Участие ракетных войск стратегического назначения в операции Вооружённых сил СССР «Анадырь»

Аннотация. Автор анализирует опыт участия Ракетных войск стратегического назначения в операции «Анадырь» — передислокации группировки советских войск на Кубу для предотвращения агрессии США против неё, которая стала первым примером реально осуществлённого ядерного сдерживания.

Summary. The author analyzes the experience of the Strategic Missile Force’s participation in operation Anadyr – redeployment of a grouping of the Soviet troops onto Cuba to prevent the U.S. aggression against it, which was the first example of the real implementation of nuclear deterrence.

Читать далее

Пропагандистский фронт Первой мировой войны в США

Из истории информационного противоборства

СУРЖИК Дмитрий Викторович — научный сотрудник научно-исследовательского отдела (научного руководителя фундаментального многотомного труда) «Великая Отечественная война 1941—1945 годов» (Москва. E-mail: dimsu@inbox.ru)

К началу Первой мировой войны в США была развитая информационная сеть, накоплен опыт имиджевых и рекламных кампаний. «Каждая важная организация имела своих пресс-агентов… Не только крупные информационные агентства, но и все крупные газеты имели постоянных корреспондентов в Вашингтоне, которые почти ежедневно получали релизы от государственного секретаря и, как правило, раз в неделю от президента. Полученные ими очень подробные сведения передавались в редакции без указания источников. Тем самым правительство имело возможность влиять на мнения граждан»1.

Начало войны стало неожиданностью для американцев, во многом по причине их неосвёдомленности в европейских делах2. По-настоящему опасность войны они ощутили лишь после уничтожения следовавшего из Нью-Йорка британского пассажирского лайнера «Лузитания», торпедированного германской подлодкой 7 мая 1915 года. Американцы верили английской трактовке причин войны, хода боевых действий и скептически относились к немецким сообщениям3. Посол Германии в Вашингтоне И.Г. фон Берншторф телеграфировал в Берлин: «В американском характере соседствуют две противоположных черты. Невозможно узнать спокойного и расчётливого бизнесмена, когда он находится в возбуждении, то есть, когда он находится во власти, как говорят здесь, “эмоций”. В подобные моменты его можно сравнить с истеричной женщиной, с которой бесполезно говорить»4.

Наиболее политически активными с первых дней войны в США были диаспоры выходцев из воевавших стран. Летом 1914 года по стране прокатилась волна националистических и сепаратистских манифестаций. Польские и еврейские эмигранты желали поражения России, ирландские — Великобритании, англо-саксонское население, испытывая симпатии к исторической родине, не спешило помогать ей делом. Были опасения, что немецкая диаспора прибегнет к организованному саботажу, который мог нанести значительный ущерб. Общество раскололось. 4 августа 1914 года президент США В. Вильсон чтобы, по мнению некоторых историков, сохранить единство многонациональной страны5, поспешил заявить о нейтралитете США и подтвердил репутацию пацифиста в ходе президентской кампании 1916 года.

С началом войны развернулась дипломатическая борьба вокруг нейтралитета США. Военный атташе Германии капитан Ф. фон Папен предупреждал руководство в Берлине: «Если вы не преуспеете в том, чтобы уберечь Соединённые Штаты от вступления в коалицию наших противников, вы проиграете войну… Колоссальные материальные и моральные ресурсы, которыми располагают Соединённые Штаты, совершенно недооценены, и я уверен, что общественное мнение сильно отличается от того, каким его наблюдали в недавнем прошлом»6.

В борьбе за умы и сердца американцев Великобританию представлял известный писатель канадского происхождения Ж. Паркер, обладавший связями и хорошей репутацией. На стороне Антанты «были все преимущества в средствах коммуникации и… преимущество в изобретательности»7. Паркер ежедневно рассылал около трёхсот бюллетеней с материалами британской пропаганды редакциям американских газет, встречался с общественностью8. Бывший руководитель британского пропагандистского ведомства Веллингтон Хаус А. Хамсуорт напрямую обращался к американской публике, путешествуя по стране в качестве главы английской военной миссии летом 1917 года9. Количество пропагандистских материалов для США неуклонно росло — с 200 наименований в 1916 году до 400 в 1917-м10. «Британская пропагандистская организация действовала с такой интенсивностью, что её враги едва имели возможность выступать. Она имела перед ними то громадное преимущество, что у неё была общность языка, она имела доступ в университеты и в другие педагогические заведения»11.

Гарантированная аудитория немецкой спецпропаганды, по оценке американских специалистов, составляла около 8 млн выходцев из Германии и их детей12 из 105-миллионного населения США. Немецкие пропагандисты были в значительно худших условиях, чем английские из-за испорченных кайзеровским руководством отношений между двумя странами. Оно не понимало американской дипломатии. Сближение интересов Германии и США было обречено на провал из-за стремления Вильгельма II внести раскол в американо-английские отношения. Мешало и стремление Берлина играть роль «старшего брата» Вашингтона. Всё это не способствовало немецкой спецпропаганде в США.

Вскоре после начала войны для помощи в пронемецкой пропаганде из Берлина в США прибыл профессор филологии и американист К.О. Бертлинг. Незадолго до вступления США в войну он был арестован и интернирован. В квартире Бертлинга нашли документы о получении денег от посольства для организации пропаганды из США на страны Латинской Америки и Китай13.

Наиболее успешной была пропагандистская деятельность министра финансов и вице-канцлера Германии Б. Дернбурга. После интернирования англичанами с задержанного ими парохода он стал незваным гостем Нью-Йорка, умело разъяснял такие сложные вопросы, как причины начала войны или торпедирование «Лузитании». Статьи Дернбурга публиковали нью-йоркские газеты по соседству с материалами пропагандистов Антанты.

Поскольку официальные контакты с посольством могли помешать его деятельности, Дернбург вместе с фон Папеном и военно-морским атташе К. Бой-Эдом создали полуофициальный «Центральный офис заграничной службы», где получали инструкции из Берлина и разрабатывали планы борьбы на американском информационном поле от имени «Немецкой информационной службы» (НИС). В её редакции, по сведениям американской военной разведки, работал 31 человек14. НИС издавала ежедневные бюллетени. Мозговым центром НИС и автором большинства материалов был Дернбург. Он активно общался с американцами, в том числе выходцами из Германии в Нью-Йорке и за его пределами. Информацию немцев о боевых действиях за океаном публиковало ограниченное число газет, в том числе ежедневная «Нью-Йорк штатцайтунг»15 и еженедельная «Фатерланд». Доверие к ним американцев было очень слабым16.

Американские СМИ занимали проанглийскую позицию, публиковали сведения британского министерства информации и французов. Под англо-французским давлением, которое отмечают американские исследователи17, СМИ США создавали отрицательный образ Германии, подпитываемый негативными описаниями кайзеровского режима и шпионско-подрывных действий немецких дипломатов. Их обвиняли в помощи снабжению германских ВМС углём и продовольствием в портах Латинской Америки; подделке паспортов для переправки немецких резервистов из США на родину; подготовке диверсий; терактах в США и Канаде; организации саботажа на предприятиях, выполнявших военные заказы; поддержке сепаратистских и иных движений, угрожавших странам Антанты (индийских, ирландских, мексиканских националистов, негритянского движения в США)18. Американский историк А. Беверидж, увидев немецкие пресс-релизы, был поражён: «Германские новости очень сильно отличаются от английской и французской их версии. Боюсь, что американцы очень плохо представляют себе, что происходит на самом деле»19. Эти слова прозвучали в первые месяцы войны, когда вооружённые силы Германии продвигались вперёд в Бельгии и Франции, а пресса США вслед за Парижем и Лондоном сообщала об их крахе.

Среди факторов, которые помогли Великобритании и Франции переиграть Германию в борьбе за симпатии граждан США, было непонимание немцами их психологии — «смеси политической смекалки, деловой хватки, настойчивого характера и сентиментальности»20, составлявшей ядро американского характера, что привело к пробелам в немецкой спецпропаганде. К тому же она была лишена общего руководства из Берлина и отставала от пропаганды стран Антанты. Идейно-языковая близость американской и европейских демократий предопределила преимущество британцев. Сыграли роль общность взглядов и взаимные симпатии влиятельных бизнесменов и политиков двух стран, большое количество английских военных заказов предприятиям США, а также искусство британских и французских пропагандистов, их знание американского общественного мнения и внимание к его динамике. Положение усугублялось неумелыми действиями немецких дипломатов, пытавшихся парализовать выполнение заказов Антанты на заводах США загрузкой их мощностей немецкими заказами и саботажем.

Поводом для вступления США в войну стала телеграмма министра иностранных дел Германии А. Циммермана21 в январе 1917 года. Он сообщил послу в Вашингтоне фон Берншторфу, что Германия планирует начать тотальную подводную войну против судов Антанты, но постарается, чтобы не пострадали корабли под американским флагом. Шла речь и об указании послу Германии в Мексике: если США решат вступить в войну, побудить мексиканское руководство начать военные действия против них, обещая после победы передать ей территории, ранее аннексированные США22. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Bernstorff J.H. My Three Years in America. NY.: Scribner’s, 1920. P. 32.

2 Jones J.P., Hollister P.M. The German secret service in America. Boston: Small, Mayland and Co., 1918. P. 227.

3 Peterson H.C. Propaganda for War. University of Oklahoma Press, 1939. Р. 180.

4 Bernstorff J.H. Op. cit. P. 31.

5 Листиков С.В. Американское общество в годы войны: на пути к консолидации / Война и общество в ХХ веке. М.: Наука, 2009. С. 307.

6 Peterson H.C. Op. cit. Р. 134.

7 Папен Ф. Вице-канцлер третьего рейха. М.: Центрполиграф, 2005. С. 33.

8 Зильбер И. Тайные средства борьбы. М.: Воениздат, 1948. С. 62.

9 Например, его обращение к американской молодёжи 4 июля 1918 года (Wilson R.M. Lord Northcliffe. London: Bouvere house, 1927. Р. 261).

10 Peterson H.C. Op. cit. Р. 229.

11 Зильбер И. Указ. соч. С. 63.

12 McKernan L. Propaganda, patriotism and profit // History. 2002. Vol. 14. Р. 369.

13 Dr. Bertling at Embassy / New York Times. 1916. March, 17.

14 Bernstorff J.H. Op. cit. Р. 42—49.

15 В октябре 1914 г. это издание получило от Б. Дернбурга 20 тысяч долларов на пронемецкую пропаганду (Jones J.P., Hollister P.M. The German secret service in America. Boston: Small, Mayland and Co., 1918. Р. 230).

16 Bernstorff J.H. Op. сit. Р. 39.

17 Keller P.W. The four-minute men. University of Wisconsin, 1940. Р. 7.

18 Jones J.P., Hollister P.M. Op. cit. P. 60—63. Но большинство этих происшествий вряд ли можно связать с работниками немецкого посольства (Bernstorff J.H. Op. сit. Р. 117—126).

19 Peterson H.C. Op. cit. Р. 159.

20 Ibid Р. 18.

21 Оригинал телеграммы министра иностранных дел Германии А. Циммермана считался утерянным. В Национальном архиве Великобритании сохранилась только фотокопия. Это дало историкам повод считать, что телеграмма Циммермана была фальшивкой. 17 октября 2005 г. анонимный источник сообщил СМИ, что документ найден. Но многие исследователи и ныне считают, что телеграмма, скорее всего, была фальшивкой, изготовленной британскими спецслужбами, чтобы вовлечь США в войну. План, о котором сообщалось в телеграмме, был несбыточен. В Мексике шла гражданская война, её армия не была серьёзной военной силой, у неё не было даже достаточного количества патронов.

22 Teaching With Documents: The Zimmermann Telegram. The National Archives and Records Administration: http://www.archives.gov.

Идеи А.Т. Мэхэна и военно-морская политика великих держав на рубеже XIX—XX вв.

История военной науки

Федоров Николай Викторович — доцент кафедры американских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Санкт-Петербург. E-mail: nfedorov@yandex.ru)

Американский контр-адмирал Альфред Тайер Мэхэн (1840—1914 гг.) вошёл в историю как автор книг об особом значении военно-морского флота для государства. Всемирную известность ему принёс вышедший в 1890 году труд «Влияние морской силы на историю, 1660—1783». Он основан на лекциях по военно-морской стратегии и истории, которые Мэхэн читал в Военно-морском колледже в Ньюпорте — учебном заведении повышения квалификации офицеров американского флота. В этой книге Мэхэн раскрыл главные положения своей теории «морской силы» («морской мощи» — «sea power»), состоявшей из военно-морского, торгового флотов и заморских колоний, главные геополитические условия её формирования и на примерах истории войн на море показал преимущества, которые может принести стране «морская сила».

Эталоном державы, получившей наибольшие преимущества за счёт «морской силы», для Мэхэна была Великобритания. В работе над книгой он руководствовался не только академическим интересом, но и стремлением способствовать развитию «морской силы» США. В первой главе утверждал: «Практическая цель настоящего исследования состоит в том, чтобы извлечь из уроков истории выводы, приложимые к нашей стране и нашему флоту…»1. Мэхэн доказывал, что у США, как и у Англии, есть все условия, чтобы стать великой морской державой, и призывал к активизации внешней политики страны и развитию военно-морского флота.

Труд Мэхэна привлёк внимание во всем мире. В 1892 году была издана его работа «Влияние морской силы на французскую революцию и империю. 1793—1812», в которой развита концепция морской мощи государства. Всего Мэхэн написал 20 книг и свыше сотни статей по истории и актуальным вопросам международных отношений. На рубеже XIX—XX вв. он был провозглашён «пророком» морского могущества, признан одним из основателей геополитики, его исторические работы до сих пор цитируют исследователи.

Многие современники оценивали влияние идей Мэхэна на развитие военно-морских флотов перед Первой мировой войной едва ли не как определяющее. Так, в некрологе американский военно-морской журнал «United States Naval Institute Proceedings» писал: «…говорили, что современный британский флот — это творение Мэхэна и что “Влияние морской силы на историю” открыло глаза кайзеру на его бессилие на море и стало, несомненно, одной из причин, вероятно, самой большой, постройки его флота. Не может ли настоящая (Первая мировая. — Прим. авт.) война быть приписана влиянию Мэхэна?»2. Английские газеты в некрологах напоминали о его симпатиях к Британии, подчёркивали значение трудов Мэхэна для укрепления британской морской мощи и их роль в развитии германского флота3. Автор первой биографии Мэхэна Ч.К. Тейлор так оценивал его вклад в развитие гонки морских вооружений: «Никто не был бы так нескромен, чтобы утверждать, что Мэхэн был ответственным за всё это, но цифры (расходов на флот. — Прим. авт.) дают пищу для размышлений»4. Другие исследователи были не столь категоричны в оценках, но отмечали значение его идей.

Мэхэн не только писал о необходимости перемен в американской военно-морской политике, но и предпринимал шаги для распространения своих идей. Ещё до выхода книги «Влияние морской силы на историю» он позаботился о том, чтобы передать 50 её экземпляров в корабельные библиотеки и 100 — в Военно-морской колледж5, слушателям которого книга предназначалась в подарок. 100 экземпляров приобрело военное министерство США6. Мэхэн распорядился послать книгу английским военно-морским теоретикам Ф. Коломбу и Д. Хорнби7, а также отправил её с сопроводительными письмами американскому военно-морскому министру Б. Трейси8 и конгрессмену Г.К. Лоджу9. В письме первому президенту Военно-морского колледжа контр-адмиралу С. Люсу просил его принять участие в распространении книги10. Так Мэхэн пропагандировал свои идеи среди тех, кто влиял на принятие решений о развитии военно-морского флота.

За десятилетие, предшествовавшее выпуску книги, военно-морской флот США сделал большой шаг в развитии после периода своего упадка, последовавшего за окончанием Гражданской войны в США. Как отметил американский историк К. Хейган, Мэхэн писал её с «полным сознанием того, что возрождение американского флота уже началось»11. Администрация Б. Гаррисона, ставшего президентом в 1889 году, уделяла особое внимание военно-морской политике. Большую роль в развитии флота в начале 1890-х годов сыграл новый военно-морской министр — Б. Трейси. Среди его советников был Мэхэн. Летом 1889 года Трейси несколько раз консультировался с ним, позже их отношения переросли в дружеские. Как указывал американский исследователь У. Херрик, Трейси ознакомился с рукописью «Влияния морской силы на историю», убедился в ценности теории линейного флота и решил включить её в своё ежегодное послание12. Историки Г. и М. Спрауты согласны с тем, что идеи, которые легли в его основу, принадлежали Мэхэну13. Выступая с посланием в ноябре 1889 года, Трейси настаивал, что лучшая защита американского побережья — нанесение удара по вражескому флоту в открытом море. По мнению ряда американских историков, идеи Мэхэна повлияли и на следующего военно-морского министра — Х. Херберта14. А поворотным моментом в превращении США в великую военно-морскую державу стали испано-американская война 1898 года, продемонстрировавшая американцам результаты, которые может принести стране флот, и вступление на пост президента Т. Рузвельта, последовательно выступавшего за продолжение строительства военно-морского флота. При нём американский флот вышел на второе место в мире, и только активная военно-морская экспансия Германии отодвинула его на третье место накануне Первой мировой войны.

Рузвельт познакомился с Мэхэном в 1888 году, когда начал читать лекции в Военно-морском колледже. После издания «Влияния морской силы на историю» он поместил восторженную рецензию на неё в журнале «Atlantic Monthly» и сообщил в письме Мэхэну: «Это очень хорошая книга… и я здорово ошибусь, если она не станет военно-морской классикой»15.

Долгое время считалось, что теория «морской силы» Мэхэна оказала огромное воздействие на формирование взглядов Рузвельта. Но, по мнению американского исследователя П. Карстена, он пришёл ко многим положениям концепции «морской силы» и пониманию значения флота для США независимо от Мэхэна и раньше него: «Лучше, чем продолжать спорить о том, что Мэхэн „влиял“ на Рузвельта, более точно и правильно следовало бы сказать, что Рузвельт „использовал“ идеи Мэхэна»16.

Примерно так же можно охарактеризовать влияние идей Мэхэна на Г.К. Лоджа, которого некоторые исследователи называли «главным мэхэнистом в Конгрессе»17. Лодж ещё в 1880-е годы выступал за сильный флот и активную внешнюю политику. Он считал теорию «морской силы» полезной для «мобилизации общественного мнения в поддержку программы, чья общая структура уже была определена им самим»18.

Хотя, как отмечал американский исследователь Д. Хаттендорф, Мэхэн никогда не занимал пост, который позволял бы оказывать прямое влияние на формирование американской военно-морской стратегии19, его связи с политической элитой США, которые во многом были результатом внимания к исследовательской деятельности Мэхэна, стали одним из основных механизмов распространения его взглядов. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мэхэн А.Т. Влияние морской силы на историю, 1660—1783. М.; СПб.: АСТ;  Terra Fantastica, 2002. С. 99.

2 Alfred Thayer Mahan, in Memoriam // United States Naval Institute Proceedings. 1915. Vol. 41. № 1 (153). Р. 3, 4.

3 Foreign News // Army and Navy Gazette. 05.12.1914. P. 1044; Death of Admiral Mahan // Daily Telegraph. 02.12.1914. P. 10.

4 Taylor C.C. The Life of Rear Admiral Mahan, Naval Philosopher. New York, 1921. P. 140.

5 The Letter to Stephen B. Luce. 21.09.1889 // The Letters and Papers of Alfred Thayer Mahan / Ed. by R. Seager and D. D. Maguire. Vol. 1—3. Annapolis, 1975. Vol. 1. P. 708.

6 The Letter to Stephen B. Luce. 07.01.1889 // Ibid. P. 712, 713.

7 The Letter to William H. Henderson. 05.05.1890 // The Letters and Papers of A.T. Mahan. Vol. 2. P. 9.

8 The Letter to Benjamin F. Tracy. 10.05.1890 // Ibid. P. 10.

9 The Letter to Henry Cabot Lodge. 19.05.1890 // Ibid. P. 11.

10 The Letter to Stephen B. Luce. 07.05.1890 // Ibid. P. 10.

11 Hagan K.J. Alfred Thayer Mahan. Turning America back to the sea // Makers of American Diplomacy. From B. Franklin to A.T. Mahan / Ed. by F.J. Merli and T.A. Wilson. New York, 1974. P. 285.

12 Herrick W.R. The American Naval Revolution. Baton Rouge, 1967. P. 43.

13 Sprout H., Sprout M. The Rise of American Naval Power. Princeton, 1939. P. 207.

14 Herrick W.R. Op. cit. P. 159; Sprout H., Sprout M. Op. cit. P. 207.

15 The Letter to Alfred T. Mahan. 12.05.1890. // Roosevelt T. The Letters of Theodore Roosevelt / Sel. and ed. by E. Morison and J.M. Blum. Vol. 1—8. Cambridge (Mass.), 1951—1954. Vol. 1. P. 221, 222.

16 Karsten P. The nature of «Influence»: Roosevelt, Mahan and the Concept of Sea Power // American Quarterly. 1971. № 4. P. 598.

17 Rose L.A. Power at Sea: Vol. 1—3. Columbia (Mis.), 2007. Vol. 1. Age of Navalism, 1890—1918. P. 154.

18 Widenor W.C. Henry Cabot Lodge and Search for an American Foreign Policy. Berkley, 1980. P. 87.

19 Hattendorf J.B. Alfred Thayer Mahan and American Naval Theory: The Range and Limitations of Mahan’s Thought // Hattendorf J.B. Naval History and Maritime Strategy. Collected Essays. Malabar (Fl.), 2000. P. 59.