1

Впредь верхом, чтобы не подвергать жизнь опасности, не ездить

Аннотация. В статье исследуется служебный и боевой путь одного из русских авиационных военачальников полковника П.А. Самойло.

Summary. This article investigates the service and battle way of one of the Russian Aviation Commanders Colonel P.A. Samoylo.

Лашков Алексей Юрьевич — счтарший научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук, доцент

(119330, Москва, Университетский пр-т, д. 14).

 

«Впредь верхом, чтобы не подвергать жизнь опасности, не ездить»

 

Приказ высочайшего чина, повелевавшего «впредь верхом… не ездить», адресовался свалившемуся с лошади опытнейшему военному лётчику штабс-капитану П.А. Самойло. Великокняжеская резолюция с иронической окраской превратила незадачливого наездника в персонажа расхожего анекдота. Впрочем, о нём, как до этого случая, так и в последующем, толковали разное: дескать, он — неординарная личность, хотя излишне амбициозен и своенравен; профессию страстно любит, но, не терпит панибратства, горяч, груб, правда, отходчив и т.п. И всё же, являясь одним из пионеров отечественной авиации, этот малоизвестный военачальник, биография которого представляет собой яркое отражение исторической эпохи, заслуживает более подробного рассказа о нём.

Павел Александрович Самойло родился в семье потомственных дворян Смоленской губернии 21 января* 1884 года. Первичное военное образование он получил в стенах 3-го Московского кадетского корпуса. В мае 1905-го, окончив Александровское военное училище юнкеров по 1-му разряду (с дипломом отличия) и получив звание подпоручика, был направлен для дальнейшего прохождения службы в Брест-Литовское крепостное воздухоплавательное отделение1. Позднее продолжил образование в Офицерском классе Учебного воздухоплавательного парка (г. Санкт-Петербург) и в Офицерской школе авиации Отдела воздушного флота (ОВФ, г. Севастополь). Его учителем в последнем заведении был штабс-капитан Б.В. Матыевич-Мациевич2, известный военный лётчик, трагически погибший в авиакатастрофе весной 1911 года в районе г. Балаклавы (Крым).

После выпуска П.А. Самойло, к тому времени поручика, назначили как одного из лучших учеников инструктором в недавно созданный Авиационный отдел Офицерской воздухоплавательной школы (г. Гатчина)3, а в начале лета откомандировали в Севастопольскую школу для прохождения курса по обучению полётам на аэроплане, приобретённом ранее во Франции. По возвращении из Крыма он 11 июля совершил перелёт с Гатчинского аэродрома в столицу на двухместном «Блерио», пройдя весь маршрут (Гатчина — Мариенбург — Дудергоф — Красное Село — Лигово — Волково поле) на высоте не более 700 м, наглядно доказав, что хорошо освоил управление новым типом аэроплана.

Ему как одному из наиболее подготовленных авиаторов России военным министром было предоставлено право участвовать в воздушных соревнованиях, организованных Императорским всероссийским аэроклубом (ИВАК) по маршруту Санкт-Петербург — Москва — Санкт-Петербург. Инициатором перелёта выступил князь С.С. Абамелек-Лазарев4, учредивший специальный юбилейный «Романовский кубок» в честь празднования 300-летия царствования Дома Романовых и приз в размере 10 тыс. рублей для победителя соревнований. Самойло и его напарнику поручику В.А. Павленко5 предстояло соперничать с несколькими известными отечественными пилотами-спортсменами (А.А. Васильев6, Б.И. Россинский7 и др.). В ходе первого тура всех участников состязаний постигла неудача. Тот же Самойло, вылетев со столичного Комендантского аэродрома 29 сентября 1913 года, вынужден был вследствие плохих метеоусловий (мокрый снег и порывистый ветер) дважды совершать непредвиденные посадки (в Новгороде и на Валдае). Однако, несмотря на тяжёлые испытания, выглядел он довольно бодро. Приземлившись на Ходынском поле (г. Москва), тут же заявил: «Скорей смотрите мотор. Я сейчас обратно полечу»8. Когда возвращался, случился ещё один отказ — засорился карбюратор, и снова — вынужденная посадка, к тому же неудачная.

Оценивая значение этого перелёта для развития отечественной авиации (обзор за 1913 г.), журнал «Аэро и автомобильная жизнь» нашёл целесообразным остановиться не столько на негативных моментах, сколько на достижениях. «Самойло за сутки, — отмечалось в издании, — пролетел 700 вёрст (Валдай — Москва — Вышний Волочек), установив всероссийский рекорд»9. Тем не менее в нашей авиационной историографии имя рекордсмена почему-то упоминалось чаще всего в негативном свете. Думается, незаслуженно считалось, что он был плохим лётчиком, но «отличным» обидчиком подчинённых10.

На каком же основании отвергалось его профессиональное мастерство? Ведь менее чем через две недели после начала практических полётов в Севастопольской офицерской школе лётчиков ОВФ (14 ноября 1910 г.) поручик П.А. Самойло вместе с корнетом Н.Н. Бахмутовым и лейтенантом В.В. Дыбовским поднимался в воздух самостоятельно; затем (март 1911 г.) в числе 8 инструкторов получил звание «пилот-авиатор». Отмечал его высокое лётное мастерство и смелость ветеран ВВС Л.И. Дубовский, служивший нижним чином при школе почти с момента её основания11, а вот о фактах «мордобойства» со стороны своего инструктора, т.е. Павла Александровича, ничего сказать не мог. Грубость тот допускал, этого Дубовский не отрицал. По его словам, Самойло был маленького роста, что его огорчало. «А поскольку, — вспоминал ветеран, — многим из нас он приходился по пояс, то обычно при этом [отчитывая кого-то] становился на стул. Но он был человеком не злопамятным»12. За горячность и несдержанность его однажды даже чуть не отдали под суд военного трибунала.

В июне 1912 года штабс-капитан П.А. Самойло возглавил отряд при 5-й авиационной роте (г. Киев), а ещё через год — 11-й корпусной авиаотряд (као)13. Его заместителем стал известный российский лётчик-пилотажник штабс-капитан П.Н. Нестеров14, занявший в феврале 1914 года должность П.А. Самойло после назначения того командиром 25 као ОдВО (Одесский военный округ). Именно на этом посту штабс-капитан Самойло встретил Первую мировую войну.

С началом военных действий его отряд в составе 2-й авиационный роты (5-я армия, Юго-Западный фронт) участвовал в Варшавско-Ивангородской и Лодзинской операциях (1914 г.), а затем — в оборонительных операциях в Польше. До октября 1915-го командир отряда лично выполнил не менее 50 боевых вылетов. Общий его налёт составил 57 ч 21 мин. 22 октября П.А. Самойло временно откомандировали в Севастопольскую офицерскую школу лётчиков на переучивание по управлению самолётом типа «Моран» французской конструкции, поступавшим на вооружение русской авиации15. Одновременно он освоил практическое вождение (в том числе и в тёмное время суток) другого французского самолёта — «Вуазена», являвшегося по классификации разведчиком и лёгким бомбардировщиком. Для этого пришлось задержаться в стенах школы до конца года.

В первые месяцы 1916-го в рамках ОдВО началось развёртывание противовоздушной обороны наиболее важных административных и промышленных центров — городов Одессы и Николаева. Надёжность их воздушной защиты должны были обеспечивать два новых авиационных отряда. 10 марта штабс-капитану П.А. Самойло в соответствии с приказом начальника штаба Верховного главнокомандующего (от 3 марта 1916 г., № 218) поручалось возглавить один из них — Николаевский16, для чего он был направлен в Одесский филиал Гатчинской военной авиационной школы, где происходило формирование отряда17. 29 марта, сдав дела и прежнюю должность поручику Н.П. Бочарову18, штабс-капитан Самойло убыл в г. Одессу. Там он сразу же столкнулся с труднорешаемой проблемой — отсутствием авиационной техники. Как этот, так и другие организационные вопросы приходилось обсуждать и согласовывать с различными ведомствами, в том числе и с командованием Черноморского флота (ЧФ). Последнее сперва в лице адмирала А.А. Эбергарда19, затем вице-адмирала А.В. Колчака20 было особенно несговорчивым. Так, П.А. Самойло всячески воспрепятствовалось задействовать для воздушной обороны г. Николаева, что предполагалось, отдельный отряд гидроаэропланов (не менее 4 аппаратов). Это вносило чрезвычайную нервозность в поведение и без того несдержанного командира формировавшегося отряда. Мотаясь то туда, то сюда между разными инстанциями, Самойло совсем извёлся. Тогда-то в одну из поездок он и упал с лошади сломав ногу, из-за чего оказался в морском госпитале. По этому поводу руководитель Военного воздушного флота действующей армии (Авиадарм) великий князь Александр Михайлович21 наложил резолюцию на рапорт П.А. Самойло о происшедшем: «Впредь верхом, чтобы не подвергать жизнь опасности, не ездить»22.

В конце августа по излечении Павел Александрович вернулся к исполнению своих прямых обязанностей по службе. С целью наладить воздушную разведку в районе обороняемого центра он обратился к начальнику штаба округа с просьбой о предоставлении лётчикам Николаевского авиаотряда возможности производить полёты как для обороны верфей города, так и для ведения разведки прибрежной полосы от Одессы до Херсона (ширина 100—150 км). Одобрив инициативу и получив поддержку Авиадарма, окружное руководство разрешило штабс-капитану П.А. Самойло вооружить авиаотряд отечественными самолётами «Анаде», собиравшимися на одесском заводе А.А. Анатра, и французскими «Вуазенами». Позднее их должны были заменить аппараты истребительного типа («Фоккер», «Моран» и др.), обладавшие бо́льшей манёвренностью и скоростью (до 150—160 км/ч).

Боевая работа осуществлялась в соответствии со специально изданной «Инструкцией для действий аэропланов при борьбе с воздушным противником» (1916 г.), требовавшей установления «непрерывного дежурства в воздухе поочередно парой самолётов» в целях исключения появления над охраняемыми объектами воздушного противника. П.А. Самойло выполнял эту задачу наравне со своими подчинёнными. Так, только в течение двух месяцев (май, август) он совершил 33 полёта общей продолжительностью 21 ч 25 мин23. Именно в то время в соответствии с приказом по ОдВО от 18 июня 1916 года № 670 Николаевский и Одесский АО перешли в прямое подчинение генерала от артиллерии Н.И. Холодовского24, исполнявшего должность начальника окружной ПВО. По мере развития сил и средств подведомственной системы для воздушного прикрытия г. Николаева в дневное и ночное время предполагалось задействовать до двух истребительных авиаотрядов. Однако изменившееся положение на фронте вскоре вынудило отказаться от первоначальных планов. Объяснялось это вступлением в войну (сентябрь 1916 г.) на стороне Антанты Румынии, потребовавшем усилить прикрытие и защиту её важных пунктов и группировок войск. Потому-то часть авиационных и зенитных подразделений ПВО ОдВО в срочном порядке была включена в состав Добруджанской армии25. Возглавляемый П.А. Самойло Николаевский авиаотряд, переформированный в 36-й корпусной АО, направили в румынский город-порт Констанцу для обороны его от воздушного нападения противника26. Однако здесь, как утверждали некоторые участники тех событий, штабс-капитан Самойло показал себя далеко не с лучшей стороны. Об этом, к примеру, докладывал в высшую инстанцию командир Дунайского авиационного дивизиона военлёт капитан И.С. Стрельников27. По его словам, «за время пребывания 36-го авиационного отряда в составе авиационной группы 47-го [армейского] корпуса28, а затем при Дунайской армии29 выяснилось, что командир 36-го авиаотряда штабс-капитан Самойло совершенно не соответствует занимаемой им должности»30. В рапорте также приводились факты халатного отношения к сохранению военной техники. Стрельников досадовал, что самолётный парк отряда, располагавшийся 15—28 сентября в районе г. Констанцы, находился «в чистом поле, совершенно открытым, под непосредственным действием дождя, ветра, солнца и пыли»31. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 Брест-Литовское крепостное воздухоплавательное отделение сформировано в декабре 1901 г., в 1907 г. переформировано в батальон.

2 Матыевич-Мациевич Бронислав Витольдович (1882—1911) — российский военный лётчик, капитан. Один из пионеров российской авиации. Окончил 3-й Московский кадетский корпус, Николаевское инженерное училище, офицерские курсы при Учебном воздухоплавательном парке, авиационную школу пилотов Л. Блерио во Франции. Инструктор по лётной работе в Севастопольской офицерской школе авиации при ОВФ (1910—1911). Трагически погиб в авиакатастрофе (1911).

3 Офицерская воздухоплавательная школа образована путём переформирования в соответствии с приказом по военному ведомству от 9 июля 1910 г. № 250 Учебного воздухоплавательного парка в начале сентября 1910 г.

4 Абамелик-Лазарев Семён Семёнович (1851—1916) — российский промышленник и землевладелец, археолог. Окончил историко-филологический факультет Петербургского университета (1881). Член Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования.

5 Павленко Виктор Алексеевич (1886—1932) — российский военный лётчик. Окончил Военное Чугуевское пехотное юнкерское училище, теоретические курсы по авиации при Петербургском политехническом институте, Севастопольскую школу лётчиков ОВФ. В Первую мировую войну — старший офицер 18-го корпусного авиаотряда, командир специального авиаотряда для охраны императорской резиденции в Царском Селе и авиационного дивизиона для охраны Ставки ВГ. С августа 1917 г. — в резерве чинов Киевского военного округа по инженерным войскам, затем представитель Центральной рады в Ставке ВГ, командующий войсками Киевского военного округа, инспектор Воздушного флота Украинской директории, Украинской народной республики (УНР), исполняющий должность военного министра УНР в изгнании. До 1926 г. — в эмиграции (Польша), позднее вернулся в СССР.

6 Васильев Александр Алексеевич (1882—1918) — известный российский лётчик-спортсмен, один из первых авиаторов России. Окончил во Франции школу пилотов Л. Блерио (1910). Участник многочисленных сверхдальних воздушных перелётов, их неоднократный призёр. Автор книги «В борьбе с воздушной стихией» (1912). С 1913 г. — лётчик-испытатель на заводе Первого российского товарищества воздухоплавания (г. Санкт-Петербург). С началом Первой мировой войны — лётчик-доброволец. 23 августа 1914 г. во время первого разведывательного полёта, будучи сбитым зенитной артиллерией противника, попал в плен и умер от болезни (1918).

7 Россинский Борис Илиодорович (1884—1977) — пионер российской авиации и планеризма, лётчик-испытатель, авиаконструктор. Окончил Императорское высшее техническое училище, школу пилотов Л. Блерио (Франция). Лётчик-испытатель (с 1912 г.) и инструктор (с 1913 г.) Московской школы авиации, затем акционерного общества Ю.А. Меллера «Дукс». Заслуженный пилот-авиатор СССР.

8 Цит. по: Демин А.А. Ходынка: взлетная полоса русской авиации. М., 2002. С. 141.

9 Там же. С. 144.

10 См.: Трунов К., Голышев М. Пётр Нестеров. М., 1971. С. 72, 82, 103, 108.

11 Горшенин Г.Ф. Эпизоды из истории отечественной авиации в рассказах Лукьяна Ивановича Дубовского / Доклады академии военных наук. Саратов, 2006. С. 177.

12 Там же.

13 11-й корпусной авиаотряд, ранее 2-й авиационный 3-й авиароты Киевского военного округа, получил своё новое наименование по высочайшему решению, относившемуся к подразделениям, сформированным в 1911—1913 гг.

14 Нестеров Пётр Николаевич (1887—1914) — российский военный лётчик, основоположник высшего пилотажа. Окончил Михайловское артиллерийское училище, Офицерскую воздухоплавательную школу (ОВШ). В 1912—1913 гг. прикомандирован к авиационному отделу ОВШ. С 1913 г. — в составе авиаотряда при 7-й воздухоплавательной роте. Заместитель начальника, затем начальник 11-го корпусного авиаотряда 3-й авиационной роты. 9 сентября 1913 г. впервые в мире совершил на аэроплане замкнутую кривую — «мёртвую петлю». Участник ряда сверхдальних воздушных перелётов, один из разработчиков школы русского воздушного боя. 8 сентября 1914 г. впервые в мире совершил воздушный таран самолёта противника, в ходе которого погиб.

15 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2008. Оп. 1доп. Д. 1941. Л. 8, 10.

16 Приказ (о создании отряда) по Одесскому военному округу на театре военных действий от 2 мая 1916 г. № 470.

17 РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1доп. Д. 1941. Л. 16.

18 Бочаров Николай Петрович (1889—?) — российский военный лётчик, полковник (1919). Окончил Константиновское артиллерийское училище, Офицерскую воздухоплавательную школу. В годы Первой мировой войны — военный лётчик 23-го, затем 35-го корпусных авиаотрядов, командир 25-го корпусного авиаотряда; позднее — в резерве. В годы Гражданской войны находился сперва в Добровольческой армии (1918—1920), позднее — в РККА.

19 Эбергард Андрей Августович (1856—1919) — русский военно-морской и государственный деятель, адмирал (1913). Окончил Морской кадетский корпус (1878). Участник Русско-японской войны (1904—1905). В Первую мировую войну — командующий силами (флотом) Чёрного моря, член Государственного совета; в конце 1917 г. уволен в отставку.

20 Колчак Александр Васильевич (1874—1920) — военачальник российского флота, один из руководителей Белого движения, адмирал. Окончил Морской кадетский корпус (1894). В Первую мировую войну — начальник оперативного отдела Балтийского флота, командир минной дивизии, командующий Черноморским флотом. С ноября 1918 г. — Верховный правитель России. В феврале 1920 г. приговорён к расстрелу Иркутским революционным трибуналом после разгрома Красной армией белогвардейских войск.

21 Александр Михайлович Романов (1866—1933) — российский военный деятель, адмирал (1915). Инициатор создания при «Особом комитете по усилению военного флота на добровольные пожертвования» Отдела воздушного флота (1910). В Первую мировую войну — заведовал авиационным делом в армиях Юго-Западного фронта, руководитель ВВФ действующей армии. С марта 1917 г. — в отставке, с 1918 г. — в эмиграции.

22 РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1доп. Д. 1941. Л. 27.

23 Там же. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 481. Л. 373—375.

24 Холодовский Николай Иванович (1851—1933) — русский военачальник, генерал от артиллерии (1915). Окончил Полтавский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище. Во время Русско-японской войны 1904—1905 гг. — генерал для особых поручений при царском наместнике на Дальнем Востоке. В Первую мировую — начальник артиллерии Одесского военного округа, начальник снабжения Румынского фронта. Позднее — в эмиграции (Англия).

25 Добруджанская армия была сформирована в августе 1916 г. в составе русского 47-го армейского корпуса, а также румынских и сербских дивизий. В октябре того же года фактически расформирована, а её полевое управление и 47-й армейский корпус пошли на укомплектование Дунайской армии.

26 РГВИА. Ф. 1837. Оп. 1. Д. 422. Л. 102—104.

27 Стрельников Иван Степанович (1886—?) — российский военный лётчик, полковник (1919). Окончил Тифлисское военное училище, Офицерскую школу авиации Отдела Воздушного флота. В Первую мировую войну — младший офицер 20-го и командир    6-го корпусных авиаотрядов, затем возглавлял авиационный дивизион при Дунайской армии. В годы Гражданской войны — один из создателей авиации Всевеликого войска Донского.

28 47-й армейский корпус с началом военных действий в Румынии был отправлен на усиление Добруджанской армии.

29 Дунайская армия сформирована в октябре 1916 г. на базе 47-го армейского корпуса с передачей в её состав полевого управления расформированной Добруджанской армии. В конце того же месяца она пополнилась кавалерийским корпусом; в декабре её полевое управление упразднили, а корпуса передали в переведённую с Северного фронта на Румынский 6-ю армию.

30 РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1доп. Д. 1941. Л. 35.

31 Там же.