1

Вручение Петру ключей от турецкой земли

Аннотация. В статье освещаются подробности строительства русскими мастерами одного из первых отечественных военных кораблей.

Summary. The article highlights the details of the construction by the Russian masters of one of the first domestic warships.

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

 

ГРЕБЕНЩИКОВА Галина Александровна — заведующая лабораторией истории флота и мореплавания Санкт-Петербургского государственного морского технического университета, доктор исторических наук, профессор

 

«ВРУЧЕНИЕ ПЕТРУ КЛЮЧЕЙ ОТ ТУРЕЦКОЙ ЗЕМЛИ»

 

Постройка русского военного корабля «Гото Предестинация» в 1698—1700 гг.

 

«Гото Предестинация» — в переводе с голландского языка означает «Божье Предвидение». Такое наименование получил российский 58-пушечный корабль, построенный по проекту Петра I на верфи Воронежа. Его по праву называют истинным шедевром российского деревянного судостроения, развёрнутого на Дону в конце XVII — начале XVIII века. «Новострой» сочетал в себе элементы английской и голландской школ, но со специфическими особенностями отечественного подхода к столь важному делу.

В тот период имя кораблей на корме не показывали, а каждый из них отражал дополнительную смысловую нагрузку соответствовавшими названию аллегорическими деталями. Те же символизировали силу, мощь, величие, славу и богатство государства, прославляя его победы над врагами. Особенно ярко такой подход к названиям кораблей проявился у Петра I в период создания Азовского флота: на корме строившихся кораблей среди многочисленных резных украшений помещали вместо наименования девиз и аллегорическую соответствующую сюжетную композицию. К примеру, на гравюре голландского гравёра Андриана Шхонебека, современника Петра Великого, «Гото Предестинация» именовалась «Молящийся Святой Апостол Пётр», а девиз провозглашал: «На сем камне* я создам церковь мою»1. В данном случае Пётр I сравнивался с Апостолом Петром, что по библейской аналогии с миссией Апостола Петра означало — «вручение Петру ключей от турецкой земли»2.

Какой же глубокий смысл заключался в этом сюжете и какова была предыстория постройки «Гото Предестинации»? В своё время классик российской истории С.М. Соловьёв отмечал, что в начале царствования Петра I «восточный вопрос представлялся уже тем великим политическим и нравственным значением, какое он имеет в жизни русского народа»3. Действительно, при Петре Россия окончательно вступала на тернистый путь решения так называемого Восточного вопроса, связанного, в первую очередь, с продвижением к южным рубежам и получением выхода к Чёрному морю. Естественными путями, ведущими к морским границам, являлись тогда реки Дон и Днепр, но выйти к морю по этим речным артериям было невозможно. Турция «заперла» устья Дона сильными крепостями Азов, Кинбурн и Очаков, перекрыла вход в Днепровский лиман, Азовское и Чёрное моря. Ко всему прочему подступы к Крыму преграждали татары, находившиеся под верховной властью турецкого султана.

Исходя из намеченных целей государственной политики России, Пётр I, продолжая «корабельное дело», начатое ещё его отцом Алексеем Михайловичем, принял решение ликвидировать главное препятствие на пути к Азовскому морю — завоевать турецкую крепость Азов, превратив её в опорный пункт для будущих операций на море; в дальнейшем — выходить уже и к Чёрному морю. Экономические и стратегические интересы державы он видел в развёртывании обширной торговли с Востоком и Западом и в свободном плавании по южным морям.

Однако первый Азовский поход 1695 года закончился неудачей, поскольку взять неприступную вражескую крепость с     8-тысячным гарнизоном не удалось. Турки выдержали осаду главным образом благодаря тому, что беспрепятственно получали с моря подкрепление, боеприпасы и провиант. Пётр Алексеевич и его сподвижники понимали, что взять Азов одними сухопутными силами невозможно. Для его полной блокады нужны были корабли, но Россия на то время военного флота не имела; чтобы создать таковой, требовался центр кораблестроения на юге.

Наиболее подходящим местом будущей судоверфи представлялся тогда Воронеж, хотя азовско-воронежский регион имел свою «негативную» специфику. Помехой, прежде всего, являлся мелководный Дон, по которому проводить корабли можно было только при его разливах. Усугубляло ситуацию также наличие отмелей, песчаных кос. Но поскольку альтернативы не существовало, судостроительные работы Пётр приказал развернуть именно в Воронеже.

Степень важности задачи вынуждала действовать решительно и даже жёстко. Зачастую царь принудительно под угрозой смертной казни привлекал к работам различные слои населения4. Согласно его строжайшим указам зимой 1696 года создавать «новую отрасль государственного могущества» в Воронеж из семнадцати российских городов и селений съехались более 7000 плотников, мастеровых, посадских и работных людей, кузнецов, резчиков по дереву.

Усилия Петра Алексеевича не пропали даром. Быстро, менее чем за полгода, построили парусно-гребные суда, которые в начале мая 1696 года двинулись вниз по Дону. 27 мая русская флотилия впервые вошла в Азовское море, а в июле турецкая крепость Азов сдалась на милость победителя. После взятия Азова у России появились реальные условия для полноценного строительства флота на воронежских верфях5. Но для удержания господства в регионе с перспективой выхода в Чёрное море требовались уже не парусно-гребные суда и галеры, а нужен был корабельный флот. С этой целью на Дон стали прибывать мастера и подмастерья из Швеции, Голландии, Дании, Венеции. Сам же государь в это время готовился к отъезду в Голландию с Великим посольством. Проработав обычным плотником в Амстердаме, он отправился в Англию, где на королевской верфи Дептфорда продолжил постигать ремесло корабела. За три месяца Пётр основательно изучил основы теории корабельной архитектуры, теорию и практику кораблестроения, научился самостоятельно составлять общий (теоретический) чертёж корабля и освоил практические операции. Вернувшись в Россию, он вместе с вице-адмиралом К. Крюйсом выехал в Воронеж.

19 ноября 1698 года на воронежской верфи состоялась закладка корабля, получившего наименование «Гото Предестинация», то есть «Божие Предвидение». Об этом важном событии известный исследователь петровской эпохи Н.Г. Устрялов отозвался так: «По собственному чертежу, английским размером [государь] заложил корабль Предестинацию, или Божие Предвидение, в 130 футов по килю. Державный мастер придумал такой способ постройки, что корабль, даже в случае повреждения киля, мог держаться на воде»6.

Обстоятельства, однако, вынуждали «царя-корабела» срочно возвращаться в Москву в связи со Стрелецким бунтом, поэтому осуществить задуманное он поручил своим доверенным мастерам — Федосею Скляеву и Лукьяну Верещагину. Оба мастера, вместе с государем «совершенствовавшие мастерство» за границей, обладали «отменными талантами». В отношении них история сохранила любопытный эпизод. Пока они не прибыли в Воронеж, Пётр, получая информацию из Москвы о ходе следствия по делу о бунте стрельцов, не мог прервать начавшиеся стапельные работы. В последних письмах из Вены Скляев и Верещагин сообщали ему, что, закончив обучение в Венеции, уже выехали в Россию. Он же с нетерпением ожидал их. Но вдруг получил известие из Москвы… об аресте так ему необходимых «мастеровых людишек». Рассерженный таким произволом князя-кесаря Ф.Ю. Ромодановского, тоже «особо доверенного царского человека», в отсутствие царя фактически «вершившего власть», Пётр Алексеевич «строго испрашивал» его в письме: почему он решился на арест «наших товарищей Скляева и Лукьяна [Верещагина]?». Коротко разъяснял: «Зело мне печально! Истинно некого мне нет здесь помощников, а дело государственное». Ещё короче и строже повелевал: «Свободи и пришли сюды»7. «Произвольщик» в ответном письме оправдывался так. Задержал, дескать, корабелов всего на сутки, а вина их «видимая». По дороге в Москву они в Покровской слободе напились, подрались с солдатами Преображенского полка, причём двоих изрубили. После ареста князь-кесарь, по собственному признанию, «высек Скляева за его дурость» и через сутки отпустил. Также просил государя не гневаться за самовольство, поскольку он не привык «в дуростях спускать, хотя б и такого чину были»8.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Алексеева М.А. Гравюра петровского времени. Л., 1990. С. 25.

2 Более подробно см.: Крайнюков В.Г. Истоки русской кораблестроительной школы. «Божье Предвидение — 58-пушечный корабль Азовского флота» // Морская история. 1999. № 1.

3 Соловьёв С.М. Чтения и рассказы по истории России. М., 1989. С. 476.

4 О русских экспедициях по рекам Дону и Днепру, предпринятых с целью водворения Русских морских сил на Чёрном море. См.: Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. 315. Оп. 1. Д. 492; См. также: Елагин С.И. История Русского Флота. Период Азовский. СПб., 1864; Веселовский В.Г. Колыбель Русского флота. Исторический очерк. Воронеж, 1888; Гребенщикова Г.А. Черноморский флот в период правления Екатерины II. Т. 1. СПб., 2012.

5 Подробнее см.: Расторгуев В.И. Судостроение на верфях Воронежского края. Т. 1. Воронеж, 2003.

6 Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. СПб., 1858. Т. III. С. 250.

7 Там же. С. 250, 251.

8 Там же. С 251.