1

«Вопросы суверенитета над островами не обсуждаются. Это территория Российской Федерации». Япония и российские Курилы: история проблемы

Аннотация. В статье представлены результаты анализа истории японских притязаний на российские Курильские острова.

Summary. The paper offers the results of a probe into the history of Japan’s claims on the Russian Kuriles.

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

КАБЕНИН АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ — полковник запаса

 

«Вопросы суверенитета над островами не обсуждаются, это территория Российской Федерации»

Япония и российские Курилы: история проблемы

 

165 лет назад, 7 февраля 1855 года было заключено первое в истории дипломатическое соглашение нашей страны с дальневосточным соседом — Трактат о торговле и границах (Симодский трактат). Его первая статья начинается словами: «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией»1. Дата установления межгосударственных отношений двух стран могла стать поводом для их дальнейшего развития в духе добрососедства. Но история распорядилась иначе: экспансионизм Японии вверг страны в череду конфликтов и войн, конец которой был положен только в 1945 году. А 7 февраля начиная с 1981 года отмечается в Японии как «День северных территорий». Этот термин со ссылками на утративший силу ещё в XIX веке Симодский трактат используется японской стороной для неправомерного обоснования притязаний на исконно российские Южные Курилы. Исторически их принадлежность нашей стране базируется на праве первооткрытия и первоосвоения, а также на общепризнанных итогах Второй мировой войны и послевоенной международно-правовой основе, включая Устав ООН.

Русские пришли на Курилы значительно раньше японцев. В Российском государстве сообщения о них появились в первой половине XVII века. В 1639 году отряд томского казака И.Ю. Москвитина узнал о жителях островов айнах. Через 4 года сведения о них поступили от казачьего письменного головы В.Д. Пояркова. В 1646 году якутский казак Н.И. Колобов дал отчёт царю о походах 1639—1641 гг. отряда И.Ю. Москвитина. Вещественные доказательства пребывания русских на Кунашире, самом южном острове Большой Курильской гряды, обнаружил голландский мореплаватель Мартин де Фриз, совершивший в 1643 году плавание к берегам Японии и южных Курильских островов. В его судовом журнале имеется запись о большом Т-образном столбе у подножия вулкана Тятя на о. Кунашир. Такие столбы русские поморы устанавливали на освоенных ими берегах Северного Ледовитого океана2.

«Карта Курильских островов с окололежащими местами». Составлена Г.Ф. Миллером не позднее 1755 г.
«Карта Курильских островов с окололежащими местами». Составлена Г.Ф. Миллером не позднее 1755 г.

Сведения о Курильских островах пополнил якутский казачий пятидесятник В.В. Атласов, который на основе «распросных данных» составил в 1702 году записку («Скаску») об «Опонском государстве», содержавшую сведения о Курильских островах. Впоследствии голландский предприниматель и картограф Н. Витсен использовал эти сведения во втором издании своей книги «Северная и восточная Татария» (Амстердам, 1705 г.). Именно из подробно изложенной в ней «Скаски» В.В. Атласова мир впервые узнал об истинном расположении Курильских островов и о роли русских в их открытии3.

Первые (с севера) Курильские острова были присоединены к России в 1711 году, последние (южные) — в 1778-м от имени её верховной власти в соответствии с нормами международного права того времени. У коренных жителей этих островов — айнов не было государственности, их численность едва превышала 2000 человек, расселённых по наиболее крупным островам. Айны доброжелательно встречали русских мореплавателей и добровольно принимали российское подданство.

На протяжении большей части XVIII века исследования островов Курильской гряды продолжали русские научные экспедиции, результатами которых стали их освоение, точное описание и картографирование. Первый «Чертёж Камчадальского Носа и морским островам» был составлен в 1726 году якутским казачьим есаулом И.П. Козыревским по результатам его экспедиций 1711—1713 гг. На чертеже из нескольких листов «правдоподобно изображены схематические очертания южной половины Камчатки и намечено надписями местоположение»4 21 курильского острова, острова Матмая (так в то время айны и русские называли Хоккайдо) и Нифона (Японии). Собранные казаками Козыревского материалы обобщил и систематизировал российский картограф, историк и архитектор С.У. Ремезов. В 1713—1715 гг. он составил первую русскую карту Курильских островов вплоть до Хоккайдо5.

В 1719 году Пётр I отправил экспедицию под руководством морского геодезиста И.М. Евреинова и геодезиста-картографа Ф.Ф. Лужина, которая в 1720—1721 гг. обследовала Курильские острова, привела в российское подданство жителей четырёх из них, расположенных южнее о. Парамушир, и подтвердила сведения об отсутствии на островах японцев6. Позже вклад в обобщение обширных данных о восточных землях России внёс член Петербургской академии наук, историк и археограф, автор труда «История Сибири» Г.Ф. Миллер, который в 1733—1741 гг. был одним из руководителей самостоятельного «академического отряда» в составе второй Камчатской экспедиции7.

Участники экспедиций 1738—1739 и 1742 гг. под руководством М.П. Шпанберга нанесли на карту Малую Курильскую гряду (острова Шикотан и Хабомаи), установили знаки-кресты и медные доски с надписью: «Земля российского владения»8.

В 1744 году старшина о. Шумшу Н. Сторожев посетил самый южный из Курильских островов Кунашир и принял часть проживавших там айнов в российское подданство, а казачий сотник Н. Чёрный (Черных) в 1767 году привёл в российское подданство жителей о. Итуруп.

В ходе экспедиций 1775—1782 гг. во главе с сибирским дворянином И.М. Антипиным и иркутским посадским Д.Я. Шабалиным9 в подданство России было окончательно приведено население четырёх южных островов и частично Хоккайдо, где русские встретились с японскими чиновниками, которые ответили отказом на предложение о торговле.

Все Курильские острова, нанесённые на карты, императрица Екатерина II в 1786 году объявила владениями России как «земли, российскими мореплавателями приобретённые», повелев управлять ими российской власти Камчатки. Указ опубликовали в том числе на иностранных языках. Ни одно государство в то время не оспорило права России на Курильские острова. Для прохода иностранных судов в их районах запрашивали разрешение у российских властей10.

30 ноября 1787 года иркутский генерал-губернатор И.В. Якоби в рапорте Екатерине II сообщил об изготовлении медных гербов Российской империи и железных досок с изображением на них медного креста со словами «Земля российского владения», которые он распорядился «выставить на приличных местах при гаванях, бухтах и на твёрдой земле» Аляски и «на Курильских островах в приличных также местах»11. Так были выполнены требования международного права того времени к вступлению во владение пространствами, до того момента никому не принадлежавшими, и утверждению суверенитета над ними.

В период активного освоения русскими первопроходцами Курильских островов Япония проводила политику самоизоляции от внешнего мира, известную как Сакоку («Страна на замке»). Введённая сёгунатом Токугава в 1641 году, она под страхом смертной казни запрещала японцам покидать пределы своей страны. Поэтому не могло быть ни официального присутствия японцев на Курилах, ни учреждения на островах административного японского управления, ни формального их включения в состав Японской империи.

К приходу русских на Курилы северная часть о. Хоккайдо не была присоединена к Японии. Проникшие на остров в ХV веке японцы заняли лишь его южную оконечность и впоследствии создали автономное княжество Мацумаэ. В ХVII веке они стали проникать глубже в центр расселения айнов на острове, встречая жёсткое сопротивление коренного населения. А русские в то время свободно общались и вели торговлю с айнами в северных районах Хоккайдо. Только в 1869 году остров был полностью присоединён к Японии, которая до того времени считала его земли за исключением территории княжества Мацумаэ варварскими — Эдзо.

Словом, доказательства того, что все Курилы принадлежали России по праву первооткрытия и первоосвоения, ни во время их присоединения к нашей стране, ни ранее не находились под юрисдикцией Японии, несомненны и неопровержимы.

Нападения на российские Курилы японцы начали в конце XVIII века, совершив первую официальную экспедицию за пределы Хоккайдо в 1786 году. Вторгшись на Кунашир и Итуруп, угрозами изгнали оттуда русских промысловых рабочих. Позже были уничтожены свидетельства пребывания русских на Итурупе, а в 1801 году японцы попытались вытеснить русских с Урупа.

В свою очередь, Россия всегда исходила из стремления иметь в лице Японии если не дружественное, то по крайней мере не враждебное государство. Россия никогда не выступала с позиций силы и не прибегала к тактике угроз и шантажа. Нежелание, а иногда и неспособность России выступать с позиций силы в отстаивании своих интересов в этом регионе воспринимались Японией как слабость. Сложившаяся к середине XIX века обстановка на восточных рубежах российских владений и недальновидная политика царского правительства в закреплении присутствия России на Дальнем Востоке вызвали её вынужденные дипломатические шаги. Положение усугублялось недостаточностью человеческих и военных ресурсов для отстаивания и защиты законных прав на огромные территории тихоокеанского побережья Российской империи.

К тому времени агрессивность иностранных держав на Тихом океане, у границ Российской империи, нарастала. Франция через миссионеров из Маньчжурии вела разведку устья Амура, активно работала в Китае, её военные суда стали появляться у берегов Кореи. В Охотском море, которое было признано в то время внутренним русским морем, процветало браконьерство иностранцев. Хищническая добыча китов, морских бобров и котиков нарастала год от года. Американские пираты бесчинствовали на территориях российских владений. Великобритания после победы в первой «опиумной войне» с Китаем в 1842 году стала усиленно продвигать свои военно-морские силы к северу в попытках установить контроль над Сахалином, Камчаткой и вытеснить Россию с Дальнего Востока и Тихого океана.

Выдающаяся роль в укреплении позиций России на Дальнем Востоке принадлежит капитан-лейтенанту Г. Невельскому. В августе 1850 года в устье Амура он заложил первый военный пост — Николаевский и поднял русский военный флаг. Одновременно по собственной инициативе объявил местному населению и иностранным кораблям о присоединении к России Приамурского края, берегов Татарского пролива и Сахалина12, что стало важнейшим событием в истории не только Дальнего Востока, но и всей страны в годы, предшествовавшие Крымской войне 1853—1856 гг. Она докатилась до Дальнего Востока в августе 1854 года. Мощная англо-французская эскадра из шести кораблей с морской пехотой вошла в Авачинскую бухту и попыталась захватить г. Петропавловск (ныне Петропавловск-Камчатский). Несмотря на значительное превосходство интервентов в личном составе и артиллерии, небольшой русский гарнизон Петропавловска 30 августа — 5 сентября 1854 года достойно противостоял нападению и обратил неприятеля в бегство13. Петропавловская оборона — одна из славных страниц российской военной истории.

В середине XIX века Япония тоже переживала непростой период своей истории. Система правления сёгуната (военно-административного бюрократического аппарата во главе с правителем — сёгуном в 1192—1867 гг.)14, лишившего власти императора ещё в XII веке, приходила в упадок, борьба правящих и влиятельных кланов за власть привела к внутреннему конфликту и нарастанию противоречий в политике самоизоляции страны. США, Великобритания и Франция оказывали сильное давление на Японию, принуждая её к открытию страны для внешней торговли. Успех в достижении этой цели сопутствовал коммодору М.К. Перри, который летом 1853 года привёл свою эскадру к административному центру сёгуната Эдо и прямой угрозой применения военной силы вынудил режим Токугавы15 принять условия США. 31 марта 1854 года был подписан Японо-американский договор о мире и дружбе. Он стал первым в ряду договоров, заключённых Японией с США, Россией, Великобританией, Францией, Нидерландами, которые вошли в историю под общим названием — Ансэйские договоры (заключённые в годы Ансэй — официальное наименование периода правления императора Комэй) 1854—1858 гг.16 Они давали право экстерриториальности иностранцам и лишали Японию таможенной автономии. Таким образом был положен конец более чем двухвековой самоизоляции Японии. Она вышла на мировую арену как зависимая страна.

Агрессивная политика западных держав и США, связанная с колонизацией стран Тихоокеанского региона, представляла непосредственную угрозу дальневосточным владениям России. Наша страна была ослаблена Крымской войной, что негативно влияло на её переговорные позиции в диалоге с Японией. Россия не прибегала к силовому давлению и угрозам применения военной силы. В своём стремлении к добрососедству наша страна была готова на уступки и компромиссы. Проводником этой политики суждено было стать вице-адмиралу Е.В. Путятину, который после переговоров 7 февраля 1855 года подписал с Японией Трактат о торговле и границах (Симодский договор). В его статье 2 говорится: «Отныне границы между Россией и Японией будут проходить между островами Итурупом и Урупом. Весь остров Итуруп принадлежит Японии, а весь остров Уруп и прочие Курильские острова к северу составляют владение России. Что касается острова Крафто (Сахалина), то он остаётся неразделённым между Россией и Японией, как было до сего времени»17.

Несмотря на то, что в японской историографии Симодский трактат признан одним из пяти Ансэйских договоров с сопутствующими им конвенциями, трактатами и дополнениями, его суть и дух противоположны другим входящим в это число неравноправным соглашениям Японии с США, Великобританией, Францией, Нидерландами. В соответствии с Симодским трактатом Япония стала выгодоприобретателем, приросла территориями и расширила свои возможности ведения хозяйственной деятельности в Охотском море.

Территориальная уступка России — передача Японии исконно русских Южных Курил (Итурупа, Кунашира, Шикотана и группы островов Хабомаи) дала Японии повод предъявлять территориальные претензии к России, продолжающиеся в наши дни.

В дальнейших отношениях двум странам не удалось реализовать самое главное положение Симодского договора — установить постоянный мир и искреннюю дружбу между ними. Япония вела экспансионистскую политику в регионе, выдвигая всё новые требования к России. Снижению нараставшего напряжения в отношениях двух стран способствовал подписанный в апреле 1875 года Сан-Петербургский договор, основной целью которого были устранение «неудобств» в использовании о. Сахалин и стремление упрочить «доброе согласие» между сторонами. Япония согласилась оставить Сахалин полностью в собственности России в обмен на передачу ей Урупа и других Курильских островов (всего 18) к северу от него18. Граница между странами была установлена по проливу Лаперуза на юге и проливу между о. Шумшу и мысом Лопатка полуострова Камчатка (первый Курильский пролив) на севере.

Благодаря преобразованиям периода Мэйдзи (реставрация Мэйдзи 1868—1912 гг.), начатым свержением сёгуната и восстановлением власти императора, за исторически короткий период закрытая феодальная страна вышла из самоизоляции и стала крупной мировой державой. Япония переняла многие достижения и опыт западных стран, встала на путь широкомасштабной модернизации. Изменилась политическая и экономическая структура государства. Преобразования в промышленной, военной, культурной и социальной сферах коренным образом перестроили традиционное японское общество. Эти изменения привели к росту агрессивности Японии во внешней политике, особенно в отношении соседних государств — Китая, Кореи и России. Условия торговли и мореплавания в регионе менялись, в т.ч. и в результате продажи Россией Аляски и Алеутских островов, что толкало Японию к пересмотру взятых на себя заключёнными ранее договорами с Россией обязательств.

В 1895 году в Санкт-Петербурге был подписан обновлённый Русско-японский договор о торговле и мореплавании. Им не предусматривалось изменение границ, установленных Сан-Петербургским договором 1875 года, но были признаны утратившими силу трактат 1855 года (Симодский), трактат 1858 года, конвенция 1867 года и все дополнительные соглашения и конвенции, «заключённые или существующие» между сторонами19. Договор получал «обязательную силу лишь через четыре года, по крайней мере, со дня его подписания». Срок его действия определялся в 12 лет с предоставлением права сторонам заявить о его расторжении не ранее чем по истечении 11 лет с момента его вступления в силу.

Япония нарушила условия договора и без объявления войны в ночь на 9 февраля 1904 года вероломно напала на российскую эскадру на внешнем рейде Порт-Артура, днём — на крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец» в корейском порту Чемульпо.

В последовавшей Русско-японской войне Российская империя потерпела поражение, после трагического Цусимского сражения была вынуждена пойти на мирные переговоры и принять многие условия японской стороны. Подписанием 23 августа (5 сентября по новому стилю) 1905 года Портсмутского мирного договора Россия признала Корею сферой влияния Японии, уступила ей «в вечное и полное владение» южную часть о. Сахалин и все прилегающие к нему острова южнее 50-й параллели, арендные права на Квантунский полуостров с городами Порт-Артур, Дальний и южную ветку Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД)20. В документе также констатировалось, что действие договора о торговле и мореплавании 1895 года между Россией и Японией «упразднено было войной».

В дальнейшем агрессивная экспансионистская политика Японии в регионе нарастала. Она аннексировала Корею в 1910 году, приняла участие в Первой мировой войне на стороне Антанты, совместно с державами Антанты в 1918—1922 гг. участвовала в интервенции на российском Дальнем Востоке и в Сибири.

Прерванные в результате войны и агрессии Японии дипломатические отношения нашей страны с островным соседом были восстановлены подписанной 20 января 1925 года Конвенцией об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией. Советский Союз согласился с тем, «что договор, заключённый в Портсмуте 5 сентября 1905 года, остаётся в полной силе»21. Вместе с тем уполномоченный СССР декларацией заявил, что его признание «никоим образом не означает, что Правительство Союза разделяет с бывшим царским правительством политическую ответственность за заключение названного договора»22.

Конвенция зафиксировала договорённость о том, что другие договоры, конвенции и соглашения между двумя странами, заключённые до 7 ноября 1917 года, «будут пересмотрены… могут быть изменены или отменены», а также готовность нашей страны, «принимая во внимание нужды Японии в отношении естественных богатств… предоставить японским подданным, компаниям и ассоциациям концессии на эксплуатацию минеральных, лесных и других естественных богатств на всей территории» СССР23.

Конвенция представляла собой беспрецедентно дружественный шаг СССР, предпринятый через несколько лет после окончания участия Японии в военной интервенции в России. Но Япония встала на путь сознательного и агрессивного нарушения достигнутых договорённостей: не соблюдала концессионные контракты, на Южном Сахалине и корейской границе возводилась укрепления. После вторжения японской армии в 1931 году в Маньчжурию СССР потерял возможность нормальной эксплуатации КВЖД и был вынужден в 1934 году уступить свои права на эту железную дорогу и долю своего имущества в пользу созданного японцами квазигосударства Маньчжоу-Го. В 1938 году войска Японии вторглись в СССР у оз. Хасан и потерпели поражение. Та же участь постигла японскую армию в 1939-м на р. Халхин-Гол.

После провала экспансии на север Япония развернула борьбу за колонии европейских держав и США в Юго-Восточной Азии. В сентябре 1940 года она оккупировала северную часть Французского Индокитая. В том же месяце подписала Пакт трёх держав (Берлинский пакт) о военно-политическом союзе с Германией и Италией. 7 декабря 1941 года нападением на военно-морскую базу США Пёрл-Харбор начала Тихоокеанские кампании 1941—1945 гг. В 1942 году оккупировала Филиппины, Таиланд, Индокитай, Бирму, Малайю, Индонезию24.

В преддверии нападения фашистской Германии на СССР, стремясь избежать войны на два фронта, Советский Союз в апреле 1941 года заключил с Японией Пакт о нейтралитете. Но в конце войны на Крымской (Ялтинской) конференции 11 февраля 1945 года СССР принял на себя обязательство вступить в войну с Японией через 2—3 месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе. Соглашение трёх великих держав по вопросам Дальнего Востока, подписанное И. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем, определяло условия участия Советского Союза в войне против Японии, сохранение статус-кво Монгольской Народной Республики, «восстановление принадлежащих России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 году», включая возвращение южной части Сахалина и прилегающих к ней островов, «передачу Советскому Союзу Курильских островов», восстановление аренды Порт-Артура как военно-морской базы СССР и совместную с Китаем эксплуатацию Китайско-Восточной и Южно-Маньчжурской железных дорог25.

В момент принятия Потсдамской декларации 26 июля 1945 года США, Великобританией и Китаем СССР не находился в состоянии войны с Японией, поэтому формально не участвовал в определении условий её капитуляции. Но интересы нашей страны в отношении утраченных ранее территорий учитывались и нашли отражение в положении декларации о том, что «японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем»26. Япония отвергла условия капитуляции и продолжила военные действия. США в качестве меры устрашения произвели атомные бомбардировки 6 августа — Хиросимы и 9 августа — Нагасаки.

СССР присоединился к Потсдамской декларации 8 августа 1945 года, в тот же день объявил Японии войну и на следующий день начал широкомасштабные наступательные операции в Северном Китае, Корее, на Сахалине и Курильских островах. С вступлением в войну Советского Союза Япония окончательно потеряла надежду на посредничество нашей страны в окончании войны и смягчении условий капитуляции. Правительство Японии 14 августа 1945 года заявило о принятии условий капитуляции, изложенных в Потсдамской декларации. Император Хирохито впервые обратился к своим подданным по радио 15 августа 1945 года и через два дня издал рескрипт «К солдатам и матросам», в котором назвал основную причину капитуляции: «Теперь, когда в войну против нас вступил и Советский Союз, продолжать сопротивление… означает поставить под угрозу саму основу существования нашей империи»27. Последовала капитуляция Квантунской армии. Последние очаги японского сопротивления в Корее и на Курильских островах были ликвидированы к концу августа.

Япония безоговорочно капитулировала 2 сентября 1945 года, взяв «обязательство, что правительство Японии и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации…»28.

Представитель СССР генерал-лейтенант К.Н. Деревянко подписывает Акт о капитуляции Японии. 2 сентября 1945 г.
Представитель СССР генерал-лейтенант К.Н. Деревянко подписывает Акт о капитуляции Японии.
2 сентября 1945 г.

Достигнутые в ходе Второй мировой войны договорённости великих держав, направленные на предотвращение войн и агрессии, нашли концентрированное отражение в Уставе ООН, вступившем в силу 24 октября 1945 года. И ныне он служит незыблемой международно-правовой основой суверенитета России над всеми Курильскими островами. Его статья 107 гласит: «Настоящий Устав ни в коей мере не лишает юридической силы действия, предпринятые или санкционированные в результате Второй мировой войны несущими ответственность за такие действия правительствами, в отношении любого государства, которое в течение Второй мировой войны было врагом любого из государств, подписавших настоящий Устав, а также не препятствует таким действиям»29. Статья 53 Устава ООН даёт право без полномочий от Совета Безопасности ООН предпринимать принудительные действия, предусмотренные «статьёй 107, против любого вражеского государства» или региональными соглашениями «против возобновления агрессивной политики со стороны любого такого государства»30. Таким образом, Устав ООН гарантирует не только суверенитет России над Курилами, но и право на его защиту.

Подписанием Сан-Францисского мирного договора 8 сентября 1951 года наш островной сосед подтвердил: «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года»31.

Права СССР на Курилы, Южный Сахалин и прилегающие острова после Второй мировой войны признавали все страны мира, включая Японию. Вместе с тем США и Великобритания, отвергнув предложенные нашей страной поправки, отказались недвусмысленно закрепить в Сан-Францисском договоре переход этих территорий под юрисдикцию СССР, как это было предусмотрено Ялтинской декларацией. На подписание этого договора не были приглашены Китай, Корея, Индонезия, Малайзия и ряд других стран, наиболее пострадавших от японской агрессии. В результате Советский Союз, Польша и Чехословакия отказались от подписания договора32, а союзники СССР по антигитлеровской коалиции в условиях начавшейся «холодной войны» положили начало отказу от своих обязательств по договорам военного времени и фактическому пересмотру итогов Второй мировой войны. Позиция советского руководства была выражена в заявлении представителя СССР на переговорах в Сан-Франциско А.А. Громыко: «Американо-английский проект является не договором мира, а договором подготовки новой войны на Дальнем Востоке»33.

Помимо явного антисоветского шага в отношении Курильских островов США этим договором исключили возможность превращения Японии в нейтральное миролюбивое государство, узаконив своё военное присутствие после формального прекращения оккупации страны. В статье 6 договора сразу же после заявления о выводе всех оккупационных войск с территории Японии не позднее чем через 90 дней после вступления договора в силу говорится: «Ничто в этом положении не должно, однако, воспрепятствовать размещению или сохранению иностранных вооружённых сил на японской территории в соответствии или вследствие каких-либо двусторонних или многосторонних соглашений…»34.

Японо-американский договор безопасности, предоставивший американцам право размещать военные базы на территории Японии, был заключён в день подписания Сан-Францисского мирного договора. Разыгрывая японскую карту, путём шантажа и угроз невозвращения Японии архипелага Рюкю США препятствовали заключению советско-японского мирного договора и налаживанию добрососедских отношений Японии и СССР. В качестве инструмента такой политики Японии был навязан вопрос «северных территорий», который культивировался американцами на протяжении послевоенного времени. Это позволяло США, «отводя японский национализм от себя, направить его против Советского Союза… С этой точки зрения было важно, чтобы территориальный спор оставался нерешённым»35.

Тем не менее Советский Союз, верный своим внешнеполитическим традициям, стремился к улучшению отношений с восточным соседом. Совместной Декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года стороны заявили о прекращении войны между ними и восстановлении дипломатических и консульских отношений. В качестве дружественного шага наша страна согласилась на передачу Японии островов Шикотан и Хабомаи «с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией»36.

Установление добрососедских взаимовыгодных отношений СССР и Японии противоречило стратегии США, превративших страну в мощный плацдарм своей антисоветской политики на Дальнем Востоке. В результате американского давления Япония отказалась от выполнения обязательств по декларации 1956 года. В качестве компенсации Японии за её уступчивость в вопросах антисоветской политики США согласились на пересмотр договора безопасности 1951 года. Новый договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией был подписан 19 января 1960 года. Соединённые Штаты отказались от права вмешиваться во внутренние дела Японии и обещали консультироваться с японскими властями по вопросам вооружения и дислокации своих войск на территории страны. США получили возможность размещать любое количество военных баз и военнослужащих на территории Японии, а также право завозить в неё и использовать «любые виды оружия». Япония взяла на себя обязательства защищать эту инфраструктуру в случае нападения извне37. «Уступки» маскировали фактическую капитуляцию правящей элиты Японии и закрепление её зависимого положения на бессрочной основе. Не случайно весь процесс переговоров, подписания и вступления в силу этого договора сопровождался массовым протестным движением, охватившим всю территорию Японии. О масштабах антиамериканских демонстраций говорит то, что визит президента США Д. Эйзенхауэра в Токио в июне 1960 года для участия в торжественной церемонии обмена ратификационными грамотами был отменён по соображениям безопасности после беспрецедентного заявления премьер-министра Н. Киси о «несвоевременности» его приезда. Церемония всё же состоялась 23 июня 1969 года без объявления времени и места её проведения.

СССР не мог оставить этот шаг Японии без ответа и дополнил декларацию 1956 года требованием вывода всех иностранных баз с территории Японии в качестве условия заключения с ней мирного договора. В памятной записке советского правительства правительству Японии от 27 января 1960 года отмечалось, что новый американо-японский договор имеет антисоветскую направленность, СССР в связи с изменившимися условиями считает невозможной передачу островов Шикотан и Хабомаи и не может «содействовать тому, чтобы передачей указанных островов Японии была бы расширена территория, используемая иностранными войсками»38.

В последовавшем обмене памятными записками правительств: Японии — от 5 февраля и 1 марта, СССР — от 24 февраля и 22 апреля 1960 года — стороны разъясняли свои позиции по территориальному вопросу в изменившейся обстановке. Япония заявила, что будет неотступно добиваться возвращения не только островов Хабомаи и Шикотан, но также и других якобы «исконных японских» территорий. Советский Союз подтвердил свою позицию: «Территориальный вопрос между СССР и Японией решён и закреплён соответствующими международными соглашениями, которые должны соблюдаться»39.

В начале 1970-х годов военно-политическая обстановка в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) существенно изменилась. Отношения СССР с Китаем были напряжёнными, попытки Советского Союза создать в регионе систему коллективной безопасности не получили поддержки. В то же время визит президента США Р. Никсона в Китай в 1972 году положил начало сотрудничеству двух стран и значительно усилил позиции США в АТР. Следуя в фарватере американской политики, Япония в сентябре того же года признала КНР и установила с ней дипломатические отношения, разорвав связи с Тайванем.

Сближение КНР с США и Японией вызывало у советского руководства опасения изоляции в регионе и подтолкнуло его к поиску возможностей сближения с Японией. Министр иностранных дел СССР А.А. Громыко в 1972 году встретился с японским руководством и заявил о возможности вернуться в переговорах о мирном договоре с Японией к положениям декларации 1956 года. Переговоры состоялись в октябре следующего года во время визита премьер министра К. Танака в Москву. Вопрос передачи двух островов Японии поднимался в тесной увязке с достижением успеха в заключении мирного договора, однако отражения в совместном заявлении от 10 октября 1973 года по итогам визита он не нашёл. Стороны ограничились заявлениями о намерениях продолжить переговоры, при этом японцы сочли итоговый документ своей дипломатической победой, т.к. в их трактовке упоминание в совместном заявлении «урегулирования нерешённых вопросов, оставшихся со времён Второй мировой войны»40 означало признание Советским Союзом наличия спорных территорий. Советская сторона не разделяла эту точку зрения.

Поиску взаимопонимания в 1970—1980-е годы служили встречи авторитетных советских учёных с влиятельными представителями правившей в Японии Либерально-демократической партии в рамках диалога Института мировой экономики и международных отношений Академии наук СССР (ИМЭМО) и японского Совета по вопросам безопасности (Ампокен). Как вспоминал советский и российский государственный деятель Е.М. Примаков, эти «встречи заложили основу продвижению в отношениях между странами»41. Конструктивную роль сыграло советское предложение отойти от крайностей в формулировании позиций и начать шаг за шагом взаимодействовать, особенно в экономической области. Позже Япония положительно восприняла предложенную советской стороной идею совместной хозяйственной деятельности на островах Южных Курил.

Перестройка в СССР и последовавший за ней распад Советского Союза дали новую надежду японским соседям на уступки нашей страны по территориальному вопросу. В апреле 1991 года состоялся первый в истории двусторонних отношений визит главы Советского государства М.С. Горбачёва в Японию. В совместном заявлении по его итогам говорилось, что стороны «провели обстоятельные и углублённые переговоры по всему комплексу вопросов, касающихся разработки и заключения мирного договора между Японией и СССР, включая проблему территориального размежевания, с учётом позиций сторон о принадлежности островов Хабомаи, острова Шикотан, острова Кунашир и острова Итуруп»42.

Тем самым СССР впервые официально признавал наличие территориального спора с Японией. В отличие от декларации 1956 года в заявлении появилась формулировка «территориальное размежевание», под которую подпали уже четыре острова. Это была явная победа японской дипломатии. СССР отошёл от своей принципиальной позиции отрицания территориального спора и невозможности пересмотра итогов Второй мировой войны.

К критической черте в судьбе Южных Курил и их жителей подвела Россию администрация президента Б.Н. Ельцина. В 1992 году в ходе подготовки визита Президента России в Японию глава МИД РФ А.В. Козырев разрабатывал варианты передачи ей некоторых из Курильских островов43. План сдачи Курил в два этапа был разработан в МИД РФ и «в марте 1992 года тайно предложен министром А. Козыревым японскому министру иностранных дел М. Ватанабэ»44. Токио было предложено ещё до подписания мирного договора «забрать» Шикотан и Хабомаи, затем продолжать переговоры о Кунашире и Итурупе45.

Только противодействие широких слоёв российской общественности и своевременные действия спецслужб помогли избежать ошибки безответственной политики Ельцина и возможных катастрофических последствий, превращения Охотского моря из фактически внутреннего российского в международное с потерей стратегических преимуществ для российского Тихоокеанского флота, потери огромных рыбных и других биоресурсов. По предложению Главного управления охраны РФ и рекомендации Совета безопасности РФ визит Президента России был отложен, так как японская сторона не смогла дать гарантии его безопасности46.

В дальнейшем Б.Н. Ельцин отказался от неприемлемой для большинства граждан России передачи Южно-Курильских островов. Работа по развитию двусторонних отношений и поиску решений по вопросу заключения мирного договора продолжалась. В российско-японских отношениях 1990-х годов была создана организационно-правовая база, которая и определила характер и направленность взаимодействия сторон в новом тысячелетии.

В 1994 году была создана Российско-японская межправительственная комиссия по торгово-экономическим вопросам. На неофициальной встрече в Красноярске в ноябре 1997 года лидеры двух стран «подошли к конкретному сроку решения японско-российской проблемы и заключение мирного договора обозначили к 2000 году»47. Было принято решение создать совместную русско-японскую комиссию по вопросам заключения мирного договора.

Принятая 13 ноября 1998 года Московская декларация «Об установлении созидательного партнёрства между Российской Федерацией и Японией» предписывала создать в рамках комиссии по вопросам заключения мирного договора подкомиссию по пограничному размежеванию. Кроме того, было решено создать «подкомиссию по совместной хозяйственной деятельности на указанных островах (Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи. — Прим. авт.), которая, действуя параллельно с подкомиссией по пограничному размежеванию, определила бы виды возможной совместной хозяйственной деятельности на островах, не наносящей ущерба юридическим позициям обеих сторон»48. Подчёркивалось, что цель этой деятельности — создание благоприятной обстановки для «продвижения переговоров по мирному договору и улучшению общей атмосферы российско-японских отношений». Была выражена решимость развивать двустороннее экономическое сотрудничество и ежегодно проводить заседания Российско-японской межправительственной комиссии по торгово-экономическим вопросам.

Встречи на высшем уровне стали традиционными и продолжались после 2000 года. Мирный договор не был подписан, но обсуждение возможности его заключения и констатации намерений сторон работать в этом направлении занимали важное место на переговорах. Так, Президент России В.В. Путин и премьер-министр Японии Ё. Мори по итогам встречи 4—5 сентября 2000 года в Токио подписали Совместное заявление по проблеме мирного договора и приняли Программу углубления сотрудничества в торгово-экономической области между Российской Федерацией и Японией. В Иркутске 25 марта 2001 года главы государств приняли Совместное российско-японское заявление о дальнейшем продолжении переговоров по проблеме мирного договора. В январе 2003 года в ходе официального визита премьер-министра Японии Д. Коидзуми в Россию был принят Российско-японский план действий. В нём отражены результаты развития сотрудничества и поставлены задачи по его углублению, включая продолжение «поиска взаимоприемлемого решения проблемы заключения мирного договора»49.

Стратегические задачи отношений России с Японией изложены в утверждённой в 2000 году Концепции внешней политики РФ. В ней отмечено, что «Российская Федерация выступает за устойчивое развитие отношений с Японией, за достижение подлинного добрососедства, отвечающего национальным интересам обеих стран»50. Направленность и дух российской политики отражены в последующих редакциях концепции. Россия стала рассматривать свою деятельность в АТР в более широком международном контексте. В частности, в редакции концепции, утверждённой Президентом РФ 30 ноября 2016 года, отмечается: «Россия заинтересована в активном участии в интеграционных процессах в Азиатско-Тихоокеанском регионе, использовании его возможностей при реализации программ социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока, в создании в регионе всеобъемлющей, открытой, транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества на коллективных началах»51. Эта редакция концепции также гласит: «Российская Федерация продолжит курс на выстраивание добрососедских связей и осуществление взаимовыгодного сотрудничества с Японией, в том числе в целях обеспечения стабильности и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе»52.

События 2014 года, связанные с государственным переворотом на Украине, и последовавшая антироссийская кампания Запада, нацеленная на политическую, экономическую и дипломатическую изоляцию нашей страны, были расценены в Японии как открывшаяся возможность решить свои территориальные проблемы. Надежды на это были связаны и с хорошими личными отношениями премьер-министра С. Абэ с Президентом РФ В.В. Путиным, которые сохранились несмотря на давление западных партнёров. Лидеры двух стран в ходе встреч выражали намерения решить проблему мирного договора на основе положений Совместной декларации 1956 года и разделяли подходы к решению этой проблемы — развитие всестороннего сотрудничества и создание атмосферы доверия и добрососедства.

В ходе визита главы Российского государства в Японию 15—16 декабря 2016 года стороны «достигли взаимопонимания относительно того, что важным шагом на пути к заключению мирного договора может стать начало консультаций о совместной хозяйственной деятельности России и Японии на южных Курильских островах»53. Также была достигнута договорённость о возобновлении работы созданного в 2013 году диалогового механизма в формате «два плюс два» — консультаций министров иностранных дел и обороны двух стран54.

Как и прежде, препятствием на пути реализации идей и планов совместной хозяйственной деятельности служат юридические вопросы. В соглашениях по рыболовству и другим видам деятельности в районе островов подчёркнут примат национального и международного права, а юрисдикция потенциальных хозяйствующих субъектов непосредственно на земле Южных Курил вызывает разногласия, преодоление которых требует согласованного решения о суверенитете над территориями.

На пленарном заседании Восточного экономического форума 12 сентября 2018 года во Владивостоке С. Абэ вновь призвал заключить мирный договор, предложив Президенту России ещё раз подтвердить «наши намерения перед многочисленными свидетелями»55. Но Япония не согласилась со встречным предложением В.В. Путина: «…давайте заключим мирный договор, — не сейчас, но до конца года — без всяких предварительных условий… А потом на основе этого мирного договора как друзья продолжим решать все спорные вопросы»56.

Курильские острова
Курильские острова

Главное препятствие на пути к мирному договору между двумя странами и как неотъемлемой его части признанию суверенитета России над Южными Курилами состоит в политической и военной зависимости Японии от США. Россия озабочена планами размещения американской системы глобальной ПРО на территории Японии, не исключает потенциального использования в этих целях Курильских островов в случае их передачи Японии и рассматривает элементы ПРО как часть американского стратегического ядерного потенциала, вынесенного на периферию.

Об этой озабоченности глава Российского государства заявил в ходе его большой пресс-конференции 20 декабря 2018 года: «Мы не понимаем уровня суверенитета Японии при принятии решений подобного рода… Что будет происходить после заключения мирного договора, мы не знаем. Но без ответа на этот вопрос нам очень трудно будет принимать какие-либо кардинальные решения»57.

Диалог на высшем уровне о российско-японском сотрудничестве продолжался в ходе встреч В.В. Путина и С. Абэ в 2019 году на январских и майских переговорах в Москве, июньских в Японии, в сентябре на Восточном экономическом форуме. В ходе его пленарного заседания Президент России вновь заявил, что несмотря на сложности, «на основе Декларации 1956 года… будем двигаться в направлении полноценного урегулирования всех наших отношений, будем стремиться к заключению мирного договора»58.

Достигнутый в последние годы небывало высокий уровень развития российско-японских отношений не снизил накал антироссийской пропаганды в Японии вокруг «северных территорий». По данным опроса, опубликованным на сайте правительства Японии в 2016 году, около 80 проц. японцев не питают тёплых чувств к России. Лишь 1,9 проц. респондентов заявили, что им близка наша страна, 15,5 проц. ответили, что «скорее близка, чем нет», а к США — оккупантам, подвергшим Японию атомным бомбардировкам, 84,4 проц. испытывают тёплые чувства и лишь 13,5 проц. противоположные59. Если в 1972 году только 5,9 проц. опрошенных японцев высказались за участие в «движении за возвращение северных территорий», 44,8 проц. заявили, что «вообще не интересуются данной проблемой»60, то в 2019 году в опросе, проведённом газетой «Асахи симбун», за «возвращение» российских островов Японии высказались 78 проц. Из них 38 проц. согласились бы с передачей Шикотана, Хабомаи и совместной хозяйственной деятельностью на Кунашире и Итурупе, 40 проц., настаивают на требовании «вернуть» все острова Южных Курил61. Немало японцев видят в этом лишь первый шаг, считая «северными территориями» все Курильские острова до Камчатки и Южный Сахалин.

По данным МИД РФ, Япония претендует на острова общей площадью свыше 9000 кв. км (территория всех Курил 15,6 тыс. кв. км)52 с их природными богатствами. В числе южно-курильских ресурсов — рыба и морепродукты, нефть и газ, руды с высоким содержанием золота, серебра, меди, цинка, железа, титана, ванадия, месторождения серы, агат, строительный камень и др. А ещё единственное в России месторождение рения — одного из редчайших и самых дорогих металлов, необходимого металлургии и медицине, авиа- и ракетостроению63.

Соответствующая сложившимся реалиям позиция нашей страны не раз разъяснена японской стороне и общественности. Подтверждая готовность работать на основе Декларации 1956 года, Россия настаивает на непреложности первого шага — признания Японией итогов Второй мировой войны в полном объёме, включая суверенитет РФ над всеми островами Южной Курильской гряды. Министр иностранных дел России С.В. Лавров на пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Японии Т. Коно в Москве 14 января 2019 года отметил, что «вопросы суверенитета над островами не обсуждаются. Это территория Российской Федерации»64.

Участники переговоров в формате «два плюс два» — глав внешнеполитических и оборонных ведомств двух стран (слева направо): министр обороны РФ генерал армии С.К. Шойгу, министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, глава МИД Японии Т. Коно и министр обороны Японии Т. Ивая. Токио, 30 мая 2019 г.
Участники переговоров в формате «два плюс два» — глав внешнеполитических и оборонных ведомств двух стран (слева направо): министр обороны РФ генерал армии С.К. Шойгу, министр иностранных дел РФ С.В. Лавров, глава МИД Японии Т. Коно и министр обороны Японии Т. Ивая. Токио, 30 мая 2019 г.

Таким образом, в последние годы существенного сближения позиций России и Японии по территориальному вопросу не произошло. Вместе с тем, учитывая уровень развития российско-японских отношений в различных областях в условиях отсутствия мирного договора, можно с уверенностью отметить, что данное обстоятельство не носит ярко выраженного антагонистического, конфронтационного характера. В вопросе о принадлежности Южных Курил для Японии наряду с экономическими и иными интересами на первый план выходят соображения национальной гордости и международного престижа, а для России — угрозы национальной безопасности и ущерб её экономическим интересам, которые породит передача островов. Это нанесёт ущерб и авторитету нашей стране в мире.

Несмотря на характер межгосударственных отношений в эпоху глобализации, которая, как полагают, приносит экономические, технологические и финансовые выгоды, у государств с тысячелетней историей остаются и иные приоритеты.

Российско-японский диалог об островах продолжается.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Трактат о торговле и границах между Россией и Японией (Симодский). 26 января / 7 февраля 1855 г. // Президентская библиотека: https://www.prlib.ru.

2 Цит. по: Таксами Ч.М., Косарев В.Д. Кто вы, айны?: очерк истории и культуры. М., 1990. С. 44.

3 Курильские острова: их открытие и присоединение к России (1711—1778 гг.). Интернет-ресурс: сайт МИД РФ: https//idd.mid.ru.

4 Исследования Сибири до Первой Камчатской экспедиции // Интернет-ресурс: https://big-archive.

5 Курильские острова: их открытие и присоединение к России.

6 Там же.

7 Большая северная экспедиция // Интернет-ресурс: https://baikal-info.ru.

8 Цит. по: Чугров С.В. Образ России в Японии и образ Японии в России: рабочая тетрадь 33/2016. М.: Российский совет по международным делам (РСМД). С. 12, 13. Интернет-ресурс: https://russiancouncil.ru.

9 Экспедиции И.М. Антипина и Д.Я. Шабалина на Курильские острова 1775—1779 гг. Южно-Курильск: Южно-Курильская центральная библиотека. 2018. С. 3—5. Интернет-ресурс: https://yklib.shl.muzkult.ru.

10 Зиланов В.К. и др. Русские Курилы: история и современность: сборник документов по истории формирования русско-японской и советско-японской границы. М., 1995. С. 26.

11 Курильские острова: их открытие и присоединение к России.

12 Невельской Геннадий Иванович. Интернет-ресурс: https://dic.academic.ru.

13 См.: Петропавловска оборона 1954 // Большая российская энциклопедия: электронная версия (БРЭ ЭВ).

14 Подробнее см.: Сёгунат // Там же.

15 Токугава, династия правителей Японии в 1603—1867 гг. Дала название периоду японской истории // Там же.

16 См.: Ансэйские договоры // Там же.

17 Трактат о торговле и границах между Россией и Японией (Симодский).

18 Петербургский договор 1875 года // Интернет-ресурс: https://w.histrf.ru.

19 Документы для сборника материалов по истории территориального размежевания между Россией и Японией // Интернет-ресурс: https://ru.emb-japan.go.jp.

20 Мирный договор между Россией и Японией. Портсмут, 23 августа / 5 сентября 1905 г. // Сборник договоров России с другими государствами. 1856—1917. М.: Госполитиздат, 1952. С. 337—342 // Интернет-ресурс: http://militera.lib.ru.

21 Конвенция об основных принципах взаимоотношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией. 20 января 1925 г. // Документы внешней политики СССР в 24 т. Т. 8. М.: Госполитиздат, 1963. С. 71.

22 Декларация. Пекин, 20 января 1925 г. // Там же. С. 77.

23 Конвенция об основных принципах взаимоотношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией. 20 января 1925 г. // Там же. С. 72, 73.

24 См.: Тихоокеанские кампании 1941—1945 // Советская историческая энциклопедия в 16 т. Т. 14. М.: Советская энциклопедия, 1973. Стб. 248—255.

25 Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны: документы и материалы в 3 т. М.: Госполитиздат, 1947. С. 111, 112.

26 Заявление глав правительств Соединённых Штатов, Соединённого Королевства и Китая (Потсдамская декларация). 26 июля 1945 г. // Система «Гарант»: https://base.garant.ru.

27 Кошкин А. Восстановить историческую справедливость // Военно-промышленный курьер. 2009. Интернет-ресурс: https://www.vpk-news.ru.

28 Акт о капитуляции Японии (Токийская бухта, 2 сентября 1945 г.) // Система «Гарант»: https://base.garant.ru.

29 Устав ООН // Веб-сайт ООН: https://www.un.org.

30 Там же.

31 История войны на Тихом океане в 5 т. Т. V. М.: Издательство иностранной литературы, 1958. С. 338, 339.

32 Сан-францисский мирный договор 1951 // БРЭ ЭВ.

33 Из выступления первого заместителя министра иностранных дел СССР А.А. Громыко на Конференции в Сан-Франциско 5 сентября 1951 г. // Интернет-ресурс: http://www.doc20vek.ru.

34 Сан-францисский мирный договор 1951 // БРЭ ЭВ.

35 Кошкин А.А. Проблему «северных территорий» создали американцы // Аргументы и факты. 2011. 2 февраля: https://aif.ru.

36 Совместная декларация Союза Советских Социалистических Республик и Японии. Москва. 19 октября 1956 // Президентская библиотека: https://www.prlib.ru.

37 История дипломатии в 5 т. Т. 5. М.: Политиздат, 1974. С. 327—331. Интернет-ресурс: http://virezkipress.ru.

38 Памятная записка Советского правительства от 27 января 1960 г. // Интернет-ресурс: http://doc20vek.ru.

39 Из Памятной записки Советского правительства правительству Японии от 22 апреля 1960 г. // Там же.

40 Из Совместного советско-японского заявления от 10 октября 1973 года. Интернет-ресурс: https://www.ru.emb-japan.go.jp.

41 Примаков Е.М. Встречи на перекрёстках. М.: Центрполиграф, 2018. С. 51.

42 Совместное советско-японское заявление от 18 апреля 1991 года // Правда. 1991. 20 апреля. Интернет-ресурс: http://doc20vek.ru.

43 См.: Птичкин С. Чекисты сканировали мысли Мадлен Олбрайт // Российская газета. 2006. 22 декабря. Интернет-ресурс: https://rg.ru; Черных Е. Как спецслужбы спасли Курилы для России // Комсомольская правда. 2015. 20 декабря. Интернет-ресурс: https://www.kp.ru.

44 Кошкин А.А. Курилы по следам Ельцина и Козырева: вовремя найденные «материалы» // ИА Regnum. 2018. 18 октября. Интернет-ресурс: https://regnum.ru.

45 Там же.

46 Птичкин С. Указ. соч.; Черных Е. Указ. соч.

47 Хасимото поймал на крючок ельца // Коммерсант. 1997. 4 ноября. Интернет-ресурс: www.kommersant.ru.

48 Московская декларация об установлении созидательного партнёрства между Японией и Российской Федерацией // Интернет-ресурс: https://www.ru.emb-japan.go.jp.

49 Российско-японский план действий. 10 января 2003 г. // Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru.

50 Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации 28 июня 2000 г. // Интернет-ресурс: http://docs.cntd.ru.

51 Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным 30 ноября 2016 г. // Сайт Совета безопасности РФ: http://www.scrf.gov.ru.

52 Там же.

53 Заявление для прессы по итогам российско-японских переговоров (по вопросам совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах). 16 декабря 2016 г. // Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru.

54 См.: Комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с российско-японскими переговорами министров иностранных дел и обороны в формате «два плюс два». 29 мая 2019 г. // Сайт МИД РФ: https//idd.mid.ru.

55 Пленарное заседание Восточного экономического форума. 12 сентября 2018 г. // Официальный сайт Президента РФ: http://www.kremlin.ru.

56 Там же.

57 Большая пресс-конференция Владимира Путина. 20 декабря 2018 г. // Там же.

58 Пленарное заседание Восточного экономического форума. 5 сентября 2019 г. // Там же.

59 Опрос: лишь 17% японцев испытывают симпатии к России // РИА Новости. 2016. 15 марта. Интернет-ресурс: https://ria.ru.

60 Санкэй симбун. 1972. 17 сентября, 25 октября. Цит. по: Кутаков Л.Н. Москва — Токио: очерки дипломатических отношений, 1956—1986. М.: Международные отношения, 1988. Интернет-ресурс: http://nippon-history.ru.

61 Спор вокруг Курил // ТАСС. 2019. 22 января: https://tass.ru.

62 Курильские острова: их открытие и присоединение к России.

63 Экономика южных Курильских островов // ИКСИ. 2016. 15 декабря. Интернет-ресурс: http://icss.ru.

64 Выступление и ответы на вопросы СМИ министра иностранных дел России С.В. Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Японии Т. Коно. 14 января 2019 г. // Сайт МИД РФ: http://www.mid.ru.