Советский плакат «Мы воюем с панским родом, а не с польским трудовым народом!»

Советско-польская война 1920 года: геополитический аспект

Аннотация. Автор анализирует геополитический аспект Советско-польской войны 1920 г., а также её оценки польскими и российскими историками.

Summary. The author analyzes the geopolitical aspect of the Soviet-Polish war of 1920, and its assessments by Polish and Russian historians.

Читать далее

Сохранить все авиационные школы для трудового народa

Воинское обучение и воспитание

Елисеев Сергей Павлович — доцент Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, полковник в отставке, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: vvia@inbox.ru)

«Сохранить все авиационные школы для трудового народа»

Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на систему подготовки военных авиационных кадров в Советской России

К 100-летию отечественного Военно-воздушного флота

В самом первом приказе Всероссийской коллегии по управлению Воздушным флотом (ВФ) говорилось: «В основной своей задаче — сохранить полностью авиацию для культурной работы на пользу трудового народа Коллегия по управлению Воздушным Флотом встречает самые тяжёлые препятствия, вызываемые как общим незнакомством с авиацией и её культурным значением, так и с исключительно тяжёлым финансовым состоянием государства»1.

С позиций сегодняшнего дня, изучая имеющиеся архивные документы, следует признать, что уже в октябрьские дни 1917 года начался постепенный распад дореволюционной системы подготовки авиационных кадров. Он шёл под воздействием трёх основных факторов.

Первый из них заключался в стремлении Всероссийской коллегии по управлению Воздушным флотом Республики обновить указанную систему по рекомендациям 1-го Всероссийского авиационного съезда (состоялся в июле—августе 1917 г.).

Второй был обусловлен объективными обстоятельствами, требовавшими сменить места дислокации авиационных школ, упразднить ряд курсов и учебных подразделений из-за отсутствия финансирования.

Третий фактор заключался в чистке всех авиационных учебных заведений и курсов от постоянного и переменного состава, приверженного идеологии прошлого, и во введении классового принципа при отборе личного состава для обучения.

Эти факторы действовали в комплексе, имея одну первоначальную причину своего возникновения — революцию октября 1917 года. После её свершения за подготовку авиакадров продолжало отвечать Школьное отделение Управления ВВФ, названного после 4 апреля 1918 года Центральным управлением Военного воздушного флота. Чаще употреблялось сокращённое название — «Увофлот». Последним с 20 декабря 1917 года руководила Всероссийская коллегия по управлению Воздушным флотом Республики (с 19 февраля — Всероссийская коллегия Рабоче-крестьянского красного воздушного флота).

24 мая 1918 года ВК РККВФ и Увофлот были преобразованы в Главное управление Рабоче-крестьянского красного Военного воздушного флота (ГУ РККВВФ), сокращённо — Главвоздухфлот, которым управлял теперь совет из трёх лиц: начальник Главвоздухфлота М.А. Соловов и главные комиссары К.В. Акашев и А.В. Сергеев.

Главвоздухфлот, где работали люди, понимавшие все сложности и особенности лётной профессии, 25 мая 1918 года приказом за № 1 (на другой день после своего создания) объявил, что «в случае получения кем-либо из служащих Воздушного Флота при исполнении служебных обязанностей тяжёлых увечий или когда после погибшего остаётся семья без всяких средств к жизни, принимать немедленно меры по оказанию материальной поддержки»2.

Вопросы планирования подготовки авиационных кадров, её организации и инспектирования продолжали оставаться в ведении Школьного отделения, имевшего в своём штате восемь человек (начальник, два школьных инспектора, старший делопроизводитель, два младших делопроизводителя и два переписчика). Заметим, что штатное расписание Школьного отделения оставалось неизменным с октября 1917 до января 1919 года. Иногда в документах вместо названия «Школьное отделение» встречается новое наименование этого структурного подразделения — «Учебный отдел», хотя оно фигурировало в 1918 году только в проекте штатов Главвоздухфлота.

Вопросы подготовки авиационных кадров поднимали и делегаты Второго авиационного съезда, состоявшегося в Москве в июне 1918 года. В решениях съезда было отмечено, что создание Воздушного флота в России зависит от уровня развития авиатехники и промышленности. Для поднятия этого уровня нужны кадры. Подготовку авиакадров для авиационного дела необходимо сосредоточить в технических учебных заведениях. С этой целью съезд принял решение: «1. Признать необходимым учреждение высшего авиаинститута, среднего авиатехникума при МВТУ, согласно проекту заслуженного профессора Н.Е. Жуковского. 2. Признать необходимым сделать это спешно. 3. Поручить организацию института и среднего авиатехникума при МВТУ профессору Н.Е. Жуковскому».

Между тем с лета 1918 года привлечение в РККА бывших офицеров стало массовым. С целью политического контроля над ними был введён институт военных комиссаров. Однако комиссары в Красном воздушном флоте никак не могли изжить перелёты к противнику части лётчиков, как правило, из числа тех же бывших офицеров. Ненадежность многих из них, продолжавших служить в РККВВФ, в конце 1918 года приводила к тому, что командование далеко не всем лётчикам могло поручить выполнение боевых задач. Заменить их могли только выпускники авиационных школ, преданные Советской власти. Необходимо было восполнять и естественную во время войны убыль личного состава.

В ноябре 1918 года в составе РККВВФ числились только 269 лётчиков и 59 лётчиков-наблюдателей. Вопрос подготовки новых авиакадров, прежде всего лётчиков, стал в конце 1918 года весьма острым. К этой проблеме присовокупилась нехватка мотористов, которых в авиачастях осталось совсем немного по причинам демобилизации, «отторжения территории», закрытия моторных курсов при авиашколах и втузах, введения подготовки лётчиков из числа мотористов и уменьшения объёма выпусков мотористов в авиапарках.

В связи с таким положением с авиакадрами 29 ноября 1918 года начальник Главвоздухфлота А.С. Воротников потребовал от начальника Школьного отделения А.И. Костусева (он был назначен на эту должность 11 марта 1918 г.) соответствующих объяснений. Через два дня, 2 декабря Школьное отделение представило руководству объяснительную записку, однако по ней у А.С. Воротникова возникли вопросы, что стало причиной написания 7 декабря 1918 года дополнения к указанной записке.

В Российском государственном военном архиве (РГВА) сохранились эти два документа, которые дали более-менее ясную картину, куда делись 10 авиационных школ и различных курсов и учебных команд, которые готовили авиационные кадры в Первую мировую войну. Отрывочные и подчас противоречивые сведения об этом имеются во многих трудах по истории авиации, но подробности распада дореволюционной системы подготовки авиакадров прояснились именно при изучении вышеуказанных документов, подписанных А.И. Костусевым. В них начальник Школьного отделения писал, что пять авиационных школ «Южного района»: собственно Севастопольская военная авиационная школа (СВАШ), её истребительное (в Бельбеке) и разведывательное (в Симферополе) отделения, Школа авиации военного времени А.А. Анатра, а также Кавказская военная авиационная школа весной 1918 года остались на территориях, не контролируемых Советской властью.

После таких потерь ВК УВФР решила эвакуировать оставшиеся авиационные школы из Петрограда, ставшего прифронтовым городом из-за наступления германских войск с юга и германо-финской угрозы с севера. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 29. Оп. 1. Д. 1. Л. 79.

2 Вестник воздушного флота. 1918. № 2. С. 5.

СОХРАНИТЬ ВСЕ АВИАЦИОННЫЕ ШКОЛЫ ДЛЯ ТРУДОВОГО НАРОДА

Воинское обучение и воспитание

Елисеев Сергей Павлович — доцент Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, полковник в отставке, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: vvia@inbox.ru)

«Сохранить все авиационные школы для трудового народа»

Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на систему подготовки военных авиационных кадров в Советской России

К 100-летию отечественных Военно-воздушных сил

В ходе Первой мировой войны в России была создана достаточно эффективная система подготовки авиационных кадров, которая в условиях смены общественно-государственного строя не соответствовала лишь одному принципу: готовить авиационных специалистов, преданных новой власти. Сохранить созданную до революции систему не удалось. Лишь с 1919 года, в условиях Гражданской войны, используя дореволюционный опыт и накопленный ранее теоретический и технический потенциал, система подготовки военных авиационных кадров стала возрождаться на новых идейных основах.

Прежде чем говорить о состоянии подготовки военных авиационных кадров в России после Октябрьской революции, необходимо иметь представление, на какой материальной и социальной основе началось строительство советской военной авиационной школы.

До Первой мировой войны в России были два авиационных учебных заведения: Севастопольская офицерская школа авиации (СОША) и Гатчинская военная авиационная школа (ГВАШ).

В феврале 1915 года после неудачных попыток наступления русская Ставка пришла к выводу, что война приобрела затяжной характер. Как следствие этого, решено было расширить подготовку авиационных кадров, начать подготовку лётчиков из нижних чинов и ввести должность наблюдающего за авиашколами1. Таким образом, весной 1915 года обозначилось стремление перейти от двух не связанных между собой авиационных школ к созданию единой системы подготовки кадров для авиации действующей армии.

Одновременно развивалась и теория подготовки авиационных кадров. Важным вкладом в разработку методики обучения лётчиков в военное время явились труды военных лётчиков-фронтовиков и инструкторов. К примеру, большой популярностью в авиашколах пользовались книги военного лётчика-инструктора Е.В. Руднева «Аэроплан и его боевое значение», «Памятка лётчика» и «Практика полётов на аэропланах», изданные в 1912—1915 гг.2

Выполняя указания Ставки и заведующего авиацией о подготовке лётчиков — нижних чинов, СОША открыла в 1915 году в Симферополе отделение для обучения лётчиков из нижних чинов, а в мае того же года аналогичное отделение было открыто и при Гатчинской авиашколе3. Обучение лётчиков стало круглогодичным, однако и этого было недостаточно для укомплектования новых формировавшихся авиаотрядов лётным составом.

Осенью 1915 года были приняты предложения руководителей Всероссийского аэроклуба (ВАК), Московского общества воздухоплавания (МОВ), а также одесского предпринимателя А.А. Анатра об открытии ими трёх лётных школ для военной авиации4. Открытие школ состоялось в конце 1915 года5. В две из них принимались по 200, а в третью («учреждённую А. Анатра») — 100 нижних чинов. Срок обучения устанавливался в три месяца. Лётную подготовку должны были проходить 25 проц. переменного состава, 50 проц. готовились в качестве механиков и мотористов, 25 проц. могли быть отчислены в ходе обучения.

Несмотря на усиление подготовки лётчиков из нижних чинов, вплоть до Февральской революции их относительное число на фронте оставалось практически неизменным: 1 января 1917 года — 35 проц., 1 марта 1917 года — 32 проц.6 Увеличение числа лётчиков — нижних чинов в авиаотрядах, по мнению заведующего авиацией Великого князя Александра Михайловича, могло ослабить позиции офицерского корпуса в авиации действующей армии. Это не означало, что Александр Михайлович «не пускал» в авиацию нижних чинов. На самом деле их неизменный процент регулировался тем, что отличившиеся лётчики-солдаты почти без промедления производились в прапорщики. К примеру, таким прапорщиком из лётчиков — нижних чинов был избранный в 1917 году председателем Бюро комиссаров авиации и воздухоплавания при Военно-революционном комитете Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов А.В. Можаев.

Возникла также необходимость специальной подготовки лётчиков-наблюдателей. В конце 1915 года к ним предъявлялись достаточно высокие требования в связи с появлением новых отраслей авиационной службы, а именно: корректирования стрельбы артиллерии, аэрофотосъемки, бомбометания и ведения воздушного боя. Исходя из этого, великий князь направил в Генштаб предложение о создании в Киеве военной школы лётчиков-наблюдателей (ВШЛН). Решение о её формировании Военный совет принял 24 декабря 1915 года7, а открылась она 3 января 1916 года. Школа была рассчитана на обучение 50 офицеров в течение шести месяцев8.

Примерно в это же время, 11 ноября 1915 года специальным приказом Ставки при эскадре воздушных кораблей была учреждена школа для обучения полётам на самолётах «Илья Муромец». Таким образом, в течение двух месяцев открылись пять новых авиашкол.

За 1915 год ГВАШ подготовила 53 лётчика-офицера и 13 лётчиков — нижних чинов, а СОША за то же время — 137 лётчиков9. Всеми авиашколами за год были выпущены 233 лётчика10. По мере выпуска лётного состава и направления его на фронт выполнялся план формирования новых отрядов, однако в начале 1916 года стало очевидным, что необходимо переходить к углублению специализации в подготовке лётчиков. Это было обусловлено расширением круга задач, выполнявшихся авиаотрядами.

В совершенствовании системы подготовки авиационных кадров большую роль стало играть Управление Военного воздушного флота, созданное в мае 1916 года.

Рост авиационных сил на Кавказском театре военных действий обусловил необходимость переучивания лётчиков, прибывших из авиашкол, особенностям полётов в высокогорных условиях. Для этого в г. Тифлисе 18 августа 1916 года11 была открыта авиационная школа, однако она на рабочий режим так и не вышла: к 1 января 1917 года выпустила лишь одного военного лётчика.

В начале сентября 1916 года стало очевидным, что быстрое развитие истребительной авиации, а также дальнейшее углубление дифференциации отраслей авиационной службы требуют качественных преобразований в подготовке авиационных кадров.

Полевое управление авиации и воздухоплавания (Авиаканц), обобщая опыт развернувшейся летом 1916 года на Восточном фронте воздушной войны, пришло к выводу о необходимости создания в авиашколах учебных пулемётных отделений. Военный совет 29 сентября 1916 года одобрил введение этих новых учебных подразделений в структуры всех авиационных школ12.

Особое совещание по обороне государства тоже посвятило два своих заседания — от 26 и 29 октября 1916 года — состоянию дел в авиации13. В докладе подготовительной комиссии по авиационным вопросам отмечалось, что необходимо снабдить авиационные школы боевыми самолётами, ввести курсы пулемётного дела, радиотелеграфии, фотографии, издать учебники по авиации, открыть школы воздушного боя. Это были конструктивные предложения, многие из которых были реализованы. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2008. Оп. 1. Д. 563. Л. 9.

2 Руднев Е.В. Аэроплан и его боевое значение. Киев. 1912; он же. Памятка лётчика. СПб., 1912; он же. Практика полетов на аэропланах. Пг., 1915.

3 РГВИА. Ф. 802. Оп. 1. Д. 149. Л. 26.

4 Там же. Д. 1105. Л. 2.

5 Там же. Л. 31.

6 Там же. Ф. 2003. Оп. 2. Д. 645. Л. 242.

7 Там же. Ф. 802. Оп. 1. Д. 1116. Л. 1.

8 Развитие системы подготовки лётных кадров в отечественных Военно-воздушных силах (1910—1994 гг.) // Учебное пособие. Монино: ВВА им. Ю.А. Гагарина, 1996. С. 13.

9 РГВИА. Ф. 802. Оп. 1. Д. 149. Л. 27.

10 Амплеев Н.И., Болховитинов В.Ф. и др. Авиация и космонавтика СССР. М., 1968. С. 16.

11 РГВИА. Ф. 802. Оп. 1. Д. 15. Л. 204.

12 Там же. Л. 177.

13 Там же. Ф. 493. Оп. 2. Д. 4. Л. 315.