СПАСЕНИЕ СЕРЖАНТА БАЙЕРЛИ: УРОКИ ПРОШЛОГО

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

БУДКО Анатолий Андреевич — начальник Военно-медицинского музея МО РФ, полковник медицинской службы запаса, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации

(191180, Санкт-Петербург, Лазаретный пер. д. 2)

ЖУРАВЛЁВ Дмитрий Алексеевич — старший научный сотрудник Военно-медицинского музея МО РФ, кандидат исторических наук

(191180, Санкт-Петербург, Лазаретный пер. д. 2)

Спасение сержанта Байерли: уроки прошлого

2 сентября 2010 года, в 65-ю годовщину окончания Второй мировой войны, в Военно-медицинском музее Санкт-Петербурга состоялось открытие выставки «Вместе мы сильны», посвящённой борьбе стран антигитлеровской коалиции против общего врага. В церемонии открытия выставки принимали участие представители правительства Санкт-Петербурга, дипломатического корпуса, культурных учреждений города, ветеранских организаций. Особый статус данного мероприятия был определён участием в торжествах чрезвычайного и полномочного посла Соединённых Штатов Америки в России Джона Байерли. Он высоко оценил работу сотрудников музея, выразил свою признательность за сохранение памяти о тех, кто приближал Победу в мае—сентябре 1945 года вне зависимости от национальной принадлежности. Во время осмотра выставки посол остановился перед одной из витрин, с интересом рассматривая представленные в ней экспонаты. Его внимание привлёк небольшой документ и многим даже показалось, что Джон Байерли склонил колено перед витриной, в которой демонстрировались документы, рассказывающие о пребывании его отца сержанта Джозефа Байерли в советском военном госпитале.

6 июня 1944 года началась операция «Оверлорд», в ходе которой союзники высадились на территории Франции, тем самым открыв в Западной Европе так долго ожидаемый Второй фронт. Среди первых американцев, ступивших на землю Франции, был и 20-летний сержант 506-го парашютно-пехотного полка 101-й десантной дивизии «Кричащие орлы» Джозеф Байерли. За спиной остались месяцы подготовки в Великобритании, где Джозеф изучал взрывное дело и осваивал рацию. В день начала операции самолёт, на котором находилась десантная группа Байерли, подвергся обстрелу, в результате чего высадка произошла неудачно. После приземления Байерли потерял связь со своим подразделением, однако решил в одиночку выполнять поставленную перед ним задачу. Ему удалось взорвать электрическую подстанцию, ряд других объектов1. Но всё же один в поле не воин. Немцы искали диверсанта и вскоре захватили сержанта в плен. Для Джозефа Байерли начались тяжёлые дни лишений. Он прошёл через семь немецких тюрем и лагерей, но не оставлял надежды на спасение. Два раза бежал, его ловили, отправляли в новый лагерь. Последним из них стал концентрационный лагерь для военнопленных Альт-Древиц в Польше. Именно отсюда в январе 1945 года американский сержант совершает третий, на этот раз удачный побег. Через две недели скитаний ему удалось выйти в расположение одной из частей Красной армии — танковой бригады. На английском и ломаном польском он представился советским офицерам как «американский товарищ». Советские танкисты тепло приняли измученного и измождённого «брата по оружию», накормили «кашкой». Это слово затем на протяжении многих лет Джозеф Байерли вспоминал неоднократно, рассказывая о своём пребывании среди советских друзей. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Тейлор Т. Американский солдат в советском танке: Война Джозефа Байерли в войсках США и СССР. М.: Общество сохранения литературного наследия, 2010. С. 88—90.

«Барбаросса» или «Тайфун»?

ПРОТИВ ЛЖИ И ФАЛЬСИФИКАЦИЙ

ЗУБАЧЕВСКИЙ Виктор Александрович — профессор кафедры всеобщей истории Омского государственного педагогического университета, доктор исторических наук
(644099, г. Омск, ул. Набережная Тухачевского, д. 14)

«БАРБАРОССА» ИЛИ «ТАЙФУН»?

Фальсификация тех или иных аспектов Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. — факт далеко не новый, и наш журнал не раз касался этой проблемы. Но если раньше эту тему муссировали в основном средства массовой информации, то ныне она с завидной лёгкостью перекочевала и в сферу школьного образования, отравляя юные умы и души искажёнными фактами российской истории. Дело зашло так далеко, что потребовался даже указ Президента РФ о создании специальной комиссии, призванной выработать меры противодействия фальсификации отечественных исторических фактов и событий.
Озабоченность недостатками в школьном образовании Российской Федерации сегодня высказывают во всех слоях общества. Особое возмущение вызывают факты принижения победы советского народа в Великой Отечественной войне, имеющие место в ряде учебников по истории.
Так, 27 января 2009 года в Петербурге во время заседания оргкомитета «Победа» президент Академии военных наук РФ генерал армии М.А. Гареев передал Президенту Д.А. Медведеву тесты единого государственного экзамена (ЕГЭ) по истории. Президент РФ на всю страну озвучил один из вопросов и варианты ответа на него: «Что является следствием коренного перелома в ходе войны: 1. Выход Японии из войны; 2. Переход стратегической инициативы к Красной армии; 3. Распад антигитлеровской коалиции; 4. Расстрел всех немецких солдат, находящихся в советском плену». Д.А. Медведев назвал этот тест чудовищным и провокационным1. Действительно, в тестах ЕГЭ по истории войны немало вопросов с элементами провокации. В одном из тестов пишут, что А. Гитлер решил напасть на СССР 29 июля 1940 года и предлагают выбрать название плана нападения: «1. “Тайфун”; 2. “Цитадель”; 3. “Натиск на Восток”; 4. “Барбаросса”». Очевидно, правильным, по версии авторов, ответом будет четвёртый — «Барбаросса», однако он ошибочен: 29 июля 1940 года такого плана ещё не было2. Тем не менее «среднестатистический» школьник, скорее всего, выберет ответ «Барбаросса», а самостоятельно мыслящий и знающий историю ученик будет поставлен в тупик некорректной формулировкой задания и отсутствием однозначного соответствия вопроса и ответа. Если он выберет правильный ответ, то есть отвергнет все названия, то получит автоматически «неудовлетворительно» через проверяющий тесты ЕГЭ компьютер.
Школьное образование — предмет повышенного общественного интереса. Известный французский историк и писатель М. Ферро отметил, что «история в том виде, как её рассказывают детям, да и взрослым, позволяет одновременно узнать и то, что общество думает о себе, и то, как изменяется его положение с течением времени»3. Историческая память россиян в 1990-е годы пережила процесс переосмысления советской истории, проходивший под знаком её дегероизации. При этом отношение к патриотизму и ветеранам Великой Отечественной войны менялось не в лучшую сторону. Важным показателем той ситуации стали школьные учебники по истории: им не хватает гражданско-патриотического звучания, история России оценивается преимущественно с объективно-нейтралистских позиций. Для многих из них характерны прозападная идеологизация и политизация4. Удивительно, но факт: в 2003 году в стране существовали 17 учебников по новейшей истории России! При этом Великая Отечественная война в ряде из них подавалась в основном через наши поражения. Что же касается успехов Красной армии, героизма советских людей на фронте и в тылу, то эти данные практически отсутствовали. Искажались факты об источниках нашей Победы, итогах и уроках войны. Нечего и говорить, что, начитавшись подобных откровений, российские учащиеся, как и их сверстники в США и Англии, будут думать, что решающую роль в победе над Германией сыграли эти государства, а никак не Советский Союз5.
В связи со сложившейся ситуацией в 2005 году была радикально обновлена система экспертизы учебников, которая теперь проводится не физическими лицами, а Российской академией наук и Российской академией образования6. В 2005—2008 гг. на экспертизу поступили 144 учебника по истории, из которых 36 получили отрицательные заключения, а многие направили на доработку7.
К сожалению, негативное влияние на преподавание истории в школах оказывает и часть отечественных профессиональных историков, публицистов и журналистов. В исторической науке остался, например, ревизионистский подход к проблеме советско-германских отношений в 1920-х годах, издаются книги и статьи о якобы существовавшем военно-политическом альянсе Москвы и Берлина. Так, составители сборника документов с хлёстким названием «Фашистский меч ковался в СССР» хотели показать содействие Москвы Берлину в наращивании вооружённых сил, однако никаких документов, подтверждающих этот факт, привести не смогли8. Авторы подобных работ забывают, что военно-политическое сотрудничество Германии и СССР в этот период основывалось на отдельных соглашениях и не являлось альянсом. В 1920—1930-х годах помимо бессрочного Рапалльского договора действовал также подписанный 24 апреля 1926 года Берлинский договор между Германией и СССР «О ненападении и нейтралитете» (формально — до 22 июня 1941 г.). Таким образом, сочетание рапалльской и локарнской линий в политике Веймарской республики9 помогало ей готовить «мирную ревизию» Версальской системы, но в то время это было выгодно и Советскому Союзу.
Часть современных российских и зарубежных историков по-прежнему используют и интерпретируют источники, являющиеся прямыми фальшивками. В частности, это относится к так называемой речи И.В. Сталина на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 19 августа 1939 года, которой некоторые историки и публицисты пытаются придать статус решающего доказательства в пользу тезиса о виновности СССР в развязывании Второй мировой войны. Текст «речи Сталина» французское информационное агентство Гавас распространило 28 ноября 1939 года: её главная тема — сделать всё, чтобы война между Германией и англо-французским блоком стала неизбежной и затянулась подольше. В этом тексте много нелепостей, стиль «речи» вообще не был характерен для вождя10. В связи с этим надо сказать, что даже в период «холодной войны» на Западе не публиковали «речь Сталина» в сборниках документов о советской внешней политике, нет её и в изданном в Гарвардском университете собрании сочинений И.В. Сталина. Но с середины 1990-х годов наблюдается всплеск интереса к «речи Сталина», и это не случайно. На Западе начался пересмотр общей концепции истории Второй мировой войны, в основе которой лежит утверждение об экспансионизме советской внешней политики и её ответственности за возникновение мировой войны. Сегодня доказано, что «речи Сталина» 19 августа не было вообще: её сфабриковали, вероятно, лица, связанные с секретными службами Франции, но, что удивительно, эту фальшивку до сих пор продолжают использовать некоторые российские историки11.
Ещё пример: внедрение в общественное сознание мифа о сотрудничестве НКВД и гестапо перед войной. С этой целью осуществляется публикация фальшивок, подаваемых как «совершенно секретные» документы, выуженные якобы из недров архивов. Ряд польских и российских историков договорились до того, что гестапо будто бы отказалось принять из советских лагерей польских военнопленных, что ускорило их ликвидацию НКВД в 1940 году. На самом же деле шли переговоры об эвакуации немцев из СССР в Германию и желающих украинцев, белорусов и русских — из оккупированной нацистами Польши в СССР. Поскольку эвакуацией беженцев и переселенцами занимались НКВД и находившаяся в ведении СС специальная служба по репатриации (не гестапо!), то они и вели переговоры по этому вопросу12.
Особенную опасность для молодых умов представляют иногда средства массовой информации. В советские времена телевидение помогало школе, дополняло знания, хотя и с ортодоксальных позиций. Сегодня, как отметил заместитель министра образования и науки РФ И.И. Калина, усилия учителя истории на уроке нередко сводятся к нулю популярным человеком с экрана телевизора13. В ходе дискуссий по истории на ТВ и презентаций претендующих на объективность полудокументальных фильмов журналисты, публицисты и ангажированные историки допускают не только искажения, но и фальсификацию истории своей Родины. Чего же тогда удивляться, что чуть ли не наивысший рейтинг посещаемости молодёжью имеет портал Интернета, рассказывающий об униформе, наградах, вооружении вермахта и войск СС14.
Помимо доморощенных «переписчиков» истории наблюдается мощная волна фальсификаций в бывших советских республиках — независимых странах, создающих собственные национальные истории и школьные учебники. Например, в украинских учебниках истории термин «Великая Отечественная война» применяется не всеми авторами. Так, С.В. Кульчицкий и Ю.И. Шаповал называют её «советско-германской» и утверждают, что Вторую мировую войну развязали СССР и Германия после подписания «пакта Молотова — Риббентропа». Авторы считают, что Вторая мировая война для Украины началась 17 сентября 1939 года (вступление Красной армии на территорию Польши) и закончилась освобождением от немецких оккупантов 28 октября 1944 года15.
В Молдове историки прорумынской ориентации также не применяют термин «Великая Отечественная война». Параграф учебника носит название «Германо-советская война». Авторы пишут: «В свою очередь, руководство СССР готовило “освободительную” войну Европы от фашизма. Начав операцию “Барбаросса”, Гитлер опередил наступление советских войск на Запад»16.
В латвийских учебниках утверждается, что Вторую мировую войну «развязали» Гитлер и Сталин, также связывая её с пактом «Молотова — Риббентропа». О советско-германском пакте о ненападении как первоисточнике «советской оккупации» Латвии пишут все латвийские учебники истории. Подчёркивается, что, несмотря на взаимную идеологическую ненависть, Гитлер и Сталин «единодушно договорились об уничтожении новых государств, появившихся после краха старых империй». Летом 1941 года, утверждают учебники, латыши встретили немцев как «освободителей», так как было «всё равно, кто прогнал бы ненавистную советскую оккупационную власть из Латвии». Но Гитлер был столь же тоталитарным вождём, как и Сталин, поэтому «уже в начале оккупации латыши утратили всякую надежду на восстановление независимости государства». Сообщается, что именно советские репрессии «виноваты» в том, что в Латвии не возникло движение Сопротивления немецким оккупантам: «в тылу у немцев сражались только отряды, специально сформированные в Советском Союзе»17.
Авторы эстонского учебника А. Адамсон, Ю. Ант и др. утверждают, что большинство современных историков пришли к выводу — Вторую мировую войну спровоцировал СССР, чтобы разжечь мировую революцию. Война была результатом сговора Гитлера и Сталина, а западные страны старались её избежать. Показательна в этом отношении карта мира, приводимая в учебнике Адамсона и его соавторов: страны фашистского блока изображены одним цветом, государства антигитлеровской коалиции — другим, Советский Союз — третьим18.
Сейчас идея «оккупации» в странах Балтии канонизирована, на её основе построена вся правовая система, воспитано не одно поколение молодёжи. Подлинные обстоятельства и процедура вхождения этих стран в состав Советского Союза уже никого не интересуют. В то же время преподавание истории в странах Балтии подвергается критике зарубежных антифашистских организаций и даже рядом правительств на официальном уровне. Так, один из руководителей МИДа Израиля, П. Авиви констатировал: «У нас есть постоянная проблема с этими [прибалтийскими] странами, которые пытаются переписать историю, потому что для них Сталин хуже Гитлера. В данном случае у нас с Россией общий интерес — не позволить им это сделать!». Президент Израиля Ш. Перес публично осудил попытки провести знак равенства между Сталиным и Гитлером: «Русские за эту войну заплатили ужасную цену, и, может быть, в таких обстоятельствах жестокость Сталина была необходима… Не нужно забывать тех вещей, которые имели место только в Германии. В России были концлагеря, однако газовых камер не было». Это заявление вызвало скандал между Израилем и Литвой, откуда родом Ш. Перес19.
Так что представляется логичным и правильным не забывать, что Вторая мировая и Великая Отечественная войны явились общей трагедией для народов Европы и Азии, а Победа была и остаётся их общим достоянием. И это должно стать аксиомой для школьного образования и общественного сознания в целом.

___________________
ПРИМЕЧАНИЯ

1 Цит. по: Вяземский Е.Е., Хавкин Б.Л. ЕГЭ по истории: опыт и проблемы // Новая и новейшая история. 2010. № 1. С. 148, 149.
2 Разработка плана «Б» началась по распоряжению А. Гитлера 21 июля 1940 г., окончательный вариант изложен в директиве верховного главнокомандования вооружёнными силами № 21 от 18 декабря 1940 г. и «Директиве по стратегическому сосредоточению и развёртыванию войск» главного командования сухопутных войск от 31 января 1941 г.
3 Цит. по: Данилов А.А. и др. Освещение общей истории России и народов постсоветских стран в школьных учебниках истории новых независимых государств. М., 2009. С. 22.
4 Этим особенно отличались учебники А.А. Кредера, издававшиеся при помощи фонда Дж. Сороса огромными тиражами. В них, например, не было ни слова о маршале Г.К. Жукове, когда речь шла о подписании акта о капитуляции Германии.
5 Более того, часть молодёжи на Западе считает, что СССР воевал на стороне нацистской Германии.
6 Стенограмма заседаний Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России // 65 лет Великой Победы: В 6 т. Т. 6. За честную историю. М., 2010. С. 21.
7 Наиболее объективно, по нашему мнению, предыстория Великой Отечественной войны рассматривается в учебниках А.А. Данилова и О.С. Сороко-Цюпы. См.: Данилов А.А. История России, XX — начало XXI века: учеб. для 9 кл. общеобразоват. учреждений. М., 2008; Сороко-Цюпа О.С., Сороко-Цюпа А.О. Всеобщая история: новейшая история: учеб. для 9 кл. общеобразоват. учреждений. М., 2008.
8 Дьяков Ю., Бушуева Т. Фашистский меч ковался в СССР. Красная Армия и рейхсвер. Тайное сотрудничество. 1922—1933. Неизвестные документы. М., 1992.
9 Веймарская республика — общепринятое наименование буржуазно-демократической республики, существовавшей в Германии со времени принятия Веймарской конституции 1919 г. до установления в 1933 г. фашистской диктатуры.
10 Впрочем, не было тайной, что 7 сентября 1939 г. в ходе встречи с генеральным секретарём Исполкома Коминтерна Г. Димитровым и секретарём Исполкома Д.З. Мануильским И.В. Сталин заявил: «Мы не прочь, чтобы они подрались хорошенько и ослабили друг друга». См.: Из дневника Г. Димитрова об указаниях И.В. Сталина по вопросу о характере начавшейся мировой войны и задачах компартий // Политбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) и Коминтерн: 1919—1943 гг. Документы. М., 2004. С. 779.
11 См. подробнее: Случ С.З. Речь Сталина, которой не было // Отечественная история. 2004. № 1. С. 113—139.
12 «Краковский протокол» 1940 г. Было ли «антипольское соглашение» между НКВД и гестапо? Из германских архивов // Новая и новейшая история. 1995. № 5. С. 104—112.
13 См.: Противодействие попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России // 65 лет Великой Победы. Т. 6. С. 74.
14 Там же. С. 27.
15 Данилов А.А. и др. Освещение общей истории России… С. 156.
16 Цит. по: там же. С. 160, 161.
17 Там же. С. 161—163, 165.
18 Там же. С. 168.
19 Цит. по: Противодействие попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России… С. 75.

Репатриационная политика Швейцарии в отношении «русских беженцев» в 1945 году

ТРАГЕДИЯ ПЛЕНА

Галас Марина Леонидовна — профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Всероссийской государственной налоговой академии Министерства финансов России, кандидат исторических наук, доцент (Москва. E-mail: MLGalas@mail.ru)

Репатриационная политика Швейцарии в отношении «русских беженцев» в 1945 году

Репатриационная политика Швейцарии в середине 1940-х годов в отношении «русских беженцев», как там называли граждан СССР, интернированных и бежавших из гитлеровского плена, была неоднозначной. Очевидно, на их содержании, определении статуса и решении проблем репатриации сказывались внешнеполитические планы швейцарского государственного аппарата.

Дипломатические отношения между Советским Союзом и Швейцарией с 1918 года были разорваны1. К концу войны Швейцария фактически находилась во внешнеполитической изоляции. Она, объявив 25 июня 1940 года политический курс на адаптацию к «новому порядку в Европе», во время войны поставляла гитлеровской Германии стратегическое сырьё, оборудование, оружие, боеприпасы, электроэнергию, по железным дорогам страны перевозились немецкие и итальянские военные грузы. Когда же перевес антигитлеровской коалиции в войне стал очевиден, Швейцария оказалась перед необходимостью налаживать отношения и с Западом, и с СССР. В феврале 1945 года она прекратила поставки фашистской Германии, транзит военных грузов, заморозила германские активы в швейцарских банках.

1 мая 1945 года Федеральный совет (правительство) Швейцарии обратился к Администрации помощи и восстановления Объединённых Наций2 (UNRRA) с настоятельной просьбой «забрать русских беженцев». 17 мая UNRRA сообщила о невозможности выполнить эту просьбу. Швейцарская миссия в Париже начала переговоры с союзным командованием об условиях репатриации.

24 мая военный атташе швейцарской миссии в Лондоне информировал советского военного атташе о том, что Швейцария предлагает скорейшую репатриацию «русских интернированных». После восстановления транспортного сообщения с Чехословакией Швейцария предложила обсудить с ней вопрос о репатриации польских и «русских» беженцев, желавших вернуться на родину. Чехословакия не ответила на данную инициативу.

30 мая Федеральный совет обратился к военному атташе США в Берне с просьбой сообщить союзному командованию о желании Швейцарии «как можно скорее» репатриировать поляков и советских граждан, находившихся в ней.

Пока Швейцария искала способы скорейшего избавления от интернированных, в ней произошёл инцидент с советскими гражданами. 173 военнослужащих Красной армии направили ультимативное письмо коменданту лагеря интернированных № 4 Берна. Из него следовало, что накануне освобождения Франции союзниками советские военнопленные были переданы швейцарской пограничной службе в статусе интернированных. Представители государственной власти Швейцарии заверили их, что после карантина и согласования репатриационных вопросов с советскими представителями во Франции они будут отправлены на Родину, но после карантина советских военнослужащих направили в рабочие команды и содержали «под стражей швейцарских солдат». Интернированные рассматривали это положение как очередной плен, нарушение международного права и в ультимативной форме требовали отправки во Францию.

Позже один из подписавшихся под ультиматумом — капитан А.И. Орлов сообщил подробности тех событий помощнику уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации граждан СССР генерал-майору А.И. Вихореву рапортом от 3 августа 1945 года. Схожие почерк и стиль ультимативного письма и рапорта позволяли предположить, что оба документа написаны одним человеком, который, возможно, был одним из организаторов протеста.

Орлов сообщил, что бежал из фашистского плена вместе с группой военнопленных, работавших на военном заводе в городе Дорнберн (Dornbirn, Австрия) вблизи границы Швейцарии. Они были схвачены немцами и переданы в качестве интернированных Швейцарии. К слову, при этом офицер упомянул, что, по слухам, во время войны швейцарские власти выдавали гестапо бежавших из плена граждан СССР и снабжали промышленным газом военный завод в Дорнберне.

В рапорте шла речь о массовой голодовке протеста, которую 23 мая 1945 года начали 170 интернированных. Затем к ним присоединились ещё 230 человек. Они требовали встречи с послом Франции. Орлов за призывы к протесту был арестован комендантом. Для усмирения четырёхсот протестовавших были вызваны швейцарские военнослужащие. Они, по свидетельству капитана, «наставили стволы винтовок на толпу и стали щелкать затворами», но стрелять не решились.

24 мая 1945 года Орлов вместе с одним из интернированных был доставлен на встречу с послом Франции. Тот обещал направить телеграмму советскому правительству с изложением просьбы интернированных «отправить их на Родину через австрийскую территорию — через зону французских оккупационных войск». Примерно через две недели французский посол лично сообщил интернированным о получении этой телеграммы Правительством СССР3.

16 июня Советский Союз в публикациях органа Верховного Совета СССР газеты «Известия» и центральной военной газеты «Красная звезда» обвинил Швейцарию в истязаниях, расстрелах и бесчеловечных условиях содержания 9000 интернированных советских граждан. Московское радио сообщило о том, что в качестве ответной меры Правительство СССР решило прекратить репатриацию швейцарцев из районов, занятых Красной армией, до получения официальной информации об условиях содержания советских граждан в Швейцарии и мерах государственной власти по их репатриации.

Реакция на эти публикации и радиосообщение прозвучала 20 июня в докладе члена Федерального совета (правительства) Швейцарии, главы политического департамента (внешнеполитического ведомства) М. Петипьера одной из палат парламента — Национальному совету. Информацию, опубликованную в «Известиях», он оценил как «неточную».

Объявив о новом политическом курсе — «расширении дипломатической деятельности», Петипьер заметил, что его страна «не намерена отклоняться от обсуждения международного плана». По его словам, в первые годы войны интернированных было немного, а весной 1945 года «тысячи солдат Красной армии просили у нас пристанища, мы его им предоставили, не будучи связанными никаким обязательством». Он подтвердил факт содержания в нескольких лагерях более 9000 интернированных граждан СССР и заявил, что Швейцария соблюдает права и демократические свободы интернированных, в том числе свободу политических убеждений.

Красноармейцы и сержанты содержались в бараках военного типа под администрированием офицеров Швейцарии и самоуправлением офицеров-соотечественников. Советские офицеры были объединены в специальном лагере в Нёввиле (фр. La Neuveville), устроенном по типу отеля. Лагеря инспектировали швейцарские власти, в том числе члены парламента, представители Красного Креста, врачи. Миссия Великобритании в Берне с разрешения органов исполнительной власти Швейцарии в 1942 году направляла в эти лагеря своих представителей. Инспектировавшие сочли состояние советских интернированных удовлетворительным, а обращение с ними человечным. По утверждению Петипьера, просьбы и заявления интернированных советских граждан рассматривались и решались «на месте». <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российско-швейцарские отношения // Сайт посольства РФ в Швейцарии. http://www.switzerland.mid.ru/ru/bilaterial_ch.html.

2 Администрация помощи и восстановления Объединённых Наций (United Nations Relief and Rehabilitation Administration; UNRRA; ЮНРРА) — международная организация, созданная в ходе Второй мировой войны государствами — участниками антигитлеровской коалиции с целью помощи населению стран, освобождённых от немецко-фашистской и японской оккупации. Договор о создании ЮНРРА подписан 9 ноября 1943 г. в Вашингтоне представителями 44 государств. В начале 1947 г. ЮНРРА была ликвидирована.

3 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 9526. Оп. 1. Д. 161. Л. 11—13, 15.