшихся в ходе её методов, средств и тактических приёмов. Достаточно сказать, что только в 1944году части и подразделения Внутренних войск, не считая других взаимодействующих сил, провели свыше 5600операций по борьбе с бандитизмом на территории Западной Украины. В первой половине 1945года эти показатели значительно возросли, а далее, в связи с уменьшением количества националистов, стали снижаться2.

Одним из наиболее мощных вооружённых формирований, которое действовало продолжительное время на территории Западной Украины, была «Организация украинских националистов» (ОУН)3, созданная по заданию и на средства германской разведки в 1929году петлюровцем и полковником австро-венгерской армии Е.Коновальцем. После того, как он был убит в 1938году, руководство оуновцами перешло к А.Мельнику и С.Бандере. В годы Великой Отечественной украинские националисты тесно сотрудничали с немецко-фашистским военным командованием, гестапо, абвером, участвовали в карательных операциях против партизан и антифашистского подполья. Это, в частности, подтверждает документ, захваченный при разгроме Красной армией одной из фашистских частей, а именно — секретное распоряжение бригаденфюрера СС (генерал-майора) Бреннера от 12февраля 1944года. В нём указывалось, что между руководством «Украинской повстанческой армии» (УПА)4 и немцами достигнуто соглашение, в соответствии с которым бандеровцы не будут совершать нападений на немецкие воинские части, а также начнут передавать немцам захваченных военнослужащих Красной армии, партизан и засылать в тыл советских войск своих разведчиков. В свою очередь, немцы обязывались беспрепятственно пропускать участников УПА на свою территорию, не отбирая у них оружия5.

Когда в 1944 году под ударами Красной армии немецко-фашистские захватчики вынуждены были отступать на запад, они стали ещё более активно использовать ОУН и УПА в своих интересах. Вооружили их, устроили продовольственные и оружейные склады и поставили задачу вести подрывную работу в тылу советских войск6. Оуновцы перешли к ожесточённой вооружённой борьбе с советской властью по заранее разработанной программе7.

Несмотря на различия в названиях, цели и задачи националистических организаций и их бандитских формирований на советской территории Западной Украины повсюду были одинаковы. Их ставил один хозяин — германский фашизм. После его разгрома националистическим подпольем воспользовались разведки других государств Запада. Своей националистической агитацией бандиты пытались восстановить население западных областей Украины против советской власти. Они вербовали молодёжь в диверсионно-террористические отряды, совершали налёты на штабы и подразделения Красной армии и войск НКВД, убивали офицеров и других военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и госбезопасности, представителей партийно-советского актива.

Антинародным целям соответствовали и методы их достижения. Действия бандитов отличались особой жестокостью и бесчеловечностью. В одной из инструкций своим подопечным С.Бандера заявил: «Наша власть должна быть страшной». И в самом деле, даже сейчас нельзя без содрогания читать документы, составленные по свежим следам зверств оуновцев.

Так, в оперативной сводке Внутренних войск о действиях УПА на территории Западной Украины отмечалось: «…17декабря 1944г. бандгруппа, численностью до 200человек, совершила вооружённое нападение на МТС в селе Звеняче, Залещинского района. Бандитами сожжено здание конторы МТС, мастерская, конюшня колхоза и убито 19человек рабочих из обслуживающего персонала МТС. В ночь на 21декабря 1944г. бандгруппой, численностью до 150человек, совершено вооружённое нападение на село Глухово, Заложнецкого района. Бандитами убито 6 местных жителей и сожжено 53дома»8.

Такая же обстановка сложилась и в Тернопольской области, особенно в местах проживания польского населения: «В ночь на 7февраля 1945г. банда численностью до 500человек совершила нападение на село Бараш, Бучачского района. Бандиты убили 93 и ранили 20 местных жителей-поляков и сожгли 212домов. Бандиты увели в лес 12семей, одна семья, отказавшаяся уходить, была расстреляна. Прибывшая на место оперативная группа столкнулась с заслонами, оставленными бандитами при отходе. В результате перестрелки убито 18бандитов, а один бандит ранен и захвачен живым. 13февраля 1945г. бандиты совершили налёт на село Пузднинки, Городокского района, убили 50 местных жителей-поляков и сожгли 200домов. 14февраля 1945г. в селе Бойковцы, Белобожницкого района бандиты зверски убили 39 местных жителей-поляков, главным образом женщин и детей»9.

Оуновцы совершали нападения на подразделения Красной армии и Внутренних войск. Именно от их преступных рук погибли командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии Н.Ф.Ватутин, писатель и общественный деятель Западной Украины Ярослав Галан и др.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В период с 1946 по 1953 г. Советское правительство, учитывая возросшее значение Внутренних войск в обеспечении государственной безопасности и охране общественного порядка, приняло ряд мер, направленных на укрепление их боеспособности. В марте 1946г. НКВД СССР было преобразовано в МВД СССР, а Главное управление Внутренних войск НКВД СССР стало именоваться Главным управлением Внутренних войск МВД СССР. В дальнейшем, в январе 1947г. части оперативного назначения внутренних войск, были переданы из МВД СССР в ведение МГБ СССР. В соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 6мая 1951г. и приказом МГБ СССР от 19мая 1951г. Главное управление Внутренних войск и Управление войск Правительственной «ВЧ» связи МГБ СССР были объединены и переформированы в Главное управление внутренней охраны МГБ СССР, а Внутренние войска и войска Правительственной «ВЧ» связи МГБ СССР были реорганизованы во внутреннюю охрану МГБ СССР. 10марта 1953г. МВД и МГБ объединили в единое Министерство внутренних дел СССР, и Внутренние войска вошли в состав МВД СССР. 13марта 1954г. был создан КГБ при Совете Министров СССР, в состав которого вошли Пограничные войска.

2 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.38650. Д. 313. Л. 1—21.

3 ОУН — националистическая организация, оформилась на съезде украинских националистов в начале 1929г. в г.Вене. Создана на базе «Украинской военной организации» (УВО), возникшей в конце 1920г. в г.Праге, для осуществления из-за кордона террористической и диверсионно-шпионской деятельности против СССР. ОУН была связана с германскими разведывательными службами. Эта связь усилилась после прихода к власти фашистов в 1933г. После нападения фашистской Германии на СССР на оккупированной территории западных областей Украины была создана сеть ОУН. Оккупанты охотно принимали услуги ОУН, полностью контролируя деятельность её главарей, искусно сменяя их, разжигая в своих интересах вражду соперничавших групп. См.: Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941—1945гг. Документы и материалы. М., 1975. С.704.

4 УПА — вооружённые отряды оуновцев, созданные под руководством гитлеровских разведывательных органов в 1943г. на оккупированной фашистскими войсками территории западных областей Украины. Фашистское командование использовало банды УПА для борьбы против советских партизан и осуществления карательных акций над польским и украинским населением. См.: Внутренние войска в Великой Отечественной войне… С.705.

5 См.: Из истории советских пограничных войск. Пограничные войска в годы Великой Отечественной войны 1941—1945гг. Документы и материалы. Кн.2. 1944—1945гг. М., 1977. С.10—12.

6 Антинародную и предательскую политику украинских националистов поддерживало реакционное униатское духовенство. Контакт между ОУН и униатской церковью был настолько тесным, что считалось обязательным для «галицийского» крестьянина (жителя западных областей Украины) принадлежать к этой церкви, а изменение вероисповедания рассматривалось как измена национальности. Центральной фигурой, вокруг которой объединились украинские националисты, являлся глава униатской церкви митрополит А.Шептицкий (умер в 1944г.). С ним до войны были связаны Краковский центр и Львовская «Краевая экзекутива», в том числе её руководитель Мирон и другие активные оуновцы. Активную роль играли руководитель Станиславской епархии епископ Хомышин и Перемышленский епископ Коцеловский. Вот письмо митрополита А.Шептицкого А.Гитлеру в связи с оккупацией немцами Киева: «Ваше превосходительство! Как глава украинской Греко–католической церкви я передаю Вашему превосходительству свои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре — Киевом… С особым уважением граф Шептицкий, митрополит» (См.: Центральный архив внутренних войск МВД РФ (ЦАВВ). Ф.488. Оп.3. Д.3. Л.137). На Галичине бандеровцы создали свои вооружённые отряды в июле 1943г. в виде «Украинской народной самообороны» (УНС). Активизировал создание её банд на Галичине героический рейд партизанского соединения дважды Героя Советского Союза генерал-майора С.А.Ковпака, громившего немцев и их пособников. В своём воззвании по поводу создания УНС бандеровцы писали: «Украинцы! Несколько недель, как потрясена Западная Украина известием о приходе многотысячной большевистской банды Ковпака в украинские Карпаты… Мы не можем допустить того, чтобы во имя ненавистной Москвы горели наши сёла, разрушалось наше добро, чтобы в нашей Украине гнездились энкеведистские банды… Украинский народ не даст себя никому угнетать, и поэтому организует «украинскую народную самооборону» — УНС для борьбы с большевистскими бандами в Карпатах». (См.: Там же. Л.139). Итак, оуновцы, создавая вооружённые отряды на Галичине, ни слова не говорили о борьбе с немцами, так как они создали их для борьбы с советскими партизанами именно в 1943г., когда советские партизанские отряды на Волыни и в Полесье выросли в грозную силу и громили немцев. Зимой и весной 1944г. отряды УНС на Галичине пополнились командным и рядовым составом за счёт разбитых банд УПА. Для руководства отрядами УПА был создан военный округ №4 «Говерло», который состоял из 3групп: Чёрный лес, Говерло и Гуцульщина. Возглавлял округ бандит по кличке «Шелест». Националистические формирования ОУН — УПА вели борьбу с партизанами, зверски расправлялись с населением, и особенно с польским, не трогая немцев. В приказе №1 УПА «Запад — Карпаты» от 28августа 1944г., подписанный комендантом УПА Богуном, указывалось: «В целях сбережения народной энергии на решительную и окончательную расправу с главным врагом Украины — большевиками приказываю: избегать всяких ударов, как с немцами, так и с мадьярами и только в случае нападения на нас — обороняться. В случае столкновения сейчас же доносить. Мадьярские части, которые своим культурным поведением на украинских землях заслужили себе симпатию украинского населения, — рассматривать как приятелей. Строжайше запрещается разоружать, а тем более ограбление отдельных солдат из разбитых частей указанных армий». См.: РГВА. Ф.38651. Оп. 1. Д. 68. Л. 94.

7 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф.9401. Оп. 2. Д. 93. Л. 243, 244.

8 Там же. Д. 92. Л. 136, 137.

9 Там же. Д. 93. Л. 250, 251.


АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

БОРЩИК Наталья Дмитриевна —

доцент кафедры государственного и муниципального управления Курского государственного университета, кандидат исторических наук (г.Курск)

Учёт населения Курской губернии офицерами Генерального Штаба в середине XIX века

Комплекс сведений о населении служит не только для характеристики его современного состояния, но и является основой для прогнозирования дальнейшего изменения его состава, поэтому Россия, как и любое другое государство, заинтересована в своевременном поступлении полных и достоверных данных. Кроме того, неоднократные исследования данного вопроса в нашей стране практически всегда вызывали нарекания в обществе. В преддверии очередной Всероссийской переписи населения 2010года, подготовка к которой уже начата, необходимо изучить исторический опыт, который в сочетании с современными возможностями позволит улучшить сбор и обработку информации, имеющую большое значение для развития общества.

В 50-е годы XIX века возникла настоятельная потребность во всестороннем и точном освещении российских реалий, поэтому к статистическим сведениям обращались представители правительственных кругов, военные, священники, чиновники и пр., которые использовали опубликованные официальные данные. Основной проблемой государственной статистики того времени был вопрос о достоверности и способах получения сведений, предоставляемых низовыми инстанциями в губернские статистические комитеты. В частности, широко известны случаи о недобросовестном отношении волостных писарей к сбору информации, вплоть до сочинения ими первичных данных1.

Поэтому помимо Центрального статистического комитета, созданного при Министерстве внутренних дел, некоторые ведомства вели собственную статистику с публикацией полученной информации. Как правило, ведомственные данные были более достоверными, чем сведения из губерний, что объясняется более высокой квалификацией работников министерств и их заинтересованностью в объективности результатов2.

В целом деятельность органов государственной статистики в литературе того времени оценивается крайне отрицательно. Было широко распространено мнение, высказанное А.А.Кауфманом: «Центральный статистический комитет и Статистический совет продолжали пребывать в состоянии полного застоя, не играя решительно никакой роли не только в эволюции русской статистики как научной дисциплины, но даже в развитии вширь и вглубь нашей административной статистики, которая распылилась между десятком ведомств и в некоторых из них достигла, несомненно, высокой степени развития»3.

У российских военных был достаточный опыт в деле осуществления государственных учётов населения, начало которым было положено указом ПетраI от 26ноября 1718года. Цель предстоящего народоисчисления напрямую зависела от нужд армии: «Поелику до сего времени число всего российского народа и каждого человека жилище обстоятельно не было известно, а притом и армию свою расположить по числу душ для лучшего оной содержания, то повелел Монарх учинить генеральную перепись всем мужеска пола душам»4. Особо отмечалось, что «главнейшее намерение сей переписи — наложение подати на каждую душу лёгкой, но довольной к содержанию навсегда армий своих и флотов в исправности и без отягощения подданных»5. Видимо, поэтому сбор сведений о населении (ревизии) был возложен на военных, а не на государственные фискальные органы.

Всего состоялось 10 ревизий населения Российской империи, последняя из которых завершилась в 50-е годы XIXвека. Общее руководство проведением ревизий осуществлял Сенат, а последних трёх (1833, 1850, 1857) — Министерство финансов. Удивительно, но несмотря на существование в стране к тому времени центрального статистического органа и наличия статистических учреждений в губерниях, к проведению подушных переписей населения они не допускались.

Согласно приведённому указу ПетраI на первом этапе нужно было собрать «сказки» — сведения о количестве «государственных, патриарших, помещиковых» и пр. крестьян, бобылей, задворных и деловых людей «по именам», причём «без всякой утайки, невзирая ни на какие старые и новые о дворовом числе переписи».

«Сказки» собирались комиссарами губернских канцелярий или «городскими правителями», как правило, имеющими воинский чин. В Курске губернская канцелярия была учреждена в 1712году «вследствие удалённости города от Киевской губернии» и состояла из «коменданта полковника Григория Алексеевича Калтовского, из Орла воеводы стольника Логина Михайловича Щербачева, при них дьяка Василия Овсяникова, а комиссар был Леонтий Иванов сынъ Рудин»6. В 1719году «городской правитель был Максим Петрович Каменев, а подавал он к первой ревизии сказки»7.

На втором этапе силами армии проводилась собственно перепись населения, о чём источник применительно к Курску сообщает следующее: «С 1721 по 1725год, продолжалась первая мужеска пола душ ревизия в Курске, кою производили капитан Ефим Григорьев сын Ушаков, поручик Фёдор Петров сын Львов и прапорщик Никифор Михайлов сын Свищов, и с того времени збор подушных денег состоял под ведомством присланных от драгунского Астраханского полка Офицеров с командою, чего для и построен был у Семскаго перевозу на городовой стороне штатный двор»8.

Итоги ревизий записывались в особые переписные книги — «ревизские сказки». По Курскому краю сохранились цифровые материалы всех ревизий, которые хранятся в Государственном архиве Курской области (ГАКО) в обширном фонде «Курской Казённой палаты», насчитывающем более 1000дел9.

В дальнейшем осуществление ревизий заключалось в том, что на особо уполномоченных лиц или на помещиков возлагались обязанности подавать к определённому сроку сведения о числе податных душ в своей местности. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Голицын Н.С. О мерах к устройству статистических источников и работ в России // Журнал министерства внутренних дел. 1860. Ч.3. С. 9—15.

2 Плошко Б.Г., Елисеева И.И. История статистики. М.: Финансы и статистика, 1990. С. 71.

3 Кауфман А.А. Статистическая наука в России (теория и методология, 1806—1917, историко-критический очерк). М.: Изд. ЦСУ, 1922. С. 78.

4 Голиков Н.И. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам: В 12 т. Т. 7. М., 1838. С. 214—216.

5 Там же. С. 406.

6 Описание Курского наместничества из древних и новых о нём известий, вкратце собранное Сергеем Ларионовым, того наместничества Верхней расправы прокурором. М., 1786. С. 13.

7 Там же.

8 Там же.

9 Государственный архив Курской области (ГАКО). Ф. 184. Оп.2. Д. 1, 10, 12, 13, 89, 108, 191, 303, 508, 532, 791, 1001; Оп.3. Д.34; Оп. 4. Д. 2, 6.


ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ «ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА»

ВЯТКИН Виктор Алексеевич —

консультант Межрегиональной инспекции ФНС России по Сибирскому федеральному округу, полковник в отставке (г. Новосибирск)

ОТ РЕДАКЦИИ: Вяткин Виктор Алексеевич родился в 1946году. В 1975 с отличием окончил Военно-дипломатическую академию. Имеет 4 высших образования: инженерное, военное, специальное и финансовое. Побывал в некоторых заграничных командировках. В период с 1982 по 1984год участвовал в боевых действиях в Афганистане. Полковник в отставке в своём письме выступает против лжи и фальсификаций предателя Родины и псевдоисторика В.Б. Резуна.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО СРОКА ДАВНОСТИ НЕ ИМЕЕТ

Всё дальше и дальше уходят годы Великой Отечественной войны, когда наш советский народ сломал хребет мощному по тем временам агрессору — фашистской Германии, принёс свободу народам Западной Европы!

Годы уходят и уводят с собой в бесконечность ветеранов войны, которые были свидетелями тех событий. Ах, как жаль, что весьма скоро не станет уже этих людей, а значит и некому будет твёрдо сказать всем, кто пишет и сочиняет про войну: «Что вы говорите и пишете о Великой Отечественной войне? Пишите только правду!»

А писать надо, необходимо ставить фильмы и спектакли, потому что это наша с Вами, дорогой читатель, история!

К великому сожалению необходимо отметить, что многие документы, особенно касавшиеся начального периода Великой Отечественной войны, оказались на долгие годы недоступны историкам. Издание мемуарной литературы, освещающей историю строительства и ведения боевых действий Красной армией, в СССР находилось под строжайшим контролем ЦК КПСС, Министерства обороны и Главного политического управления СА и ВМФ. Многие документы и по сей день остаются недоступными простым исследователям! Конечно, не справедливо! Вовремя сказанная правда победит любую ложь! Вот именно этот момент и используют западные фальсификаторы, чтобы «влить в бочку с мёдом ложку дёгтя»! Особенно стараются «историки» Англии и, её разведка МИ-6, несмотря на то, что сама страна пострадала от фашистов. Уж очень хочется Западу повернуть события тех лет таким образом, чтобы показать миру, что победу одержали не советские войска, не Советский Союз заставил капитулировать Германию, а что победил второй фронт.

Да, многие государства Европы пострадали от фашизма, но и многие из них внесли свой посильный вклад в освобождение Европы от фашистского ига, и это бесспорно! Не подлежит сомнению тот факт, что полный разгром Германии был осуществлён армией первого в мире социалистического государства — СССР!

Когда на прилавках наших магазинов стали появляться «произведения» предателя Родины В.Резуна, извращающие историю Великой Отечественной войны, роль наших полководцев в ней, не удержался и решил собирать эти книги, внимательно прочитывая и делая анализ.

Надо отдать должное писательскому таланту В.Резуну. В начале своей литературной деятельности он выпускал книги только на английском языке: в 1981году вышла книга «Рассказы освободителя»; в 1982году — «В Советской Армии»; в 1984году — «Советская военная разведка»; в 1987году — «Спецназ».

А вот начиная с «Аквариума», написанного в 1985году, и далее, все книги стали переводиться на русский язык и издаваться в нашей стране огромными тиражами. «Ледокол», к примеру, в 2001году был выпущен тиражом в 1млнэкз.

Ведь что интересно, на прилавках книг В.Суворова (он же В.Резун) появилось множество, а исследовательских работ наших историков по этим же вопросам — весьма мало! Произведения предателя Родины стали свободно продаваться у нас по всей стране. Конечно же выдвинутые им бредовые идеи нашли поддержку среди некоторой части наших граждан. И совсем непонятно, почему в последнее время во многих школах ученикам, проходящим по программе Великую Отечественную войну, рекомендовано в качестве альтернативного взгляда изучение книг В.Суворова. По долгу службы мне приходится часто ездить по нашей необъятной стране, бывать во многих регионах. А также как члену областной ветеранской организации Союза ветеранов войны в Афганистане (РСВА) вести среди школьников военно-патриотическую работу. На встречах, в беседах с гражданами всех возрастов стал слышать положительные отзывы об «исторических произведениях» В.Суворова.

— Вот молодец, как хорошо раскрывает нашу историю, — говорят уже многие.

Среди этой части населения встречаются и пожилые люди! Вот это-то и обидно! Мы, проживая в своей стране, не знаем всех подробностей нашей истории, а предатель Родины, называющий себя бывшим военным разведчиком, убеждает нас в правоте своей лжи! И причём весьма нагло и цинично!!! Неужели родное государство заинтересовано в искажении своего прошлого? Мне кажется, что время вседозволенности, в том числе и в вопросах истории государства, должно уже пройти!

Чем дальше вчитываешься в книги В.Резуна, тем больше приходишь к мысли, как умело этот «историк», подтасовывая факты, засоряет голову читателю. Да, за основу он берёт факт, искажает его или вырывает кусок текста того или иного исторического документа, наращивая его домыслами, и — готово, можно запускать.

В этой связи встаёт вопрос: а где же наши официальные учреждения, авторы исторических трудов, просто писатели-исследователи, которые смогли бы развенчать постулаты предателя, дать ему твёрдый отпор? Стал искать на книжных рынках такие работы — нашёл, пока всего две! Это: А.Кадетов «Как Виктор Суворов предавал “Аквариум”» и А.Помогайбо «”Псевдоисторик Суворов“ и загадки Второй мировой войны».

Советую всем читателям внимательно ознакомиться с этими книгами, если найдёте их на книжном рынке, потому что выпущены они всего в 5000экземплярах каждая, тогда как «суворовские» мемуары выпускались тиражами 100—200тыс.экз. и более. Сравнения оставляю читателю! Подумайте, кто стоит за выпуском «суворовских» книг!

В одном из телевизионных интервью, показанных в нашей стране, В.Резун заявил:

— Если я не прав, то докажите!

Поэтому ему в первую очередь настоятельно рекомендую ознакомиться с доказательствами собственной лжи. Особенно хотелось бы обратить внимание на вторую книгу. Однако читается она весьма тяжело, так как в ней приведены опровержения в виде конкретных цифр по производству и выпуску, дислокации и перемещению всех типов самолётов, танков, орудий разного калибра и другого вооружения частей и соединений Красной армии. Доказательство построено на конкретных документах (открытых) и напрочь разбивает домыслы Резуна! Простому читателю очень тяжело разбираться в военной терминологии, в названиях и типах оружия и техники.

Но скажу прямо, в этой книге для себя я открыл немало новых исторических фактов, чего не знал ранее, чему меня не учили ни в военном училище, ни в академиях!

Бывших разведчиков не бывает, как и предательство не бывает бывшим, как это хочет представить нам В.Резун. Сбежал он из Советского Союза, а раз Союз исчез, то и предательства, якобы, как такового, нет. Нет, господин предатель, Родина одна, и её не выбирают настоящие разведчики! Она вырастила и воспитала, дала образование. Хоть и высокопарно, но правдиво! А вы с помощью своего предательства выходит выбрали другую «родину». Принятие другого гражданства, предоставление новым хозяевам показаний по военным, политическим, чисто специфическим вопросам и есть предательство, оно не имеет срока давности! И никто из нас — разведчиков не поверит, что, перебежав, вы остались безгрешным: никого не предали, ни о чём не рассказали иностранным хозяевам, не нарушили данную клятву.

Чтобы стать настоящим разведчиком (это прекрасно знает В.Резун) надо как минимум пять лет «пробегать» оперативником, завербовать хотя бы одного кандидата, то есть от теории разведки, полученной в стенах академии, перейти к практике, получить как бы «пропуск» в настоящие разведчики. Это как на заводе: чтобы стать настоящим мастером своего дела, надо пройти курс подмастерья, перенять навыки у своего учителя! А что мы имеем в деле В.Резуна? Он, проучившись три года, окончил в 1974-м Военно-дипломатическую академию, в конце этого же года уехал в командировку в Женеву (в заграничную резидентуру), пробыл в ней чуть больше трёх лет, но основную задачу не выполнил. Писал в Центр хорошие информационные справки. Выполнял разовые поручения частного характера резидента и его жены, пользовался их безграничным доверием. Находился на пороге выполнения основной задачи, но опростоволосился. «Изучал» двойника, подставу от английской разведки МИ-6. Когда узнал, так перепугался, что решился на бегство. Мужества не хватило, как истинному разведчику, во всём признаться руководству, решил пойти по пути наименьшего сопротивления — на побег из страны пребывания, чтобы просить политического убежища. Разве это состоявшийся разведчик? Конечно, нет! Первая командировка за рубеж закончилась полным провалом. Не сделав ни одной вербовки, не стал предатель Родины военным разведчиком. И не может он называться бывшим военным разведчиком ГРУ!

Конечно, предательство Резуна может и не получило бы такого резонанса, всё-таки издержки бывают и в нашей профессии, если бы он по заказу своих новых хозяев не начал писать «мемуары», сначала о военной разведке, о своей работе и учёбе, о подготовке разведчиков, а потом и об истории Великой Отечественной войны. За последние годы он достиг в этом совершенства. Его новые хозяева из английской разведки давно искали возможность подменить некоторые исторические факты Второй мировой войны, опорочить имена выдающихся полководцев. А тут такая удача — сбежавший несостоявшийся военный разведчик В.Резун, довольно грамотный, образованный молодой человек, умеющий писать хорошие информационные справки (за них он, служа в резидентуре, получал высокие оценки).

Спецслужбы Англии стали активно использовать нового «писателя», подбрасывать ему идеи, деньги на издательство, и работа пошла полным ходом! Печатный лживый станок заработал! Да ещё как! Была быстро озвучена уже ранее разработанная идея о якобы готовящемся нападении СССР на Германию, — если бы помедлил Гитлер ещё немного, не напал первым, то СССР обязательно обрушился бы на Германию.

По мнению Резуна, не было в Красной армии достойных, грамотных военных начальников — и маршал Г.К.Жуков также не гений. Давай и его обольём грязью. Действительно, у Георгия Константиновича было много недостатков, он такой же человек, как и всё его окружение. Но его заслуги перед Отечеством неоценимы. Народ своих героев знает в лицо, годы не затмят память о них! Посмотрите на военных парадах в Москве и других городах Российской Федерации, ближнего зарубежья, повсюду висят огромные портреты нашего маршала. Народ прекрасно знает, кто такой Г.К.Жуков!

В своих псевдоисторических измышлениях В.Резун не раз восклицает, что надо писать только правду. Приводит цитаты из нашей русской (советской) литературы и документов, при этом просит, чтобы его опровергли. А ведь цитаты-то надо полностью приводить, а не вырывать из них только нужное для аргументации.

В заключении хотелось бы привести выдержку из книги А.Помогайбо (стр.469): «Подведём итог. Все основные постулаты теории Резуна основаны на лжи. Не на второстепенных ошибках, которые специалист может найти, наверное, в любой книге, а именно на лжи — сознательной, с искажением текста цитируемых книг и документов. Об этом писал ещё Волкогонов: “Помню, прочитав “Ледокол”, взял наугад десяток цитат и проверил их по оригиналам, — все, почти все, оказались искажёнными (где пропущено слово, где добавлена, где убрана запятая, — мелочь, а смысл-то меняется…)”».


ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

ВИНОГРАДОВ Алексей Павлович —

научный сотрудник исследовательского отдела войсковой части №13991, майор (г. Мирный, Архангельская обл.)

ЭВОЛЮЦИЯ СОДЕРЖАНИЯ ПОНЯТИЯ «ОФИЦЕРСКИЕ ЧИНЫ» В XVIII—XIX вв.

Изучение архивных документов и литературы по истории дореволюционной России показало, что в исторической науке отсутствует чёткое разграничение понятий «воинский чин», «офицерский чин» и «воинское звание», «офицерское звание».

Уже в конце XIX века государственный секретарь А.А.Половцев говорил о том, что настанет такое время, когда историку трудно будет дать определение понятию «чин»1.

В справочной и исторической литературе даётся совмещённое понятие воинского чина и звания, без определения границы в терминах. При этом второе понятие пишется в скобках: воинское звание (чин). Следствием этого стало то, что одно и то же понятие по-разному трактуется в литературе. Так, воинские чины в Табели о рангах в Военной Энциклопедии названы: «Воинские чины и звания в России к 1917г.»2, в Большой Советской Энциклопедии — «Воинские звания по Табели о рангах»3.

Наиболее полно рассматриваемая проблема отражена в работах Л.Е.Шепелева4. Военными чинами он называет только те, которые вошли в Табель о рангах, то есть которым присвоен класс с I по XIV. Остальные называются воинскими званиями. Так, прапорщик — это чин5, а подпрапорщик — звание6, так как не входит в Табель о рангах, генерал-фельдмаршал — чин7, а генералиссимус — звание8. Таким образом, по Л.Е.Шепелеву военные чины — от прапорщика до генерал-фельдмаршала, а воинские звания — от рядового до фельдфебеля (сержанта), подпрапорщика и генералиссимус (как не входящий в Табель о рангах). Кроме того, к ним же отнесены и свитские звания9.

Такого же принципа придерживаются составители Военной Энциклопедии: «к концу первой четверти XVIIIв. сложилась следующая система званий воинских (чинов)… Офицерские звания воинские именовались воинскими чинами, а унтер-офицерские — званиями»10.

Однако воинские звания от рядового до подпрапорщиков в Военной Энциклопедии также называются нижними чинами11. В Воинском уставе 1716года ПетраI звание генералиссимус названо чином12. И возникает вопрос, куда отнести звание мичман, которое в первой половине XVIIIвека было унтер-офицерским званием, а затем стало младшим офицерским чином?

Как показало изучение архивных документов, проблема понятия «офицерские чины» поднималась ещё в XIX веке. В 1989году помощник управляющего Кодификационным отделом при Военном совете Военного министерства тайный советник А.Лозинский провёл исследование по вопросу об изменении значения термина «офицерские чины»13.

В 1898 году военный министр обратил внимание на то, что в законодательных актах выражение «офицерские чины» подразумевает не только лиц офицерского звания, но и гражданских чиновников. В Кодификационном отделе были изучены историческая сторона проблемы и значение данного словосочетания в законодательстве14.

Проблема значения термина «офицерские чины» возникла в связи с работой Кодификационного отдела над вторым переизданием Свода военных постановлений (1869—1917гг.). В это же время Кодификационный отдел Государственного совета работал над третьим изданием Полного собрания законов Российской империи.

С изданием 24 января 1722 года Табели о рангах впервые возникла систематическая классификация лиц, находившихся на государственной службе. По роду деятельности все служащие были подразделены на воинские, статские и придворные чины, а также причислены к указанным в ней классам с I по XIV. Воинские чины, в свою очередь, подразделялись на сухопутные, гвардейские, артиллерийские и морские.

Из приложенных к Табели пунктов видно, что в смысле собирательного понятия, объединяющего все чины (воинские, статские и придворные), употреблялось в то время название «служители», которые подразделялись на высоких и нижних15.

В изданных позже законодательных актах и указах все внесённые в Табель лица, как воинские, так и статские, стали именоваться общей формулировкой: «офицерские чины».<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры и ордена Российской империи. М.; СПб., 2004. С. 5.

2 Звания воинские // Военная энциклопедия: в 8 т. Т. 3. М., 1995. С. 262.

3 Кулешов А.Д. Звания воинские // Большая Советская Энциклопедия, электронная версия. Науч.изд. «Большая Советская Энциклопедия», 2002.

4 Шепелев Л.Е. Отменённые историей. Чины, звания и титулы в Российской империи. Л., 1977; Он же. Титулы, мундиры и ордена Российской империи.

5 Шепелев Л.Е. Титулы, мундиры и ордена Российской империи. С. 409.

6 Там же. С. 408.

7 Там же. С. 403.

8 Там же.

9 Там же. С. 410, 411.

10 Звания воинские // Военная энциклопедия. Т. 3. С. 262, 263.

11 Там же. С. 262.

12 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Собрание 1-е. Т. V. №3006. («Устав Воинский» от 30.03.1716 г.).

13 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 1. Оп. 1. Т. 31. Д. 59378.

14 Там же. Л. 1—3.

15 ПСЗ РИ. Собрание 1-е. Т. VI. №3890.


НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

ЛещЁв Евгений Николаевич —

начальник кафедры Московского пограничного института ФСБ России, кандидат исторических наук, доцент (Москва)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СЕМИРЕЧЕНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА В 1867—1917 ГГ.

Созданное в 1867 году Семиреченское казачье войско было подчинено Военному министерству по Главному управлению иррегулярных войск и состояло под главным начальством туркестанского генерал-губернатора как командующего войсками Туркестанского военного округа. Непосредственное командование было вверено наказному атаману, которым стал военный губернатор и командующий войсками Семиреченской области. Военное руководство осуществлялось через перешедшие к области в полном составе 9-й и 10-й полковые окружные управления. Для ведения административной и хозяйственной деятельности в штабе войск Семиреченской области было сформировано казачье отделение1. Первым наказным атаманом вновь образованного войска стал генерал-майор Г.А.Колпаковский.

Войсковой комплект определялся двумя конными полками. Для служащих казаков ввели единую форму (цвет мундира — тёмно-зелёный, прикладным назначен малиновый). В 1912году был утверждён знак Семиреченского казачьего войска2.

Разделение войск завершилось 10 августа 1867 года*. В 9-й полковой округ вошли станицы Сергиопольская, Урджарская, Лепсинская, Капальская, выселки Сарканский, Арасанский, Карабулакский, Коксуйский. В составе 10-го полкового округа находились станицы Большая Алматинская, Малая Алматинская, Каскеленская, Софийская, выселки Илийский и Надеждинский.

По двум округам в войске было 7484 человека мужского пола казачьего сословия. Всё казачье население в Семиреченском казачьем войске на 1января 1868г. насчитывало 14648человек (7832 души мужского пола и 6816 — женского). На следующий год в состав войска зачислили китайских эмигрантов — маньчжуров, калмыков и др. (всего 400человек). В 1870 году в войске было уже 17111человек (9220 мужчин и 7891 женщина)3.

После создания Семиреченского войска и проведения всех необходимых организационных мероприятий в Военном министерстве разработали план его развития в интересах охраны государственной границы: обустройство новых казачьих станиц и выселков вдоль границы после её определения и установления согласно Чугучакскому (1864 г.), Санкт-Петербургскому (1881 г.) и Новомаргеланскому (1884 г.) договорам между Россией и Китаем; совершенствование системы управления военной и хозяйственной жизнью казачьих поселений, находившихся на большом удалении от областного центра — г.Верного и в сложных физико-географических условиях.

Надо отметить, что распределялись казачьи поселения неравномерно. Вся северная Киргизия казачьих поселений не имела. Они были сосредоточены в Верненском, Лепсинском, Копальском и Джаркентском уездах вдоль российско-китайской границы и на основных коммуникациях между Сибирским и Туркестанским военными округами.

По убеждению туркестанского генерал-губернатора, после стабилизации обстановки в Семиречье и Средней Азии в целом развивать войско уже не имело смысла. На случай осложнения обстановки на государственной границе и военных действий в Туркестане генерал-губернатор К.П.Кауфман предпочитал иметь спокойный тыл. В случае же войны или возникновения конфликта на границе крестьянские посёлки, по его мнению, могли дать в армию значительно бульший контингент рекрутов, чем казачьи станицы4.

В Петербурге в то время также серьёзно задумывались над тем, подлежит ли Семиреченское казачество дальнейшему сохранению и развитию как военная сила, говорили об анахроничности казачьего сословия в целом. Но к середине 80-х годов XIX века этот вопрос был решён в пользу сохранения Семиреченского казачьего войска. Появилось и в Туркестане течение, которое в противовес мнению К.П. Кауфмана и Г.А.Колпаковского отстаивало идею об увеличении Семиреченского казачества до размеров Сибирского казачьего войска. Ведущее место в решении этого вопроса занял преемник Колпаковского на посту семиреченского военного губернатора генерал А.Я. Фридэ, считавший, что семиреченские казаки представляют собой незаменимый и чрезвычайно ценный военный элемент при охране государственной границы с Китаем, а также лёгкую кавалерию для разведывательной службы, партизанских действий и поддержания установленного порядка в крае.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Собр. II. СПб., 1871. Т. XLII. № 44844, 44845, 44846.

2 Знак был утверждён 18 февраля 1912 г. Представляет собой овальный щит, покрытый красной эмалью, на середину которого наложен чёрный двуглавый орёл; на груди орла щиток с цифрой «100», над головами — дата «1582». Знак окаймлён слева Георгиевской лентой, справа — Александровской. Снизу знак обрамлён серебряными лавровой и дубовой ветвями, перевязанными Андреевской лентой. На банте ленты — золотые накладные вензеля Александра I и Николая II. Знак увенчан серебряной императорской короной, из-под которой ниспадает серебряная лента с датой «1873». Высота — 52 мм, ширина — 34мм. Офицерский — бронза. Для казаков — штампованный, без эмали. В центре знака — розетка из красного сукна. На лентах — даты: на Георгиевской — «1903», на Александровской — «1909». Белый металл.

3 Елагин А.С. Казачество и казачьи войска в Казахстане. Алма-Ата, 1993. С. 59, 60.

4 Там же.

* Здесь и далее все даты даны по новому стилю.


ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

Бурдун Владимир Николаевич —

начальник кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Краснодарского высшего военного авиационного училища лётчиков им. А.К. Серова, полковник, кандидат исторических наук, доцент (г. Краснодар).

Кубанское казачество в русско-турецкой войне 1877–1878 гг.

Уже в ходе Русско-турецкой войны 1877–1878 гг. и в первые десятилетия после её окончания появляется множество публикаций, отражающих участие казаков Кубани в боевых действиях. Среди наиболее значимых из них дневник командира Сводной Кавказской казачьей бригады полковника И.И. Тутолмина, работы войскового старшины Н.М. Могилевцева, урядника И.А. Тупикина, А.Д. Ламонова1. Несколько глав посвятили этой деятельности в своих фундаментальных работах исследователи историй 1-го Полтавского и Хоперского полков Кубанского казачьего войска (ККВ) — генерал-майор И.Е. Гулыга и есаул В. Толстов2.

Вместе с тем для более объективного представления об этом необходимо привлечение большого количества архивных материалов. Основная часть документальных источников по данной проблеме сосредоточена в фондах Российского государственного военно-исторического архива, Российского государственного исторического архива; в отделах рукописей Российской государственной библиотеки и Государственного исторического музея.

Кроме того, достаточно материалов об участии кубанского казачества в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. сосредоточено в региональных архивах. Представляется важным акцентировать внимание читателей на отражении данной проблемы в документах и материалах фондов Государственного архива Краснодарского края (ГАКК), которые не только позволяют показать степень участия казачества Кубани в освобождении народов Балканского полуострова от османского ига, но и помогают воссоздать историю комплектования этих фондов.

В контексте исследуемой проблемы фонды ГАКК целесообразно подразделить на следующие группы: 1) коллекции документов по истории Кубани и Кубанского казачьего войска (ККВ); 2) отдельные фонды, отражающие историю боевой и повседневной деятельности частей и подразделений ККВ; 3) фонды органов военно-административного управления казачьего войска.

Рассматривая первую группу материалов, следует отметить два основных фонда: коллекцию документов по истории Кубани и коллекцию документов по истории Кубанского казачьего войска3. Первый составлен в основном из документального справочно-аналитического материала, подготовленного кубанским ученым, публицистом, общественным деятелем, автором двухтомника «История Кубанского казачьего войска» Ф.А. Щербиной4. Но если документы этого фонда освещают лишь события Русско-турецкой войны, то вторая коллекция, у истоков создания которой стояли историки-краеведы П.П. Короленко, Е.Д. Фелицын, А.Д. Ламонов, отражает судьбоносные события 2-й половины XIX века с участием ККВ. В большинстве своём это выписки из различного рода материалов, а также копии документов, хранящихся в кубанском войсковом и других архивах. Представляют научный интерес и дела фонда, отражающие роль и место казачества Кубани в войне 1877—1878гг. В них содержатся личные воспоминания участников войны, материалы боевой летописи отдельных казачьих формирований. Примером этому могут служить «Записки полковника Кулебякина о русско-турецкой войне 1877—1878гг.»5, в которых наряду с описанием службы лейб-гвардейского Терского казачьего эскадрона Собственного его императорского величества конвоя со времени мобилизации и до окончания боевых действий, описывается деятельность на Балканском ТВД 2-го эскадрона Собственного его императорского величества конвоя, состоявшего из кубанских казаков6. Благодаря стараниям А.Д. Ламонова, занимавшегося исследованием истории 1-го Кавказского казачьего полка, можно познакомиться с подборкой документов о ходе и итогах боевой деятельности кубанцев7. В ней представлены списки награждённых офицеров и казаков, выписки из правительственных и государственных распоряжений, приказов по Военному ведомству о дислокации войск в период военной кампании, донесения, рапорты (в том числе и об убитых и умерших от ран), сведения о состоянии сил и средств по отдельным операциям (в частности по Баязетскому сидению)8. Судя по содержанию документов, исследователь в процессе работы над документами вносил коррективы, а по факту уточнения судьбы без вести пропавших в ходе боевых действий казаков сетовал на отсутствие «точных сведений после проведенных розысков». Эти материалы явились хорошей основой для написания в 1919 году отставным войсковым старшиной А.Д. Ламоновым «Очерка по истории 1-го Кавказского полка ККВ (1803—1903 гг.)», осветившего и события Русско-турецкой войны с момента её объявления и до полного завершения9. Часть очерка, отражающая события в крепости Баязет увидела свет в 1910 году, будучи опубликованной в «Кубанском сборнике»10.

Архивные фонды ГАКК содержат документы, освещающие деятельность отдельных кубанских частей и соединений11, что является их несомненным достоинством. Анализ материалов фонда, отражающих службу кубанцев в составе Собственного его императорского величества конвоя, свидетельствует о её сложном и напряжённом характере. Разнообразие документов говорит само за себя. Это и многочисленные предписания, рапорты, телеграммы по выдвижению на Балканский ТВД лейб-гвардии 2-го Кубанского казачьего эскадрона12, и документы о командировании казаков лейб-гвардии 1-го Кубанского казачьего и лейб-гвардии Кавказского эскадронов в апреле–мае 1877 года для сопровождения императора Александра II в его поездке в Москву, Кишинёв и действующую армию13. В этой связи симптоматичным является дело о командировании штабс-ротмистра В. Скакуна в Санкт-Петербург для получения Георгиевского штандарта лейб-гвардии кубанских казачьих эскадронов и его доставки на Балканы14.

Особый интерес представляют материалы об участии кубанцев из состава Конвоя в боевых действиях против турок у д. Горный Дубняк. Прежде всего это реляции, отношения, рапорты, именные списки убитых и раненых, представления о присвоении офицерских званий на казаков, отличившихся в ходе сражений15. Свидетельством заслуг кубанцев в этой войне является коллекция документов о награждении казаков Конвоя многочисленными наградами: знаками отличия военного ордена Св. Георгия, медалями «В память войны 1877—1878 гг.», «За оборону Шипкинского перевала», серебряной медалью «За спасение погибавших», «За усердие», золотой медалью «За храбрость», румынским железным крестом «В память перехода через Дунай»16. Среди материалов фонда встречаются по-настоящему уникальные документы. Одним из них является грамота императора Александра II (подлинный экземпляр), датированная 2 августом 1878 года, о пожаловании знаков отличия на головные уборы лейб-гвардии 1-му и 2-му кубанским эскадронам с надписью «За отличие в турецкую войну в 1877—1878гг.»17.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Тутолмин И. Кавказская казачья бригада в Болгарии 1877—1878 (Походный дневник И. Тутолмина). СПб., 1879. Вып. 2; Могилевцев Н.М. Краткий очерк боевой деятельности 2-го Кавказского полка во время русско-турецкой войны 1877—1878 годов (При усмирении восстания в Дагестане) // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1899. Т. 5. С. 23; Могилевцев Н.М. Краткие сведения о службе Кавказского полка 3-й очереди за время 1877—1879 гг. в составе Сборного Кавказско-Екатеринодарского конного полка // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1899. Т. 5. С. 16; Тупикин И. Описание боевой жизни 5-й конно-артиллерийской батареи Кубанского казачьего войска в минувшую войну 1877—1878 гг. // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1903. Т. 10. С. 171—221; Ламонов А.Д. К материалам по истории 1-го Кавказского полка (Баязетское сидение) // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1910. Т. 15. С. 367—384.

2 Гулыга И.Е. 1-ый Полтавский кошевого атамана Сидора Белого полк Кубанского казачьего войска. 1788—1912 гг. Тифлис, 1913. С. 133—178; Толстов В. История Хоперского полка Кубанского казачьего войска. 1696—1896 гг. Тифлис, 1900 (Репринтное издание). С. 518—693.

3 Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф.764, 670.

4 Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска: В 2т. Екатеринодар, 1910—1913.

5 ГАКК. Ф. 670. Оп. 1. Д. 52.

6 Там же. Л. 28, 28 об.

7 Там же. Д. 5, 5а.

8 Там же. Оп. 1. Д. 5а. Л. 1, 9—18, 25—27, 35—40, 50 об.—54, 64, 64об.

9 Там же. Д. 5. С. 101об.—147об.

10 Ламонов А. К материалам по истории 1-го Кавказского полка Кубанского казачьего войска // Кубанский сборник. Екатеринодар, 1910. Т. 15. С. 367—384.

11 ГАКК. Ф. 332. Лейб-Гвардейский Черноморский казачий дивизион (1829—1917 гг.) — 993 ед. хр.; Ф. 392. Управление конно-артиллерийской бригады ККВ (1865—1894 гг.) — 1026 ед. хр.; Ф. 393. 1-я Кубанская казачья батарея (1860—1902 гг.), 955 ед. хр..; Ф. 395. 5-я Кубанская батарея (1871—1905 гг.), 436 ед. хр.; Ф. 388. 1-й Таманский конный полк ККВ (1866—1902 гг.), 181 ед. хр.; Ф. 405. 1-й Екатеринодарский полк ККВ (1877—1903 гг.) , 355 ед. хр.; Ф. 411. 1-й Кавказский конный полк ККВ (1875—1901 гг.), 52 ед. хр.; Ф. 406. 1-й Кубанский конный полк ККВ (1866—1903 гг.), 152 ед. хр.; Ф. 412. 1-й Урупский конный полк (1878—1900 гг.), 19 ед. хр.; Ф. 413. 1-й Лабинский полк ККВ (1866—1901 гг.), 24 ед. хр.

12 ГАКК. Ф. 332. Оп. 1. Д. 303.

13 Там же. Д. 308, 325.

14 Там же. Д. 322.

15 Там же. Д. 326, 341.

16 Там же. Д. 307.

17 Там же. Д. 1192 б.


ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 ГГ.

Смирнов Даниил Сергеевич —

редактор редакции «Военно-исторического журнала», лейтенант (Москва)

Жизнь за Родину

На протяжении многих лет на страницах «Военно-исторического журнала» публикуются материалы о судьбах высших офицеров Советской армии, погибших, умерших от ран, пропавших без вести, репрессированных, скончавшихся от болезней и по другим причинам накануне и в годы Великой Отечественной войны*. Пусть эти строчки безвременно оборвавшихся биографий и скупы, но они дают нам бесценную информацию о людях, отдавших жизнь за Родину, многие из которых оказались незаслуженно забытыми.

Сегодня мы постепенно восстанавливаем историческую справедливость, возвращая нашему народу имена его славных сынов. Огромную работу в этом благородном деле проделал наш постоянный автор заслуженный работник культуры Российской Федерации Александр Александрович Степанов. Ему удалось разыскать и поимённо представить читателям последние данные на 472 человека, дополнив информацию фотографиями. Он же составил таблицу потерь советских генералов, публикуемую ниже.

Обстоятельства смерти Количество
Погибли в бою 162
Умерли от ран 60
В плену (погибли, умерли) 25
Застрелились (во избежание плена) 6
При налёте авиации противника 16
При артиллерийском обстреле 12
Подорвались на мине 12
В авиакатастрофе 14
В автокатастрофе 6
Трагически (расстрелян, реабилитирован) 56
Умерли от болезни 82
Пропали без вести 16
Покончили жизнь самоубийством 5
Итого: 472

О подвижнической деятельности А.А. Степанова, участника Великой Отечественной войны, ставшего впоследствии фотолетописцем этой эпохи, тридцать пять лет проработавшего фотографом в Главном управлении кадров Министерства обороны, мы писали не раз. Предоставляемые им материалы всегда находили живой отклик у наших читателей.

Недавно он передал в редакцию ранее не публиковавшиеся в прессе фотографии 23 незаслуженно забытых военачальников Советской армии с уточнёнными биографическими данными. История этих и многих других, уже публиковавшихся, фотоснимков уникальна. Когда в 1962 году увидел свет фотоальбом «Маршалы, генералы и адмиралы — участники Великой Отечественной войны 1941—1945 годов», в него не попали сведения о многих высших советских офицерах, которые по тем или иным причинам (репрессированы, пропали без вести) оказались «персонами нон грата». А вскоре было принято решение уничтожить все имевшиеся негативы из-за «нецелесообразности их хранения». Буквально чудом Александру Александровичу удалось их спасти. Кроме того, многолетняя кропотливая поисковая деятельность А.А. Степанова позволила разыскать в архивных документах материалы о судьбах, порой трагических, многих советских военачальников. Благодаря этому сегодня мы имеем возможность стереть ещё одно белое пятно нашей истории.

1. Генерал-майор Байдалинов Сергей Артемьевич.

Родился в 1895 году. Командир 83-й горнострелковой дивизии Средне-Азиатского военного округа. Арестован в июне 1942 года. Расстрелян. Реабилитирован посмертно 30 октября 1958 года.

2. Генерал-майор Глазков Алексей Александрович.

Родился в 1888 году. Преподаватель Военной академии имени М.В. Фрунзе. Арестован в 1941 году. Умер в заключении. Реабилитирован в 1953 году.

3. Генерал-майор авиации Ионов Алексей Павлович.

Родился в 1894 году. Командующий ВВС Прибалтийского военного округа. Арестован 1 июля 1941 года. В феврале 1942 года Особым совещанием НКВД СССР приговорён к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1942 года. Реабилитирован 3 октября 1955 года.

4. Генерал-лейтенант Ионсон Густав Юрьевич.

Родился в 1880 году. Уроженец Эстонии. Бывший генерал-майор эстонской армии. В 1941 году — командир 22-го территориального стрелкового корпуса ПрибВО. Арестован 17 июля 1941 года. По постановлению Особого совещания при НКВД СССР от 22 апреля 1942 года «за активную борьбу против революционного движения» расстрелян 15 мая 1942 года. Сведений о месте приведения приговора в исполнение и месте захоронения нет. Заключением Главной военной прокуратуры от 22 января 2001 года реабилитирован.

5. Генерал-майор Казекамп Август Адамович.

Родился в 1889 году. Начальник штаба 180-й стрелковой дивизии 22-го территориального стрелкового корпуса ПрибВО. Арестован 3 июля 1941 года. Осуждён военным трибуналом ПрибВО 20 января 1942 года к высшей мере наказания. Приговор отменён 31 марта 1942 года. Применена административная высылка в отдалённые районы сроком на 8 лет с поражением в правах на 5 лет. Умер 3 октября 1943 года в Саратове. Реабилитирован 29 января 1990 года.

6. Генерал-лейтенант Клявиньш Роберт Юрьевич.

Родился в 1885 году. Командир 24-го территориального стрелкового корпуса ПрибВО. Арестован 22 июня 1941 года в Москве. Приговорён к расстрелу 29 июля 1941 года по обвинению в участии в контрреволюционной организации. Расстрелян 16 октября 1941 года. Реабилитирован 30 ноября 1957 года.

7. Генерал-майор Круус Ян Янович.

Родился в 1884 году. Командир 182-й территориальной стрелковой дивизии ПрибВО. Арестован 17 июля 1941 года. 22 апреля 1942 года осуждён к расстрелу. Расстрелян 15 мая 1942 года. Сведений о месте приведения приговора в исполнение и месте захоронения нет. Реабилитирован в 1963 году.

8. Генерал-майор Крыловский Михаил Тимофеевич.

Родился в 1899 году. В РККА — с 1918 года. Во время Великой Отечественной войны — начальник войск МВД по охране тыла 1-го Прибалтийского фронта. Принимал участие в разгроме немецко-фашистских войск в Белоруссии. В 1944 году выбыл из Красной армии. Умер 26 июля 1944 года от сердечного приступа. Похоронен на городском кладбище в г. Паневежисе (Литва).

9. Генерал-майор войск связи Лапкин Алексей Григорьевич.

Родился в 1893 году. В РККА — с 1918 года. Во время Великой Отечественной войны — начальник связи Лужской оперативной группы Ленинградского фронта и начальник военной электротехнической академии. Принимал участие в обороне Ленинграда. Погиб в октябре 1944 года в авиационной катастрофе.

10. Генерал-майор авиации Ласкин Николай Алексеевич.

Родился в 1894 году. Начальник штаба ВВС Киевского Особого военного округа. Арестован 12 июля 1941 года. Осуждён в 1942 году. Приговорён к высшей мере наказания. Расстрелян 23 февраля 1942 года. Реабилитирован в 1956 году.

11. Генерал-майор Лиепиньш Янис Петрович.

Родился в 1894 году. Командир 181-й территориальной стрелковой дивизии ПрибВО. Арестован летом 1941 года. Военным трибуналом ПрибВО 20 января 1942 года приговорён к высшей мере наказания. Расстрелян. Реабилитирован в 1960 году.

12. Генерал-майор Мороз Василий Константинович.

Родился в 1900 году. Старший преподаватель Военной академии имени М.В. Фрунзе с 7 июля 1940 года. Командир 236-й мотодивизии с 11 марта 1941 года. Репрессирован в марте 1942 года. Расстрелян 17 марта 1942 года.

13. Дивизионный комиссар Никишев Михаил Семёнович.

Родился в 1906 году. В РККА — с 1932 года. Во время Великой Отечественной войны в действующей армии с июня 1941 года в должности члена военного совета 5-й армии на Юго-Западном фронте. Принимал участие в оборонительных боях начального периода войны в Западной Украине, в Коростенском и Киевском укреплённых районах. Погиб в сентябре 1941 года.

14. Генерал-майор Ничипорович Владимир Иванович.

Родился в 1900 году. В РККА — с 1919 года. Во время Великой Отечественной войны в действующей армии с июня 1941 года в должностях командира мотобригады, моторизованной дивизии, партизанского отряда и оперативной группы партизан в тылу противника, затем — заместитель командира 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. Принимал участие в оборонительных боях начального периода войны и в боевых операциях партизан в Могилёвской области. Арестован в 1943 году. Умер в заключении 31 января 1945 года. Реабилитирован 4 октября 1952 года.

15. Генерал-майор танковых войск Обухов Василий Васильевич.

Родился в 1893 году. Преподаватель Военной академии механизации и моторизации. Уволен из армии в марте 1942 года. Умер в тюрьме 21 марта 1942 года. Реабилитирован в 1958 году.

16. Генерал-майор Паука Иван Христианович.

Родился в 1888 году. Профессор кафедры оперативного искусства. Преподаватель академии Генерального штаба. Арестован в 1941 году. Умер, находясь под арестом, в мае 1943 года. Реабилитирован в 1953 году.

17. Генерал-майор авиации Семёнов Иван Николаевич.

Родился в 1896 году. В РККА — с 1918 года. Во время Великой Отечественной войны в действующей армии с июня 1941 года в должностях начальника штаба авиационной дивизии, заместителя начальника и начальника штаба военно-воздушных сил Ленинградского фронта, начальника штаба смешанного авиационного корпуса на Ленинградском и Белорусском фронтах. Принимал участие в обороне и прорыве блокады Ленинграда, в разгроме немецко-фашистских войск под Ленинградом и в освобождении Белоруссии в апреле 1944 года. Покончил жизнь самоубийством 9 апреля 1944 года.

18. Генерал-майор артиллерии Скородумов Михаил Иванович.

Родился в 1882 году. В РККА — с 1918 года. Начальник вечернего отделения Военной артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского. Уволен в отставку в декабре 1941 года. Умер 14 декабря 1943 года.

19. Комдив Соколов Александр Дмитриевич.

Родился в 1898 году. В РККА — с 1918 года. Во время Великой Отечественной войны в действующей армии с июня 1941 года в должности командира 16-го механизированного корпуса на Юго-Западном фронте. Принимал участие в оборонительных боях начального периода войны на Украине. В сражении на р. Днепр тяжело ранен и взят в плен, где умер в августе 1941 года.

20. Генерал-майор Соколов Александр Яковлевич.

Родился в 1889 году. Старший преподаватель Военной академии имени М.В. Фрунзе с сентября 1939 года. Уволен в ноябре 1941 года. Находился под следствием Главного управления МГБ СССР. Исключён из списков Красной армии ввиду смерти. Реабилитирован в 1956 году.

21. Генерал-майор Соколов Георгий Ильич.

Родился в 1898 году. Начальник штаба 6-й армии Киевского Особого военного округа. Репрессирован. Умер в заключении в 1943 году. Реабилитирован в 1953 году.

22. Дивизионный комиссар Червов Николай Диомидович.

Родился в 1901 году. В РККА — с 1924 года. В действующей армии с июня 1941 года в должности начальника политического отдела 21-й армии на Западном и Центральном фронтах. Принимал участие в оборонительных боях начального периода войны в Белоруссии, в Смоленском оборонительном сражении и в Гомельско-Трубчевской операции. Погиб в бою в августе 1941 года.

23. Дивизионный комиссар Шлыков Фёдор Иванович.

Родился в 1903 году. В РККА — с 1924 года. В действующей армии с августа 1941 года в должности члена военного совета 4-й армии на Западном, Ленинградском и Волховском фронтах. Принимал участие в Смоленском сражении, в Тихвинской операции и в боях на любанском направлении. Погиб в мае 1942 года.

* См.: Воен.-истор. журнал. 1991. № 6, 9, 11; 1992. № 6, 12; 1993. № 1, 3—12; 1994. № 1, 2, 4, 6; 2000. № 5; 2004. № 5; 2005. №3—5; 2007. № 1; 2008. № 8.

Яшин Сергей Владимирович —

доцент кафедры общественных наук Нижегородского государственного педагогического университета, кандидат философских наук (г.Дзержинск Нижегородской обл.)

Органы военных сообщений в Битве под Москвой

Осенью 1941 года фашистские войска рвались к Москве — важнейшему политическому и экономическому центру, крупнейшему узлу путей сообщения. Органы военных сообщений (ВОСО), прежде всего Западного фронта, выполняли исключительно ответственные задачи по транспортному обеспечению наших войск в битве под Москвой. Главными из них являлись организация воинских перевозок, заграждение и восстановление железнодорожных объектов, обеспечение средствами ПВО военных эшелонов. Создавшееся сложное положение на железных дорогах фронтов и в прифронтовой полосе потребовало от работников железнодорожного транспорта и офицеров органов ВОСО осуществления ряда мероприятий, которые обеспечили бы своевременное продвижение поездов с войсками, боевой техникой, грузами снабжения, эвакуационными грузами. Были найдены способы форсированного повышения пропускной способности железных дорог, примыкавших к Москве1.

В период московской оборонительной операции (30сентября — 5декабря 1941г.) и во время подготовки контрнаступления под Москвой (5декабря 1941г. — 7января 1942г.) органы ВОСО обеспечивали оперативные (централизованные и внутрифронтовые), людские (маршевые пополнения), снабженческие, медицинские и эвакуационные перевозки. Одновременно выполнялись и народнохозяйственные перевозки по снабжению населения столицы и Подмосковья, поставкам сырья и топлива для предприятий, работавших в основном на нужды фронта. Все перевозки были, как правило, срочными, а иногда, с быстрым изменением оперативной обстановки, — особо срочными. Оперативное планирование осуществлялось Управлением (УП) ВОСО по мере поступления заявок, в начале войны — ежедневно2.

Самая важная и сложная задача, стоявшая перед органами ВОСО, — обеспечение мощных оперативных перевозок, скрытность и исключительная срочность которых диктовались сложившейся обстановкой на фронтах. Крупными централизованными перевозками войск в период Московского сражения стали перевозки из тыла страны по сосредоточению новых армий при подготовке контрнаступления. Объём выполненных для Западного фронта централизованных оперативных перевозок за октябрь—ноябрь 1941года составил 1125эшелонов, или 64415вагонов. За короткий срок в район Москвы были доставлены свыше 315тыс. вагонов с войсками и воинскими грузами. В среднем в сутки на Западном фронте выгружались 50—55поездов, на Калининском и Брянском — по 5—7, на Юго-Западном — 10—12, но в отдельные сутки эти цифры повышались3.

В течение октября 1941года согласно плану перевозок с Дальнего Востока, из Казахстана и других районов в состав Западного фронта поступили шесть стрелковых дивизий (316, 78, 32, 93, 332 и 7-я гвардейская), а также 1-я гвардейская мотострелковая, 108-я танковая дивизии и ряд воинских частей. Темп перевозок составлял от 4 до 12 эшелонов в сутки4.

В ходе ноябрьских оборонительных боёв выполнялись внутрифронтовые оперативные перевозки по перегруппировке войск, причём они были внезапными и особо срочными. Так, в течение 24—25ноября была осуществлена перевозка 7-й гвардейской стрелковой дивизии в составе 25эшелонов темпом 12эшелонов в сутки из 49-й армии (район погрузки Серпухов) в 16-ю армию (район выгрузки Крюково). Ввиду особо важного значения этой перевозки руководило погрузкой дивизии в эшелоны непосредственно командование армии. На станции Серпухов вплоть до отправления последнего эшелона находились командующий 49-й армией генерал И.Г.Захаркин, начальник военных сообщений Западного фронта полковник А.В.Добряков, начальник передвижения войск полковник М.Х.Аунс и др. Перевозку выполнили в срок. Напряжённо трудились железнодорожники и офицеры ВОСО, особенно личный состав военной комендатуры станции Серпухов во главе с майором Н.Ф.Сотниченко5.

Особое значение командование Западного фронта придавало срочным переброскам танковых частей. Например, 20ноября 1941года командующий фронтом генерал армии Г.К.Жуков приказал немедленно обеспечить погрузку и перевозку эшелона с танковой частью из Серпухова в Звенигород. Управление ВОСО фронта и линейные органы военных сообщений установили срочный контроль за погрузкой и продвижением эшелона. Несмотря на очень сложную транспортную обстановку, он прибыл на станцию Звенигород на 3часа 25минут раньше установленного срока6.

Общий объём оперативных перевозок с октября 1941 по 10января 1942 года составил 3494эшелона (182730вагонов). Из этого числа 2680эшелонов (139712вагонов) перевезли по централизованному плану и 814 эшелонов (43тыс. 18вагонов) — по планам фронтов. Кроме того, по тем же дорогам выполнялись крупные оперативные перевозки в резерв Ставки Верховного Главнокомандования для Московской зоны обороны, объём которых составил 83тыс. 66вагонов, в том числе по централизованному плану — 70тыс. 882вагона и по внутрифронтовым планам — 12тыс. 184вагона7.

Одновременно с крупными оперативными перевозками железнодорожный транспорт и органы ВОСО обязаны были перевозить и снабженческие грузы.

Органы ВОСО Западного фронта провели огромную работу по организации быстрой перевозки повреждённых танков с прифронтовых станций на ремонтные предприятия Москвы и отремонтированных танков на фронт, в войска. Для обеспечения быстрейшего пропуска поездов с танками их сопровождали офицеры ВОСО Московского узла. Эти перевозки находились в управлении военных сообщений фронта на особом учёте, и о ходе их и затруднениях систематически докладывалось военному совету фронта8.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Ковалёв И.В. Транспорт в Великой Отечественной войне (1941—1945гг.). М., 1981. С. 123.

2 Там же. С. 124.

3 Военные сообщения в решающих операциях Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. СПб., 1995. С. 10.

4 Эшелон за эшелоном. М., 1981. С. 22.

5 Там же. С. 27.

6 Там же.

7 Дикушин В.Ф., Киселёв А.М. Военные сообщения Советской Армии в битве под Москвой. М., 1960. С. 79.

8 Там же. С. 65.

БАРИНОВ Александр Анатольевич —

начальник факультета военного обучения Московского государственного университета путей сообщения, полковник, кандидат исторических наук, доцент (Москва)

Железнодорожные войска и спецформирования НКПС в Сталинградской битве

Не добившись осуществления своих замыслов на московском направлении, немецкое командование сосредоточило усилия на южном крыле советско-германского фронта. Обстановка в большой излучине Дона продолжала осложняться. Немцы рвались к Волге. Их авиация ожесточённо бомбила все железнодорожные участки, идущие к Сталинграду. Особенно пострадали станции Филоново, Серебряково, Арчеда, Иловля, Качалино1.

Советское Верховное Главнокомандование принимало все меры, чтобы остановить врага у берегов Волги. 12июля был создан Сталинградский фронт, в состав которого вошли 62, 63 и 64-я армии, а также 21-я армия из расформированного Юго-Западного фронта и ряд других армий. В район Сталинграда срочно передислоцировалась 1-я гвардейская армия, предполагалось также выдвинуть из резерва Ставки или за счёт перегруппировки ещё семь армий2. Перевозка этой массы войск и боевой техники представляла значительные трудности из-за слабо развитой в регионе сети железных дорог, подвергавшейся к тому же непрерывным бомбёжкам.

В результате значительных разрушений железнодорожных линий и станций Сталинград мог принимать не более 58пар поездов в сутки3.

С целью улучшения пропускной способности дорог было создано Управление военно-восстановительных работ (УВВР-8). Строились и новые участки. Так, в августе 1942года была сдана в эксплуатацию 136-километровая железнодорожная линия Петров Вал — Иловля, в сентябре буквально под огнём противника построен 138-километровый участок железной дороги Ахтуба — Паромная. Благодаря им общая пропускная способность сталинградского узла возросла до 100пар поездов в сутки. Пришлось также реконструировать линию Балашов — Камышин, построить четыре разъезда на тупиковой ветке Таловая — Калач и линию Гумрак — Причальная (35км), примыкавшую к паромной переправе через Волгу. Кроме того, накануне Сталинградской битвы и в ходе её были построены участки Сызрань — Саратов (297км), Саратов — Петров Вал (200км) и Кизляр — Астрахань (354км).

Напряжённо использовалась астраханская линия на восточном берегу Волги, по которой поступали нефтепродукты из Закавказья, хотя её пропускная способность составляла всего 6—8пар поездов в сутки4. Чтобы увеличить её, в августе—сентябре 1942года здесь пришлось соорудить свыше 20разъездов и обходов.

Начиная с марта 1942года Железнодорожные войска усилили борьбу с разрушительными действиями вражеской авиации в сталинградском регионе. Воины-железнодорожники стремились свести к минимуму перерывы в движении поездов — до 2—2,5часов. Для этого в каждом подразделении разработали специальные таблицы по устранению последствий вражеских бомбардировок5.

На сталинградском направлении действовали 5, 13, 19 и 27-я отдельные железнодорожные бригады (ождбр). Прикрытие всего сталинградского железнодорожного узла возлагалось на 27 ождбр, затем ей на усиление был выделен 16-й запасной железнодорожный полк. С Калининского фронта сюда была передислоцирована 15-я железнодорожная бригада, которой поручалось техническое прикрытие линии Урбах — Астрахань, имевшей особенно важное значение. Её эксплуатацию осуществляли части 15 ождбр. Линия была разделена на участки, закреплявшиеся за отдельными батальонами. Эти участки, в свою очередь, были разделены между подразделениями, которые несли ответственность за их прикрытие. Каждый участок круглосуточно контролировали патрули. Были оборудованы 7 летучек с восстановительными материалами для ликвидации разрушений. Здесь использовались три восстановительных поезда, были заготовлены необходимые конструкции и материалы для восстановления мостов.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кабанов П.А. Стальные перегоны. М.: Воениздат, 1973. С. 140; Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. Донского фронта, 1942. Оп.9722. Д. 7. Л. 480.

2 Ковалёв И.В. Транспорт в решающих операциях Великой Отечественной войны. М.: Наука, 1969. С. 25.

3 Военные сообщения в Сталинградской битве (1942—1943гг.). М.: Воениздат, 1948. С. 9.

4 Сталинградская эпопея. М.: Воениздат, 1968. С. 670.

5 Куманёв Г.А. Война и железнодорожный транспорт СССР. М.: Наука, 1976. С. 151.


ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

РОСТОВ Николай Дмитриевич —

доцент Алтайского государственного технического университета имени И.И.Ползунова, подполковник запаса, кандидат исторических наук (г.Барнаул)

Подготовка снайперов для фронта в Сибирском военном округе

Система подготовки снайперских кадров в Сибирском военном округе (СибВО) в годы Великой Отечественной войны отличалась своей стройностью и максимальным приближением к требованиям фронта. Наряду с подготовкой снайперов в комсомольско-молодёжных спецподразделениях Всевобуча, спецшколах ЦК ВЛКСМ большое внимание этому уделялось в запасных и учебных частях, соединениях и снайперских школах Сибири. В статье анализируется вклад сибиряков в развёртывание снайперского движения в частях действующей армии.

Большое значение для достижения победы над врагом имеет обучение воинов искусству меткой, снайперской стрельбы. Снайпер (англ. Sniper — стреляющий из укрытия) — специально обученный стрелок, в совершенстве владеющий искусством меткой стрельбы, маскировки и наблюдения. Поражает цель, как правило, с первого выстрела. Термин «снайпер» впервые упоминается во время Первой мировой войны в английской армии. Задачей снайпера являлось уничтожение важных появляющихся, движущихся, открытых и замаскированных одиночных целей. Для стрельбы выбиралась и оборудовалась укрытая позиция1.

Центром подготовки отличных стрелков в СССР в предвоенный период были Высшие офицерские курсы «Выстрел». В 1930-е годы на их базе проводились изыскания в области снайперского оружия и снаряжения, вырабатывалась методика обучения снайперов. Массовой подготовкой метких стрелков также занимались организации Осоавиахима и спортивное общество «Динамо». Помогало отбирать потенциальных армейских снайперов из числа допризывников и широко развёрнутое в предвоенные годы движение по сдаче нормативов по стрельбе на звание «Ворошиловский стрелок»2. Накануне Великой Отечественной войны в воинских частях Сибирского и Забайкальского военных округов в огневой подготовке большое внимание уделялось обучению воинов меткой стрельбе. К 1января 1941года в 133-й стрелковой дивизии были подготовлены 162снайпера, в 91-й — 122, в 107-й — 140, в 178-й — 147 и в 119-й дивизии — 103. На вооружение снайперов поступила 7,62мм винтовка со специальным оптическим прицелом образца 1891/30гг.3

Обучение воинов искусству снайперской стрельбы широко развернулось с началом Великой Отечественной войны в формировавшихся на территории СибВО и Забайкальского фронта частях и соединениях. Так, в 232-й стрелковой дивизии, сформированной в г.Бийске Алтайского края с января по апрель 1942года, были подготовлены более 370снайперов. В конце июня 1942года соединение вступило в тяжёлые бои с фашистами под Воронежем. Заместитель начальника политотдела дивизии подполковник Ф.З.Пронин так сказал о важности подготовки снайперов: «Особенно отлично действовали снайперы стрелковых полков 498-го и 605-го… Только 2снайпера, Климов и Соколов, уничтожили более 350 незваных гостей»4.

Кстати, уже позже свидетельством огромной важности снайперского искусства стали результаты исследований, проведённых в США. В ходе Второй мировой войны и войны в Корее на одного убитого расходовалось от 30 до 50тыс. патронов, тогда как опытному снайперу требовалось всего 1,3выстрела5.

На многочисленных специальных сборах и курсах в действующей армии, в снайперских школах военных округов, в том числе СибВО и Забайкальского фронта, в организациях Осоавиахима и в комсомольско-молодёжных спецподразделениях Всевобуча развернулась широкая подготовка снайперских кадров. Овладение искусством меткой стрельбы получило в годы войны название снайперского движения.

Первоначальную подготовку будущие снайперы получали в комсомольско-молодёжных спецподразделениях Всевобуча, которые были организованы в феврале 1942года. Уделяя большое внимание подготовке снайперов, в Главвсевобуче и ЦК ВЛКСМ исходили из следующих расчётов: значительная протяжённость фронта (2500км) позволяла разместить до 8000снайперских пар. Если каждая пара будет уничтожать в день хотя бы трёх противников, то на всех фронтах это составило бы 24тыс. в день, а в месяц 720тыс. Это в два раза больше, чем терял противник от всей нашей армии6. Большую помощь в обучении снайперов в системе Всевобуча оказывали воинские части и соединения СибВО. В ходе войны они предоставляли боевое оружие, учебные тиры и полигоны для подготовки снайперов7. Снайперские учебные подразделения Всевобуча укомплектовывались бойцами, прошедшими 110-часовую программу, показавшими отличные результаты по огневой подготовке. Военные занятия проводились в дни и часы, свободные от работы на производстве, и не менее двух раз в неделю. Общее количество учебного времени в неделю составляло не менее 9часов. Занятия проводились по утверждённому месячному расписанию, составленному начальником учебного пункта на основе учебного плана районного военного комиссариата8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Советская военная энциклопедия. Т. 7. М.: Воениздат, 1979. С.403.

2 Золотов Л. Право на выстрел // Красная звезда. 2001. 4апреля.

3 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.25893. Оп. 1. Д. 885. Л. 14.

4 Пронин Ф. На воронежской земле // На всю оставшуюся жизнь… Воспоминания воинов-бийчан, ветеранов тыла. Бийск: Науч.-изд. центр БиГПИ, 1994. С. 37, 40.

5 Золотов Л. Указ. соч.; Пронин А. Снайпер // Сельская новь. 2002. № 11. С.32—34.

6 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. М-1. Оп. 47. Д. 27. Л. 180.

7 Государственный архив Новосибирской области (ГА НО). Ф.П-4. Оп. 5. Д. 675. Л. 4.

8 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф.57. Оп. 12305. Д. 91. Л. 5.


ВОЕННАЯ СИМВОЛИКА

ХАЗИН Андрей Леонидович —

член Совета Федерации Федерального собрания РФ, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, предпринимательству и собственности (Москва)

ВЫСШАЯ НАГРАДА ОТЕЧЕСТВА

К вопросу о создании статута ордена Святого апостола Андрея Первозванного

Преобразовательская деятельность ПетраI, направленная на европеизацию и модернизацию России, затронула все сферы жизни государства, общества, человека. Замысел царя-реформатора о великой и могущественной стране был связан с достижением нового уровня самосознания власти и её реального положения, а также возможностью закрепить это в сознании подданных. По мнению современного историка А.Б.Каменского, идея о том, что Россия станет империей, появилась у ПетраI ещё в конце XVIIвека. С этого времени он начал создавать европейскую державу с системой государственных символов, построенных по западноевропейским образцам, но на основе национальных ценностей (герб, флаг, императорский титул), и по новому организованной структурой наград за службу государю и Отечеству.

Сложившаяся к концу XVIIстолетия определённая система пожалований за военную и гражданскую службу в основных своих чертах сохранилась и в последующие годы. В то же время ПетромI были заложены основы наградной системы из орденов и медалей, которая в большей степени, чем это имело место ранее, учитывала индивидуальные заслуги человека перед монархом.

Учреждённый ПетромI в 1698году, после возвращения Великого посольства, орден Святого апостола Андрея Первозванного положил начало российской орденской системе. Источниковедческим казусом можно назвать то, что одним из немногих документальных свидетельств об учреждении ПетромI высшей награды Российского государства и создании его устава стала дневниковая запись секретаря австрийского посольства в России Иоанна-Георга Корба от 20марта 1698года: «Его царское величество учредил кавалерский орден Св. апостола Андрея. Кавалеры будут носить крест такого вида, как обыкновенно изображают крест Св.Андрея, называемый иначе бургундским; надпись на лицевой стороне: «Св.Апостол Андрей», на оборотной: «Пётр Алексеевич, обладатель и самодержец Российский», поперёк имя царевича: «Алексей Петрович». Этот орден установлен как знак отличия для тех, которые во время турецкого похода прославили себя храбрыми подвигами. Его царское величество пожаловал боярина Головина первым кавалером этого ордена и дал ему знаки оного. Боярин сегодня же вечером показывал этот орден императорскому посланнику и рассказал ему содержание устава». В документах Оружейной палаты сохранилась запись о работах, выполненных мастерами золотого дела Иваном Беером и Ефимом Фрезом в 1698 и 1699гг., вероятно, уже после возвращения царя из Великого посольства: «В хоромы великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца кресту ковалерскому запану с алмазы к двум золотым большим с пелернами приделали ушки золотые толстые». Возможно, именно этот переделанный мастерами орденский знак был вручен боярину Ф.А.Головину.

Вызывает удивление, что хотя, Петр I отличался систематичностью в своих деяниях, даже первого варианта своего статута орден ждал целые десятилетия после уже состоявшихся награждений и изготовления знаков ордена.

По мнению исследователей, создавая орден Св.Андрея Первозванного, ПётрI использовал опыт существования орденов Подвязки и Золотого Руна. Прообразом называют также шотландский орден Св.Андрея, более известный как орден Чертополоха, о чём говорится и в первом орденском уставе Св.Андрея Первозванного 1720года: «…то мы сей наш новый орден именем сего Св.Андрея назвать за благо изобрели; наипаче же и для того, что орден Св.Андрея, яко патрона и заступника, в Шотландии уже пресёкся; а другой от Филиппа Добраго, герцога Бургунского и Брабантскаго, в 1430году в честь Пресвятыя Богородицы и Апостола Андрея устроенный, в орден Золотого Руна превращён от цесаря Карла». Довольно аргументированной представляется версия Г.В.Вилинбахова об использовании ПетромI в качестве образца ордена Ангела золотого Константиновского Святого Георгия (ордена Константина), учреждённого Константином Великим в 312году. Эту версию развивает зарубежный исследователь Э.Зицер, говоря о культе Константиновского креста, зародившемся ещё при царе Алексее Михайловиче. На наш взгляд, можно говорить о том, что при учреждении ордена Св.Андрея Первозванного, а особенно при разработке его Устава 1720года широко использовался европейский опыт функционирования наградной системы; подобная технология разработки нововведений с обязательным учётом иностранного опыта была характерна для всех реформ ПетраI.

Для каждого ордена создавался устав — статут, в котором формулировались требования к кандидатам в кавалеры, принципы организации и управления орденской корпорации. Статут ордена Св.Андрея Первозванного составлялся несколько раз: в 1720, 1729, 1730 и 1744-мгг., но окончательный вариант был высочайше утверждён ПавломI только в 1797году. Для нас особый интерес представляет первый вариант устава, состоявший из 11глав и разработанный при непосредственном участии ПетраI, поскольку он отражает основные идеи и принципы монарха-реформатора в отношении высшей награды России.

При сравнительном анализе уставов ордена Св.Андрея Первозванного 1720года и Св.Георга, известного как орден Подвязки, можно увидеть сходство некоторых положений, что позволяет говорить о возможном использовании английского описания ордена, порядка награждения им и его ношения при разработке аналогичных правил, относящихся к первому российскому ордену. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

См.: Каменский А.Б. История России XVIII века: Проблемы изучения / XVIIIвек в истории России: Современные концепции истории России XVIIIвека и их музейная интерпретация // Труды ГИМ. М., 2005. Вып.148. С. 65.

2 1698 г. — официальная дата учреждения ордена (Полн. собр. законов Российской Империи (ПСЗ РИ). М., 1830. Т.24. №17908).

3 Рождение империи / Неизвестный автор. Иоганн Корб. Иван Желябужский. Андрей Матвеев. М., 1997. С. 98.

4 Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф.396. Оп. 1. Д. 37327. Л. 3.

5 См.: Польза. Честь. Слава. Награды России. М., 2004. С. 17.

6 Проект устава ордена Святого апостола Андрея Первозванного, государем ПетромI учреждённого // Замысловский Е.Е., Петров И.И. Исторический очерк российских орденов и сборник основных орденских статутов. СПб., 1891. С. 5.

7 См.: Зицер Э. Орденские отступники: рыцарская идея в политической практике «компании» Петра Великого // Пётр Великий. М., 2007. С. 219.

8 См.: Замысловский Е.Е., Петров И.И. Исторический очерк российских орденов… С. VI.


ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

ЖАРСКИЙ Анатолий Петрович —

старший научный сотрудник Института военной истории МО РФ, подполковник запаса, кандидат военных наук (Санкт-Петербург)

ТИХОМИРОВ Артём Валдекович —

преподаватель Военной академии связи имени С.М.Будённого, полковник, кандидат исторических наук (Санкт-Петербург)

«Есть офицеры, которые служат из одной чести»

Генерал-лейтенант А.Д. Засядко

Слова, вынесенные в заголовок, принадлежат императору АлександруI, который произнес их, узнав об одном из подвижнических поступков офицера-артиллериста А.Д.Засядко1. Действительно, смыслом всей жизни человека, о котором пойдет речь, была служба на благо Отечеству, на благо Российской артиллерии.

Александр Дмитриевич Засядко родился в деревне Лютенке Гадячского уезда Полтавской губернии. В послужном списке о его происхождении сказано: «из малороссийских дворян»2. Когда Александру исполнилось 10лет, его отдали на воспитание в артиллерийский и инженерный шляхетный кадетский корпус (АИШКК). Здесь он проявил себя всесторонне одарённым учеником.

Юноша, увлекавшийся поначалу больше теологией, чем артиллерией, мечтавший посвятить свою жизнь служению богу3, в 1797году успешно закончил корпус, был выпущен подпоручиком артиллерии и сделал впоследствии блестящую военную карьеру.

По окончанию учебы А.Д.Засядко 2-й4 был назначен в 10-й батальон, дислоцировавшийся в Херсонской губернии. В составе войск А.В.Суворова эта часть принимает участие в Итальянском походе, в осаде и взятии крепости Мантуя, где молодой офицер-артиллерист получает боевое крещение5. Позднее за проявленную храбрость и примерную распорядительность при защите крепости Костельново он удостаивается своего первого ордена — Св.Георгия 4-й степени. Активный участник Русско-турецкой войны (1806—1812гг.), А.Д.Засядко начал её капитаном, а закончил подполковником. Он командовал русской артиллерией при осаде крепостей Журжа и Рущук; по заданию М.И.Кутузова участвовал в героическом рейде отряда Е.И.Маркова на правый берег Дуная6. За отличие при овладении Разградом получил за храбрость золотую шпагу. Вот далеко не полный перечень наград и заслуг Засядко 2-го за этот сравнительно небольшой промежуток времени. К началу Отечественной войны 1812года он уже командовал 15-й артиллерийской бригадой. Во время войны отличился в боях при Городечне, под Бобруйском. За мужество, проявленное в Заграничном походе при взятии крепости Торн (1813г.) был произведён в полковники и награждён прусским орденом7. Таким образом, в течение пятнадцати лет боевой офицер не покидал поля сражений. Он «исходил северную и южную Италию, Ионические острова, Турцию до Балкан, Пруссию, Германию и Францию… Высочайшие благоволения, шесть орденов8 и слава храброго офицера были наградами его подвигов»9.

По окончанию войны (в 1815г.) А.Д.Засядко, имея основательную подготовку по физике, химии и механике, по собственной инициативе начинает работы по созданию боевых пороховых ракет. Дело требует значительных средств, и А.Д.Засядко продаёт своё имение под Одессой. Когда до АлександраI дошёл слух о таком подвижническом поступке изобретателя-артиллериста, не требующего вознаграждения за свои труды, он воскликнул: «Слава Богу, есть офицеры, которые служат из одной чести»10.

Работы продвигались успешно, и к 1818году А.Д.Засядко изобрёл боевую ракету оригинальной конструкции, сконструировал пусковой станок, позволяющий вести залповый огонь (6ракет), приспособления для наведения. Испытание ракет в войсках показало хорошие результаты, после чего А.Д.Засядко разработал тактику их боевого применения11. Заслуги полковника А.Д.Засядко 2-го в области ракетостроения были отмечены присвоением ему воинского звания генерал-майор (1818г.) и назначением его в 1820году на должность начальника Петербургского арсенала, затем Охтинского порохового завода и пиротехнической лаборатории12.

Таким образом, наша отечественная военная историография располагает достаточной информацией об А.Д.Засядко, как о «специалисте в области ракетного дела»13. И только кое-где вскользь упоминается о нём, как о педагоге, организаторе первого в России высшего военного артиллерийского учебного заведения14. Между тем назначение Александра Дмитриевича в 1820году первым управляющим15 вновь созданного учебного заведения было не случайным. Как считают историографы развития артиллерийского образования в России, в том числе Г.Гродский: «На должность эту великий князь16 избрал одного из наиболее выдававшихся* артиллеристов того времени…»17. Задачи перед А.Д.Засядко стояли не простые: найти подходящие помещения; обустроить быт юнкеров; разработать программу обучения, организовать учебный процесс и службу войск. В июле 1820-го он получил назначение, а уже в ноябре училище начало действовать. Генерал-фельдцейхмейстер Михаил Павлович, объявляя об открытии училища, высоко оценил заслуги управляющего А.Д.Засядко, благодаря усилиям которого это событие стало возможным осуществить в столь короткий срок:

«На основании высочайше конфирмованного штата сего года Мая в 9день артиллерийское училище, учреждённое под непосредственным наблюдением управляющего оным генерал-майором Засядко 2-го, в короткое время попечительным его распоряжением устроено во всех частях до возможного совершенства и 25числа сего месяца открыто; с удовольствием видя, сколь успешно приняло оное своё действие, я истинным и приятнейшим долгом себе вменяю генерал-майору Засядко 2-му изъявить мою совершенную благодарность и признательность за неусыпные его труды и попечительность с объявлением по всей артиллерии; уверенным остаюсь в полной мере, что заведение сие, учреждённое щедротами его императорского величества, под его начальством доставит артиллерийскому корпусу отличных и сведущих офицеров.

Генерал-фельдцейхмейстер Михаил»18.

Сразу же после открытия училища Засядко предпринимает шаги по его популяризации и привлечению к учёбе в нём наиболее талантливой молодёжи. В обращении к родителям он призывает «поспешить воспользоваться случаем для помещения детей своих в сие военное заведение, приготовить молодых людей к военной службе по артиллерии, сообщив им притом все познания и правила, необходимые для образования офицера»19.

Здание, выбранное поначалу для училища на углу ул.Бассейной20, было малым и неудобным, поэтому уже на следующий год после открытия учебного заведения под руководством А.Д.Засядко, началось строительство нового комплекса учебных, казарменных и других вспомогательных помещений. В ходе строительства Александр Дмитриевич лично общался с подрядчиками, просчитывал стоимость стройматериалов, благодаря чему ему удалось сэкономить значительную по тем временам сумму казенных средств. Сэкономленные деньги он попросил оставить в училище для покупки «лучших и полезнейших книг по всем отраслям знаний»21, устройства физического кабинета и других нужд по совершенствованию учебно-воспитательного процесса. Для поддержания в училище строгого уставного порядка А.Д.Засядко разрабатывает подробную инструкцию всем должностным лицам учебного заведения, в которой до мельчайших подробностей расписываются действия как юнкеров, так и постоянного состава22.

Свой рабочий день А.Д.Засядко начинал в 5часов утра с того, что обходил основные подразделения училища. При этом он мог появиться неожиданно, в любую погоду и там, где его менее всего ждали23. Это воспитывало у подчинённых чувство ответственности, дисциплинировало их. Вместе с тем высокая требовательность управляющего сочеталась с уважительным отношением к людям. «Своим обхождением он умел привязать к себе всех подчинённых…»24. Уважения в обращении с юнкерами он требовал и от офицеров училища. Такое отношение, по мнению А.Д.Засядко, должно было выработать у воспитанников — будущих офицеров чувство собственного достоинства и создать хорошую репутацию учебному заведению. Телесные наказания в училище были запрещены, одним из самых строгих взысканий являлось «занесение имени провинившегося на чёрную доску в столовой». Подвергнуть этому взысканию мог только управляющий училищем.

Другой не менее важной задачей, стоявшей перед А.Д.Засядко с учреждением нового высшего военно-учебного заведения, стала разработка учебной программы и поиск «учителей с лучшими познаниями, способных и достойных…»25. Курс наук, преподаваемых в училище, даже по сегодняшним меркам был достаточно объёмен и сложен. В него, в частности, входили: история Древней Греции, Древнего Рима, русская история по Карамзину, история христианской церкви, география и статистика, иностранные языки (французский и немецкий). Особенно сложной была программа по математике и физике26. К военному блоку дисциплин А.Д.Засядко лично разработал «Записки истории артиллерии с древних до новейших времен»27.

Анализ литературы и источников28 даёт основание полагать, что тот будущий высокий уровень и престижность Михайловской артиллерийской академии и училища были заложены ещё А.Д.Засядко. Чтобы представить, сколь высоки были требования к обучаемым, достаточно привести следующий пример. Из 90юнкеров, переведённых в училище из юнкерских классов при гвардейских ротах, только 5 окончили полный курс. Остальные либо были произведены в офицеры и отправлены в пехоту, либо выпущены из училища нижними чинами. В приказах по артиллерийскому ведомству касательно неуспевающих юнкеров часто встречается формулировка: отчислены «по тупому понятию в науках»29. Для чтения лекций Засядко пригласил «лучших преподавателей того времени30. Например, историю и статистику читал К.И.Арсеньев (1789—1865) — «энциклопедическая личность», академик31. Каждая кандидатура персонально обсуждалась с генерал-фельдцейхмейстером. При этом, когда возникала проблема с назначением «профессора артиллерии» и великий князь предложил эту должность Александру Дмитриевичу, он, несмотря на значительные его познания в этой области и общий кругозор, скромно отказался: «…прослужив 25лет в поле и оставаясь в продолжение оных десять лет в войне беспредельной, могу ли я быть профессором?.. Я не имею суетной гордости мыслить, чтобы ко всему этому мог я быть способен… Правила, коими управляюсь я на пути жизни и службы, воспрещают мне скрывать неведение моё… лучше и гораздо охотнее потеряю во мнении общем, нежели подвергну злословию заведение…»32.

В конце 1822 года артиллерийское училище посетил император АлександрI. «Найденный порядок», постановка учебного процесса, строевая выправка юнкеров произвели на него хорошее впечатление. За усердие по службе генерал А.Д.Засядко 2-й награждается орденом Св.Анны 1-й степени и жалуется землей в Саратовской губернии33.

Наряду с широким кругом задач по обустройству училища Засядко не прекращает опыты с ракетами, работает над созданием «пороховой мельницы», которая предотвращала бы происходящие при производстве пороха взрывы, изобретает калибромер, по заказу великого князя Николая Павловича работает над моделью крепостного орудия, создаёт машину для перемещения орудий большого калибра и т.д.34 Это характеризует А.Д.Засядко, как человека необычайно энергичного и деятельного. Неудивительно, что Александр Дмитриевич в это время мог прекрасно совмещать должность управляющего училищем с руководством Петербургским арсеналом, Охтинским пороховым заводом; наблюдением за созданием (1821г.) и становлением Технической артиллерийской школы.

В период руководства училищем А.Д.Засядко было сделано два первых выпуска офицеров, окончивших полный курс обучения: 11января 1825года (38выпускников) и 5января 1826года (41выпускник)35. Так было положено начало подготовке высококвалифицированных специалистов для отечественной артиллерии.

В 1826 году А.Д. Засядко тяжело заболел36 и вынужден был на год отойти от дел. В 1827году учреждается должность начальника штаба артиллерийского ведомства. Великий князь Михаил Павлович обратился к А.Д.Засядко: «Александр Дмитриевич, мне нужен начальник штаба, и это ты». На что А.Д.Засядко, как всегда ответил: «Если… изволите находить меня способным и достойным занять эту должность, то я буду служить и трудиться, покуда не упаду»37. В этой должности он участвует в Русско-турецкой войне (1828—1829гг.). За умелое руководство артиллерией при взятии крепости Браилов он награждается алмазными знаками к ордену Св.Анны 1-й степени и в 1829году производится в генерал-лейтенанты.

После войны здоровье А.Д.Засядко окончательно расстроилось. В своем прошении об отставке он писал, «что не хотел бы быть обузой для армии, так как “болея столь продолжительно и безнадежно, опасаясь более всего составлять собою отягощение для службы”, видит один выход в увольнении вовсе от службы»38.

По увольнении А.Д.Засядко поселился в Харькове (в 80 верстах от города у его жены было имение). Однако и здесь этот энергичный человек не мог сидеть без дела. То он прорабатывает предложения о необходимости духовенству «кроме наук, относящихся к этому званию, обучаться медицине: врач души должен быть врачом и тела, и сколько через это распоряжение спасено было бы простого народа; каждая деревня, имея священника, имела бы в его лице и врача»39, то он работает над проблемами нового торгового пути в Индию. А незадолго до своей кончины едет на Днепровские пороги, для того чтобы, собрав необходимые сведения, разработать проект приспособлений, облегчающих судоходство через них.

Умер А.Д. Засядко 27 мая 1837 года и по завещанию похоронен в Куряжском монастыре (в 9 верстах от Харькова).

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Исторический очерк образования и развития артиллерийского училища (1820—1870). СПб. 1870. С. 52.

2 Артиллерийский журнал. 1857. № 3. С. 46.

3 Даже к выходу из корпуса он предполагал «вступить в монашеское звание» (см.: Артиллерийский журнал. 1857. №3. С.47).

4 В списке выпускников 1797 года было два Засядко, первым считался старший брат Александра Дмитриевича — Данило (см.: Историческое обозрение 2-го кадетского корпуса. СПб. 1862. С.XXII).

5 Крылов В.М. Кадетские корпуса и российские кадеты. СПб., 1998. С.152.

6 Там же. С. 153.

7 Там же.

8 Св.Георгия IV и III степени, Св.Владимира IV и IIIстепени, Св.Анны II степени и прусский орден «За заслуги на поле битвы» (см.: Крылов В.М. Указ. соч. С. 153).

9 Каневский Н. Биография генерал-лейтенанта А.Д.Засядко 2-го // Артиллерийский журнал. 1857. № 3. С. 50.

10 Там же. С. 51, 52.

11 Советская Военная Энциклопедия (СВЭ). М.: Воениздат, 1977. Т.3. С. 415.

12 Каневский Н. Указ. соч. С. 52.

13 СВЭ. Т. 3. С. 415.

14 См., напр.: Военная энциклопедия Сытина. СПб., 1912. Т.10. С.488; СВЭ. Т.3. С.415.

15 Именно так тогда называлась должность начальника училища (см.: Гродский Г. Михайловское Артиллерийское училище и академия в XIXстолетии. Историч. очерк. Ч.1-я (1820—1881). СПб., 1905. С.9).

16 Имеется в виду Михаил Павлович.

17 Гродский Г. Указ. соч. С. 9.

18 Платов и Кирпичев. Исторический очерк образования и развития артиллерийского училища (1820—1870). СПб., 1870. С.30.

19 Каневский Н. Указ. соч. С. 53.

20 В настоящее время — улица Некрасова.

21 Каневский Н. Указ. соч. С. 55.

22 Платов и Кирпичев. Указ. соч. Приложение 4.

23 Каневский Н. Указ. соч. С. 65.

24 Там же. С. 56.

25 Из письма Генерал-фельдцейхмейстера к Засядко по вопросу подбора профессорско-преподавательского состава училища (см.: Платов и Кирпичев. Указ. соч. С.30).

26 Программа в полном объёме изложена у Г.Гродского (см.: ГродскийГ. Указ. соч.; Правила для артиллерийского училища. СПб., 1823. С.53).

27 Каневский Н. Указ. соч. С. 56.

28 В том числе Каневский Н. Указ. соч.; Гродский Г. Указ. соч.; Правила для артиллерийского училища и др.

29 Чтобы быть принятым в училище, надо было выдержать особый экзамен, который первые годы производился при артиллерийском отделении Военно-учёного комитета, а с 1823г. — при самом училище. Экзамен был довольно строгий, в особенности по математике. Усвоение должно было быть сознательное, сопровождаемое доказательствами теорем, тогда как при приёме в другие заведения этого не требовалось. Так что для поступления в Артиллерийское училище нужна была специальная подготовка. Обстоятельство это вызвало, между прочим, возникновение особых приготовительных пансионов, которые обычно содержали офицеры училища (см.: Платов и Кирпичев. Указ. соч. С. 30).

30 ГродскийГ. Указ. соч. С. 10.

31 Советский энциклопедический словарь. М.: Сов. Энциклопедия. С. 78.

32 Каневский Н. Указ. соч. С. 57, 58.

33 Там же.

34 Там же. С. 60, 61.

35 Платов и Кирпичев. Указ. соч. С. 66.

36 Болезнь была спровоцирована простудой, полученной во время его самоотверженных действий по спасению имущества училища во время наводнения (в ноябре 1824г.).

37 Каневский Н. Указ. соч. С. 66.

38 Там же.

39 Там же. С. 73.

* Так в тексте.


ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННЫХ РУКОПИСЕЙ

публикация: Ганин Андрей Владиславович —

редактор отдела военной истории журнала «Родина», кандидат исторических наук (Москва)

ВИЦЕ-АДМИРАЛ КОЛЧАК НА ЧЕРНОМОРСКОМ ФЛОТЕ

Ф.П. Рерберг

Мне пришлось вступить в исполнение должности коменданта крепости с огромным смешанным гарнизоном 17 марта и выполнять весьма сложные обязанности в это неопределённо-нервное и лишённое здравого смысла время в течение двух месяцев, после чего к нам явился новый комендант — капитан 1-го ранга Михаил Михайлович Остроградский1.

В этот период произошло моё первое (фактически не состоявшееся) отрешение от занимаемой должности. Случай этот интересен и весьма характерен в отношении проявления беспринципности многих деятелей того печального времени, ознаменованного началом общего развала России, и что любопытно, — мне до сего времени так и не удалось выявить, кто же были те грязные деятели, которые в этом эпизоде сыграли жалкую и лицемерную роль трусов… но, во всяком случае, после развязки этого дела я потерял доверие к адмиралу Колчаку и всякое уважение к Верховному главнокомандующему генералу Алексееву, очевидно совершенно спасовавшему перед иезуитским поведением Гучкова2! Но перед тем как описать этот случай3, необходимо сказать несколько слов о моём докладе Колчаку 7апреля, о провокации с погонами 17апреля и о заседании у Колчака 20апреля.

Как я уже говорил выше, с самого начала революции со стороны нижних чинов начались «подкопы» под начальников различных степеней. Когда настроение солдатчины, поддерживаемой во всех своих «свободных» выходках приказом №1 и шедшими из революционного Петрограда веяниями, обрисовалось вполне ясно, и видно было, что упорствовать в некоторых случаях просто глупо, я начал искать средства, чтобы предупредить возможность возникновения нежелательных инцидентов, имея в виду пословицу «Лиха беда — начало!». Решив дать нашим крепостным начальникам возможность мирно уйти со службы «по болезни» и проинформировав об этом шифрованными телеграммами Главные управления, а также попросив ко времени увольнения представляемых мною начальников подготовить заместителей, дабы не получилось «междуцарствия», в течение которого «товарищи» обязательно начали бы продвигать своих кандидатов, 7-го апреля утром я решил поехать с личным докладом к командующему флотом на корабль. Мне пришлось высидеть в приёмной довольно долго, так как в это утро Колчак принимал каких-то очень важных революционных деятелей, в том числе и некого Федю Баткина4. Эти люди зело суматошились по поводу снаряжения от Черноморского флота особой делегации, которая должна была ехать на фронт убеждать фронтовых товарищей сражаться. Плоды всеобщего безумия начинали5 уже сказываться. На корабль Баткин влез проходимцем, а с корабля сходил на шлюпку матросом… Наконец был принят и я. Доложив обстоятельства дела с началом свержения нижними чинами некоторых из наших начальников, я обратил внимание Колчака на то, что в крепости какими-то лицами ведётся агитация в пользу избрания меня комендантом крепости и что вскоре к Колчаку может быть представлено ходатайство в этом смысле от Центрального исполнительного комитета, и, что я прошу его ходатайство это отклонить вследствие моего болезненного состояния, так как я действительно не настолько здоров, чтобы в подобное время принять и нести такую должность, затем — я не желаю быть начальником по избранию подчинёнными и быть нравственно им как бы обязанным за свою «карьеру». Кроме того, я обратил внимание Колчака на то, что сейчас такое шаткое время, что не надо давать солдатским массам на суд новых начальников, так как мы не знаем, как они примут какого-нибудь нового коменданта, а самое лучшее — не торопиться и не вносить нервности, а оставить дело как есть, ибо в случае брожения — нет коменданта и некого смещать, а при надобности всегда успеется назначение. При этом я добавил, что должность начальника штаба я буду нести по-прежнему и думаю, что, пользуясь уважением в гарнизоне, сумею быть полезным, но сам я комендантом быть не хочу. Колчак, по-видимому, остался вполне доволен моим предложением и решил пока ничего не менять. Я остановился на этих мелочах, ибо впоследствии некоторые интриганы и клеветники говорили (и даже официально докладывали) про меня: «Он опирается на демократические массы и подставил ножку уже четырём комендантам, и если Вы его не уберёте, подставит ножку и Вам!». Очень мне нужно было подставлять ножку, когда я совершенно искренне даже не желал в то время никакого продвижения по службе, ибо почти на всякой должности, где вас не знают, надо было или погибнуть, или лицемерить, а ни того ни другого я не хотел.

В этот же период меня спровоцировал подполковник Верховский6. Вот как этот произошло. Начиная с десятых чисел апреля на всех солдатских, матросских и рабочих митингах было постановлено торжественное празднование интернационального рабочего праздника 1Мая (по новому стилю)7, решения эти были утверждены нашим советом солд[атских], матр[осских] и пр[очих] депутатов. Как ораторами на митингах, так и в печатных летучках, офицеры приглашались участниками празднества, причём было сказано, что принявшие участие и выразившие искреннее желание слиться с трудовым народом получат доверие, а те, кто не выйдут с народом, будут признаны и т.д., причём солдатам предлагалось наблюдать за своими офицерами, чтобы заметить саботажников. В церемониале было указано, что процессия будет идти пошереножно, каждая шеренга, оплетённая красными лентами, будет состоять из солдата, матроса, рабочего и офицера… Колчак настаивал, чтобы офицеры возможно больше шли в народ. Наши крепостные очень упирались. Из штаба крепости только три человека пошли на торжества, остальные «спрятались» по домам, так как в этот день, дабы не раздражать демократии, занятия в штабе я отменил. Торжественное шествие 1мая состоялось, в шествии приняла участие масса офицеров. Впереди процессии, верхом на лошади, с красною лентою через плечо, торжественно ехал сам председатель революционного комитета подполковник Верховский. Демократия была, по-видимому, удовлетворена!

Но за три дня до этого празднества последовал ряд незначительных происшествий, которые могли окончиться весьма плачевно для многих офицеров.

15 апреля штаб флота получил телеграфное распоряжение Гучкова о том, чтобы в русском флоте по образцу флотов всех республиканских стран были сняты погоны и заменены нарукавными нашивками, а также чтобы были заменены романовские кокарды. Как известно, при перемене формы одежды всегда давался известный срок (большею частью годовой) для её донашивания. Здесь же изменение формы имело столь важное значение, что адмирал Колчак, в своём приказе 16апреля предписывал всем офицерам флота изменить форму в одни сутки! Ни одно распоряжение о защите крепости от неприятеля со времени начала войны не потребовало такой срочности, такой всеобщей безумной беготни по магазинам (боясь опоздать и ничего не найти) и по портным буквально всех офицеров гарнизона, забросивших на это время все остальные дела, как это глупейшее распоряжение, приведшее к панике. Около полудня в некоторых местах Екатерининской улицы и Нахимовского образовались небольшие группы матросов, отлавливающих проходивших мимо офицеров и проводивших их к своей группе, где стоял матрос, державший в левой руке баночку с красной краской, а в правой — кисточку. Этой кисточкой он, не торопясь, с сознанием дела, замазывал красною краскою кокарды на офицерских фуражках, причём некоторые делали это довольно вежливо, а некоторые, пользуясь случаем, чтобы поиздеваться над офицерами, делали это грубо, не позволяя снять фуражку, и, будто нечаянно, капали краской на нос или на лицо офицера! Около двух часов дня некий прапорщик Юргенс (оказавшийся затем большевиком) прибежал во двор казарм 455-ой Екатеринославской дружины, собрал ополченцев, сказал (а вернее говоря, прокричал) им какую-то нервно-истерическую речь о значении погон как последнего, ещё не уничтоженного символа власти Романовых, тотчас сорвал с себя свои погоны и начал их топтать ногами, его примеру тотчас начали следовать разнузданные солдаты. Когда набралась довольно значительная кучка погон, то присутствовавшие на этом торжестве солдатские «дамы» и некоторые другие «свободные гражданки» подбежали к куче и тут же на глазах у всех присутствовавших показали высший порыв революционного благородства и начали «мочить» погоны…

В это же время совсем в другой части крепости, а именно на батареях южного отдела, в 3-й и в нестроевой ротах крепостной артиллерии, артиллеристы и сигнальщики-матросы начали срывать погоны с унтер-офицеров (фейерверкеров), бывших даже при исполнении служебных обязанностей.

На мой телефонный запрос штаб флота ответил, что распоряжение касается только моряков, а сухопутных не касается. Попытки, сделанные по телефону, чтобы остановить начавшиеся в разных отделах крепости безобразия, не могли ни к чему привести, так как всюду бегали матросы и доказывали, что мы своих солдат обманываем, так как в приказе Колчака рядом с перечислением чинов морских, перечислены и сухопутные: генералы, полковники, поручики и т.д., а кроме того, крепость морского ведомства и подчинена командующему флотом!

В 5 часов дня началась история и в Белостокских казармах, в 5-ом Черноморском полку, где под влиянием пришедших из города агитаторов солдаты начали срывать свои погоны; дежурный по полку офицер побежал в казарму к солдатам и попробовал уговорить их не совершать подобных действий, пока не будет получен надлежащий приказ по полку, но на него кинулась озверелая толпа солдат с криками «Ах, ты с.с.! Ты за царские погоны! Бей его!» Этот офицер спасся бегством, и только вечером удалось вступить на дежурство уже другому офицеру, но, конечно, без погон!

С 6 ч вечера кучки матросов начали бегать по улицам с ножницами в руках и без всяких разговоров срезать погоны с солдат. В это же время прибежали несколько испуганных писарей в штаб и в Управление артиллерии со срезанными с шинелей погонами. У одного из них погон был силою вырван вместе с рукавом.

По поводу описанных событий я всё время переговаривался по телефону со штабом флота, но безрезультатно. Весь этот день, как назло, я был очень занят по должности коменданта крепости по достаточно срочному вопросу рассмотрения жалобы рабочих подрядчика Бусыгина. Дело это рассматривалось комиссией под моим председательством при участии Государственного контроля. Дело в том, что с началом революции все начали что-то требовать. Предъявили какие-то несуразные требования и крепостные рабочие подрядчика Бусыгина о выплате им неких добавок8 с самого начала войны. Суммы получались миллионные. Бусыгин отказал, ссылаясь на штаб крепости. Тогда рабочие нажали на штаб крепости, который, рассмотрев их дело 23марта и согласившись на добавки в будущем, в добавках за прошлое отказал. Через союз рабочих они подали на меня жалобу Колчаку. Последний принял сторону рабочих и приказал мне пересмотреть дело при участии представителей от рабочих и от Колчака. Сами понимаете — положение наше делалось невесёлым. Так вот, в разгар работы этой комиссии, когда меня рвали на части под влиянием страха угроз рабочих представителей, по всей крепости происходили инциденты с погонами и кокардами.

Уже около часа комендантским отделением штаба крепости (весьма монархическим) мне было доложено о том заколдованном кольце, в которое завтра попадёт всё сухопутное офицерство: приказ по флоту отредактирован так, что его можно толковать по-разному, в перечислении чинов наравне с наименованиями чисто морскими приведены чины и сухопутные; демократы нашего сухопутного гарнизона, когда им выгодно быть сухопутными, кричат, что мы сухопутные, когда им выгоднее быть моряками, кричат, что мы подчинены флоту. Ввиду завтрашнего празднования 1Мая, необходимости офицерству принять участие в этом празднестве, из-за той спешности, с которою переодевается морское офицерство в течение одного дня, озлобление низов против всего старорежимного, в том числе и формы9 одежды, возможности в любую минуту какой-нибудь неожиданной провокации, и, принимая во внимание, что завтра будет уже поздно, так как все магазины и портные закроются, было необходимо в самом спешном порядке потребовать от штаба флота немедленного разъяснения: относится ли сей приказ только к чинам флота или и к крепостным. В первом случае просить штаб флота объявить нам о сём спешною телефонограммою, дабы ещё сегодня все в гарнизоне знали, что в сухопутном ведомстве погон снимать не полагалось.

Конечно, я согласился с докладом и приказал немедленно доложить об этом по телефону начальнику штаба флота капитану 1ранга Смирнову10, который уклонился от ответа. Тогда я сам обратился к Смирнову, указав на серьёзность положения, и просил его немедленно подойти к прямому проводу и спросить Ставку, относится ли упоминаемый приказ также и к крепости, и ответ Ставки безотлагательно сообщить мне письменно. Ответ мне необходим был письменный, ибо я имел основания не доверять Смирнову, и вообще со штабом флота у меня уже был опыт, показывавший, что этим господам, как только вопрос мог коснуться их «шкуры», ничего не стоило и отказаться от своих слов». В этом случае я не постесняюсь отдать приказ по крепости об оставлении без изменений формы одежды в сухопутном гарнизоне, что бы завтра ни случилось (хотя, боясь за офицеров, конечно, я предпочитал, чтобы ответ был утвердительным, т.е. что приказ относится и к сухопутным). Смирнов опять уклонился и сказал, что из-за такого пустяка он Ставку беспокоить не будет. Можно было думать, что Смирнов просто желает потешиться над несчастными сухопутными офицерами. Тогда, начиная терять терпение, я послал на корабль офицера, требуя определённого доклада адмиралу Колчаку. Был послан прапорщик Васильев, который сумел добиться категорического письменного ответа, и по возвращении в штаб доложил мне, что в штабе флота он застал подполковника Верховского, который в его присутствии с презрением доложил Колчаку, что штаб крепости сгущает краски, никакой опасности нет, что когда получат печатный приказ из Ставки, тогда и по гарнизону можно будет отдать, что это дело в крепости раздувают трусы и паникёры, что у них в Черноморской дивизии полный порядок и в голову никому не приходит задавать подобные вопросы, в доказательство чего он, Верховский, преспокойно идёт обедать в Морское собрание… А между тем, когда на корабле происходила описанная сцена, в казармах 5-го Черноморского полка солдаты срывали погоны и гонялись за дежурным офицером!

Когда мне об этом доложили, я вновь позвонил в штаб флота. Начальник штаба позвонил в Морское собрание, вызвал к аппарату Верховского и спросил его: каким образом могло случиться, что будучи только что на корабле, он докладывал, что у них в Черноморской дивизии всё благополучно, а вот из штаба крепости сообщают, что в пятом полку рвут погоны? Около 7ч вечера мне позвонили из штаба флота с вопросом «На каком основании я осмелился отдать приказ по крепости о снятии погон, когда я на это не получил разрешения от Командующего флотом?» Я ответил, что никакого приказа я не отдавал и что вызванные для переписки приказа из полковых и дружинных канцелярий писари до сего времени сидят в штабе крепости и ожидают утверждения приказа, дабы его списать. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Остроградский Михаил Михайлович (1870—?). На службе с 1887г. Капитан 1 ранга (1912). Командир эскадренного миноносца «Жуткий» (1906—1908), канонерских лодок «Терец» (1908—1911) и «Запорожец» (1911), крейсера «Память Меркурия» (1914). Флаг-капитан штаба начальника бригады линейных кораблей Черноморского отряда (1912—1914). Комендант крепости Севастополь (1917).

2 Гучков Александр Иванович (1862—1936). Из купеческой семьи. Политический деятель. Окончил историко-филологический факультет Московского университета. Основатель и лидер партии октябристов. В годы Первой мировой войны (1915—1917) председатель Центрального военно-промышленного комитета и член Особого совещания по обороне. Военный и морской министр в первом составе Временного правительства (1917). Осуществил чистку высшего командного состава. Осознав невозможность остановить развал армии, подал в отставку. С началом Гражданской войны оказывал поддержку Белому движению. Весной 1919г. по поручению генерала А.И.Деникина отправился в Европу в качестве дипломатического представителя. В эмиграции — в Германии и Франции. Умер и похоронен в Париже.

3 Описание не публикуется.

4 Баткин Фёдор Исаакович (1892—1923). Из семьи коммерсанта. Учился в Севастопольском реальном училище. Исключён за распространение эсеровских прокламаций. Эмигрировал в Бельгию (1910). Возвратился в Россию накануне Февральской революции. Член севастопольского совета (1917). Добровольно поступил на военную службу рядовым матросом. Выступал на митингах за войну до победного конца, участвовал в создании ударных частей. Участник Белого движения на юге России (1917—1920). Принимал участие в 1-м Кубанском походе. В эмиграции в Турции (1920). Журналист. Завербован ВЧК, способствовал возвращению в Россию генерала Я.А.Слащева и других офицеров. По прибытии в Россию арестован и расстрелян.

5 В документе — «начинались».

6 Верховский Александр Иванович (1886—1938). Из дворян, уроженец Санкт-Петербурга. На службе с 1903 г. Обучался в Пажеском корпусе, исключён за либеральные высказывания и отправлен солдатом в Маньчжурию (1905). Участник Русско-японской войны. Награждён знаком отличия Военного ордена 4-й ст. За боевые отличия произведён в подпоручики (1905). Окончил Императорскую Николаевскую военную академию (1911). Участник Первой мировой войны. Награждён Георгиевским оружием (1915) и орденом Св.Георгия 4-й ст. (1915). Начальник оперативной части штаба XXII армейского корпуса (1915). Начальник штаба группы войск, организованной для овладения Трапезундом с моря (1916). Помощник по оперативной части русского представителя при Румынской главной квартире (1916). Подполковник (1916). Помощник флаг-капитана по сухопутной части штаба начальника высадки Чёрного моря (1916). И.д. начальника штаба отдельной Черноморской морской дивизии (1917). В 1917 г. избран членом и товарищем председателя севастопольского совета рабочих депутатов. Разработал Положение о местных солдатских комитетах. Командующий войсками Московского военного округа (1917). Военный министр (1917) с производством в генерал-майоры (1917). В заключении (1918). В РККА (1918). Расстрелян.

7 18 апреля 1917 г. по старому стилю.

8 В документе — «добавков».

9 В документе — «формам».

10 Смирнов Михаил Иванович (1880—1940). Контр-адмирал (1918). На службе с 1896г. Окончил Морской корпус (1899) и Николаевскую морскую академию (1914). Участник Русско-японской войны. Сослуживец А.В.Колчака. Капитан 2ранга (1912). Командовал эскадренными миноносцами «Выносливый» (1914) и «Казанец» (1915—1916). В конце 1914 — начале 1915г. состоял русским морским представителем при штабе союзного флота, проводившего Дарданелльскую операцию. Флаг-капитан по оперативной части (1916—1917), затем и.д. начальника штаба командующего флотом Чёрного моря. Капитан 1ранга за отличие по службе (1916). Вместе с вице-адмиралом А.В.Колчаком выехал в командировку в Северо-американские Соединённые Штаты (1917). Начальник морского отдела Русского заготовительного комитета в САСШ (1917—1918). Управляющий Морским министерством правительства адмирала А.В.Колчака (1918). С 31марта 1919г. командовал Камской (с 1919 г. — Речной боевой) флотилией. Награждён орденом Св.Георгия 4-й ст. (1919), Георгиевским оружием (1916). В октябре 1919г. в составе Морского министерства выехал из Омска в Иркутск. После вооружённого восстания в Иркутске в декабре 1919 — январе 1920г. бежал с группой морских офицеров в Забайкалье. В эмиграции — в Китае, Германии, США, Франции, Великобритании. Автор воспоминаний о Колчаке.

Публикация: ДЁМИН Анатолий Анатольевич —

старший научный сотрудник Института естествознания и техники РАН имени С.И.Вавилова, кандидат технических наук (Москва)

Венгерские записки

А.И. Ковтун-Станкевич

1 января 1945 г., кладбище «Рэкошерестур», домик сторожа.

Только что отразили контратаки со стороны Эржебет и пивоваренных заводов, и сейчас имею возможность записать события дня в свой дневник. Их так много, что отложи запись на позже, память откажется восстановить картину во всех нюансах…

Артиллерийская подготовка по всему фронту началась в точно установленное время, и только на участке дивизии мёртвая тишина.

С наблюдательного пункта мы видим, как в первых трёх траншеях заметался противник. В то время, когда кругом бушевал огонь, на нашем участке ни одного выстрела. Это, видимо, смутило оборонявшихся, и уже после первого налёта видим, как по траншеям уходят гитлеровцы на участке нашего соседа слева.

Горячие головы и от нас требуют открыть огонь. Приходится сдерживать их, хотя и самого подмывает накрыть столь ясно видимую цель. В другое время, может быть, так и поступил бы, но сейчас идти на риск? Нет! Всему своё время. Надо бить наверняка.

Одиннадцать часов двадцать минут.

Посмотрев на меня, командующий артиллерией дивизии полковник Косихин резко взмахивает рукой, и телефонисты во все трубки выкрикивают: «Огонь!».

Десять минут длилась неистовая канонада, сливаясь с общефронтовым артиллерийским шквалом. С первым залпом поднялась пехота и сразу же скрылась в лощине, лежащей перед передним краем обороны немцев.

С наблюдательного пункта командира корпуса, расположенного на водонапорной башне, лощина не просматривалась, и он, не видя идущей пехоты, естественно, начал возмущаться. Много горьких слов и упрёков пришлось выслушать по телефону в течение нескольких минут, пока комкор не увидел, как поднявшиеся из лощины солдаты подошли к проволочным заграждениям и, словно на учении (так потом выразился генерал Афонин) преодолев их, ворвались в первую траншею врага.

Первым туда ворвался батальон старшего лейтенанта Стеценко из 1055-го полка. Не задерживаясь, он продолжал наступление и вскоре овладел второй, а затем и третьей траншеями. Вслед за ними продвигались и остальные. И вот полоса обороны прорвана. Дивизия вся в движении. Бои начались за отдельные укреплённые узлы, за кирпичные заводы, фабрики и кладбище «Рэкошерестур». Мы ворвались в черту города.

Надо менять НП дивизии. Спрашиваю разрешения у Афонина. Он приезжает сам. Ему не верится, что мы ворвались на окраину города и продолжаем двигаться вперед.

Вместе едем в полки. Вот и столб с надписью «Будапешт». Дальше у железнодорожной будки нас встречает командир полка Дроган. Он показывает рукой, где ведут бой его батальоны, и говорит:

— Вы, товарищ генерал, вчера ещё не верили, что мы прорвём фронт, и обещали в случае неудачи снять меня. Выходит, ошиблись…

Афонин ухмыльнулся и ничего не ответил, а я вспомнил о неприятном разговоре, бывшем вчера у командира полка с комкором по поводу размещёния штаба полка в доме, хозяева которого не были отселены.

Дело в том, что прибывший штаб полка по распоряжению Дрогана занял половину дома, решив не выселять владельцев, поместив их во второй половине. Это не понравилось Афонину, и он предупредил Дрогана, что если сегодня его полк не выполнит поставленную задачу, то Дрогану полком не командовать.

Убедившись, что бой идёт в Будапеште, Афонин поздравил нас и тут же составил донесение на имя маршала Малиновского.

На мой вопрос, как обстоит дело у соседей, Афонин вначале промолчал, потом сказал, что и там продвигаются. По его не совсем убедительному ответу мы поняли, что там не всё ладно. Мы вбивали клин, разрезая немецкую оборону. Естественно, что судьба крыльев этого клина нас беспокоила.

Продвинувшись на четыре с половиной километра, мы обнажили фланги, и противник почувствовал это. Этим и объясняются предпринятые им контратаки со стороны Эржебет, проводимые с огромной настойчивостью на обоих крыльях клина.

Не надеясь на соседей, пришлось ввести в бой полк второго эшелона, разделив его на две части. Одновременно просить Афонина побудить к более активным действиям 66-ю дивизию слева и румын справа, предложив вводить их с полосы дивизии. Афонин обещал. К счастью, батальоны 1059-го полка не только отразили контратаки, но и в свою очередь потеснили фашистов.

Результатами дня все были довольны. Пополнение оказалось на высоте. В нём можно быть теперь уверенным. Ничто так не вселяет вepу в душу солдата, как первый успех. Видеть удирающего с поля боя врага для бойца, только что начавшего свой боевой путь, — это значит дать ему [по]чувствовать свою силу, своё преимущество. Нечто подобное бывает с начинающим охотником. Если ему в свой первый выход в поле удаётся подстрелить дичь, он становится заядлым охотником. Пусть в последующем будут неудачи. Но своего охотничьего азарта он не бросит. Но стоит потерпеть неудачу, как для охоты он потерянный человек…

Пополнение из молдаван, от которых кое-кто предпочитал отказаться, оправдало себя. Бойцы-молдаване Бурдушел и Дрочан в числе первых ворвались в окопы, гранатами уничтожили фашистский пулемёт и захватили 15 пленных. Приказал представить их к ордену Красной Звезды.

Сегодня уехали представители фронта. Генерал Фомин обещал доложить маршалу Малиновскому и генералу Захарову об успешном прорыве дивизии, свидетелем которого он был.

Так прошёл первый день нового, 1945, года.

2 января, кирпичный завод Кобанья.

Комкор Афонин дал мне право менять НП самостоятельно. Я должен был только своевременно сообщать ему о своём местонахождении. В течение ночи на 2 января сосед слева, используя наше продвижение, начал свои действия из-за нашего фланга. Ему нужно уже не рвать оборону, а, выражаясь оперативным языком, свёртывать оборону противника.

До чего же тяжело вести бой в крупном городе! Надо драться за каждый квартал, каждый дом. Пришлось всю свою и приданную артиллерию ставить на прямую наводку вплоть до 152-мм гаубиц. Иначе не пробьёшь. Вначале это мероприятие встретили с некоторой иронией: «Как! 152-мм гаубицы — и на прямую наводку?!». Но генерал Фомин согласился с нашим мнением. Потом и остальные убедились, насколько эффективным оказался огонь этих мощных орудий. На прямую наводку поставили мы и часть зенитной артиллерии. Немцев вышибали из каждого дома, из подвалов, со вторых и третьих этажей. И всё же за день боёв удалось занять всего семь кварталов, два кирпичных и один пивоваренный завод.

Сегодня произошёл интересный случай в одном из кварталов Кобаньи. Внезапно здесь был захвачен военный госпиталь. Весь обслуживающий персонал госпиталя во главе с профессором находился на своих местах. В полной исправности действовал телефон, связывающий госпиталь со штабом гитлеровцев.

Не успели наши солдаты захватить госпиталь, как зазвонил телефон. Говорили из санитарного управления. Спрашивали, каково положение в районе госпиталя. Переводчик-мадьяр по требованию солдат ответил, что положение тяжёлое и что он рекомендует уходить. Пришлось поругать инициаторов такого ответа. Ведь мы могли некоторое время пользоваться этой связью в своих целях…

3 января, Кобанья.

Днём перед отъездом на НП мой ординарец Жуков сообщил, что в кладбищенской часовне очень много незахороненных трупов. Вместе с дивизионным врачом Мишиным пошли посмотреть.

…Зрелище ужасное. Мужчины, женщины, дети — в невероятных позах. Мишин определил, что это расстрелянные. Сколько их? Когда расстреляли? Судя по всему — недавно. Тление ещё не тронуло трупы. Соседство с расстрелянными стало удручающим. Не ожидая наступления темноты, мы перебрались на кирпичный завод. Как это оказалось кстати. Часа через полтора-два после нашего ухода с кладбища фашисты обрушили на него сотни снарядов. Всё было сметено огнём: часовня и сторожка. Опоздай мы с переездом, лежать пришлось бы и нам с расстрелянными. Но почему фашисты открыли ураганный огонь? Неужели пронюхали о размещёнии нашего КП? Тогда рядом, очевидно, был шпион. Или думали, что на кладбище мы расположили резервы? Но почему тогда они сконцентрировали весь налёт по району часовни? Вопросы так и остались без ответа…

Штурм города не прекращается ни на минуту — ни днём, ни ночью. Непрерывными контратаками враг пытается отбросить нас. Напрасно, сегодня мы овладели ещё девятью кварталами. Бои идут в центре Кобаньи. Вводимые противником танки и бронетранспортёры существенного влияния на наше продвижение не оказывают. Бронебойщики и артиллерия прямой наводки уничтожают их.

Бой в городе характерен ещё и тем, что здесь часто небольшими подразделениями и отдельными группами бойцов приходится вести изолированные действия без плечевой связи с другими. Это в огромной мере стимулирует инициативу солдат и офицеров, вызывает к жизни неиссякаемый родник творчества.

Вот и сегодня вторая рота 1059-го полка, штурмуя отдельные дома, стремительно продвинулась вперёд. Противник отрезал её. Положение для роты создалось критическое. Здесь, в подвалах домов, она отражала одну контратаку за другой. Боеприпасы иссякали.

Лейтенант Лукманов со взводом по своей инициативе, пробираясь среди разрушенных зданий, обошёл немцев с тыла и внезапной атакой пробил дорогу к осаждённой роте. А ведь немцев было в несколько раз больше. Рота Бабака деблокирована. Объединившись с Лукмановым, они освободили ещё один квартал.

5 января, ул. Эндрью, 31.

Два дня удачного штурма. Уже сорок пять кварталов очистили полки от фашистов. Острие клина — 1059-й полк под командованием майора Баскина — всё глубже врезается в город. Ему приходится отражать непрерывные атаки, особенно достается батальону Тарасова, который в голове полка.

4 января немцы бросили против полка Следя танки. Но мы привыкли к танковым контратакам, и гитлеровцы, потеряв пять машин, удрали. Молодцы артиллеристы, они прямой наводкой буквально в упор расстреливают танки.

Сегодня нами захвачен Будапештский холодильник. В нём огромные запасы продовольствия. Чего только там нет! Мороженые туши рогатого скота, свиней, диких коз, зайцев, разной птицы, жиров. Местные жители говорят, что это главный холодильник, снабжавший и армию, и население.

Начальник тыла дивизии полковник Костин уже хозяйничает там, не давая никому разбазаривать продукты. Но почему фашисты не эвакуировали запасы? Видимо, надеялись, что не сдадут их. Не этим ли объясняются ожесточённые контратаки, следующие одна за другой. Напрасный труд, не случайно наша дивизионная газета и листовки содержат суворовское изречение: «Что с бою взято, то свято».

Афонин ежедневно бывает у нас, он очень доволен. Ещё бы, вбиваемый нами клин дает возможность корпусу расширять его. В откровенной беседе он прямо говорит, что не верил аттестации дивизии, данной ей штабом фронта, но сейчас вынужден извиниться. Дивизия оказалась на высоте положения, и ему приходится подгонять остальных, чтобы не отставали от нас.

Сегодня он приехал под вечер. Вместе с ним приехал и фотокорреспондент Егоров, чьи фотоснимки мы часто видели в ряде журналов. Вместе с ними писатели: Первомайский, Иван Ле, Пeтлеванный и поэт Гудзенко. Хотят познакомиться с дивизией, что очень приятно.

— Вот привёз к вам Егорова, — сказал Афонин, — пусть запечатлеет выдающиеся моменты вашей работы.

Словно для того, чтобы подтвердить наши успехи, зазвонил телефон, и командир 1055-го полка Следь доложил, что завязал бой за ипподром, a 1057-й полк овладел станцией в Кобанье — Альшо. Мы подходили к железной дороге, идущей в самом городе. Это дорога, связывающая Будапешт с Бухарестом.

Сегодня столкнулись со странным явлением. После боя за одну фабрику — это была кондитерская, — когда передовые части выбили фашистов с её территории, появился управляющий. В руках у него плакат с надписью на ломаном русском языке: «Шоколадная фабрикa принадлежит шведскому акционерному обществу». Управляющий просит дать охрану, чтобы предприятие не разграбили. Поручил Костину разобраться с этим и доложить начальнику тыла фронта генералу Вострухову.

Афонин, когда [я] ему доложил об этом случае, сказал, что нечто подобное имеется и на участке дивизии Фролова.

8 января, дом управляющего газовой станцией.

6 января мы подошли к железнодорожному полотну, идущему вдоль Коложвари и Карпонаи. Трёхметровая насыпь с тремя железнодорожными колеями ограждена высоким железобетонным забором. Когда-то здесь проходили поезда из Бухареста в Будапешт. Теперь здесь идёт война. По ту сторону — немцы. Оба склона насыпи изрыты траншеями.

Дальнейшее продвижение затормозилось. Необходим артиллерийский огонь, а пушки уткнулись в песок насыпи — стрелять прямой наводкой они не могли. Пришлось впервые за многие-многие месяцы дать приказ артиллеристам отойти назад.

На руках откатили пушки на соседнюю улицу и внесли на третий этаж дома, откуда открывался вид через насыпь, и открыли огонь. Под прикрытием огня сапёры взрывали железобетонную изгородь, делая проходы для пехоты.

Брешь была пробита. Удар был настолько неожиданный, что фашисты бежали, оставив и технику, и раненых. Оборона врага вновь сломлена, и мы овладели газохранилищами. К счастью, газгольдеры оказались пустыми, что избавило нас от пожаров и взрывов. Я страшно боялся этого и был вынужден запретить вести огонь зажигательными пулями, а артиллеристам-миномётчикам стрелять по району газохранилищ.

К исходу 8 января очистили ипподром и прилегающие к нему кварталы. Но район товарной станции, забитой эшелонами и воинскими грузaми, удалось занять только наполовину: часть станции и железнодорожных мастерских. Здесь немцы оказывают упорное сопротивление, и дело доходит до рукопашных схваток. В них снова отличились молдаване: солдаты Попа, Невечеля и старшина Грушевский штыками уничтожили до десятка немцев, захватив 50пленных. Приказал представить и их к награде.

Вечером над нами появились немецкие самолёты, но вместо бомб начали сбрасывать грузы на парашютах с красными и жёлтыми куполами. Несколько парашютов попало к нам. Это были контейнеры со снарядами и бензином. Значит, у врага дело с боеприпасами и горючим неважно, если их начинают доставлять по воздуху.

10 января, будка стрелочника.

Противник подбрасывает подкрепления, перед нами появились части СС. Наш клин врезался глубоко, и создаётся угроза окружения частей противника, обороняющего «Кишпешт». Это вынуждает немцев бросать против нас новые силы, чтобы остановить дальнейшее продвижение.

Бесполезно: очистив железнодорожные мастерские и товарную станцию, мы завязали бой за кладбище «Керепеши».

Квартал за кварталом при поддержке артиллерии захватывают город полки. Острие клина заметно по зданиям. Там, где проходило острие, там, где врезался клин, — сплошные развалины. Что ж поделаешь, война. Словно огромной силы смерч пронёсся узкой полосой, сметая всё по пути. Да вряд ли разрушит смерч с такой силой, с какой пробивает 152-мм снаряд с короткой дистанции, гаубицы рушат всё. Генерал Иванов, командир артиллерийской дивизии, приданной нам, может быть доволен работой своих артиллеристов. Командир зенитной дивизии, ворчавший вначале, что его пушки мы ставим на прямую наводку, сейчас убедился в правильности решения и больше не возражает.

За день очистили 14 кварталов. Очистили в упорных боях с непрерывными контратаками за каждый квартал, каждый дом.

12 января, дом возле кладбища «Керепеши».

Вчера весь день шёл ожесточённый бой за кладбище «Керепеши». Здесь противник защищал подступы к центральной части Пешта, и бои были особенно упорными. К утру кладбище всё-таки было очищено от немцев. Вот оно, после боя, покрытое чащей деревьев. На сучьях купола парашютов всех цветов. Сюда немцы сбрасывали с самолётов боeпpипaсы, бензин и продовольствие. Всё это попало к нам. У врага, стало быть, дело плохо и с продовольствием…

Кладбище «Керепеши» — кладбище будапештской знати. Роскошные мраморные гробницы, массивные надгробные памятники служили прекрасными оборонительными сооружениями. Здесь за каждой надгробной плитой лежал немец с автоматом, в роскошных гробницах и мавзолеях сидели пулемётчики и орудийные расчёты.

Героически дрались здесь наши солдаты и офицеры. Рядовой Тимонин ползком пробрался к пулемётному гнезду и уничтожил его гранатами. Солдата окружили фашисты, но он не сдался в плен. Попытавшись пробиться последними гранатами, уже тяжелораненый боец подорвал себя. Подоспевшие товарищи обнаружили вокруг него семь уничтоженных гитлеровцев.

Вчера была полностью очищена от фашистов и товарная станция с паровозами, стоявшими под парами. Вагоны забиты всевозможными грузами.

Нам некогда заниматься трофеями. Оставив небольшую охрану, мы продолжаем штурм.

Со взятием товарной станции и кладбища мы находимся в центре Пешта. Впереди ориентир — городская ратуша. Туда рвёмся. Ещё несколько усилий, и мы выйдем к Дунаю, разрезав город на две части.

Объезжая полки, стал свидетелем начинающегося, а может быть, уже и имеющегося на территории, занятой ещё фашистами, голода.

Убитые и тяжелораненые лошади, валяющиеся на улицах, мгновенно растаскиваются жителями. Обрезают всё, что можно варить. Хлеба, да и вообще никаких продуктов у населения нет. Будапештцы говорят, что немцы ничего не давали им из продуктов.

Гальперин, начальник политотдела дивизии, связывался по этому поводу с тылом фронта. В Кобанье население уже обеспечивается продовольствием. День-два, и здесь дело наладится.

Возле убитых немцев находим котелки со свиным топлёным жиром, сахаром, но нет хлеба. В контейнерах с белыми парашютами находим хлеб, сыр, какао, смешанное с маслом.

Но почему же немцы не хотят капитулировать? Неужели они ещё на что-то надеются?

Кстати, по показаниям пленных, ими командует Пфеффер. Вот хорошо бы взять его в плен!

14 января, дом у ломбарда.

Бои, бои и бои. Сегодня взяли центральный универмаг и музей. Подходим к ратуше. Завтра, возможно, овладеем и ею, хотя заранее утверждать не берусь. Слишком сильно сопротивление. Дерёмся за каждый этаж дома, за каждый люк канализационных коллекторов, по которым перебираемся через улицы. Подвалы, канализационные системы, чердаки, лестницы — всё это теперь арена боёв.

Уголовный элемент города, оказавшийся на свободе, начинает грабежи. Приходится вести борьбу и с ними. Не можем мы допустить, чтобы на занятой нами территории был беспорядок.

Вот и сегодня охрана оперативной группы задержала несколько человек, орудовавших у сейфов ломбарда и вскрывших два несгораемых шкафа. Награбленное вместе с грабителями было доставлено к нам в оперативную группу. Грабителей передали органам «Смерш», награбленное сдали полевому казначейству. Чего здесь только не было! Золотые и серебряные вещи, драгоценные камни в кольцах, браслетах, ожерелья. Золота оказалось около килограмма, серебра свыше трёх килограммов. К чести офицеров и солдат, ни одна вещь не пропала, хотя до приезда финансистов из казначейства всё открыто лежало на столе. Командующий фронтом разрешил нам часть портсигаров и часов, которые не из золота, оставить для премирования солдат и офицеров. Золотые вещи и камни сдали.

Днём к нам заехал поэт Леонид Первомайский. Он уже не раз был в дивизии. Как всякий поэт, он интересовался нашими боевыми действиями, записывал фамилии солдат и офицеров, проявивших героизм. Но его блокнот вряд ли мог вместить всех.

Первомайский сотрудничал во фронтовой газете вместе с писателем Иваном Ле, роман которого «Межгорье» когда-то произвёл на меня большое впечатление, и я просил Первомайского в следующий раз привезти к нам и Ле. В неофициальном порядке Первомайский сообщил нам, что боевые действия дивизии в штабе фронта оценивают довольно высоко и считают, что она играет решающую роль в штурме, пробивая путь остальным войскам. От него же мы узнали, что в Буде, которую штурмуют части 3-го Украинского фронта, дело особо не двигается и что где-то в районе Секешфехервара, у озера Балатон, немцы сосредоточивают или уже сосредоточили войска для удара на Будапешт с целью деблокирования осаждённой группировки.

Так вот почему Пфеффер дерётся с таким упорством и не хочет капитулировать! Надеется на деблокировку. Не выйдет!

15 января, домик при музее.

Как тяжелы эти последние бои в Пеште! Всё отчётливее слышим мы шум боя севернее нас. Это части 30-го корпуса приближаются к центру. Они идут, примыкая правым флангом к Дунаю. Сегодня под вечер мы вновь пытались взять ратушу, и опять неудачно. Соседние кварталы ощетинились танками. С утра начнём методически пробивать путь огнём прямой наводкой. Артиллеристы уже получили эту задачу. От них завтра многое будет зависеть.

Здесь, в центре Пешта, по нам стреляют не только с фронта, но и сзади, видимо, оставшиеся фашисты. Артиллеристы задержали одного такого гитлеровца. Это был довольно солидный мужчина, одетый в шубу. В руках у него толстая бамбуковая палка. Солдаты утверждали, что он стрелял из калитки и ранил нашего бойца. Задержанный отрицал это и даже возмущался, доказывая, что у него нет и не было оружия. При обыске действительно ничего не обнаружили. Не знаю почему, но нас заинтересовала палка. Слишком толстая и тяжёлая, хотя и бамбуковая. Передавая её из рук в руки, кто-то нажал едва заметную кнопку, затерявшуюся среди бесчисленных монограмм, ручка и отделилась. В неё был вмонтирован портативный пятизарядный револьвер. В барабане оказалась стреляная гильза, ещё не потерявшая порохового запаха. В палке был ещё и стилет. Позднее этот оригинальный трофей мы через генерала Афонина преподнесли на память начальнику штаба фронта генералу М.В.Захарову…

Поздно вечером позвонил Баскин, к нему на НП заехал Ракоши. Хотя должен был заехать к нам на НП.

Вообще сейчас у нас часто бывают гости, но мне некогда заниматься с ними. Всех, кроме непосредственного начальства, отсылаю к Гальперину, особенно корреспондентов. Вот Афонин что-то давно перестал бывать. Он все время у моих соседей. Доложу ему по телефону, как дела, [вот] и весь разговор.

…Гальперин выезжал в район освобождённого еврейского гетто, что-то около шестидесяти тысяч людей было согнано туда. У всех нашиты жёлтые шестиугольные звёзды. Фашистские изверги не успели вывезти их на кладбище «Рэкошepecтyp» и расстрелять. С какой радостью они встретили наши войска, спасшие их от смерти!

Так вот откуда трупы, обнаруженные нами на кладбище. Теперь понятно, почему фашисты стреляли тогда по району часовни. Кто-то вспомнил о свежих трупах и отдал распоряжение артналётом скрыть следы невиданного преступления.

18 января.

Ура! Ура! И ещё раз ура! Пешт взят. В 11 часов пала ратуша, войска соединились с 30-м корпусом. Остатки немцев ушли в Буду, взорвав за собой мосты.

Дивизия задачу выполнила.

Штурмом овладели наши солдаты Пештом. Нет уже тут немцев, которые на протяжении 18 дней цеплялись за каждую улицу, каждый дом, каждый квартал. Они погребены под развалинами зданий, истреблены в рукопашных схватках, отброшены за Дунай.

На гранит, на железобетон, сквозь огонь и смерть шли солдаты батальонов Кривоспицкого и Сазонова, Поленова и Тарасова и тысячи других героев Будапештской битвы. Не зная сна, превозмогая усталость, шли они вперед, уничтожая врага.

Город дымится. Ещё горят подожжённые немцами дома, и ветер разносит над Дунаем чёрные клубы дыма, но жизнь возвращается в город.

После полудня позвонил Афонин и сказал, чтобы мы подбирали район для размещёния. Дивизия остаётся гарнизоном. После восемнадцати дней непрерывных боёв неплохо и отдохнуть несколько дней, привести себя в порядок. Отдых дивизия заслужила.

Вечером штаб составил итоговую сводку за сражения в Пеште. Сводка прекрасная. Стоит того, чтобы записать некоторые данные. Одних пленных взято более 12тысяч человек, орудий и миномётов свыше двухсот; винтовок и автоматов до шести тысяч штук, шестьдесят один танк, четыре тысячи триста автомашин. Всего не перечислишь.

Но и у нас потери. Жаль, конечно, но на войне без потерь не обойдёшься. Таков закон войны.

Завтра еду в штаб корпуса к Афонину с докладом и за получением указаний. Останусь ли в составе корпуса или он уйдет, а мы будем здесь?

Гальперин отбивается от журналистов, а я, запершись у себя, записываю события. Ну что я скажу им? Что дивизия дралась хорошо? Это они знают, а вот разные там эпизоды Гальперин расскажет лучше, чем я.

19 января.

Мечты об отдыхе развеялись. Даже солдат не успели помыть в бане. Снова в поход и в бой. Ну что ж, нам не привыкать…

Рано утром уехал с докладом к Афонину. Всё оставалось по-прежнему. Днём он ожидал приезда маршала Малиновского и спешил собрать некоторые данные. Договорились, что вечером он приедет к нам. Соберём командиров полков на товарищеский ужин. С этим я и уехал.

Но потом вcё изменилось.

После полудня Афонин вызвал меня срочно к телефону и приказал немедленно, подняв дивизию по тревоге, выступить в направлении Эрчи, что южнее Будапешта километров на 40. За задачей прислать к нему начальника штаба.

На вопрос: «Что случилось?» ответил: «Всё привезёт начальник штаба».

Дивизия на марше. В словацкой деревушке по пути движения, где мы заночевали, начальник штаба полковник Преображенский передал приказ, по которому мы завтра должны переправиться у Эрчи через Дунай, сосредоточившись в пригородной деревушке Будаэрш. Дальнейшие указания получим там.

На словах Преображенский передал, что немецкая группировка у озера Балатон перешла в наступление и кое-где теснит части 3-го Украинского фронта. Бои там идут несколько дней. Задача покончить с Будой возложена на наш фронт. Туда идёт весь корпус Афонина.

В ожидании доклада командиров полков разговариваю со священником-словаком, в доме которого остановились до утра. Здесь, в деревне, вce словаки — униаты. По словам священника, настроены просоветски, за что и подвергались гонениям со стороны салашистов.

На дворе, как назло, разбушевалась метель. Снег слепит глаза. Все ли солдаты смогут дойти? Не отстанет ли кто?

Появляются командиры частей. Полки идут в порядке. Посланные вперёд кухни приготовили ужин. Приказываю накормить и спать. С рассветом подыматься и двигаться к переправе у Эрчи. Там паромная переправа 46-й армии. В голове 1057-й полк Дрогана.

(Окончание следует)

Продолжение. Начало см.: Воен.-истор. журнал. 2008. № 11.


ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Кузнецов Андрей Михайлович —

докторант Военного университета, капитан 1 ранга, кандидат исторических наук, доцент, (г.Юбилейный Московской обл.)

Культурно-массовая деятельность военных музеев в 1918—1991 гг.

В настоящее время военные музеи России ведут активную научно-просветительную работу, направленную на утверждение славных отечественных боевых традиций в воинских коллективах, оказание мобилизующего влияния на выполнение личным составом задач боевой подготовки, повышение уровня образования и культуры, на воинское, нравственное и эстетическое воспитание в войсках, организацию культурного досуга военнослужащих и всех россиян. Для того чтобы сделать эту работу более эффективной, необходимо всесторонне изучать опыт прошлого.

С начала 1918 года благодаря экскурсионной работе российских военных музеев военнослужащие и посетители из числа гражданских лиц имели возможность познакомиться с предметами и коллекциями, относящимися к теме отечественной военной истории. Так, в книге для посетителей, хранящейся в Центральном военно-морском музее (единственный музей, который в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции не прекратил экскурсионной работы), имеется первая запись, сделанная после событий Октября 1917 года: «По особому распоряжению начальника музея с 4/19 марта 1918 по 1 января 1919 г. к обозрению музея допущено: приезжих экскурсантов 286 чел., учащихся экскурсантов — группами 890чел., красноармейских солдат, явившихся группами, 1869человек»1. Значит, даже в суровые военные годы интерес людей к изучению военного прошлого своей Родины не ослабевал.

Требование обязательного проведения музейных экскурсий закреплялось в соответствующих документах. В Положении о музее Красной Армии при Петроградском окружном военном комиссариате 1920года, например, читаем о том, что для достижения агитационно-пропагандистской цели музей должен был организовывать и проводить экскурсии для красноармейцев с показом наиболее интересных и ярких экспонатов, рисующих жизнь Красной армии и гвардии2. В вышедшем в декабре 1925 года положении об Артиллерийском историческом музее отмечалось, что, преследуя цели научного и педагогического характера, он обязан был служить делу распространения исторических сведений, касающихся артиллерийского вооружения, активно используя экскурсии3. При этом в музеях проходили занятия с сотрудниками и экскурсоводами по повышению уровня их профессиональной подготовки.

В одном из приказов по Петроградскому военно-учебному музею при Главном управлении военно-учебных заведений (1920 г.) директор музея предписал сотрудникам приступить к занятиям по общей теории музееведения с целью приобретения знаний и навыков, необходимых при каталогизации материалов и проведении экскурсий4.

В октябре 1929 года в Центральном музее Красной армии (ЦМКА) экскурсоводы для работы получили соответствующую инструкцию5. 17 марта 1934 года здесь создали научно-экспозиционный отдел, который проводил занятия с сотрудниками, разрабатывал методические пособия и следил за качеством проведения экскурсий.

В следующем году в этом музее было образовано возглавляемое его заведующим экскурсионное бюро. В 1936 году появилось «Положение о работе экскурсбюро Центрального музея РККА». Например, к числу общих задач этого бюро относились обслуживание посетителей (прежде всего красноармейцев), продажа и выдача им путёвок и билетов, проведение экскурсий, осуществление переподготовки кадров экскурсоводов, организация контроля за деятельностью экскурсоводов, ведение учёта посещаемости музея, выездное обслуживание с передвижными выставками в воинских частях, колхозах и на заводах.

Интерес для сегодняшнего читателя представляет перечень обязанностей экскурсовода музея — фигуры, стоящей в центре всей культурно-массовой работы с посетителями: быть пропагандистом истории ВКП(б), Гражданской войны, Красной армии, марксистско-ленинского учения о войне, уметь разъяснять современное международное положение и положение в СССР; проводить экскурсии как внутри музея на постоянных экспозициях, так и вне его — в лагерях, на заводах, фабриках и т.д., иметь разработанный план ведения экскурсии6.

Для повышения качества проводимых экскурсий, учебы экскурсоводов, обмена опытом работы с посетителями в ЦМКА проводились предварительные прослушивания и обсуждения экскурсий, носивших типовой характер.

Великая Отечественная война 1941—1945 гг. внесла свои коррективы в работу военных музеев. Прежде всего, уменьшилось количество экскурсоводов: по причинам их увольнений, отправки на фронт, эвакуации вместе с музейными фондами. Также в связи с условиями военного времени изменилось и содержание экскурсионной работы, которая полностью посвящалась теперь показу героической борьбы советского народа с немецко-фашистскими захватчиками, пропаганде полководческого гения наших военачальников, разъяснению преимуществ отечественной военной техники и оружия. Это потребовало от работников овладения специальными знаниями в области стратегии, тактики и вооружения.

В конце войны среди экскурсантов появились представители военных и дипломатических миссий, находившихся в то время в Москве. Так, в период с 15 октября 1944 по 15 апреля 1945 года ЦМКА посетили югославские военные (5 человек), югославские летчики (17), болгарские генералы (9), представители православного духовенства Румынии и Югославии (18), мексиканский посол с сыном и военный атташе, начальник английского генерального штаба г-н Брук, польская делегация (8), торговая делегация Румынии (3)7. Это свидетельствовало о возросшем авторитете Советского Союза и его Красной армии на международной арене.

Послевоенные годы потребовали от военных музеев корректировки целей и содержания экскурсионной работы. Показ подвига советского народа, победившего фашизм в Великой Отечественной войне, по-прежнему занимал центральное место при работе с посетителями. Однако в условиях мирного времени необходимо было рассказывать ещё и о героическом труде советских людей по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства, неуклонном движении страны по пути строительства и укрепления социализма, повседневных буднях армии и флота. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный военно-морской музей (ЦВММ). Сектор хранения рукописей и документов. Инв. № 29366.

2 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.25888. Оп. 2. Д. 22. Л. 64.

3 Там же. Ф. 7. Оп. 5. Д. 159. Л. 182.

4 Там же. Ф. 40386. Оп. 1. Д. 3. Л. 5.

5 Научный архив Центрального музея Вооружённых Сил (ЦМВС). Оп. 1. Д. 7. Л. 113.

6 Там же. Оп. 2. Д. 15/8. Л. 2.

7 Там же. Оп. 3. Д. 19/2. Л. 25.


Военная летопись Отечества

ГИМБАТОВА Мадина Багавутдиновна —

старший научный сотрудник отдела этнографии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, кандидат исторических наук (г. Махачкала, Республика Дагестан)

О ВОИНСКОЙ ЭТИКЕ НОГАЙЦЕВ

Ногайцы (самоназвание — ногай — народность, живущая на Северном Кавказе. Формирование её началось ещё в VI веке. Р.Х.Керейтов выделил пять этапов развития ногайской народности: первый (VI—VIII вв.), был связанный с тюркскими племенами; второй (IX—XIвв.) — печенежский; третий (XI—XIII вв.) — кыпчакский; четвёртый (XII—XV вв.) — золотоордынский; пятый (XIV—XVII вв.) — ногайский, в который произошло окончательное становление ногайцев и Ногайской Орды1.

Ногайская Орда как самостоятельное государство образовалась в конце XIV века, в 1391 году. Её основателем и первым правителем был золотоордынский темник из племени мангыт Эдиге. Границы Ногайской Орды в XV веке простирались от Иртыша до Дуная, включая предгорья Северного Кавказа, а её столицей был город Сарайчик, располагавшийся в низовьях р.Урал. Численность населения в Ногайской Орде, по разным источникам, колебалась от 720тыс. до 1млн человек. Распространённым эпитетом ногаев было тюркское слово сансыз (бесчисленные)2. Современники же сравнивали этот народ с морским песком: «…Их же (ногаев. — М.Г.) число подобно морскому песку было»3. На Руси и в Европе бытовало устойчивое мнение об огромном количестве жителей Ногайской Орды4.

В первой половине XVI века Ногайская Орда была одним из могущественных и влиятельных политических образований в Восточной Европе с ней считались на Руси, в Крыму, в Польше, Венгрии, Турции. Она имела мощную по тем временам армию и в случае вражеского нападения могла выставить более 300тыс. хорошо вооружённых и обученных воинов. Дж. Флетчер, английский посол в Москве в 1588—1589 гг., отмечал, что ногаи «почитаются лучшими воинами из всех татар, но ещё более других дики и свирепы»5.

Основу ногайского войска составляла боевая конница. К услугам её обращались русские правители в борьбе с немцами и поляками, казанские ханы и многие другие.

Известно, что Ногайская Орда, унаследовавшая общественно-государственный строй золотоордынского государства, во многом переняла и его военную организацию, уклад воинской жизни. Об этом, в частности, свидетельствуют сообщения западноевропейских авторов из числа путешественников, купцов, послов. Так, итальянский монах Доминиканского ордена Жан де Люк писал: «Ногаи, как и монголы, делятся на десятки, сотни»6. В ногайском войске, как и в армии Чингисхана, царили порядок и железная дисциплина, особенно во время военных походов, которые могли длиться более четырех месяцев. Любое неповиновение военачальнику, невыполнение его приказа, предательство, проявление трусости, малодушия, неоказания помощи товарищу в бою карались смертью. Запрещалось проявлять чувство вражды или неприязни к товарищу по оружию.

В ногайском войске действовали единые правила и нормы поведения для всех без исключения воинов, соблюдалась строгая субординация между военачальниками и рядовыми. Нарушение правил несения воинской службы неминуемо влекло за собой наказание.

Все мужчины, кроме стариков, в Ногайской Орде обязаны были нести воинскую службу и по первому призыву своего командира выступить в поход. В случае военного сбора «у каждого воина всегда при себе была свирелка, а также чашка или бадья, деревянная или кожаная, служащая для питья, и столь большая, что ею, в случае необходимости, можно напоить лошадь, затем: кнут, нож, шило с верёвочкой, ниткой, ремешками на случай надобности, например, если порвётся что-нибудь в седле или у стремян, и крепкие бечёвки, чтобы вязать пленников. Другого занятия, кроме войны, ногайцы не знают», — писал Жан де Люк7.

К военной службе мальчиков готовили с детства. С самых ранних лет их приучали переносить трудности, обучали боевому искусству: стрелять из лука, метать копьё, владеть мечом, ездить верхом и т.д. Вот что писал о воспитании ногайских детей французский инженер Гильом Левассер-де-Боплан, строивший с 1630 по 1648 год по поручению польского правительства фортификационные сооружения на Южной Украине: «Все они храбрые и сильные воины, не поддающиеся усталости, легко переносящие перемены погоды, ибо с семилетнего возраста, когда они выходят из своих «кантар», т.е. домов на двух колёсах, они спят не иначе как под открытым небом, начиная с этого возраста им никогда не дают пищу, пока они не собьют её стрелою. Вот как ногайцы научают своих детей метко стрелять из лука. А когда они достигнут 12-летнего возраста, их посылают на войну. Когда дети находятся в малом возрасте, их матери стараются ежедневно купать их в солёной воде, чтобы сделать их кожу грубее и менее чувствительною к холоду на случай, когда им зимой придется переходить реки вплавь»8.

Своё военное мастерство юноши демонстрировали на конно-спортивных соревнованиях, которые, как правило, проводили во время праздников. Здесь оценивались не только сила, быстрота, ловкость, меткость, умение владеть оружием, управлять конем, но и красота движений, с которой это всё выполнялось. Нужно было не просто удержаться в седле, а держаться в нём уверенно, с достоинством. Русский офицер Н.Ф. Дубровин о ногайских наездниках писал: «Многие из них отличные наездники, стройны, довольно привлекательной наружности, превосходные стрелки…»9.

Самым серьёзным испытанием для мужчин были военные сражения. Ногайские воины были неплохо вооружены. В их боевом арсенале имелись мечи, сабли, копья и луки. Жан де Люк отмечал, что «их вооружение состоит из лука и сабли, они употребляют кольчуги, сделанные из колечек, которые у ногайцев очень ценятся»10.

Манера верховой езды у ногайцев была кочевнической. Очевидцы отмечали, что «ногайцы очень крепко сидят верхом, высоко подтягивают стремена, чтобы, как они уверяют, опираясь на них, тверже сидеть верхом. Уздечку держат пальцем левой руки, лук той же рукой, а стреляют правой. Пускают стрелы вперёд и назад весьма скоро»11. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Керейтов Р.Х. Этническая история ногайцев (к проблеме этногенетических связей ногайцев). Ставрополь, 1999. С. 19.

2 Трепавлов В.В. История Ногайской Орды. М., 2002. С. 495.

3 См.: Извлечение из записок Блеза де Виженер (1573) // Мемуары, относящиеся к истории Южной Руси. Киев, 1890. Вып.1 (XVIст.). С.87; Сочинения князя Курбского. Т. 1.: Сочинения оригинальные. СПб., 1914. С. 238; Лызлов А. Скифская история. 2-е изд. М., 1787. С. 54.

4 Трепавлов В.В. Указ. соч. С. 495.

5 О государстве Русском: Сочинения Флетчера. СПб., 1905. С. 83.

6 Описание перекопских и ногайских татар, черкесов, мингрелов и грузин. Жана де Люка, монаха Доминиканского ордена (1625) // Ногайцы в известиях русских, западноевропейских и восточных авторов XV—XVIII вв. Махачкала, 1999. С. 214.

7 Там же.

8 Описание Украины от пределов Московии до границ Трансильвании, составленное Гильомом Левассер-де-Бопланом // Ногайцы в известиях русских, западноевропейских и восточных авторов XV—XVIII вв. Махачкала, 1999. С. 221.

9 Дубровин Н. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1871. Т. 1. Кн. 1. С. 267.

10 Ногайцы в известиях русских, западноевропейских и восточных авторов XV—XVIII вв. С. 214.

11 Там же. С. 214, 215.


ПОЛКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ

ЧЕКУЛАЕВ Николай Дмитриевич —

младший научный сотрудник отдела историографии и источниковедения Института истории и этнографии Дагестанского научного центра РАН (г. Махачкала, Республика Дагестан)

АРМЯНСКИЕ ЭСКАДРОНЫ В СОСТАВЕ РУССКИХ ВОЙСК. 1723 – 1764 гг.

Образование армянского эскадрона происходило на фоне освободительной борьбы армянского народа против господства Персии и Турции в 20-х годах ХVIII века и связано с развитием движения армян за присоединение к России и Персидским походам Петра I 1722 – 1723. Эскадрон сыграл важную роль в деле продвижения и укрепления русских войск в Гиляне-Мазандеране1. Отдельные же части армянских повстанцев, например, отряд Аванюзбаши в составе более чем 250 бойцов, прорвались через вражеские цепи, двинулись в сторону Баку. В прикаспийской области они соединились с созданным в составе русской армии армянским эскадроном, надеясь на то, что придет время, когда они с помощью России вернутся на Родину и освободят её. В составе русской армии сражались добровольцы — армяне Северного Кавказа, Астрахани, Закавказья и других мест2.

Армянский эскадрон был образован в июне 1723 года путем слияния отдельных мелких групп, оказавших помощь русской армии в её борьбе против Персии. Объединение совершилось по инициативе руководителей мелких групп, а именно: Петроса ди Саргиса Гиланенца, шемахинского купца Айваза Аврамова (Семен Романов — один из соратников Ираела Ори и Минаса-вардапета). С июня 1723 года Айваз Аврамов вместе с Петросом ди Саргисом Гиланенцом и Агазаром ди Хачиком возглавлял армянский эскадрон. Вот как об этом сообщал 19 января 1725 года из Решта в Россию командующий русскими войсками генерал-лейтенант М.А. Матюшкин: «В 1723 г. июня 23-го по прибытии из Астрахани в Гилян бригадира (ныне генерала) Левашева вступили в службу российскую армяне Лазарь Христофоров, Айваз Аврамов, Петр Сергеев с 73 человек[ами] конных армян, которых вышеупомянутые трое армян содержали сперва на своем коште с лошадьми, и из них один Петр Сергеев в 1724 году при атаке Ряща от кзылбаш убит, а по смерти оного Сергеева команду приняли они, Лазарь Христофоров и Айваз Аврамов, и содержали людей и лошадей на своем коште»3.

Другой инициатор создания армянского эскадрона — джульфинский купец Агазар ди Хачик вошел в историю как генерал-майор русской армии Лазарь Христофоров (26 лет был бессменным командиром этого эскадрона). В 1725 году он получил чин ротмистра, в 1727-м — майора, в 1728-м — подполковника, умер в 1750 году и похоронен в Кизляре4.

Еще в 1723 году Манас-вардапет сообщил в Коллегию иностранных дел России о том, что каждый армянин, оставляя свое «состояние, имущество, именем великого царя идет в бой…».5

Связывая все свои надежды на освобождение от персидского ига с успехами русских войск, армяне из различных областей Сефевидского государства направились в Гилян, чтобы вступить в ряды бойцов эскадрона. Это были не только персидские армяне из восточных округов Армении и Грузии, но и из других мест, например, грузинские армяне из числа тбилисских жителей — семья Кузаненца Парсадан-бека, сыновья которого в 1724 году вступили в эскадрон, а также добровольцы (братья Иван и Никита Сумбатовы вместе с отцом, Мелком Каспаров, Мирзаджан Юсупов, Кеворкс Гуларзаров, Автандил Мамуков, Шермазан Бандуров и др.).

Помимо армянского эскадрона, вошедшего в состав русской армии, действовавшей под командованием бригадира В.Я. Левашева, были организованы и другие армянские отряды. Так, Павел Зиновьев (Зенец Погос Петросович), который вступил в ряды русской армии еще в 1722 году, через три года организовал в Астрахани отряд армянских добровольцев, вошедший в состав войск генерала М.А. Матюшкина. Он был отправлен в Баку. Отсюда Павел Зиновьев поддерживал связь с карабахскими сгнахами, участвовал в сражениях русских войск. Он был удостоен чина подполковника. В 1725 году Палибек Басауров в районе Гиляна присоединился к русским войскам со своим отрядом (в 1728 г. стал поручиком, в 1731-м — ротмистром, в 1735-м — майором, умер в Кизляре в 1756 г. в чине подполковника). Позднее, в 1730 году, вместе со своим отрядом Авраам (Абрам) Салага-юзбаши Карабаха прибыл в Баку и присоединился к войскам генерала А.И. Румянцева. В августе того же года в районе города Шабрана уроженец Карабаха Григорий Сумбатович Степанов вместе со своим отрядом присоединился к русским войскам. В дальнейшем он служил в чине капитана в рядах армянского эскадрона.

В 1723 году в составе русской армии армян и грузин служило более 700 человек. К 1724 году численность бойцов только армянского эскадрона увеличилась до 300 человек. Как видно из донесения генерал-аншефа князя В.В. Долгорукого, в 1726 году в г. Реште из 453 воинов русского гарнизона было 199 армян, в Баку из 124 бойцов — 95; в Дербенте из 824 человек — 1766.

По некоторым данным, Петрос Гиланенц намеревался довести количество бойцов в эскадроне до 3000. Он просил Минаса-вардапета прислать ему сотню преданных людей, испытанных, искусных в военном деле, а также собирался лично обратиться к Петру I и сообщить ему о положении вещей. Однако ему не удалось выполнить задуманное. В 1724 году первый командир армянского эскадрона погиб при взятии Решта. После гибели Петроса ди Саргиса Гиланенца руководство эскадроном взял на себя Лазарь Христофоров. При нем в эскадроне насчитывалось более 600 человек. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала»

ПРИМЕЧАНИЯ

Арутюнян П.Т. Освободительное движение армянского народа в первой четверти ХVIII в. М.: Изд-во АН СССР, 1954. С.211, 212.

2 Агаян Ц.П. Роль России в исторических судьбах армянского народа: к 150-летию присоединения Восточной Армении к России. М.: Наука, 1978. С. 95.

3 Арутюнян П.Т. Указ. соч. С. 212, 213; Агаян Ц.П. Указ. соч. С.79.

4 Хачатрян А.Н. Новые архивные материалы об армянском эскадроне XVIII в. // Историко-филологический журнал. 1964. № 1. С. 213, 214; Агаян Ц.П. Указ. соч. С. 79, 219.

5 Цит. по: Агаян Ц.П. Указ. соч. С. 96.

6 Арутюнян П.Т. Указ. соч. С. 212, 213.


КНИЖНАЯ ПОЛКА ВОЕННОГО ИСТОРИКА

КНИГИ, ПОДАРЕННЫЕ РЕДАКЦИИ «ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА»

Касацкая И.Ф. Художник-миринист Алексей Ганзен. Потомки И.К. Айвазовского: жизнь, воспоминания, род. Брянск: Изд-во типография «Ладомир», 2005. 36 с., ил., фот.

Передана автором

(г. Брянск)

Военная академия тыла и транспорта имени генерала армии А.В.Хрулёва «краткий исторический очерк» / Под ред. А.А. Цельковских. СПб.: б.и., б.г. 82 с., ил.

Передана кандидатом исторических наук, доцентом полковником Е.А.Бочковым

(Санкт-Петербург)

Вещиков П.И. История продовольственной (провиантской) службы Вооружённых Сил Росии XVIII—ХХвв.: В 3 кн. Кн. 2: XIXв. М.: Воениздат, 2008. 423 с., ил.

Передана автором

(Москва)

Воспоминания участников и очевицев войны в Анголе 1975—2002 гг. Устная история забытых войн. М.: «Memories», 2008. 118 с., ил.

Передана Г.В.Шубиным

(Москва)

Симонов А.И. Сидоров против Гиммлера. Раскрытая тайна ареста. Саратов: журнал «Волга — XXIвек», 2008. 156 с., ил.

Передана автором

(г. Саратов)

Доклады Академии военных наук. Военная история № 5(29). Гражданская война в России (1917—1922): взгляды и оценки через 90лет. Саратов, 2007. 168 с.

Доклады Академии военных наук. Военная история № 5(23). Первая мировая война: поиски новых подходов к исследованию, приглашение к диалогу. Саратов, 2006. 277 с., ил.

Переданы кандидатом исторических наук А.А. Симоновым

(г. Саратов)

Данильченко С.А., Гладкая Л.В., Толстова Л.Н. Армия и культура: учебное пособие / Отв. ред. В.Е. Кулешов. Владивосток: ТОВМИ им. С.О. Макарова, 2008. 144с.

Передана Л.Н. Толстовой

(г. Владивосток)

Ремнёв А.В. Россия Дальнего Востока. Имперская география власти XIX — начала ХХ веков: Монография. Омск: Изд-во Омск. гос. ун-та, 2004. 552 с.

Передана В.П. Букреевым

(г. Омск)

Власов Н.А. У истоков германского парламентаризма: проблема имперского военного закона (1871—1874). СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. 304 с.

Передана автором

(Санкт-Петербург)

Геманов В.С. Александр Маринеско. Книга жизни. Калининград: Янтар. сказ., 2005. 320 с., фот.

Передана автором

(г. Калининград)

Печуров С.Л. Коалиционые войны англо-саксов: История и современность. М.: Издательство ЛКИ, 2008. 256 с.

Передана автором

(Москва)

Дмитриев Г.С., Костриченко В.В., Леонов В.В., Машенский С.Н. Соколиная охота. М.: ООО «Военная книга», 2008. 72 с., 96с.ил.

Аверин А.Б. Адмиралы и Маршалы. Корабли проектов 1134 и 1134А. М., 2007. 80 с., 144 л.ил.

Книги переданы директором издательства «Военная книга» Е.А.Трухачёвой

(Москва)

Русский военный мундир XVIII века. Краткий исторический очерк. М.: АО «ПАНАС-АЭРО», 1996. 114 с., ил.

Сухина Г.А., Ивкин В.И., Резник А.В. Стратегические ракетчики России. М.: «Голос-пресс», 2004. 144 с.

Книги переданы главным экспертом Управления пресс-службы и информации МО РФ, кандидатом юридических наук, полковником В.В. Костенко

(Москва)

Ждаркин И.А. «Такого не было даже в Афгане». Воспоминания участника войны в Анголе (1986—1988гг.). М.: «Memories», 2008. 516 с., ил.

Переданы кандидатом исторических наук Г.В. Шубиным

(Москва)

Matuszewski R., Kozimor J. Plunderen and rebuilt. Ograbione museum. Warszawa, 2007. 256 s.

Передана атташе по вопросам обороны при Посольстве Республики Польша в Российской Федерации генералом Г.Вишневским (Москва)


ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

Публикация: Смирнов Даниил Сергеевич —

редактор редакции «Военно-исторического журнала», лейтенант (Москва)

ДЕКАБРЬ в военной истории

1 декабря 1853 года во время Восточной (Крымской) войны 1853—1856 гг. 11-тысячный Александропольский отряд под командованием генерал-лейтенанта князя В. О. Бебутова при Башкадыкларе нанес поражение 36-тысячному турецкому корпусу Ахмет-паши. В ходе боя в русском отряде выбыло из строя 1294 человека, потери турок— около 6000. Захвачены трофеи: 1 знамя и 24 пушки.

1 декабря 1953 года для защиты Москвы с воздуха создана 1-я особая армия ПВО.

1 декабря 1988 года постановлением Правительства принят на вооружение мобильный ракетный комплекс РС-12М с твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой «Тополь». Главный конструктор А. Д. Надирадзе.

3 декабря 1898 года родился М.И. Кошкин, конструктор танков, Герой Социалистического Труда, лауреат Государственной премии. Участник Гражданской войны. С 1934 года — конструктор на Ленинградском заводе имени С. М. Кирова. С 1937 года — главный конструктор танкового конструкторского бюро на Харьковском заводе имени Коминтерна. Под его руководством в 1940 году создан средний танк Т-34, признанный лучшим танком периода Второй мировой войны. Умер 26 сентября 1940 года.

13 декабря 1958 года учреждена медаль Министерства обороны СССР «За безупречную службу» трех степеней.

14 декабря 1408 года золотоордынское войско темника князя Едигея осадило Москву. Татарские полки захватили города Переяславль-Залесский, Дмитров, Серпухов, Городец. Защитники Москвы, которыми командовал герой Куликовской битвы князь Владимир Андреевич Храбрый, смогли отстоять Москву. В начале января Едигей, узнав о внутренней смуте в Орде, снял осаду.

23 декабря 1914 года императором Николаем II утверждено решение Военного совета, в соответствии с которым авиация сухопутных войск делилась на тяжелую, подчиненную штабу Верховного Главнокомандующего, и легкую, распыленную по армиям и корпусам, подчиненную заведующему организацией авиационного дела в действующей армии (Авиадарму). Было начато формирование Управления эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец». Начальником эскадры назначен генерал-майор М. В. Шидловский. Боевое крещение эскадра получила уже в феврале 1915 года. В 1999 году приказом Главнокомандующего Военно-Воздушными Силами этот день установлен годовым праздником Дальней авиации ВВС.

24 декабря 1918 года родился Е. В. Бойчук, маршал артиллерии, Герой Социалистического Труда. В Красной Армии с 1937 года. Участник Великой Отечественной войны и войны с Японией. Затем на командных должностях. В 1960—1974 гг. находился на ответственных должностях в Генеральном штабе. С февраля 1974 года начальник Главного управления Министерства обороны СССР. Умер 04 июня 1991 года.

24 декабря 1998 года первый полет совершил вертолет Ка-60 «Касатка» (главный конструктор С. В. Михеев).

26 декабря 1908 года родился П. Н. Кулешов, маршал артиллерии, Герой Социалистического Труда, «лауреат Ленинской и Государственной премий. В Красной Армии с 1926 года. Во время Великой Отечественной войны заместитель командира гвардейских минометных частей, затем начальник штаба артиллерии Красной Армии. В 1946—1952 гг. заместитель начальника Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского. В 1957—1963 гг. заместитель командующего Войсками ПВО страны. В 1965—1983 гг. начальник Главного ракетно-артиллерийского управления. Умер 26 февраля 2000 года.

27 декабря 1908 года родился В. Ф. Маргелов, генерал армии, Герой Советского Союза, лауреат Государственной премии. В Красной Армии с 1928 года. Участник советско-финляндской войны 1939— 1940 гг. Во время Великой Отечественной войны командовал стрелковым полком, дивизией. В 1954—1959 гг. и 1961—1979 гг. командующий Воздушно-десантными войсками. Умер 04 марта 1990 года.

29 декабря 1908 года началось первое в мире подледное плавание, совершенное подводной лодкой «Кефаль» (командир лейтенант Меркушев) в заливе Петра Великого.

31 декабря 1898 года родился Н. Д. Яковлев, маршал артиллерии. В Красной Армии с 1918 года. В 1937—1941 гг. начальник артиллерии ряда военных округов. Участник советско-финляндской войны 1939—1940 гг. Во время Великой Отечественной войны начальник Главного артиллерийского управления. В 1955— 1960 гг. 1-й зам. главнокомандующего Войсками ПВО страны. Умер 09 мая 1972 года.


УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ

Указатель статей, ОПУБЛИКОВАННЫХ В «ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОМ ЖУРНАЛЕ» В 2008 ГОДУ

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

Н.В. Агеев (Москва) — Теория и практика противовоздушной обороны войск накануне Великой Отечественной войны 9

М.А. Бобров (пгт Монино Московской обл.) — Борьба за господство в воздухе на советско-германском фронте. 1941—1945 гг. 5

Е.В. Кусаинова (г. Урюпинск Волгоградской обл.) — Традиции кочевых племён в русском боевом искусстве 3

И.П. Макар (Москва) — От «Урана» до «Кольца». Опыт деятельности органов стратегического руководства при подготовке и в ходе Сталинградской наступательной операции. К 65-летию контрнаступления под Сталинградом 1

Г.Б. Рыжов (Москва) — Опыт применения войск и сил ПВО в войне на Тихом и в Индийском океанах 8

Г.Б. Рыжов (Москва) — Противовоздушная оборона Великобритании на приморских направлениях во Второй мировой войне10

ИСТОРИЯ ВОЙН

С.В. Картагузов (Москва) — «Сформировать на время военных действий… Уральскую казачью батарею». Участие Уральской казачьей артиллерии в Первой мировой войне 11

А.А. Курбатов (г. Щёлково Московской обл.), О.А. Курбатов (Москва) — Инженерно-артиллерийское обеспечение Смоленского и Рижского государевых походов 1654—1656 гг. 8

Х.Г. Магомедсалихов (г. Махачкала) — События Гражданской войны в Дагестане 1918—1921 гг.: их социальный характер и последствия 10

А.Ш. Салихов (г. Серпухов) — Красная Армия в Иране. 1941—1944 гг. 3

А.В. Шестаков (Москва) — Участие сербского духовенства в антифашистской борьбе в 1941 году 2

ВОЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

Б.М. Амусин (г. Калининград) — Создание и развёртывание военных речных и озёрных флотилий в боевой обстановке. 1941—1944 гг. 9

А.М. Барабанов (Санкт-Петербург) — Развитие ракетных войск Сухопутных войск во второй половине ХХ века 3

А.Ю. Безугольный (Москва) — Военно-окружная система в России в период Первой мировой войны и революционных событий 1917 года 10, 11

И.В. Варзаков (г. Кунгур) — Комплектование офицерского корпуса России и Германии в конце XIX — начале ХХ века: сравнительные оценки 4

С.С. Войтиков (Москва) — Высшее военное руководство Советской России на пути к созданию Реввоенсовета Республики. Март—сентябрь 1918 года 9

В.Л. Герасимов (Москва) — Развитие морской авиации в составе ВВС РККА. 1920—1937 гг. 1

В.С. Данилов (Санкт-Петербург) — «Не имея моря, мы принялись за постройку военного флота — для завоевания моря». Формирование корабельных экипажей российского флота в XVIII — начале ХХ века 11

С.П. Елисеев (Москва) — Развитие авиации русской армии в Первой мировой войне 2

В.И. Курашов (Москва) — ПВО РККА в условиях возрастания воздушной угрозы для СССР в межвоенный период (1922—1941гг.)10

А.В. Осетров (Москва) — Опыт развития системы мобилизационной подготовки и мобилизации отечественных вооружённых сил (с середины XIX до 90-х гг. ХХ в.) 9

Ю.Ф. Пивоваров (пгт Монино Московской обл.) — Боевые вертолёты в составе отечественной армейской авиации. 1951—1972 гг. 3

ВОЕННАЯ РЕФОРМА

В.В. Дятлов (г. Хабаровск) — От наместничества до регионального командования. Централизация военного управления на Дальнем Востоке России 2

А.А. Зданович (Москва) — Территориально-милиционная система комплектования войск глазами ОГПУ 6

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Е.Л. Ежуков (Москва) — О концепции защиты и охраны государственной границы Российской Федерации 4

С.А. Жуков (Санкт-Петербург) — Подготовка Северо-Западного театра военных действий к войне с Финляндией 10

П.В. Макаров (Москва) — Эволюция органов управления военной сферой Советского государства в послевоенный период 1

Ю.А. Павлов (г. Хабаровск) — Военно-колонизационная политика России на Дальнем Востоке в конце XIX — начале ХХ века 8

С.Л. Печуров (Москва) — «Вымученная коалиция» в Крымской (Восточной) войне 1853—1856 гг. 2

Г.А. Сафонов (Москва) — Эволюция военно-политической доктрины НАТО в 1990-х годах и её последствия для безопасности России 8

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

А.А. Баринов (Москва) — Железнодорожные войска и спецформирования НКПС в Сталинградской битве. К 65-летию Сталинградской битвы 12

Н.А. Кирсанов (Москва) — Танковый корпус сверх плана 9

И.И. Ковтун (Москва) — По кровавым следам: преступления зондеркоманды 4-а в июне 1941 — январе 1942 года 5

В.В. Коровин (г. Курск) — «Дезорганизовать тыл противника, причинить максимальный урон его живой силе и технике». Партизанское движение в Центральном Черноземье 6

М.А. Маков (г. Саратов) — Формирование и боевая деятельность истребительного авиационного полка «Нормандия — Неман»5

А.Н. Манжосов (г. Курск) — Роль железнодорожников в транспортном обеспечении боевых действий в 1942—1943 гг. К 65-летию окончания Сталинградской битвы 1

С.А. Никифоров (г. Курск) — «Убивай… этим самым прославишься навек». Немецко-фашистская оккупация на территории Центрального Черноземья 6

Г.Д. Пилишвили (г. Курск) — Добровольческие военизированные формирования Центрального Черноземья. 1941—1942 гг. 5

О.В. Романько (г. Симферополь, Украина) — Органы управления на оккупированной территории Белоруссии в 1941-1944 гг. 4

О.В. Романько (г. Симферополь, Украина) — Немецкая оккупационная группировка и силовые структуры на территории Белоруссии 6

Д.С. Смирнов (Москва) — Жизнь за Родину 12

В.И. Соколова (г. Чебоксары) — Трудный путь домой. Репатриация советских граждан из Германии в 1945 году 5

С.А. Тюшкевич (Москва) — Преумножим духовный потенциал Великой Победы! 5

А.Ю. Чередникова (г. Архангельск) — Без толмачей не обходится ни одна война 5

Г.М. Ширшов (Москва) — Они стали основным контингентом Советской армии 3

«Я парламентёр, прибыл по заданию командования Красной армии». К 65-летию разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве. Публикация А.Ю. Безугольного (Москва) 5

С.В. Яшин (г.Дзержинск Нижегородской обл.) — Органы военных сообщений в битве под Москвой 12

ЛОКАЛЬНЫЕ ВОЙНЫ И ВООРУЖЁННЫЕ КОНФЛИКТЫ ХХ—XXI вв.

В.В. Ковалёв, О.Н. Мирошник (Москва) — Грузино-абхазский вооружённый конфликт 1992—1993 гг.: генезис противостояния сторон и миротворческие усилия России и ООН 7

А.Г. Первов, О.А. Первов (пгт Монино Московской обл.) — Отечественная армейская авиация в миротворческих операциях. 1992—2003 гг. 4

В.Т. Серков (г. Курган) — Советники Советской армии в Египте. 1967—1970 гг. 5

О.В. Сивухин (г. Витебск, Республика Беларусь) — Двенадцать лет в небе Афганистана 8

С.Л. Ташлыков (Москва) — Развитие и практическое использование военно-морских сил США. 1950—1970-е гг. 7

В.И. Шарый (Москва) — Военное вмешательство иностранных государств в гражданскую войну в Анголе. 1975 — начало 1976 года 4

ПРОТИВ ЛЖИ И ФАЛЬСИФИКАЦИЙ

Н.И. Барышников (Санкт-Петербург) — «Добиться официально от Германии, чтобы Петербург полностью уничтожить…» Намерения К.-Г. Маннергейма в отношении Ленинграда 7

Д.Г. Гужва (Москва) — Историческая правда Великой Отечественной войны — не объект для художественного вымысла 5

С.Н. Ковалёв (Санкт-Петербург) — Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом Второй мировой войны 7

Е.В. Ковыршин (г. Елец Липецкой обл.) — К вопросу о заградительных отрядах в Красной армии 4

Ю.А. Никифоров (Москва) — Научная гипотеза или безответственное словоблудие? 5

Е.С. Щербаков (г. Тверь), А.Л. Голубев (Москва) — Чего не понимают «восстановители» истории войны 7

ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

С.Г. Бандурин (Москва) — Клятва на верность 3

А.В. Беляев (г. Ставрополь) — Кадетские корпуса в годы Первой мировой войны 6

Я.О. Деркаева (г. Сыктывкар, Республика Коми) — Поисковики России, объединяйтесь! 1

А.Ю. Золотухин (г. Курск) — «Здесь русский человек стоял, советский человек». К 65-летию Курской битвы 7

А.М. Кузнецов (г. Юбилейный Московской обл.) — Организационно-правовые основы деятельности отечественных военных музеев в 1918—1991 гг. 3

А.М. Кузнецов (г. Юбилейный Московской обл.) – Культурно-массовая деятельность военных музеев. 1918 – 1991 12

С.П. Поляков (Москва) — О подготовке Российской молодежи к военной службе в конце XIX — начале ХХ века 8

А.В. Попов (г. Владимир) — Офицерская честь в русской армии XVIII — начала ХХ века 4

Е.А. Сизова (г. Балашиха Московской обл) — Проблематика военно-патриотического воспитания на страницах военной прессы в 1992—2005 гг. 8

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

А.Ю. Бабурин (Москва) — Александровское военное училище 1

Д.А. Бочинин (Санкт-Петербург) — Специальная подготовка и морально психологическое обеспечение дежурных смен управления космическими аппаратами. 1982—1990 гг. 2

Ю.П. Горин (г. Калининград), В.Г. Кикнадзе (Москва) —- Кузница военно-морских кадров. К 60-летию Балтийского военно-морского института имени адмирала Ф.Ф. Ушакова 8

Г.А. Гребенщикова (Санкт-Петербург) — «Стараться… к верной службе и пользе государственной». Из истории Морского шляхетного кадетского корпуса. Середина XVIII века 4

М.Н. Зуев (Москва) — К вопросу о подготовке офицеров запаса в России. Конец XIX — начало ХХ века 2

В.Ф. Каморников (Москва) — Достоинство хорошего офицера… обусловливается хорошей нравственностью». Воспитательная работа в юнкерских училищах во второй половине XIX века 4

В.В. Каук (Москва) — Кузница кадров службы горючего. К 60-летию Ульяновского высшего военно-технического училища 3

Д.В. Комков, Е.Н. Рукавишников (г. Калининград) — По местам боевой славы русского флота в Чёрном море и Средиземноморье 7

Н.Д. Ростов (г.Барнаул) — Подготовка снайперов для фронта в Сибирском военном округе 12

Л.Д. Сабуров (Петровское Московской обл.) — Использование материально-технической базы воспитательной работы в ходе боевых действий советских войск в Афганистане 3

М.А. Севастьянов (Москва) — Духовно-информационное обеспечение контртеррористической операции на Северном Кавказе. 1999—2005 гг. 10

Е.А. Чернев (г. Подольск Московской обл.) — Лагерные сборы в артиллерийских подготовительных училищах 10

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ

Ю.Н. Герасимова (г. Тверь) — «Полное удовольствие за… ограждение жителей от всяких стеснений». Участие М.Т. Лорис-Меликова в Восточной (Крымской) войне 5

А.П. Жарский, А.В. Тихомиров (Санкт-Петербург) — «…Есть офицеры, которые служат из одной чести». Генерал-лейтенант А.Д.Засядко 12

Д.Г. Мартиросян (Москва) — Генерал Г.Э. Берхман «управлял всем ходом того дела, которое кончилось большим успехом…». Приписанные заслуги генералов Н.Н.Юденича и М.А.Пржевальского 6

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Н.И. Кикешев (Москва) — «Славяне! Мы объединимся для борьбы и победы!» Славянское движение в СССР в годы Великой Отечественной войны 8

Н.И. Кикешев (Москва) — Всеславянский комитет — культурный и информационный центр славянского движения в годы Великой Отечественной войны 11

С.Н. Ковалёв (Санкт-Петербург) — Развитие военной инфраструктуры советских войск (сил) на территории Прибалтийских стран. 1939—1940 гг. 8

С.Н. Ковалёв (Санкт-Петербург) — Мероприятия по обеспечению ввода и пребывания советских воинских контингентов на территории Эстонии, Латвии и Литвы (1939 г.) 9

С.Н. Ковалёв (Санкт-Петербург) — Особенности организации и обеспечения размещения контингентов советских войск (сил) в пунктах дислокации (базирования) на территории Эстонии, Латвии и Литвы (1939—1940 гг.) 10

О.А. Малашенко (Москва) — Основные проблемы французской военной политики. 1946—1958 гг. 4

О.А. Малашенко (Москва) — Франция и НАТО: исторические аспекты военно-политического сотрудничества 10

Н.Н. Платошкин (Москва) — Берлинская «блокада» 1948—1949 гг. Мифы и реальность 12

О.В. Соколовская (Москва) — Критский вопрос и Греко-турецкая война 1897 года 9

О.В. Соколовская (Москва) — Россия в миротворческой акции европейских держав на Крите в 1897—1909 гг. 11

В.И. Шарый (Москва) — Поддержка СССР национально-освободительного движения стран Африки в 1960—1970-е годы 5

В.И. Шарый (Москва) — «Тысячи патриотов… бьют колонизаторов советским оружием…». Формы военного сотрудничества СССР с Анголой и Гвинеей-Бисау в 1960—1980-х гг. 9

В.И. Шарый (Москва) — Помощь СССР в создании вооружённых сил Народной Республики Мозамбик. 1964—1991 гг. 11

ИЗ ИСТОРИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОТИВОБОРСТВА

Д.Г. Гужва (Москва) — Информационное противоборство за влияние в русской армии. По материалам военной печати 1917—1918 гг. 1

Д.А. Жуков (Москва) — Л.З. Мехлис: «Вы коммунист и обязаны уметь вести пропаганду, чтобы морально обессилить противника». Советская спецпропаганда в предвоенные годы 2

О.В. Рычкова (г. Киров) — Образ Красной армии в американской прессе в конце Второй мировой войны 10

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

В.Г. Кикнадзе (Москва) — Техническое оснащение отечественной морской радиоэлектронной разведки в 1930—1945 гг. 6

А.А. Кочетков, Е.Ф. Лосев (г. Калининград) — Корабельная артиллерия среднего калибра в ХХ веке. Исторические примеры боевого применения 4

А.С. Степанов (г. Самара) — Поставки советской авиатехники за рубеж. 1937—1941 гг. 10

И.Ф. Шугалей (г. Владивосток) — Реальная сила в борьбе за господство на море. Первое боевое применение торпедного оружия в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 гг. 3

ТОЧКИ ЗРЕНИЯ. СУЖДЕНИЯ. ВЕРСИИ

Б.Г. Братенков (г. Мытищи Московской обл.) — Венгерские события 1956 года 3

А.П. Виноградов (г. Мирный, Архангельская обл.) — Эволюция содержания понятия «офицерские чины» в XVIII—XIX вв. 12

И.Ю. Лапина (Санкт-Петербург) — «Временное верных сынов России ополчение» в Отечественной войне 1812 года 7

В.В. Лукошников (с. Яренск Архангельской обл.) — «Прииде рать велика русскаа…». Походы русских дружин в конце VIII—IX веке 2

Д.В. Марьин (г. Барнаул) — Были ли в Порт-Артуре подводные лодки? 3

Е.Л. Соснина (г. Лермонтов, Ставропольский край) — Мог ли М.Ю. Лермонтов участвовать в разведывательных операциях? 6

ИСТОРИОГРАФИЯ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

И.И. Белоусов (Москва) — «Дабы… к службе охотным людям подать лутчей кураж и охоту». Проблемы военной кадровой политики России в XVIII веке в документах Российского государственного военно-исторического архива 6

В.В. Бруз (пгт Монино Московской обл.) — Роль стран — участниц Организации Варшавского договора в созыве и проведении Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 7

В.В. Бруз (пгт Монино Московской обл.) — Организация Варшавского договора и чехословацкие события 1968 года: историографический аспект 8

В.В. Бруз (пгт Монино Московской обл.) — Инициативы стран Варшавского договора по превращению Европы в зону мира (по взглядам исследователей) 9

В.Н. Бурдун (г. Краснодар) — Кубанское казачество в Русско-турецкой войне 1877—1878 гг. 12

В.В. Зданович (г.Брест, Республика Беларусь) — Партизанское движение периода Великой Отечественной войны в белорусской историографии 1990—2005 гг. 11

И.А. Конорева, И.Н. Селиванов (г. Курск) — СССР и война во Вьетнаме. 1965—1975 гг. 6

И.Ю. Лапина (Санкт-Петербург) — Взгляд современников на формирование земского ополчения и его участие в боевых действиях 1812 года 9

А.И. Шеина (Москва) — «Хранитель тишины и равновесия». Русская историография первой половины XIX века о характере внешней политики и военно-политической деятельности Александра I в эпоху Наполеоновских войн 3

ШЛА «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

А.А. Киличенков (Москва) — Советское военно-морское присутствие в период «холодной войны» в оценках зарубежных исследователей 1

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Вице-адмирал А.В. Колчак: «Считаю, что моя дальнейшая деятельность в Чёрном море… не может быть полезна». Обстоятельства смещения с должности командующего Черноморским флотом в июне 1917 года. Публикация О.Н. Косенко, Д.Ю. Козлова (Москва) 1

В предчувствии неотвратимости надвигающейся угрозы. Система связи и управления Красной армии накануне Великой Отечественной войны. Публикация В.С. Хохлова (Москва) 5

ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННЫХ РУКОПИСЕЙ

Ф.И. Голиков — Советская военная разведка перед гитлеровским нашествием на СССР. Публикация В.А. Арцыбашева, А.П.Серебрякова (Москва) 1

А.Н. Гурковский — Палец на курке. Публикация В.А. Гурковского (Москва) 1, 3, 6, 11

В.М. Догадин — Моя служба в 4-м понтонном батальоне в 1906—1908 гг. Публикация З.Д. Ясман (Москва) 2, 3

А.И. Ковтун-Станкевич — Румынские записки. Публикация А.А. Демина (Москва) 7, 9, 10

А.И. Ковтун-Станкевич — Венгерские записки. Публикация А.А. Демина (Москва) 11, 12

П.М. Курочкин — «Войска связи должны были вступить в войну раньше, чем все остальные рода войск». Публикация А.П.Жарского (Санкт-Петербург) 1

П.М. Курочкин — Связь была нужна всем. Публикация А.П.Жарского (Санкт-Петербург) 4

П.М. Курочкин — «Большое количество имущества связи… было утрачено в первые дни войны». Публикация А.П.Жарского (Санкт-Петербург) 5

П.М. Курочкин — Основные причины недостаточно устойчивой работы связи в начальный период войны. Публикация А.П.Жарского (Санкт-Петербург) 7

Н.А. Монастырев — «Андреевский флаг спущен, спущен для многих из нас навсегда». Публикация Г.Г. Монастыревой (Москва)4

А.И. Подольский — Встречи с Василием Сталиным. Публикация А.К. Подольской (Москва) 9

А.И. Подольский — Военный парад в Куйбышеве. Публикация А.К. Подольской (Москва) 11

Ф.П. Рерберг — Вице адмирал Колчак на Черноморском флоте. Публикация А.В. Ганина (Москва) 10—12

И.М. Цалькович — «Застарелая порт-артурская болезнь… по-прежнему нуждалась в серьёзном лечении». Публикация В.Г.Симоненко (г. Севастополь, Украина) 5

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

С.В. Аверченко (Москва) — Во главе эксплуатационно-технической службы Военно-воздушных сил РККА в 1921—1941гг.8

А.В. Ганин (Москва) — Приговор генерал-майора Рерберга вице-адмиралу Колчаку 10

М.Б. Гимбатова (г. Махачкала) – О воинской этике ногайцев 12

М.Б. Гимбатова (г. Махачкала, Республика Дагестан) — О воинской этике ногайцев 12

Н.Ю. Иванченко (Санкт-Петербург) — Разминирование территории северо-запада СССР после снятия немецко-фашистской оккупации. 1944—1948 гг. 8

О.М. Федорова (Санкт-Петербург) — Архивные сокровища о первой российской кругосветной экспедиции 7

ЭКОНОМИКА И ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ

Д.В. Литвиненко (Санкт-Петербург) — Артиллерийская промышленность России во второй половине XIX — начале ХХ века 10

А.В. Лосик, А.Н. Щерба (Санкт-Петербург) — Оборонно-промышленный комплекс и рыночные отношения: 1990-е годы 7

А.С. Степанов (г. Самара) — «Положение с горючим остаётся напряженным…». Особенности снабжения ГСМ советской военной авиации в 1939—1941 гг. 8

МУНДИР ОТЕЧЕСТВА

И.В. Зимин (Санкт-Петербург) — Мундирные платья русских императриц и великих княжон 3

ВОЕННАЯ СИМВОЛИКА

И.В. Зимин (Санкт-Петербург) — Кокарда в русской армии. 1731—1918 гг. 4

А.В. Ильин (Москва) — Медали Министерства обороны Российской Федерации 9

О.Н. Розанов (Москва) — Японская наградная система в 1914—1920 гг. 1

А.Л. Хазин (Москва) — Высшая награда Отечества. К вопросу о создании статута ордена Святого апостола Андрея Первозванного 12

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ

В.А. Авдеев (Москва), В.Н. Карпов — Из революционеров — в разведчики 4, 5

В.А. Карелин (г. Мурманск) — Русская разведка в Швеции накануне Первой мировой войны 1, 4

В.И. Лота (Москва) — Кто вы, майор Вихрь? 2

В.И. Лота (Москва) — Срочное задание начальника ГРУ 8

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ НАУКИ

С.В. Кухоткин (г. Вольск Саратовской обл.) — Этапы большого пути. К 85-летию 33 Центрального научно-исследовательского испытательного института Министерства обороны Российской Федерации 6

ИЗ ИСТОРИИ ТЫЛА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ

И.А. Ловеров (Москва) — Особенности дорожного обеспечения советских войск на территории Афганистана. 1980—1982 гг. 7

НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Е.В. Белова (г. Балашиха Московской обл.) — Судьба бугского казачества. Конец XVIII — начало XIX века 3

Е.В. Белова (г. Москва) — Балканские военные поселения служили укреплению южной границы России. Середина XVIII века 6

И.А. Захаренко (г. Минск, Республика Беларусь) — Амурские сплавы. К 150-летию присоединения к России «Амурской страны»11

Т.В. Котюкова (Москва) — «Я дал бухарцам знать, что подобного насилия не допущу…» 9

Е.В. Лапенко (г. Владикавказ Республика Северная Осетия — Алания) – Создание Черноморской береговой линии в XIX веке 6

Е.Н. Лещёв (Москва) — Причины создания Семиреченского казачьего войска 11

Е.Н. Лещёв (Москва) — Деятельность Семиреченского казачьего войска в 1867—1917 гг. 12

ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ

И.И. Белоусов (Москва) — Продвижение по службе офицеров российской армии в первой половине XVIII века. К 90-летию Главного управления кадров МО РФ 4

А.А. Климов (Москва) — Обеспечение общественной безопасности Внутренними войсками НКВД — МВД СССР на территории Западной Украины в 1940—1950-е годы 12

ВОСПОМИНАНИЯ И ОЧЕРКИ

Е.А. Иванов, Я.С. Криксунов (Москва) — Мост через реку Тулому. Трудовой подвиг инженерных войск в мирное время 1

В.П. Кретов (г. Краснознаменск Московской обл.) — Дети военной поры 10

Н.С. Лесков — Кадетский монастырь. Публикация О.Р.Дмитриевой (Москва) 1, 2, 3

А.П. Павлов (пгт Колпна Орловской обл.) — «Здесь прошло моё становление как штабного офицера». О службе в Группе советских войск в Германии в 1968—1972 гг. 4

А.П. Павлов (пгт Колпна Орловской обл.) — Вооруженцы 14-й гвардейской 11

ТРАГЕДИЯ ПЛЕНА

Т.М. Симонова (Москва) — Русские пленные в польских лагерях. 1919—1922 гг. 2

ПОЛКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ

А.В. Кибовский (Москва) — «Невозможно иметь больше мужества, отважности и усердия к службе, колико оное войско изъявило». Балканские славяне на службе в русской армии и флоте. 1775—1797 гг. 7

А.В. Кибовский (Москва) — «Их форма, оружие и строевая подготовка были более чем удовлетворительными…». Балканские славяне на службе в русской армии и флоте. 1803—1859 гг. 8

А.Г. Малов-Гра (Москва) — 124-й пехотный Воронежский полк. 1914—1918 гг. 2

Ю.А. Маркитанов, И.В. Хохлов (г. Великий Новгород) — К истории лейб-гвардии Драгунского полка 8

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

Н.Д. Борщик (г. Курск) — Учёт населения Курской губернии офицерами Генерального штаба в середине XIX века 12

А.А. Будко (Санкт-Петербург), А.А. Хитров (г. Калининград), А.Ю. Волькович (Санкт-Петербург) — Деятельность Комитета о раненых в XIX — начале ХХ века 2

Е.В. Воейков (г. Пенза) — Красная армия в борьбе с топливным кризисом в Среднем Поволжье. 1919—1921 гг. 6

А.В. Козлов (Москва) — Военная периодическая печать в 1945—1953 гг. 7

Е.С. Кравцова (г. Курск) — Освобожденные от призыва облагались прямым налогом 2

Э.А. Носкова (г. Керчь, Украина) — Керченские военные храмы. Вторая половина XIX — начало ХХ века 6

РУССКОЕ ВОЕННОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

В.В. Беляков (Москва) — Русская военная эмиграция в Египте. 1920—1980-е годы 2

М.Л. Галас (Москва) — В союзе с фашистами и масонами против большевизма. Праворадикальное течение российской военной эмиграции в 1930—1940-х годах 10

ФАМИЛЬНЫЙ АРХИВ

Н.К. Григоров (Москва) — «Летал я, как песчинка… по случайным маршрутам трех континентов» 3

В.С. Лисенков (Санкт-Петербург) — Три жизни Сергея Лисенкова 1

Д.К. Третьяков (г. Екатеринбург) — «Русский летчик есть и остаётся страшным противником». Авиационная династия 10

ПО СТРАНИЦАМ РЕДКИХ ИЗДАНИЙ

А.Г. Брикнер — Смерть Павла I. Публикация А.В. Островского (Москва) 6, 7, 9—11

Р.И. Парфёнов (Москва) — Медицина при дворе императора4

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ

Д.Ю. Арапов (Москва) — Новое слово о Белом движении. Рецензия на книгу «Русская военная эмиграция 20-40-х годов ХХ века. Документы и материалы. Т. 4. У истоков «Русского общевоинского союза». 1924 г.» 1

П.А. Банников (Москва) — Монография о создании морской авиации Отечества. Рецензия на книгу В.Л. Герасимова «История создания отечественной морской авиации (1910—1917 гг.) 3

В.К. Белозёров (Москва) — Отечественная традиция асимметричного воевания. Рецензия на книгу «Грозное оружие: Малая война, партизанство и другие виды асимметричного воевания в свете наследия русских военных мыслителей» 3

Н.И. Вахромеева (Москва) — Притяжение неба. Рецензия на книгу «Крылья нашей юности: воспоминания выпускников специальных средних школ ВВС» 8

Н.И. Вахромеева (Москва) — Никто не забыт, ничто не забыто. Рецензия на книгу А.А. Степанова «Чести не уронившие» 8

Л.М. Горовой (г. Юбилейный Московской обл.) — На острие штурма. Рецензия на книгу Н.И. Никифорова «Штурмовые бригады Красной армии в бою» 9

В.Я. Гросул (Москва) — Гаагская конференция 1899 года. Рецензия на книгу И.С. Рыбачёнка «Россия и Первая конференция мира 1899 года в Гааге» 4

Е.В. Добычина (Москва) — Роль организации Варшавского договора в обеспечении безопасности в Европе. Рецензия на книгу В.В. Бруза «Военно-политическая деятельность Организации Варшавского Договора по обеспечению европейской безопасности. Историографическое исследование: монография» 1

Е.В. Добычина (Москва) — Нефтепродуктообеспечение и безопасность Отечества. Рецензия на книгу «Нефть и безопасность России» 7

Е.В. Добычина (Москва) — Политические репрессии командно-начальствующего состава в Особой Краснознамённой Дальневосточной армии (фронте) в 1937—1938 гг. Рецензия на книгу В.С.Мильбаха «Особая Краснознамённая Дальневосточная армия (Краснознамённый Дальневосточный фронт). Политические репрессии командно-начальствующего состава. 1937—1938 гг.» 10

В.А. Золотарёв (Москва) — Выпускники кадетских корпусов России. Рецензия на книгу «Кадетский биографический справочник. 1701—1918» 7

В.Г. Кикнадзе (Москва) — Символика, история и современная проблематика морской авиации. Рецензия на книгу В.Л. Герасимова «Символика морской авиации Отечества (1915—2006 гг.) исторический аспект. Монография» 2

С.А. Коломнин (Москва) — Беседы о забытых войнах. Рецензия на книгу Г.В. Шубина «Устная история забытых войн. Воспоминания ветеранов войны в Анголе» 2

И.М. Кузинец (Санкт-Петербург) — Советская артиллерия в битве за Ленинград. Рецензия на книгу Б.А. Арутюняна, М.И. Фролова «Огневой щит и меч Ленинграда 1941—1944 гг.» 9

В.М. Кулиш (Москва) — Германская стратегия во второй мировой войне. Рецензия на книгу В.И. Дашичева «Стратегия Гитлера. Путь к катастрофе. 1933—1945. Исторические очерки, документы и материалы» 5

Б.И. Невзоров (Москва) — Воинские части, защитившие Москву. Рецензия на книгу «Красная армия в самой крупной битве истории: Справочник о воинских формированиях, участвовавших в Московской битве (30 сентября 1941 года — 20 апреля 1942 года)»4

А.В. Островский (Москва) — Они служили России. Рецензия на книгу Д.Н. Шилова, Ю.А. Кузьмина «Члены Государственного совета Российской Империи. 1801—1906: Библиографический справочник» 6

В.В. Парахин (Москва) — Крылатая гвардия истребителей. Рецензия на книгу С. Исаева «Страницы истории 32-го гвардейского Виленского орденов Ленина и Кутузова III степени истребительного авиационного полка» 2

В.В. Паршин, В.П. Пляскин (Москва) — Исследование и учебное пособие по базовым проблемам военной истории. Рецензия на книгу «Современные методологические проблемы военной истории в системе военного образования» 10

С.Д. Половецкий (Москва) — Проблемные и спорные вопросы российской истории. Рецензия на книгу В.П. Сёмина «Русская история: проблемы и спорные вопросы: Учебное пособие для вузов» 4

С.Н. Полторак (Санкт-Петербург) — Неизвестное об известном ополчении. Рецензия на книгу И.Ю. Лапина «Земское ополчение Санкт-Петербургской губернии в 1812 году» 6

М.Ю. Порошин (г. Киров) — «За годы «ежовщины» погибло вдвое больше генералов, чем за всю Великую Отечественную войну». Рецензия на книгу А.А. Печёнкина «Сталин и военный совет» 1

А.И. Сорокин (Москва) — Маршал Г.К. Жуков — полководец и человек. Рецензия на книги «Великая Отечественная. История Великой Победы»; «Три маршала Победы»; «Маршал Жуков: Москва в жизни и судьбе полководца (Исторические очерки, воспоминания, документы)»; В.В. Карпов «Жуков на фронтах Великой войны. Литературная мозаика»; В.В. Карпов «Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира»; Г.А. Куманев «Рядом со Сталиным»; Г.А. Куманев «Проблемы военной истории Отечества (1938—1945 гг.)» 3

М.И. Фельдман (г. Екатеринбург) — Проблема взаимоотношений государственной власти и военной промышленности России в начале ХХ века. Рецензия на книгу В.В. Поликарпова «От Цусимы к Февралю. Царизм и военная промышленность в начале ХХ века»8

Е.М. Цунаева (г. Волгоград) — Серия документальных изданий о военнопленных в СССР (1939-1956 гг.). Рецензия на книги: «Военнопленные в СССР. 1939—1956. Документы и материалы»; «Военнопленные в Сталинграде. 1943—1954: Документы и материалы; Творчество немецких военнопленных о Сталинграде и о себе. 1946—1949. Документы и материалы»; «Главное управление по делам военнопленных и интернированных НКВД—МВД СССР. 1941—1952: Отчётно-информационные документы и материалы»; «Региональные структуры ГУПВИ НКВД—МВД СССР. 1941—1951: Отчетно-информационные документы» 3

В.М. Чиков (Москва) — Война без объявления войны или полет «Наглого орла — 2007». Рецензия на книгу Ю.И. Дроздова, А.Г.Маркина «Наглый орел — 2007» (Разведка и война в системе США) 5

В.А. Шаманов (Москва) — Они сражались за Родину в Заполярье. Рецензия на книгу В.А. Сорокажердьева «Они сражались в Заполярье: Герои Советского Союза, 1939—1945: боевые биографии» 5

ИЗ ИСТОРИИ ФОРТИФИКАЦИИ

В.Г. Симоненко (г. Севастополь, Украина) — Третья оборона Севастополя 5

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ И ИНФОРМАЦИЯ

Е.А. Бочков (Санкт-Петербург) —10 лет АВИН 11

С.В. Бычков (Москва) — К 300-летию сражения при Лесной 8

Н.И. Вахромеева (Москва) — «Калашников: траектория судьбы» 7

«Война и мир. 1807 год» 3

Воспитывать молодёжь на примерах отечественной военной истории 7

Выставка памяти Корнилова 3

О.Р. Дмитриева (Москва) — Маршал Советского Союза Н.В.Огарков — военачальник и личность 1

Н.С. Костоусов, А.В. Жихарев (г. Екатеринбург) — Патриотический проект «Стяги России» 4

В.Н. Матвеев (г. Москва) — Патриотическое воспитание в Коломенском государственном Педагогическом институте 1

А.В. Островский (Москва) — «Цеппелины» могут возвратиться 7

Сбор военных историков 7

Л.Н.Толстова (г. Владивосток) — Информационно-образовательный проект «Морская душа» 7

«Традиция 2008» 9

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

Е.И. Алексеев — От гардемарина до наместника. Публикация А.В. Островского (Москва)4

И.В. Зимин (Санкт-Петербург) — Царский телохранитель Карл Кох 5

На службе империи. Публикация А.В. Островского (Москва)4

Николай I отказал Наполеону III в императорском приветствии. Публикация А.В. Островского (Москва) 4

А.В. Островский (Москва) — Из рода Голенищевых 6

А.В. Островский (Москва) — Его хорошо знали на Кавказе. К 215-летию со дня рождения Н.Н. Муравьева 7

А.Ф. Тараненко (станица Роговская, Краснодарский край) — «Был вызван товарищем Сталиным на личную беседу» 6

Тучков младший. Публикация А.В. Островского (Москва) 4

КНИЖНАЯ ПОЛКА ВОЕННОГО ИСТОРИКА 1, 2, 7, 8, 11

Н.И. Вахромеева (Москва) — Вооружение и форма одежды русской армии 6

Н.И. Вахромеева (Москва) — Кавалеры ордена Георгия Победоносца Русского Севера 6

Е.В. Добычина (Москва) — История полков — залог нравственной силы войск 6

Изучая военную историю. Список литературы, рекомендованной для изучения военной истории 1

Летчики Гражданской войны 3

Г.М. Лукьянова (Москва) — Военная слава кубанского казачества 3

Первые недели войны. Сенсаций не будет 2

М.Г. Потапов (г. Новосибирск) — Важный шаг в пропаганде истории Военно-морского флота России 2

Трагедия под Вязьмой 1

Флаги отечественного флота 3

ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ «ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ЖУРНАЛА» 11

В.А. Вяткин (г. Новосибирск) — Предательство срока давности не имеет 12

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

В.А. Артамонов (Москва) — «Мать Полтавской баталии». К 300-летию сражения между русскими и шведскими войсками при белорусской деревне Лесной 28 сентября (9 октября) 1708 года 9

Д.Б. Лукьянов (с. Сысоевка Приморского края) — От Ладоги до сопок Маньчжурии 2

А.В. Островский (Москва) — С военной службы — в искусство. К 150-летию со дня рождения великого князя Константина Константиновича 8

Е.Б. Полякова (Москва) — Победа, запечатленная в граните. К 230-летию создания Чесменской колонны 11

Старейший военный журнал 3

Участник двух войн, историк, академик. К 100-летию со дня рождения академика А.М.Самсонова 1

Январь в военной истории. Публикация О.Р. Дмитриевой (Москва) 1

Февраль в военной истории. Публикация О.Р. Дмитриевой (Москва) 2

Март в военной истории. Публикация О.Р. Дмитриевой (Москва) 3

Апрель в военной истории. Публикация О.Р. Дмитриевой (Москва) 4

Май в военной истории. Публикация Н.И. Вахромеевой (Москва) 5

Июнь в военной истории. Публикация Н.И. Вахромеевой (Москва) 6

Июль в военной истории. Публикация Н.И. Вахромеевой (Москва) 7

Август в военной истории. Публикация Н.И. Вахромеевой (Москва) 8

Сентябрь в военной истории. Публикация Н.И. Вахромеевой (Москва) 9

Октябрь в военной истории. Публикация Д.С. Смирнова (Москва) 10

Ноябрь в военной истории. Публикация Д.С. Смирнова (Москва) 11

Декабрь в военной истории. Публикация Д.С. Смирнова (Москва) 12

НАШИ ЛАУРЕАТЫ

Генерал-майор Сергей Леонидович Печуров 6

Подведены итоги конкурса начальником Редакционно-издательского центра Министерства обороны РФ 2

КОНКУРС

А.С. Ждановский (Москва) — Викторина «Военно-морской флот России» 7

А.С. Ждановский (Москва) — Чайнворд «Страницы военной истории России (Древняя Русь — XIX в.)» 8

А.С. Ждановский (Москва) — Викторина «К Дню танкиста» 9

А.С. Ждановский (Москва) – Викторина «К 300-летию победы русских войск в сражении у Лесной» 9

А.С. Ждановский (Москва) — Викторина «К 65-летию освобождения Харькова» 10

А.С. Ждановский (Москва) — Викторина. «Выдающийся советский конструктор артиллерийских систем В.Г. Грабин» 11

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ КАЛЕНДАРЬ НА 2008

Праздники и памятные даты 1

Редакционная коллегия, редакционный совет, редакция 1—12

Сведения об авторах и рецензентах номера 1—12

Анкета «Военно-исторического журнала» 1—3

Указатель цветных иллюстративных материалов

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

«В дальний поход о дву конь». Традиции кочевых племён в русском боевом искусстве. Читайте в номере 3

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1941—1945 гг.

«За верность Родине». Проекты медалей Великой Отечественной войны в памятных юбилейных знаках. Публикация С.В. Бычкова (Москва)5

«И не забудут никогда потомки дней блокадных…». Публикация А.Н.Чабановой (Москва) 1

И в России, и во Франции бережно хранят память героев Второй мировой войны. Читайте в номере 5

К 65-летию начала Брянской наступательной операции войск Брянского фронта. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 9

ВОЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ

Бой, закончившийся победой руссов. Международный фестиваль раннесредневековой культуры «Русборг». Публикация О.А. Иващенко (г. Липецк) 1

«Больше сея любве никто же имать, да кто душу свою положит за други своя». Памятник героям-гренадерам, погибшим под Плевной. Публикация Е.Б. Поляковой ( Москва)5

«Военно-исторический журнал» каждой школе города и района. Презентация специального номера журнала в Коломенском государственном педагогическом институте. Публикация А.Н. Чабановой (Москва) 2

В Приднестровье славят русскую армию и её чудо-богатырей. В Бендерах создается военно-исторический мемориальный комплекс. Публикация А.В. Козлова (Москва) 4

В память о героях Второй Архипелагской экспедиции. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 7

«Изведал враг в тот день немало, что значит русский бой удалый». Фоторепортаж с Международного военно-исторического праздника «День Бородина» 2

«И бысть сеча ту велика немцемь и чуди». IX межрегиональный исторический фестиваль «Собор ратных дружин в Великом Новгороде». Публикация Р.И. Парфёнова (Москва) 7

Музей дальней авиации в Энгельсе. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 12

«Мы никогда не победим русских, потому что даже дети у них сражаются и погибают, как герои». Курский военно-исторический музей «Юные защитники Родины» Публикация А.Н. Чабановой (Москва) 5

«Наши погибшие сверстники… не должны лежать там, где их застигла смерть». Поисковый батальон Министерства обороны Российской Федерации на «Невском пятачке». Публикация И.С.Коленковой (Москва) 3

Памятник русским солдатам под Мукденом. Публикация Н.М.Веретенниковой (Москва) 9

Поезд памяти идёт на Восток. К 65-летию оборонительных боёв советских войск на воронежском направлении. Публикация А.Ю. Золотухина (г. Курск) 4

Поезд памяти идёт на Огненную дугу. Публикация И.В.Недостоевой (Москва) 10

Реставрация кладбищ периода Первой мировой войны в городе Лодзи. 11 ноября — День памяти погибших в Первой мировой войне. Публикация И.В.Недостоевой (Москва) 11

Уникальное явление в музейной жизни России. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 9

Хранители истории отечественной авиации. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 8

Школьники спрашивают – ветераны отвечают 6

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

«Белый дом на Знаменке». Александровское военное училище. Читайте в номере 1

Десять лет успешной деятельности на ниве военной истории. К 10-летию Академии военно-исторических наук. Публикация А.В.Островского (Москва) 11

Лучший военно-морской институт 8

Уникальное военное учебное заведение. К 60-летию Ульяновского высшего военно-технического училища (военного института). Читайте в номере 3

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

Корабли-памятники Дальнего Востока. Публикация В.Р.Чепелёва 12

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

Из истории земского ополчения России во время Отечественной войны 1812 года. Читайте в номере. Публикация Е.В. Добычиной (г. Химки Московской обл.) 7

Сохранённая история. Экспонаты «Лейбштандарта». Часть I. Императорская Россия. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 11

Сражение, положившее начало манёвренной тактике Русского флота. Чесменское сражение между русской и турецкой эскадрами 24—26 июня 1770 года. Публикация А.Н. Чабановой (Москва) 6

МУНДИР ОТЕЧЕСТВА

«Ежели когда случится быть с кораблей на земли… то от полевых будут отменно, яко другой армии». Форма одежды чинов русского флота. 1725—1745 гг. Из коллекций Центрального военно-морского музея. Публикация А.А. Троня, А.В. Ананьина (Санкт-Петербург) 2

«Их форма, оружие и строевая подготовка были более чем удовлетворительны…». Форма одежды Греческого пехотного полка Российской армии в 1797—1859 гг. Читайте в номере 8

«По приличеству помянутого флага». Русский морской мундир 1745—1762 гг. Из коллекций Центрального военно-морского музея. Публикация А.А. Троня, А.В. Ананьина (Санкт-Петербург) 4

«Ради единообразия греки оделись одинаковым цветом по их образу». Форма одежды Греческого пехотного полка российской армии в 1779—1797 гг. Читайте в номере 7

Форма одежды придворных гребцов. Из коллекций Центрального военно-морского музея. Публикация А.А. Троня, А.В. Ананьина (Санкт-Петербург) 10

«Чтобы было по форме». Мундирные платья русских императриц и великих княжон. Военно-исторические раритеты Отечества. Читайте в номере 3

ВОЕННАЯ СИМВОЛИКА

История кокарды: от шёлкового банта — к металлическому знаку 4

Медали Министерства обороны Российской Федерации 9

К вопросу о создании статута ордена Святого апостола Андрея Первозванного 12

ИСТОРИЯ ВОЕННОЙ НАУКИ

Этапы большого пути. К 80-летию 33 ЦНИИИ МО РФ. Читайте в номере 6

НА РУБЕЖАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

История Бугского казачества. Читайте в номере 3

ПОЛКОВАЯ ЛЕТОПИСЬ

Девиз «Один за всех и все за одного» глубоко продуман и прочувствован каждым воронежцем. 124-й пехотный Воронежский полк. Читайте в номере 2

От лейб-шквадрона до Конной гвардии. Выставка в Библиотеке-фонде «Русское зарубежье». Публикация А.Н.Чабановой (Москва) 1

«Пехота, посаженная на лошадей». Публикация Е.В.Добычиной (Москва) 8

АРМИЯ И КУЛЬТУРА

Музыки полковые. Ритуальная музыка. Публикация Н.М.Веретенниковой (Москва) 10

Музыки полковые. Науки «трубной» инвентарь. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 11

Музыки полковые. Науки «барабаньей» инвентарь. Публикация Н.М.Веретенниковой (Москва) 12

ЖЕНЩИНЫ В АРМИИ

Военнослужащие женщины предпочитали форменную одежду мужского образца. Форма одежды военнослужащих женщин ВВС РККА, 1935—1944 гг. 3

ПО СТРАНИЦАМ РЕДКИХ ИЗДАНИЙ

Возрождение Балтийского флота 6

Медальерное искусство Японии. Публикация А.Н. Чабановой (Москва) 4

Морская пехота России в зеркале эпох. Публикация Н.М.Веретенниковой (Москва) 6

О ратных подвигах, о доблести и славе! У нас в гостях журнал-альманах «МАРС» 5

Сиянье звёзд. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 10

ИЗ ИСТОРИИ ФОРТИФИКАЦИИ

Боевые укрепления Первой мировой на территории Беларуси. Публикация Н.М. Веретенниковой (Москва) 7

ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

День памяти святого праведного воина адмирала Ф.Ф.Ушакова. Публикация И.В. Недостоевой (Москва)10

27 ноября — День морской пехоты 11

Сражение при Лесной. Читайте в номере. Публикация Н.М.Веретенниковой (Москва) 9

300-летний юбилей сражения при Лесной. Публикация Н.М.Веретенниковой (Москва) 12

ИЛЛЮСТРАЦИИ 1-Й СТРАНИЦЫ ОБЛОЖКИ

Взвод лейб-гвардии Конного полка перед Зимним дворцом 1

Офицеры 124-го пехотного Воронежского полка: капитан в парадной форме, полковник в пальто, капитан в сюртуке, подпоручик в обыкновенной форме. 1882 г. 2

В окрестностях Петербурга 3

Переправа под Сталинградом 4

Победа. 1945 г. 5

Ночное сражение при Чесме 26 июня 1770 года 6

Знаменщик и стрелец Московского стрелецкого Левшина полка в 1674 году 7

Полёт на воздушном шаре в г. Рязани в 1753 г. 8

Танк МС-1/Т18/. Первый отечественный серийный танк 9

Ф.Ф. Ушаков 10

Освобождённая земля Смоленщины 11

Ночь после Синопского сражения 12

Военно-исторический календарь 2008 1