Управление инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий фронтовой авиации в наступательных операциях 1944—1945 гг.

ВЕКШИН Александр Анатольевич — заместитель начальника Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил (Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е.Жуковского и Ю.А. Гагарина) по воспитательной работе, полковник

Управление инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий фронтовой авиации в наступательных операциях 19441945 гг.

Управление инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий авиации в ходе наступательных операций Красной армии на заключительном этапе Великой Отечественной войны имело некоторые особенности и характерные черты по сравнению с подготовительным периодом наступательных операций фронта. Организация и осуществление аэродромного маневра в ходе фронтовых наступательных операций происходили в условиях быстро менявшейся обстановки, дефицита времени и недостатка информации при активном противодействии противника и характеризовались большим объемом выполнявшихся мероприятий. Эффективное управление инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий фронтовой авиации в ходе наступательной операции не потеряло своей актуальности и в современных условиях.

Сложность и быстрота изменения обстановки в наступательных операциях третьего периода Великой Отечественной войны (январь 1944 — май 1945 г.), а также недостаточная теоретическая проработка вопросов инженерно-аэродромного обеспечения боевых действий фронтовой авиации и, как следствие, отсутствие единого регламентирующего документа по его организации и осуществлению привели к большому разнообразию форм и методов управления инженерно-аэродромным обеспечением фронтовой авиации в ходе наступления.

Подтверждением этого служит положение, сложившееся в ходе Белорусской стратегической наступательной операции1, когда в четырёх воздушных армиях (1, 3, 4 и 16-й ВА), принимавших в ней участие, были созданы три различные структуры управления инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий авиачастей и соединений:

— начальник отдела аэродромного строительства 16 ВА (командующий — генерал-полковник авиации С.И. Руденко2) 1-го Белорусского фронта осуществлял руководство изысканием и строительством аэродромов через две оперативные группы отдела аэродромного строительства воздушной армии3, которым напрямую были подчинены отдельные инженерно-аэродромные батальоны (оиаб) и изыскательские партии, вопреки директиве начальника тыла ВВС Красной армии № 8496666с от 20/23 января 1944 года, запрещавшей передачу оиаб из районов авиационного базирования (РАБ);

— начальник отдела аэродромного строительства 3 ВА (командующий — генерал-полковник авиации Н.Ф. Папивин4) 1-го Прибалтийского фронта руководил изыскательскими партиями и оиаб непосредственно через аппарат своего отдела;

— в 1 ВА 3-го Белорусского фронта (командующий — генерал-полковник авиации Т.Т.Хрюкин5) и 4 ВА 2-го Белорусского фронта (командующий — генерал-полковник авиации К.А.Вершинин6) на первом этапе операции были созданы оперативные группы при отделах аэродромного строительства воздушных армий и при отделах аэродромного строительства каждого района авиационного базирования.

При этом, как следует из отчёта отдела аэродромного строительства 4-й воздушной армии, в ходе операции выявились трудности оперативного руководства изыскательскими группами районов авиационного базирования через отделы аэродромного строительства РАБ, вследствие чего эти группы были непосредственно подчинены оперативной группе отдела аэродромного строительства воздушной армии. В отличие от первых этапов наступления задания на направление изысканий, а также на строительство аэродромов давались оиаб непосредственно от оперативной группы отдела аэродромного строительства воздушной армии, минуя оперативную группу отдела аэродромного строительства района авиационного базирования.

Этот частный пример характерен для всего третьего периода Великой Отечественной войны, когда шёл сложный процесс создания оптимальной структуры управления инженерно-аэродромным обеспечением в ходе фронтовых наступательных операций. В прежних схемах управления появились новые элементы, уточнялись их взаимоотношения с уже существовавшими механизмами, упразднялись элементы, не соответствовавшие реалиям времени, иногда происходил возврат к старым схемам управления. Так, например, в 16-й воздушной армии после анализа инженерно-аэродромного обеспечения боевых действий в ходе Белорусской, Висло-Одерской7 и Берлинской8 операций вновь вернулись к формированию оперативных групп отделов аэродромного строительства районов авиационного базирования.

Выбор конкретной структуры управления инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий в каждой наступательной операции зависел от замысла командующего воздушной армией, характера действий сухопутных войск, климатических условий и особенностей ландшафта района боевых действий, наличия сил и средств инженерно-аэродромных частей и подразделений, состояния аэродромной сети противника, мастерства и опыта органов управления, наличия людских и материальных ресурсов в полосе наступления.

Большое разнообразие условий, в каких осуществлялось инженерно-аэродромное обеспечение, объективно приводило к разнообразию структуры управления. Тем не менее, анализируя временные, количественные и качественные параметры, можно выявить общую для всех воздушных армий тенденцию развития структуры управления инженерно-аэродромным обеспечением боевых действий в наступательных операциях. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Белорусская стратегическая наступательная операция «Багратион» (23июня — 29августа 1944г.), одна из крупнейших операций советских войск в Великой Отечественной войне, проведённая с целью разгромить немецко-фашистскую группу армий «Центр» и освободить Белоруссию от фашистских захватчиков. К операции привлекались 1-й Прибалтийский, 3, 2, 1-й Белорусские фронты и Днепровская военная флотилия. Фронты объединяли 20 общевойсковых армий, в т.ч. 1-ю Польскую армию и 2 танковых армии (всего свыше 2,4млн человек, свыше 36400орудий и миномётов, 5200 танков и САУ). Их поддерживали 1, 3, 4, 6, 16-я воздушные армии (всего 5300 самолётов, с привлечением АДД — 1007 самолетов и авиации Войск ПВО страны — 500 истребителей). С войсками тесно взаимодействовали партизаны.

2 Руденко Сергей Игнатьевич (7(20).10.1904 — 10.07.1990) — советский военачальник, маршал авиации (1955), Герой Советского Союза (1944). В годы Великой Отечественной войны: командир авиадивизии (1941), командующий ВВС 61-й армии (1941), заместитель и командующий ВВС Калининского фронта (январь—февраль 1942г.), заместитель командующего ВВС Волховского фронта (февраль—март 1942г.), командующий 1-й группой и 7-й ударной группой Ставки ВГК на Брянском фронте (апрель—июнь 1942г.), заместитель командующего ВВС Юго-Западного фронта (июнь—сентябрь 1942г.), командующий 16-й воздушной армией (октябрь 1942 — май 1945). В послевоенный период: начальник Главного штаба ВВС — 1-й заместитель ГК ВВС (сентябрь 1949 — август 1950, июнь 1953 — май 1968), командующий дальней авиацией — заместитель ГК ВВС (август 1950 — июнь 1953), начальник Военно-воздушной академии (май 1968 — август 1973). С 1973 военный инспектор-советник Группы генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

3 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. ОАС 16 ВА. Оп. 6508. Д. 2. Л. 85.

4 Папивин Николай Филиппович (1(14).12.1903 — 19.4.1963) — советский военачальник, генерал-полковник авиации (1944), Герой Советского Союза (1945). В годы Великой Отечественной войны: командир 264-й штурмовой авиационной дивизии (1942), заместитель командующего (1942—1943), командующий 3-й воздушной армией (1943—1945). В послевоенный период на ответственных командных должностях в ВВС.

5 Хрюкин Тимофей Тимофеевич (8(21).6.1910 — 19.7.1953) — советский военачальник, генерал-полковник авиации (1944), дважды Герой Советского Союза (1939, 1945). В годы Великой Отечественной войны: командующий ВВС 12-й армии (1941), Карельского и Юго-Западных фронтов (1941—1942), командующий 8-й (1942—1944) и 1-й (с июля 1944) воздушными армиями. В послевоенный период: заместитель главнокомандующего ВВС (1946—1947, 1950—1953).

6 Вершинин Константин Андреевич (21.5(3.6).1900 — 30.12.1973) — советский военачальник, главный маршал авиации (1959), Герой Советского Союза (1944). В годы Великой Отечественной войны: командующий ВВС Южного фронта (сентябрь 1941 — май 1942), 4-й воздушной армией (май—сентябрь 1942), ВВС Закавказского фронта (сентябрь 1942 — март 1943) и 4-й воздушной армией (с марта 1943). В послевоенный период: главнокомандующий ВВС — заместитель министра Вооруженных Сил СССР (1946—1947), командующий Войсками ПВО страны (1953—1954), главнокомандующий ВВС — заместитель министра обороны СССР (1957—1969).

7 Висло-Одерская стратегическая наступательная операция (12января — 3февраля 1945), стратегическое наступление советских войск на правом фланге советско-германского фронта в 1945 году. Проводилась силами 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов (16 общевойсковых, 4 танковых и 2 воздушных армии: в общей сложности 1,5 млн человек, 37033орудия и миномёта, 7042 танка и САУ, 5047 самолётов). В ходе операции от немецких войск была очищена территория Польши к западу от Вислы и захвачен плацдарм на правом берегу Одера, использованный впоследствии при наступлении на Берлин.

8 Берлинская наступательная операция (16 апреля — 8мая 1945), наступательная операция советских войск по взятию столицы фашистской Германии — Берлина. Операция проводилась силами 1-го и 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов (2,5млн человек, 41600орудий и миномётов, 6250 танков и самоходно-артиллерийских установок, 7500 самолетов). В Берлинской операции принимали участие также две польские армии.

БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА ЛИЧНОГО СОСТАВА ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ ЗАПАДНОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

КИЕНКО Дмитрий Геннадьевич — аспирант кафедры археологии и этнографии Гродненского государственного университета, лейтенант, магистр исторических наук

(E-mail: almer@tut.by)

БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА ЛИЧНОГО СОСТАВА ВОЕННО-ВОЗДУШНЫХ СИЛ ЗАПАДНОГО ОСОБОГО ВОЕННОГО ОКРУГА НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В историографии вопрос предвоенной подготовки летного состава ВВС РККА практически не рассматривался, причины поражения объяснялись неожиданностью нападения, скученностью базирования и устарелостью состоявшей на вооружении материальной части. Дисциплина и высокий уровень тактической и лётной подготовки личного состава ВВС не ставились под сомнение, однако документы дают несколько иную картину.

Участие советской авиации в ряде конфликтов, предшествовавших началу Великой Отечественной войны (конфликт между СССР и Японией у озера Хасан в августе 1938 г. и у реки Халхин-Гол в 1939 г., кампания против Польши 1939 г., Советско-финляндская война 1939—1940 гг.), показало недостаточный уровень подготовки лётного состава накануне войны. В условиях приближавшейся войны с Германией предстояло в короткие сроки не только осуществить ряд крупных мероприятий организационного характера, освоить поступавшую новую технику, устранить вскрытые в ходе прошедших боевых действий недостатки, но и улучшить качество подготовки лётных кадров.

Условия для боевой подготовки в конце 1939—1940 гг. для частей ВВС Западного Особого военного округа (ЗапОВО) были сложными, поскольку в связи с передислокацией многих авиагарнизонов в западные районы Белоруссии возникли проблемы бытового характера. Перебазированные на новую территорию части почти всю зиму занимались обустройством, практически не проводя лётной подготовки. Недостаток во всех частях учебников, пособий, а в некоторых и топографических карт не был компенсирован и по состоянию на 31 мая 1940 года. Однако летом 1940 года боевая подготовка во всех авиачастях округа проходила по плану. Недостаток полигонов был восполнен практическим бомбометанием на тактических учениях и бомбометанием по бывшим польским дотам в Барановическом укреплённом районе1.

Ещё в декабре 1940 года в соответствии с уровнем лётной подготовки было установлено деление военных лётчиков и штурманов на три класса. Лётный состав, повысивший свою классность, ежемесячно получал определённое денежное вознаграждение2.

Со штабами авиадивизий округа летом 1940 года и зимой 1940/41 года были проведены две фронтовые полевые поездки и четыре двухсторонние оперативные игры. К концу 1940 года их оперативно-тактическая подготовка была оценена вполне удовлетворительно. За зимний период штабы авиадивизий повысили свою выучку и к началу войны были подготовлены к управлению частями в полевых условиях в соответствии с существовавшей на тот момент военной доктриной. Особое внимание в подготовке уделялось организации взаимодействия с наземными войсками3. Тем не менее задачи боевой подготовки по итогам 1940 года полностью выполнить не удалось. Так, в приказе наркома обороны по итогам инспектирования ВВС округа осенью 1940 года отмечалось, что «весь руководящий состав ВВС слабо разбирается в вопросах взаимодействия с наземными войсками, штурманская подготовка низкая, ночные эскадрильи не подготовлены, слепая и высотная подготовки крайне слабы, процент практических полётов мал… дисциплина низкая»4.

Личный состав лётных частей всегда с некоторой прохладой относился к строевой и стрелковой подготовке. Когда в трёх авиабазах были проверены подразделения по стрелковой подготовке, результат оказался удручающим. По итогам проверки все стрелковые роты первую задачу на повторных стрельбах выполнили неудовлетворительно. «Даже хозвзводы (повара, сапожники и пр.) стреляли лучше, чем красноармейцы стрелковых рот. Базы проводят мало практических занятий в поле, не учатся самоокапыванию, маскировке, разведке и т.п.», — таков был вывод начальника Штаба ВВС Красной армии5. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Яковлев П.А. История боевой деятельности 1 Воздушной армии в Великой Отечественной войне 1941—1945 годов. М.: Штаб 1ВА, 1947. С. 6.

2 Там же. С. 25.

3 Там же. С. 7.

4 1941 год — опыт планирования и применения Военно-воздушных сил, уроки и выводы (по материалам военно-научной конференции руководящего состава центрального аппарата ВВС, посвященной 70-летию Советской армии и Военно-морского флота). Министерство обороны СССР, Центр оперативно-тактических исследований ВВС. М., 1989. С. 110.

5 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 29. Оп. 54. Д. 143. Л. 13—16. Выводы и предложения начальника штаба ВВС РККА Ф.К. Арженухина к результатам инспекторской проверки ВВС БОВО.

Тактика штурмовых формирований по ведению боевых действий с использованием подземного пространства в годы Великой Отечественной войны.

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО

ГОРБУНОВ Олег Владимирович — адъюнкт Общевойсковой академии ВС РФ, подполковник

(E-mail: gorbunov-oleg-2008@yandex.ru)

БОЙ В ГОРОДЕ

Тактика штурмовых формирований по ведению боевых действий с использованием подземного пространства

в годы Великой Отечественной войны.

Опыт локальных войн и вооружённых конфликтов конца XX — начала XXI века показал, что около 90 проц. вооружённых конфликтов, происходивших в мире, в той или иной степени затрагивали городские или сельские поселения1. Командиры различного уровня все чаще стали сталкиваться с проблемой ведения боевых действий в городских условиях. Асимметричность вооружённой борьбы, противоборство регулярных и иррегулярных формирований усложняли подготовку и ведение боя в городе. Одним из путей решения проблемы взятия укреплённых населённых пунктов стало активное использование штурмовых групп2 и отрядов.

Первые штурмовые группы были созданы и применялись германским командованием по предложению германского генерала Э. Людендорфа ещё в Первой мировой войне3. Сам термин «штурмовая группа» впервые был применён во время Верденской операции 1916 года. В состав этих формирований входили специально подготовленные пехотинцы, вооружённые автоматическим оружием, гранатами и взрывчаткой. Под прикрытием огня артиллерии штурмовые группы приближались к окопам противника, забрасывали их гранатами и вступали в ближний бой, прорывая оборону. При этом в ходе боя нередко использовалось подземное пространство4, в котором могли скрытно располагаться и перемещаться войска и материальные запасы. В ходе Первой мировой войны английскими войсками был разработан и нашёл широкое применение наземно-подземный комплекс (схема), в котором подземная составляющая повышала живучесть вооружённых формирований, системы управления и в целом устойчивость обороны. Наземно-подземные комплексы создавались как в полевых, так и в городских условиях.

Полученный в ходе Первой мировой войны боевой опыт тщательно изучался военными теоретиками и практиками многих государств. В межвоенный период стали создаваться так называемые китайские стены ХХ века — линия Мажино, линия Зигфрида, линия Маннергейма, линия Сталина и др. В ходе Национально-революционной войны испанского народа 1936—1939 гг. обеими противоборствовавшими сторонами активно использовалось подземное пространство, в том числе республиканскими войсками при ведении наземно-подземных боевых действий в Мадриде, в районе Университетского городка. Активизировалась подземная минная борьба.

В годы Великой Отечественной войны бои в городе (крепости) наши войска начали вести практически сразу. Так, используя казематы, подвалы и подземные коммуникации, длительное время удерживали оборону защитники Брестской крепости. Наземно-подземные боевые действия штурмовых формирований Красной армии в городах нашли самое широкое применение5. Наряду с упорной активной обороной советские войска переходили в контратаки, выбивали противника из захваченных населённых пунктов, штурмом овладевали ранее оставленными позициями. Об этом часто упоминалось в боевых документах.

Переход к наземно-подземным операциям был закономерен. Города европейских государств, планировка, архитектура зданий и характер обороны противника в которых были наиболее затруднительными для наступательных действий подразделений и частей Красной армии, брались в сжатые сроки лишь с широким применением в наступательных действиях штурмовых групп и отрядов6. При этом советские войска постоянно сталкивались с проблемой ведения боевых действий как на поверхности земли, так и под землей. Немецко-фашистские войска умело использовали подземное пространство для ведения обороны. Поэтому теория и практика боевого применения штурмовых формирований в годы войны расширялась и совершенствовалась, появлялись новые формы и способы действий штурмующих подразделений и частей.

В настоящее время доктор исторических наук, профессор М.В. Виниченко выделяет четыре формы использования подземного пространства7 вооружёнными формированиями: укрытие, минная (контрминная) борьба, манёвр, боевые действия8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Герасимов А.В. Внутренние вооружённые конфликты в современном мире. Политико-правовой анализ. http://www.samoupravlenie.ru.

2 Штурмовая группа, штурмовой отряд — временное формирование, предназначенное для блокирования и уничтожения отдельных опорных пунктов и долговременных огневых сооружений при их штурме (нем. Sturm — атака, приступ). Военный энциклопедический словарь. 2-е изд. М.: Воениздат, 1986. С. 823.

3 Солдаты кайзера: штурмовые отряды германской армии в 1914—18 гг. http://www.pzgr.ru

4 Использование подземного пространства — размещение под землей войск, штабов, материальных запасов, техники, вооружения и других элементов военной инфраструктуры, их функционирование и перемещение, ведение боевых действий в поземных помещениях (сооружениях), минной (контрминной) борьбы в ходе противоборства двух или нескольких сторон в условиях, когда в наземной (морской) и воздушной сферах добиться победы становилось проблематично.

5 Сборники боевых документов Великой Отечественной войны. Вып. 1. М., 1947. С. 83—100; Вып. 17. М., 1952. С. 6—20, 23—47; Вып. 18. М., 1953. С. 56—71.

6 В Европе были освобождены 23 проц. от всех освобождённых за годы войны городов. См.: Освобождение городов: справочник по освобождению городов в период Великой Отечественной войны 1941—1945. М., 1985. С. 31.

7 Формы использования подземного пространства — внешнее выражение процессов расположения, передвижения, управления войсками, ведения ими боевых действий, а также взаимодействия между собой частей (элементов) каждого из этих процессов; Виниченко М.В. Использование подземного пространства вооружёнными формированиями в войнах середины ХIХ—ХХ вв. Дисс … док. ист. наук, 2008. С. 198.

8 Там же.