Правда и есть история

Аннотация. В рецензии анализируется книга А.А. Климова, А.В. Козлова «Красная звезда против трезубца. Боевые операции РККА и НКВД на Украине», в которой рассказывается о событиях на Западной Украине в 1939—1953 гг.

Summary. This review analyses the book by A.A. Klimov and  A.V. Kozlov «The red star against the trident. Combat operations of the Red Army and NKVD in Ukraine», which describes the events in Western Ukraine in 1939-1953.

Читать далее

Западный поход НКВД

ЗДАНОВИЧ Александр Александрович — заместитель председателя Всероссийской государственной телерадиокомпании, генерал-лейтенант запаса, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: ref_Zdan@vgtrk.com)

Западный поход НКВД

В условиях, когда в 1939 году достаточно отчётливо выявились агрессивные устремления нацистской Германии, правительства европейских стран предпринимали экстренные, а потому далеко не всегда до конца просчитанные меры по обеспечению безопасности и территориальной целостности своих государств, при этом зачастую не принимая во внимание интересы других субъектов международного права. Собственные интересы доминировали в ущерб возможной системе коллективного противостояния «коричневой чуме».

Советский Союз не являлся исключением. Стремление как можно дальше отодвинуть начало практически неминуемой войны подтолкнуло руководство страны к принятию настойчивых предложений с немецкой стороны о заключении договора о ненападении. 23 августа 1939 года в Москву прилетел германский министр иностранных дел И. Риббентроп. После переговоров с И.В. Сталиным и В.М. Молотовым в ночь на 24 августа состоялось подписание советско-германского пакта о ненападении, а также секретного дополнительного протокола к нему. Именно в этом документе определялись сферы интересов Москвы и Берлина в Восточной Европе. СССР проявил заинтересованность в Финляндии, Латвии, Литве, Эстонии, Бессарабии (Румыния) и части территории Польши к востоку от рек Нарев, Висла и Сан1. Отметим, что, в отличие от Германии, СССР ранее не выдвигал территориальных претензий к Польше, хотя практика распределения «сфер влияния» уже активно внедрялась в международную политику. Непосредственно же в секретном протоколе отсутствуют указания на переустройство западной и восточной границ Польши2.

Следует признать, что советские спецслужбы, а следовательно, и высшее руководство СССР к моменту заключения договора с Германией не располагали достоверной информацией об уже разработанном Берлином плане «Вайс» — подготовке нападения на Польшу3.

Во всяком случае в российских архивах, включая и фонды ЦА ФСБ России, никаких документов, свидетельствующих о заблаговременной подготовке сил и средств НКВД СССР к операциям в восточных районах Польши, не обнаружено. Поэтому можно утверждать, что после подписания с Германией договора о ненападении и секретного протокола к нему операция под условным названием «Освободительный поход» в ближайшее время не предполагалась. Косвенное подтверждение тому — отсутствие встреч И.В. Сталина в своём кремлёвском кабинете с руководством НКВД СССР в период с 23 по 31 августа 1939 года. Только 1 сентября, после начала Германо-польской войны, он провёл совещания с руководством военного и чекистского ведомств4.

Именно в этот день и был дан старт скрытой подготовке органов и войск госбезопасности к работе на территориях, отошедших к Польше после подписания с ней мирного договора 1921 года5. Работа в этом направлении усилилась после 3 сентября, когда Англия и Франция объявили войну Германии, но не предприняли никаких шагов по реальной помощи польскому народу.

Военная контрразведка в лице особых отделов НКВД СССР обеспечивала скрытность проводимых командованием РККА мер, в частности, реализации директивы наркома обороны от 6 сентября 1939 года о проведении мобилизации («Больших учебных сборов», БУС) в семи военных округах и решении о создании Белорусского и Украинского фронтов6.

8 сентября нарком внутренних дел Л. Берия подписал приказ о создании пяти оперативно-чекистских групп в Киевском и Белорусском Особых военных округах. Судя по всему, этот документ для чекистов не стал неожиданностью: работа по созданию оперативных групп уже велась. Они состояли из сотрудников наркоматов внутренних дел УССР, БССР и центрального аппарата НКВД. Руководить опергруппами поручалось заместителю наркома — начальнику ГУГБ НКВД СССР В.Н. Меркулову (в Киеве) и начальнику Особого отдела НКВД СССР В.М. Бочкову7.

Для выполнения специальных заданий каждой группе выделялось по 300 военнослужащих пограничных войск. Задачи опергруппам определялись директивой НКВД СССР № 20177 от 15 сентября 1939 года. В целях предупреждения утечки информации директиву получили на руки лишь В.Н. Меркулов, В.М. Бочков, И.А. Серов — нарком внутренних дел Украины и Л.Ф. Цанава — его коллега в Белоруссии. Насколько засекреченным был этот документ, говорит и то, что о его содержании даже первые секретари ЦК компартий Украины и Белоруссии и командующие фронтами8 узнали лишь от чекистов.

О чём же шла речь в директиве? Согласно её указаниям оперативные группы, продвигаясь вместе с передовыми частями Красной армии, должны были создавать в занятых местностях временные органы власти, а в значительных населённых пунктах — аппарат НКВД. Следовало немедленно занимать все учреждения связи (телеграф, телефонные станции, радиоузлы, почты), назначая для руководства ими надёжных лиц, а также государственные и частные банки, правительственные учреждения, типографии, редакции газет и во всём оказывать содействие политическим органам армии. Оперативным группам предписывалось также брать под свой контроль все архивы, обратив особое внимание на периферийные органы 2-го (разведывательного) отдела польского Генштаба (экспозитуры и разведпляцувки), архивы жандармерии, полиции и пограничные учреждения. Арестам подлежали наиболее реакционные представители административного аппарата, жандармы, полицейские, разведчики и контрразведчики и их агентура, руководители реакционных (с коммунистической точки зрения) политических организаций, эмигрантских структур националистической и белогвардейской направленности, в то же время предполагалось активно задействовать находившуюся на польской территории агентуру органов госбезопасности и разведаппаратов пограничных войск. При этом требовалось создать такую агентурно-осведомительную сеть, чтобы охватить «чекистским вниманием» как создаваемую управленческую структуру, так и контрреволюционные круги и нелегальные политические организации. К негласной работе рекомендовалось привлекать лиц, арестовывавшихся ранее польскими властями за революционную и иную антиправительственную деятельность. Нельзя было упускать из вида и тот факт, что на занятой советскими войсками территории могли действовать заранее созданные польской разведкой подпольные организации и группы для совершения диверсионных и террористических актов, саботажа и шпионажа. В директиве ставились также задачи по поддержанию общественного порядка в занятых областях9.

Рано утром 17 сентября 1939 года советские войска перешли государственную границу, практически не встречая сопротивления10. К 25 сентября они продвинулись на 250—350 км, выйдя на рубеж рек Западный Буг и Сан. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х — 1940-х годов. М.: МГИМО, 1997. С. 209.

2 Макарчук В. Государственно-территориальный статус западно-украинских земель в период Второй мировой войны. Историко-правовое исследование. М., 2010. С. 157.

3 Как теперь известно, Гитлер утвердил этот план ещё 11 апреля 1939 года, а начало боевых действий намечалось на 1 сентября (см.: Жерко С. Внешняя политика Германии накануне Второй мировой войны // Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков. М.: Аспект пресс, 2009. С. 128.

4 На приёме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И.В. Сталиным (1924—1953 гг.). М., 2008. С. 270, 271.

5 Имеется в виду мирный договор, подписанный в Риге 18 марта 1912 г. между РСФСР и УССР с одной стороны и Польшей — с другой, устанавливающий советско-польскую границу значительно восточнее так называемой линии Керзона.

6 Мельтюхов М. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу 1939—1941 гг. М.: Вече, 2002. С. 88.

7 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. док. М., 1995. Т. 1. Кн. 1. С. 73.

8 Белорусским фронтом командовал командарм 2 ранга М.П. Ковалёв, Украинским — командарм 1 ранга С.К. Тимошенко.

9 Радянськi органи державноi безпеки у 1939 — червнi 1941 р. Документи ГДА СБ Украiни. Киiв, 2009. С. 46—49. Директива НКВД СССР ранее была опубликована в сборнике документов «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Т. 1. Кн. 1. С. 79—81. Однако в указанной публикации упущен ряд важных пунктов.

10 15 сентября 1939 г. немецко-фашистские войска взяли Люблин и подошли к Бресту, 16 сентября замкнулось кольцо окружения вокруг основных сил польской армии, и польское правительство эмигрировало в Румынию. Тем не менее боевые действия в отдельных очагах сопротивления продолжались с немцами до начала октября.