КОМПЛЕКСНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ВОЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА

Герман Аркадий Адольфович — заведующий кафедрой отечественной истории в Новейшее время Института истории и международных отношений Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского, полковник в отставке, доктор исторических наук, профессор (г. Саратов. e-mail: a.a.german@mail.ru)

Комплексное исследование военного строительства

Очередную монографию доктора исторических наук, профессора В.В. Пенского, достаточно хорошо известного в среде отечественных военных историков интересными и оригинальными работами, освещающими те или иные аспекты становления и развития русской армии в допетровский период, с полным основанием можно назвать комплексным исследованием военного строительства в Российском государстве*.

Научный труд на актуальную тему добротно, можно сказать, структурирован в соответствии с логикой изложения тщательно подобранного и осмысленного материала. Он состоит из введения, четырёх глав, заключения, списка использованных архивных источников и различных публикаций, снабжён обширным научно-справочным дополнением.

Во введении проведён скрупулёзный анализ историографии проблемы, сделаны общие выводы о её состоянии, позволяющие чётко сформулировать цель исследования. Для понимания как универсальности, так и индивидуальности процессов развития военного дела в Русском государстве, их взаимозависимости и взаимодействия автор прибегает к концепции военной революции, обстоятельно вникая в суть дискуссии вокруг этой категории.

В первой главе делается исторический экскурс в предыдущие века, анализируется уровень развития военного дела Северо-Восточной Руси перед началом «пороховой революции», что позволяет создать информационную базу для основной части работы. В.В. Пенской вполне справедливо увязывает революцию в военном деле с политическими причинами: возвышением и укреплением Москвы, объединением вокруг неё русских княжеств, усилением централизованной власти, что обусловило изменение общей политики Русского государства в отношении амбициозных соседей — Литвы и Орды, то есть переход от обороны к наступлению. Изменение политики вызвало в свою очередь изменение военной стратегии и тактики.

И всё же, несмотря на собственный опыт Руси, достижения Западной Европы также были востребованы, особенно в части огнестрельного оружия. Например, к концу первой четверти XVI века неотъемлемой частью боевых порядков русской армии стала артиллерия. В главе прослеживаются зарождение и развитие применения ручного огнестрельного оружия, укрепление военной централизации, становление штабной службы, совершенствование фортификационного дела.

Вторая глава монографии посвящена военным реформам 1550-х годов и завершению формирования «классической, — по определению автора, — московской военной машины». Рассматривая все основные составляющие очередных преобразований, автор в качестве ключевой и наиболее значимой выделяет создание стрелецкого войска, ставшего прообразом будущей постоянной армии, единообразно вооружённого и обученного, находившегося на полном содержании государства.

В третьей главе исследуются кризисные явления, Смоленская война и формирование армии «новой модели» в 30—40 годах XVII века. Рассматривая развитие военного дела в первой половине нового столетия в сложнейших условиях смуты и интервенции, В.В. Пенской делает вывод о постепенной «ползучей» «вестернизации» русской армии. Речь идёт о заимствовании передовых европейских достижений в военном деле, в частности «голландской системы», которая, по мнению автора, принесла быстрые и позитивные результаты. Характерной особенностью этого периода («вестернизации») стал рост удельного веса пехоты и сокращение конницы.

В результате реформ, судя по данной научной работе, основу новой русской армии составили 4 «немецких» и 8 русских солдатских полков общей численностью примерно 18 500 солдат и командиров, а также около 3000 драгун и рейтар. Для этих воинских частей характерны все основные черты регулярной армии Нового времени: полное государственное обеспечение всем необходимым, от жалования и «корма» до оружия и амуниции; более или менее регулярное обучение тактическим приёмам иностранными инструкторами с использованием протестантского опыта; относительно единообразные стандартизированные вооружение, амуниция и доспехи; чёткая организационная структура, в корне отличавшаяся от той, которую имели прежние русские войска. Усиливалась артиллерия, началось систематическое обучение войск (боевая подготовка). И хотя в дальнейшем военные неудачи и дороговизна содержания привели к ликвидации полков «нового строя», однако, по мнению автора, нельзя считать военную реформу проваленной.

В четвёртой главе рассматриваются процессы модернизации русской армии во времена правления царя Алексея Михайловича. Оспаривая устоявшиеся стереотипы в историографии, В.В. Пенской доказывает, что именно в это время контуры военной революции в России приобрели практически завершённый вид. Приняв на вооружение «протестантскую» модель военного строительства со всеми присущими ей характерными чертами, в Москве занялись её совершенствованием и адаптацией применительно к специфическим условиям Восточно-Европейского ТВД и к особенностям Российского государства и общества. В результате Россия прошла 2-й этап военной революции и вступила в её 3-ю, завершающую стадию. Столь смелое утверждение автор обосновывает широкой доказательной источниковой базой, многочисленными конкретными фактами и примерами.

Обоснованным представляется и вывод о проявлении во времена Алексея Михайловича (отец Петра I) особого внимания к военной теории и её развитию, к изданию первого русского военного устава, к переводу на русский язык целого ряда зарубежных книг по военному искусству. Таким образом, невольно проникаешься намерением автора исследования пересмотреть устоявшиеся представления о Петре I как основоположнике русской военной теории. Более того, продолжавшийся им до самого конца его правления поиск наилучшей формы организации вооружённых сил позволяет утверждать, что тот и сам был не до конца удовлетворен итогами своих преобразований.

Новая научная работа В.В. Пенского безупречна, на наш взгляд, с точки зрения стиля, языка изложения, доступности осмысления подаваемого научного материала. Её содержание вызывает большой научный интерес, привлекает внимание и стимулирует дискуссию по важнейшим аспектам развития военного дела в России в XV—XVII вв.

* Пенской В.В. От лука к мушкету: Вооружённые силы Российского государства во 2-й половине ХV—XVII вв.: проблемы развития. Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2008. 256 с.

Правовое воспитание в русской армии во второй половине XIX — начале ХХ века

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

КРЫЛОВ Михаил Валерьевич — старший дознаватель отдела дознания Северо-Западной оперативной таможни (E-mail: luther@mail.ru)

Правовое воспитание в русской армии во второй половине XIX начале ХХ века

Право всегда служило эффективным средством охраны боеспособности русской армии и установленного в ней порядка от каких бы то ни было посягательств. Установление запретов совершать действия, причиняющие ущерб интересам укрепления обороны России и её армии, введение ответственности за нарушение правовых предписаний создавали необходимые условия для предупреждения дисциплинарных проступков и преступлений.

Правовое воспитание военнослужащих русской императорской армии осуществлялось с помощью правовой пропаганды, правового обучения и правового самообразования.

Правовая пропаганда в русской армии заключалась в разъяснении военнослужащим в рамках военного воспитания основных положений права и законности, требовании неукоснительного соблюдения законов, воинских уставов и других нормативно-правовых актов1. Командиры и начальники различных степеней доводили до сведения своих подчинённых положения российского законодательства и знакомили их с практикой его применения. В основу этой деятельности легла идея «самодержавия, православия и народности»2. Правовые основы закрепляли государственные устои, наделяли реальными правами и гарантиями не только высшие слои общества, но и солдат и офицеров. Военнослужащие получали представление о причинах различных правонарушений, условиях, способствующих их совершению, о мерах борьбы с преступностью и способах её предупреждения.

Правовое обучение в русской армии проводилось дифференцированно, оно затрагивало все категории военнослужащих. Военное законодательство изучалось по специальным программам в военных гимназиях (с 1882г. — в кадетских корпусах. — М.К.), военных, юнкерских и специальных (артиллерийском, инженерном, военно-топографическом) училищах и военных академиях3. Так, например, на изучение такой учебной дисциплины, как «законоведение», в военных и юнкерских училищах отводилось по 3часа учебного времени в неделю4.

Беседы по военному законодательству проходили в полковых, бригадных, батальонных учебных командах и школах подпрапорщиков, пиротехнической и технической артиллерийских школах, оружейных и военно-фельдшерских школах, готовивших унтер-офицеров (фейерверкеров) и младших технических специалистов5.

В период прохождения офицерами службы с ними систематически проводились занятия (иногда на территории какой-либо воинской части)6. В офицерских собраниях читались лекции и доклады. Темы выбирались «наиболее жизненные, ближе всего касающиеся вопросов обучения и воспитания подчинённых, тактической подготовки различных родов войск»7. Самые актуальные правовые проблемы изучались в системе подготовки на сборах членов полковых и окружных судов.

Большое значение имело самостоятельное изучение военнослужащими законодательства — правовое самообразование. В рассматриваемое время объём обязательных знаний в области права быстро возрастал. С 1863года российское военное законодательство постоянно обновлялось и совершенствовалось, поэтому военнослужащим приходилось систематически пополнять свои знания, изучая важнейшие законодательные акты. В первую очередь это было необходимо делать офицерам. «Офицерский состав нашей армии прекрасный, и будить офицера от “умственной спячки” нет нужды… офицеры в настоящее время работают… более чем достаточно и над самообразованием и над развитием… — отмечал армейский офицер, — они уже давно стоят у живого, серьёзного дела плодотворной работы»8. С 1899года в «Вестнике общества ревнителей военных знаний» постоянно публиковались рефераты и сообщения офицеров о проведённой ими научно-исследовательской работе, в том числе и по проблемам военного права.<…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Военная энциклопедия. СПб., 1912. Т. VI. С. 484—488.

2 Навроцкий А.А. О воинской дисциплине и средствах по её охранению и надлежащему развитию. Вильна, 1874. С. 14.

3 Харламов В.И. Русская военная школа. М., 1997. Т. 2. С. 58, 59.

4 Свод Военных Постановлений. 1869. Кн.XV. Заведения военно-учебные. СПб., 1907. С. 237.

5 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.868. Оп. 1. Д. 820. Л. 35.

6 Приказ по военному ведомству № 28 от 1875 г. См.: Военное министерство. Приказы по военному ведомству за 1867—1917 гг. СПб., 1869—1917; РГВИА. Ф.868. Оп.1. Д. 713. Л. 2.

7 РГВИА. Ф. 1606. Оп. 2. Д. 666. Л. 24.

8 И.А.Г. О самообразовании офицеров // Офицерская жизнь. 1910. № 201. С. 1489.